Мудрый Юрист

Характеристика преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях республики Казахстан

Джансараева Р., кандидат юридических наук.

Как известно, преступность в исправительных учреждениях является частью общей преступности, входя структурно в рецидивную преступность. Место совершения преступления отражается на ее наименовании, и большинство исследователей определяют ее как пенитенциарный рецидив.

Специфика места совершения преступлений накладывает отпечаток на структуру преступности в исправительных учреждениях. С одной стороны, многие преступления в местах лишения свободы осужденные совершить не могут (например, должностные). С другой, - некоторые преступления можно совершить, только находясь в изоляции (например, побег). Иными словами, в данном случае действуют две тенденции. Одна приводит к сужению, другая - к расширению круга деяний, образующих пенитенциарную преступность.

Учитывая своеобразие пенитенциарной преступности, можно было бы предложить все деяния лиц, лишенных свободы, разделить на два вида. Первый составят преступления, совершить которые могут только осужденные. Второй будет включать в себя преступления, "доступные" и для лиц, не обладающих статусом осужденного.

В литературе существуют и более разветвленные классификации пенитенциарной преступности. О.В. Старков, например, исходя из особенностей субъекта и конкретных ситуаций совершения преступлений в местах лишения свободы, делит их на следующие группы: а) уклонение от наказания; б) массовое (групповое) преступное поведение; в) половые эксцессы; г) обращение с запрещенными для осужденных веществами; д) воспрепятствование деятельности исправительных учреждений и их сотрудников; е) традиционные разновидности преступного поведения корыстной, насильственной и иной общекриминальной мотивации <*>.

<*> Старков О.В. Основы криминологии. Уфа, 1997. С. 261.

Представляется, что в основу классификации совершаемых осужденными деяний можно положить любой более или менее значимый признак. Но он должен обладать свойством универсальности, то есть как минимум быть единым для всех выделяемых групп. В первой из приведенных выше классификаций таким признаком может служить субъект преступления (специальный - для преступлений, совершаемых только осужденными, и общий - в иных деяниях). Несмотря на излишнюю схематичность такого деления, полагаем, что оно позволило бы все-таки учесть существующие особенности пенитенциарной преступности и более или менее полно раскрыть ее содержание. При этом каждую из двух классификационных групп следовало бы подвергнуть дальнейшему делению и конкретизации, исходя из непосредственных объектов посягательств.

По этому пути пошел О.В. Старков, положив сразу два признака в основу деления совершаемых в местах лишения свободы преступлений. С его классификацией можно было бы согласиться, если бы не проявленная О.В. Старковым некоторая непоследовательность. Половые эксцессы ему бы следовало рассматривать как "традиционные разновидности преступного поведения насильственной мотивации". Обращение с запрещенными для осужденных веществами является частной разновидностью более общего запрета на обращение с веществами и предметами, изъятыми из гражданского оборота, или с теми, доступ к которым ограничен законом для всех категорий граждан.

Следует признать, что смешение уголовно-правового и криминологического критериев, а также возможность отнесения совершенного осужденным деяния одновременно к двум группам не позволяет признать предложенную О.В. Старковым классификацию в качестве объективно отражающей все стороны пенитенциарной преступности, удобной в обращении и логически обоснованной.

Развивая положения первой из вышеприведенных классификаций, в настоящем исследовании мы будем придерживаться деления совершаемых осужденными деяний по объекту преступления, как это сделано в Уголовном кодексе Республики Казахстан. В соответствии с названным критерием среди преступлений, регистрируемых в местах лишения свободы, можно выделить: преступления против личности; преступления против общественной безопасности и общественного порядка; преступления против правосудия и порядка исполнения наказаний; а также иные преступления.

Наибольшая доля в общей структуре преступности принадлежит к преступлениям против правосудия и порядка исполнения наказаний, что достаточно отчетливо видно из табл. 1.

Таблица 1

Преступность в местах лишения свободы

-----------------------T-----------------------------------------¬
¦ Группы преступлений ¦ Годы ¦
¦и их % от общего числа+------T------T------T------T------T------+
¦ преступлений ¦ 1999 ¦ 2000 ¦ 2001 ¦ 2002 ¦ 2003 ¦ 2004 ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ преступления против ¦ 10 ¦ 13 ¦ 16 ¦ 17 ¦ 9 ¦ 6 ¦
¦ личности ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ % ¦ 2,0 ¦ 3,0 ¦ 3,4 ¦ 3,8 ¦ 2,6 ¦ 3,1 ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ преступления против ¦ 21 ¦ 12 ¦ 8 ¦ 4 ¦ 1 ¦ 3 ¦
¦ общественной ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ безопасности и ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦общественного порядка ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ % ¦ 4,1 ¦ 2,8 ¦ 2,1 ¦ 0,9 ¦ - ¦ 1,5 ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ преступления против ¦ 433 ¦ 360 ¦ 425 ¦ 410 ¦ 328 ¦ 182 ¦
¦ правосудия и порядка ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ исполнения наказаний ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ % ¦ 84,9 ¦ 82,6 ¦ 89,4 ¦ 91,5 ¦ 94,8 ¦ 93,3 ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ иные преступления ¦ 46 ¦ 51 ¦ 26 ¦ 17 ¦ 8 ¦ 4 ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ % ¦ 9,0 ¦ 11,7 ¦ 5,1 ¦ 3,8 ¦ 2,3 ¦ 2,1 ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ Всего ¦ 510 ¦ 436 ¦ 475 ¦ 448 ¦ 346 ¦ 195 ¦
+----------------------+------+------+------+------+------+------+
¦ % ¦100,0 ¦100,0 ¦100,0 ¦100,0 ¦100,0 ¦100,0 ¦
L----------------------+------+------+------+------+------+-------

Остановимся более подробно на преступлениях, совершенных в исправительных учреждениях в 2004 г. Как видно из таблицы, в 2004 г. в исправительных учреждениях Республики совершено 195 преступлений. Таким образом, в 2004 г. совершено на 43,6% преступлений меньше, чем в 2003 г. Это подтвердило общую тенденцию, выражающуюся в снижении преступности в местах лишения свободы.

В совершении этих преступлений приняли участие 206 человек, что на 56,6% меньше, чем в 2003 г. Одновременно сократилась и численность осужденных: с 49479 до 44657 человек. Уровень преступности в расчете на 1000 осужденных сократился с 6,3 чел. до 4,1 чел. По сравнению с прошлым годом на 40,6% сократился уровень тяжких преступлений. Как видим, тенденция преступности в исправительных учреждениях пока весьма благоприятная.

В 2004 г. в исправительных учреждениях были совершены следующие преступления (см. табл. 2).

Таблица 2

Преступления, совершенные в исполнительных учреждениях Республики Казахстан

     Название преступления     
 Статья УК КР 
 Число 
 Процент 
           Убийство            
      96      
   2   
   1,0   
     Умышленное причинение     
тяжкого вреда здоровью
     103      
   3   
   1,5   
        Заведомо ложное        
сообщение об акте терроризма
     242      
   1   
   0,5   
    Незаконное изготовление    
оружия
     252      
   2   
   1,0   
   Незаконное изготовление,    
приобретение, хранение,
перевозка, пересылка либо
сбыт наркотических средств
или психотропных веществ
     259      
   3   
   1,5   
      Применение насилия       
в отношении представителя
власти
     321      
   1   
   0,5   
Побег из мест лишения свободы, 
из-под ареста или из-под стражи
     358      
  17   
   8,7   
    Уклонение от отбывания     
наказания в виде
лишения свободы
     359      
  17   
   8,7   
    Злостное неповиновение     
требованиям администрации
уголовно-исполнительного
учреждения
     360      
  138  
  71,0   
   Дезорганизация нормальной   
деятельности учреждений,
обеспечивающих изоляцию
от общества
     361      
  11   
   5,6   
             Итого             
  195  
  100,0  

Как видно из таблицы, 71% всех совершенных преступлений составляют злостные неповиновения требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения. На втором месте - уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы и побег (вместе - 17,4%). На третьем - дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (5,65). Остальные преступления совершались в единичных случаях (1 - 3 преступления в год).

Подавляющее большинство преступлений и в 2004 году, и ранее направлено именно против порядка исполнения наказания. Только одно деяние в последние годы зарегистрировано против правосудия, что и объяснимо, поскольку контакты осужденных с лицами, отправляющими правосудие, нечасты.

Высокие показатели "иных преступлений" обусловлены включением в эту группу деяний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

И все же, как свидетельствует статистика, уровень преступности в местах лишения свободы не столь высок, как можно было бы ожидать, учитывая количество осужденных и недостаток исправительных учреждений, приводящий к переполнению лимита содержащихся в них лиц. Полагаем, что определенную роль в этом играет такой фактор, как высокая латентность пенитенциарной преступности.

Причин латентности много. Сами осужденные не всегда заявляют о совершенных в отношении них преступлениях, опасаясь расправы со стороны других осужденных и тем самым доказывая свое неверие в способность государства в лице персонала уголовно-исполнительной системы защитить их права и законные интересы.

Вместе с тем осужденные - лица, уже преступившие закон, и многие неоднократно, поэтому трудно ожидать от них правопослушного поведения. Н.Г. Шурухнов выделяет три основных группы лиц, совершающих преступления во время отбывания наказания:

<*> Шурухнов Н.Г. Личность пенитенциарного преступника // Социол. исследования. 1993. N 2. С. 74.

Осужденные первой группы не только сами совершают преступления, но и вовлекают в них иных лиц, а также служат определенного рода примером для других осужденных, под влиянием их действий также нарушающих закон.

Осужденные второй группы являются той средой, из которой подбирают себе сообщников криминально активные лица. Но при соответствующей воспитательной работе они могли бы вести и правопослушное существование как в исправительном учреждении, так и после освобождения.

Лица третьей группы могут вовлекаться в совершение не только групповых преступлений, но в преступления, которые спровоцированы против них потерпевшими (например, вследствие угроз, ссор и пр.). И они могли бы воздержаться от нарушений закона при создании в исправительных учреждениях соответствующих условий.

Однако обстановку в местах лишения свободы нельзя назвать благоприятной для развития позитивных черт личности человека. Среди факторов, продуцирующих преступность в исправительных учреждениях, выделяются такие, как высокая концентрация лиц, осужденных за совершение преступления, незанятость осужденных трудом, возможность их беспрепятственного общения внутри колонии, наличие группировок антиобщественной направленности <*>, недостатки воспитательной работы, низкая эффективность деятельности оперативных служб колоний <**>, неправомерные действия сотрудников исправительных учреждений по отношению к осужденным <***>.

<*> Шумихин В.Г., Рожков С.А. Реформа уголовно-исполнительного законодательства в условиях перехода к рыночной экономике // Государство и право. 1992. N 7. С. 55; Самалдыков М. Цели уголовно-исполнительного законодательства Республики Казахстан требуют кардинального изменения // Фемида. 2002. N 12. С. 31.
<**> Агамов Г.Д. О мерах воздействия на факторы, влияющие на преступность (в сфере исполнения уголовного наказания и в постпенитенциарном периоде) // Проблемы ответственности и наказания в свете реформ уголовного законодательства. М., 1995. С. 19.
<***> Чукмаитов Д.С. Теоретические основы системы исполнения наказаний по законодательству Республики Казахстан. Алматы, 1999. С. 259.

Отсутствие работы приводит к наличию у осужденных большого количества свободного времени, полностью занять полезными мероприятиями которое администрация не в состоянии, как не может она обеспечить всех работой. Согласно показателям отчетности деятельности УИС Республики Казахстан вывод осужденных на оплачиваемые работы в 1999 г. составил 40,1% (при плане 46,8%), в 2000 г. - 33,7%, в 2002 г. - 25,5% (от числа трудоспособных это составляет только 32%, план - 37%).

Некоторые факторы (такие как просчеты в воспитательной работе, низкая эффективность деятельности оперативных служб колоний, недостаточное финансирование) порождают как следствие этого неудовлетворительную работу самой этой системы.

Вместе с тем исправительные учреждения - упрощенная модель общества, в котором существует как легальная власть, так и нелегальная, представляемая организованными преступными группировками в местах лишения свободы. И влияние этих группировок на осужденных порой гораздо сильнее влияния официальной власти. Исправительные учреждения для осужденных, отмечается в ряде работ, - "государство" в государстве, со своими "законами", "правилами", обычаями, традицией, культурой поведения, со своими лидерами, героями, врагами и т.п. <*>.

<*> Кисляков А.В. Организованная преступность в тюрьме и ее предупреждение // Реагирование на преступность: концепции, закон, практика. М., 2002. С. 175.

Администрация пытается бороться с этим явлением, направляя усилия психологов на блокирование его влияния на осужденных, применяя дисциплинарные меры <*>.

<*> Сембинова К.У. Вернем обществу полноценных граждан // Исполнение наказаний. Астана, 2003. N 1 (3). С. 27 - 28.

Однако существующие способы воздействия на неформальных лидеров и воровских "авторитетов", такие как водворение в штрафной изолятор и перевод в помещения камерного типа, по мнению С. Кузьмина, неэффективны, поскольку только укрепляют авторитет вора, вызывают к нему уважение со стороны многих осужденных. Он полагает, что больше пользы бы принесло создание специальных тюрем для таких лиц <*>, хотя, как показала практика, и этот способ не решает проблему.

<*> Кузьмин С. Тактика борьбы с преступными группировками в метах лишения свободы // Человек: преступление и наказание. 1994. N 1 (2). С. 26 - 28.

Устойчивость существования преступных группировок осужденных обеспечивается, в первую очередь, слабостью уголовно-исполнительной системы и испытываемыми ею трудностями материального и производного от них кадрового порядка <*>. Недофинансирование отрицательно сказывается на возможностях исправительных учреждений по материально-бытовому, медицинскому и санитарно-гигиеническому обеспечению осужденных, чем пользуются преступные группировки осужденных.

<*> Кисляков А.В. Указ. раб. С. 176 - 178.

Невысокая заработная плата сотрудников и персонала исправительных учреждений приводит к установлению ими незаконных контактов с осужденными, использующими их в качестве "канала" доставки запрещенных предметов в места лишения свободы и в качестве средства облегчения совершения ряда преступлений (например, побегов). Так, из общего количества зарегистрированных фактов неслужебных связей в 2002 г. почти каждый второй или 46,7% (43 факта) приходился на вольнонаемный состав, каждый третий или 30,4% - на контролерский состав; 20,6% допущено начальствующим составом учреждений уголовно-исполнительной системы <*>.

<*> Аналитический обзор деятельности режимных служб подразделений уголовно-исполнительной системы // О деятельности подразделений УИС по итогам 2002 года: Информац. бюллетень N 1. Астана, 2003. С. 17.

Стабильность действия организованных преступных группировок в исправительных учреждениях обеспечивается и принципами их формирования, в основу которых кладутся различные признаки:

<*> Мауленов Г.С. Криминологическая характеристика организованной преступности. Алматы, 1997. С. 12.

Делятся преступные группы и в зависимости от их направленности на совершение конкретных видов преступлений или иных правонарушений <*>.

<*> Организованная преступность - 2 // Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М., 1993. С. 129 - 130; Барабанов Н.П., Березенко Л.В. Криминологические, уголовно-правовые и организационные меры предупреждения формирования преступных групп и их криминальной деятельности в исправительных колониях. Рязань, 2004. С. 20 - 21.

Предпочтительнее выглядит мнение Сундурова Ф.Р. и Бакулиной Л.В., которые не пытаются классифицировать сами группировки, а выделяют цели, ради которых они создаются, различая среди них:

1)обеспечение лучших условий отбывания наказания за счет притеснений, поборов и присвоения результатов труда основной массы осужденных, создания для себя незаконных льгот и преимуществ;

  1. организация "каналов" получения из-за пределов исправительных учреждений оружия и предметов совершения преступления;
  2. завоевание лидерства среди других группировок;
  3. подчинение своему влиянию основной массы осужденных;
  4. организация совершения конкретных преступлений и нарушений режима отбывания наказания, в том числе массовых беспорядков, действий, дезорганизующих нормальную деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, посягательства против жизни и здоровья осужденных, насильственные действия сексуального характера и др. <*>.
<*> Сундуров Ф.Р., Бакулина Л.В. Лишение свободы и права осужденных в России. Тольятти, 2000. С. 207.

Искоренить пенитенциарную преступность, как и всю преступность в целом, невозможно, но можно сократить ее уровень. А это зависит во многом от оздоровления нравственной атмосферы общества, снижения его агрессивного фона, изменения уголовно-исполнительной политики, повышения материальной обеспеченности исправительных учреждений.