Мудрый Юрист

Bona fIdes в современном международном публичном и международном частном праве

Попова А.В., аспирант кафедры международного права Российской академии правосудия.

В современной доктрине международного права сложилось мнение о применении общепризнанных принципов права не только к публично-правовым, но и к частноправовым отношениям (Т.Н. Нешатаева, А. Кассе). "Принципы действуют в отношении всех участников международных отношений: людей, фирм, представителей освободительных движений, международных организаций" <*>. Вследствие этого принцип добросовестности регулирует как деятельность субъектов в международном праве, так и в частной сфере.

<*> Сassese Antonio. International law. Oxford. 2001. P. 109.

В качестве общепризнанной нормы поведения субъектов в международном праве принцип добросовестности закреплен в Уставе ООН, а содержание и сфера его действия определены в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., и в Заключительном Акте СБСЕ 1975 г. и могут быть сведены к следующему: государства, в частности, обязуются добросовестно выполнять свои обязательства по международному праву, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, из международных договоров или других соглашений, участниками которых они являются.

В сфере обязательственного права Преамбула Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. подтверждает универсальный характер и всеобщее признание принципа добросовестности и нормы pacta sunt servanda. Кроме того, в ст. 26 данной Конвенции впервые сама норма pacta sunt servanda была точно и полно сформулирована: "каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться", и, как гарантия ее соблюдения, введено правило, согласно которому "участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора" (ст. 27).

Следовательно, принцип добросовестности включен в перечень принципов, имеющих первостепенную важность, принципов jus cogens - сверхимперативных норм, отклонение от которых недопустимо, имеет одинаковую силу в сравнении с ними, а его применение должно быть неразрывно связано с другими принципами.

В доктрине международного права сформировались несколько точек зрения на юридическую природу принципа добросовестности, согласно которым он:

  1. является только моральным принципом;
  2. входит как один из элементов в принцип pacta sunt servanda;
  3. является универсальным и самостоятельным принципом международного права.

Мораль в общем понимании - это понятие, посредством которого в мыслительном и практическом опыте индивидов вычленяются обычаи, законы, поступки, характеры, выражающие высшие ценности и долженствование, посредством которых они проявляют себя как разумные, свободные и самостоятельные создания. В сфере международного права под моралью нужно понимать волевые отношения субъектов права между собой, каждый из которых намерен совершить те действия, которые не должны противоречить ни интересам его самого, ни интересам других субъектов, принимая за основу существующие принципы, обычаи, ценности. Мораль в международном праве основана на свободе воль субъектов определять свое поведение на международной арене, исходя из собственных ценностных ориентаций, предпочтений. Здесь должны учитываться и те обстоятельства, что ценности и религия многих государств определяют характер их внешней политики, а существование различного понимания добросовестности в различных правовых и социально-культурных системах непосредственно отражается на соблюдении государствами принятых обязательств.

Среди ученых, придерживающихся первой точки зрения, можно выделить Г.И. Тункина, М. Виралли, А. Фердросса. Все они предполагали, что "добросовестность как моральная категория есть основа международного права и, из нее вытекает обязательство соблюдать нормы международного права" <*>. Как принцип, он "продолжает функционировать в международных отношениях как моральный принцип, имеющий немаловажное значение. Из него вытекает нравственный долг соблюдать международные договоренности, не обладающие правовым характером" <**>. Добросовестность - это "исключительно моральная концепция", и само обязательство добросовестности - "моральное обязательство более слабое, чем юридическое, однако и оно связывает того, кто его принял" <***>.

<*> Verdross A. Die bona fides als Grundlage des Vokerrechts // Gegenwartsprobleme des internationales Rechts und der Rechts philosophie. Bd. 29. W. 1953. S. 33.
<**> Дмитриева Г.К. Мораль и международное право. М., 1991. С. 141.
<***> Virally M. La deuxieme Decennie des Nations Unies pour le developpement: Essai d'interpretation para-juridique // Annuaire de l'Institut de Droit International. 1971. Paris. 28 - 30.

Последователи второй точки зрения считают, что добросовестность является составным элементом существующего в международном праве принципа pacta sunt servanda. Хотя в литературе по международному праву довольно часто под принципом добросовестности понимают именно норму pacta sunt servanda, в современном значении данная норма включает в себя три составляющие: принцип добросовестности, принцип взаимности, принцип estoppel. Все они являются самостоятельными принципами, но в контексте основного обязательства по международному праву - договоры должны соблюдаться - применяются в совокупности, дополняя друг друга.

В Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. юридическое содержание принципа pacta sunt servanda как наиболее общей нормы определяет совокупность конкретных норм международного права, в частности, соблюдение международных договоров и соглашений "означает, прежде всего, добросовестное выполнение своих договорных обязательств всеми государствами - участниками договора. Добросовестность - центральный элемент в понятии принципа pacta sunt servanda" <*>. Как правовой принцип он часто используется при решении конкретных споров и вопросов международными и арбитражными судами, что привело Комиссию по международному праву к констатации наличия "серьезных оснований в практике международных судебных учреждений для утверждения, что принцип добросовестности является правовым принципом, который образует составную часть нормы" <**> pacta sunt servanda.

<*> Венская конвенция о праве международных договоров: Комментарий. М., 1997. С. 66 - 67.
<**> Доклады Комиссии международного права. 1966. Т. 2. С. 211.

Добросовестное выполнение положения международного договора означает "точное выполнение содержания, обязательств, сроков, качества, места исполнения и т.д." <*>. Следовательно, должна быть достигнута цель и получен полный и окончательный результат, необходимый участникам договора. Как правило, pacta sunt servanda действует по отношению к договорам, вступившим в силу, однако Конвенция предусмотрела более широкую сферу его применения. Согласно ст. 18 государство берет на себя обязательство не лишать договор его объекта и цели до вступления последнего в силу, тем самым беря моральную ответственность в силу духа доброй воли, международной морали и политической мудрости не совершать тех действий, которые противоречили бы цели и объекту договора. Данное правило применяется к договорам, приостановившим срок своего действия (п. 2 ст. 72) и к временно применяемому договору или части договора до вступления его в силу (п. 1 ст. 25). Конвенционный принцип применим и к международным договорам независимо от их формы заключения, в том числе и к "джентльменским соглашениям" (ст. 3). Принцип добросовестного выполнения международных обязательств распространяется только на действительные соглашения, т.е. применяется только к международным договорам, заключенным добровольно и на основе принципа равноправия.

<*> Венская конвенция о праве международных договоров. Там же. С. 67.

Кроме того, принцип pacta sunt servanda необходимо соблюдать всем органам государства с целью выполнения международных обязательств, поскольку в своей деятельности они связаны как внутренним, так и международным правом, а сами принципы международного права имеют как публичный, так и частный аспект применения. По мнению О.И. Тиунова, "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ как составная часть ее правовой системы должны добросовестно соблюдаться, в том числе путем их учета внутренним законодательством" <*>. Характерную позицию занимает и профессор Т.Н. Нешатаева, считая, что принцип pacta sunt servanda "...обязывает государство обеспечить выполнение международного обязательства. Известный метод обеспечения выполнения такой обязанности государств - членов мирового сообщества - первоочередность использования международного правила при регулировании общественных отношений" <**>. Государство, выразив согласие на обязательность положений международного договора, обязано "...следовать общепризнанному принципу международного права добросовестного выполнения обязательств. Данный принцип порождает обязанность государств предпринять все необходимые меры по применению норм международного права" <***>.

<*> Тиунов О.И. Международное гуманитарное право. М., 2000. С. 252.
<**> Нешатаева Т.Н. Иностранные предприниматели в России. Судебно-арбитражная практика. М.: Дело, 1998. С. 27.
<***> Нечаев А.С. Принцип добросовестного выполнения обязательств // Вестник ВАС РФ. 2004. N 6. С. 123.

Исполнение государствами основных положений международного договора неразрывно связано с их толкованием. Пункт 1 ст. 31 Венской конвенции 1969 г. закрепил три составляющие pacta sunt servanda применимо к правилам толкования. Так, договор должен толковаться добросовестно в соответствии: 1) с обычным значением данного принципа; 2) со значением, которое следует придавать терминам договора; 3) с объектом и целями договора.

Соблюдение добросовестности толкования основывается на "честности, отсутствии желания обмануть контрагента, стремлении установить истинный смысл международного договора, закрепленный в его тексте" <*>. Текстуальный подход означает, что термины должны толковаться исходя из их обычного значения, но не в разрез с общим контекстом договора. Цель договора же определяет законность действий при его заключении, а добросовестное его выполнение означает в конечном итоге достижение поставленных в нем целей.

<*> Венская конвенция о праве международных договоров. Указ. соч. 1997. С. 82.

Проявление взаимности в рамках нормы pacta sunt servanda выражается в том, что государство, которое добросовестно исполнило обязательство, вправе требовать его исполнения от других субъектов международного права, а его юридическая связь с принципом "справедливый эстоппель" (equitable estoppel) означает, что "сторона в результате своих собственных действий не может претендовать на права в ущерб другой стороне, которая была вправе полагаться на такие действия и поступала соответственно" <*> либо "признав что-либо в конкретных условиях или заняв определенную позицию в отношении данного дела, не может в дальнейшем поступать непоследовательно" <**>. В данном случае принцип эстоппель имеет основной своей целью обеспечить интересы субъекта международного права, который доверился заверениям и поведению другой стороны, а от последней - требование обеспечить их соблюдение. По мнению Р.А. Каламкаряна, "совместно с принципом добросовестности, принцип взаимности через институт эстоппель обеспечивает юридическую безопасность государства... Всякое нарушение баланса по поддержанию созданного представления со стороны одного государства и корреспондирующих прав другого доверившегося ему государства, вызванного несоблюдением принципов добросовестности и взаимности, приводит к конфликту двух противостоящих друг другу государств и создает основу для начала судебного разбирательства на предмет возникновения ситуации эстоппель" <***>.

<*> Black's Law Dictionary. St. Paul, 1983. P. 285 - 286.
<**> Parry and Grant. Encyclopaedic Dictionary of International Law. N.Y. 1986. P. 113.
<***> Каламкарян Р.А. Принцип добросовестности и принцип взаимности как основание института эстоппель // Государство и право. 2000. N 8. С. 53.

Третья существующая и господствующая в международном праве точка зрения заключается в признании принципа добросовестности основным, самостоятельным принципом международного права, который входит в число общих принципов права и обязывает "субъектов осуществлять свои права и обязанности должным образом, в соответствии с целями и принципами международного права" <*>. Главное значение его состоит в том, что, являясь самой важной, независимой и императивной нормой международного права, она "применяется там, где какая-либо другая норма часто отсутствует" <**>. Французский ученый Ж.-П. Кот, обосновывая отнесение учеными-международниками принципа добросовестности в разряд общих принципов права, считал, что "существует всеобщее согласие по поводу признания за принципом добросовестности качества общего принципа права, который становится обязательным для государств при отсутствии какой-либо конвенционной связи" <***>.

<*> Лукашук И.И. Нормы международного права в международной нормативной системе. М., 1997. С. 23 - 24.
<**> Strupp K., Schlochauer H.J. Worterbuch des Volkerrechts. Berlin. 1960. P. 334.
<***> Cot J.-P. La bonne foi et la conclusion das traites // RBDI. 1968. N 1. P. 140.

Помимо того, что регулируемые принципом добросовестности отношения, по сути, не допускают использование обмана или подкупа, исключается также и формальное выполнение взятого обязательства, если оно влечет несоблюдение духа договорных или общих обязательств. Общими критериями соблюдения принципа добросовестности государствами являются: поддержание публичного порядка, справедливости, равноправного положения сторон при пользовании правами по договору, недопустимость получения односторонних преимуществ, разумность. Данное правило относится и к соблюдению суверенных прав, гарантия которых определяется положениями самого соглашения и принципом добросовестности, регулирующим их выполнение на основе точности, разумности, справедливости, должного учета охраняемых данным договором прав другого государства.

Использование государством своих прав в нарушение принципа добросовестности считается злоупотреблением правом и, следовательно, ведет к нарушению договорных обязательств. Каждое государство обладает определенными субъективными правами и в том объеме, который необходим ему для исполнения обязательства по международному соглашению, не причиняя при этом своими действиями ущерба законным интересам своих партнеров или всего мирового сообщества. В противном случае любые действия, совершенные государством вразрез с положениями принципа добросовестности, приведут к злоупотреблению им своим субъективным правом. Значение принципа в данном аспекте состоит в определении границы между взаимными правами и обязанностями субъектов международного права, дозволенным использованием права и его нарушением, характеризующимся как злоупотребление правом. Степень должного поведения субъектов и их оценку по международному правоотношению должен устанавливать независимый от государств орган - международный суд или арбитраж. Проанализировав доктрину, международную практику по аналогичным делам, выслушав мнения сторон и исследовав представленные доказательства, только суд может дать оценку, соответствуют ли действия субъектов международного права принципу добросовестности, и разъяснить, каким должно быть их поведение, чтобы оно соответствовало соблюдению данного критерия. Суд указывает сторонам, в чем состоит нарушение принципа, и разъясняет обстоятельства, при которых оно было нарушено.

Итак, государство, принимая на себя обязательство, обязано его выполнять независимо от источника его происхождения (моральная норма, обычай или письменная норма) на основе соблюдения принципа добросовестности. Его сфера действия распространяется на все без исключения международные отношения, при этом споры между государствами можно классифицировать как споры из нарушения принципа добросовестности и pacta sunt servanda.

Вместе с тем в связи с тенденцией глобализации происходит унификация и кодификация принципов, обычаев и норм международного права, и в частности принципов международного договорного права, регулирующих частноправовые отношения, как в унифицированных международных соглашениях и обычаях (Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., Принципы международных коммерческих договоров), так и в региональных соглашениях (Принципы европейского договорного права).

Статья 7 (1) Венской конвенции выделяет три условия, которые необходимо учитывать при толковании ее норм: международный характер, достижение ее единообразного применения и соблюдение добросовестности в международной торговле. Часть 2 данной статьи обеспечивает, что общие принципы, на которых основывается Конвенция, должны разрешить вопросы относительно дел, которые она регулирует и которые явно в ней не разрешены. В отсутствие таких принципов применяется право, разрешающее вопросы согласно нормам международного частного права. Однако нормами Конвенции не предусмотрено, что стороны в течение действия контракта будут в своем поведении руководствоваться принципом добросовестности. Одни авторы Конвенции согласились, что добросовестность должна учитываться только при ее толковании, другие считают это недопустимым. Так, в ряде существующих в мире Комментариев к Конвенции "подчеркивается, что в контексте всей Конвенции в целом речь идет не просто о критерии, учитываемом при толковании, но и об одном из важных общих принципов, лежащих в основе Конвенции, которые должны учитываться, в частности, согласно п. 2 ст. 7" <*>.

<*> Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М, 1994. С. 28.

Следовательно, требования толкования Конвенции могут применяться при толковании заявлений стороны и ее иного поведения и к заявлениям, сделанным в процессе заключения контракта и позже. Однако они не относятся к толкованию самого контракта, что может вызвать проблемы, например, когда заявления сторон несовместимы и когда контракт - результат переговоров сторон, где заявления одной стороны нельзя отличить от других.

Другим универсальным источником, закрепляющим действие принципа добросовестности в международных контрактах, являются Принципы УНИДРУА. В соответствии с ч. 1 ст. 1.7 каждая сторона контракта обязана действовать в соответствии с принятыми в практике международной торговли добросовестностью и честной деловой практикой. Принцип добросовестности для сторон, подчинивших действие контракта Принципам УНИДРУА, имеет императивный характер, т.е. стороны не могут его исключить или ограничить, поскольку данный принцип по своей сути является нормой jus cogens и обязан исполняться независимо от характера международно-правового соглашения. Следовательно, принцип добросовестности и в Венской конвенции 1980 г., и в Принципах УНИДРУА призван выполнять две функции: регулировать толкование и применение норм самих унифицированных актов и положений индивидуальных контрактов.

Что касается содержания понятия "добросовестность", то оно может толковаться либо в значении, принятом в международной торговле, либо в соответствии со стандартами национальных систем, если доказано, что они являются общепринятыми в различных правовых системах. Частично международный стандарт добросовестности может быть ярко выражен в деловых связях с давней традицией или не существовать, но быть развитым деловыми кругами, доктриной, арбитрами и судами. Под объектом регулирования принципа добросовестности выступает поведение сторон контракта. Они должны действовать в соответствии с этим принципом, их поведение полностью ему подчинено. Сами Принципы предусматривают множество статей, в которых необходимо соблюдать добросовестность в определенных ситуациях, начиная с преддоговорной стадии и заканчивая стадией возмещения убытков.

Таким образом, Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. и Принципы УНИДРУА признают, что принцип добросовестности является важным правилом для международных контрактов. Оба текста не полагаются на одно абстрактное или общее правило добросовестности, а пробуют определить его понятие и характер действия по более определенным правилам, которые разработаны в нем детально, создавая общую картину того, что должны или могут означать требования добросовестности в международных экономических отношениях. В целом они выделяют в поведении сторон контракта следующие общие элементы принципа добросовестности: толкование договора в соответствии с целью и характером договора; сотрудничество по вопросам исполнения обязательств; содействие в уменьшении размера убытков.

Принципы УНИДРУА, дополнительно к указанным, выделяют еще ряд элементов добросовестности: вступление в переговоры и ведение переговоров с целью достичь соглашения; честное поведение с другой стороной контракта, не допускающее обмана или сокрытия каких-либо фактов по сделке; исполнение подразумеваемых обязательств по контракту; предоставление возможности частичного исполнения обязательств по договору после наступления срока для его исполнения; запрещение извлечения прибыли из собственных незаконных или запрещенных действий; запрещение использовать зависимое, доверительное отношение стороны или иные причины для получения чрезмерной выгоды.

В качестве общих правил договорного права на региональном уровне в Европейском Союзе применяются Принципы Европейского договорного права (Principles of European Contract law (PECL)). Официально, как одно из общих обязательств, которому должны следовать стороны при заключении договора, действие принципа добросовестности закрепила ст. 1:201 Принципов Европейского Договорного Права, согласно которой:

"(1) Каждая сторона должна действовать добросовестно и честно.

(2) Стороны не могут исключить или ограничить эту обязанность".

Обязанность соблюдать принцип добросовестности также имеет для сторон императивный характер. Добросовестности отдается приоритет над другими условиями PECL, когда их строгое соблюдение привело бы к явно несправедливому результату, а также регулирует те ситуации, когда сторона без любого серьезного основания настаивает на соблюдении формальностей. В отношениях, которые длятся в течение длительного времени (аренда, страхование, товарищество и т.д.), добросовестность выступает в качестве директивы для поведения сторон.

Исходя из смысла ст. 1:201 PECL, на каждую сторону налагается абсолютная обязанность соблюдать добросовестность в осуществлении ее прав и выполнения ее обязанностей согласно контракту, а также предъявлять доказательства должного отношения для другой стороны. Это необходимо также при рассмотрении непредвиденных обстоятельств, которые не предполагались в их соглашении или правовых нормах, регулирующих контракт. Соблюдение требований добросовестности необходимо стороне, которая должна выполнить свои обязательства согласно положениям контракта, и стороне, которая желает принудить к выполнению требований контракта контрагента, не осуществившего его выполнение.

Добросовестность - основной принцип, содержание которого лежит в основе большинства норм PECL, необходимый как при заключении, исполнении и принудительном исполнении обязанностей сторон, так и в осуществлении прав стороны согласно контракту. В большинстве статей PECL повторяет те требования, которые необходимы для наличия добросовестного поведения в действиях сторон при заключении и исполнении контракта. Однако они содержат и ряд своих специфических требований: обязанность не разглашать конфиденциальную информацию, полученную от другой стороны; доводить до сведения друг друга информацию, связанную с риском причинения вреда людям или собственности при исполнении условий контракта; не нарушать принципов, признанных фундаментальными в законах государств - членов ЕС; не исключать выполнение договорного обязательства до наступления срока его реального исполнения; предоставлять суду право по требованию сторон при разрешении вопроса об аннулировании контракта изменять его положения для приведения в соответствие с тем, что могло бы быть согласовано, если бы стороны действовали по требованиям добросовестности.

Однако пункт G Комментария к PECL, учитывая императивный характер ст. 1:201, допускает ограничения ее действия: "Иногда возникают конфликты между требованием закона и правосудием. Закон или в иных отношениях действительные условия контракта могут при данных обстоятельствах привести к явно несправедливому результату. Должен ли в таких случаях суд позволить правосудию преобладать, будет зависеть, среди прочего, от того, до какой степени пострадают уверенность и предсказуемость в договорных отношениях, позволяя правосудию взять верх" <*>. Следовательно, судьям разрешается ограничить данную обязанность сторон в специальных случаях, чтобы сохранить наиважнейшие цели в договорных отношениях.

<*> Principles of European Contract Law: Parts I and II // Ole Lando and Hugh Beale eds. Kluwer Law International. 2000. P. 115.

Современный период развития принципа добросовестности в международных частноправовых отношениях в целом характеризуется наличием довольно широкого спектра вопросов, касающихся регулирования области обязательственного права. Его соблюдение как императивной нормы необходимо при: заключении, толковании и исполнении договора; возмещении убытков; определении действительности договора и т.д.

Итак, принцип добросовестности возник в международном праве, в том числе и частном, в виде общей нормы и конкретизировался судами. Затем этот принцип попадает в национальное право, развиваясь доктринально и корректируясь национальной судебной практикой, возвращается обратно в международные конвенционные нормы уже достаточно разработанным и обогащенным национальными подходами. Важность установления принципа добросовестности, развитого вне зависимости от структуры и правил, содержащихся в национальных правовых системах, его имплементация, устранение недостатков и пробелов в некоторых правовых системах и отдельных договорах повлекут за собой в будущем единообразное понимание этого принципа в доктрине международного права и правоприменительной практике. По мнению профессора Шлечтрима, "важность общего принципа "добросовестности и честности" и элементы, развитые из них, зависят от структуры и содержания определенной юридической системы, в которых они существуют, и по конкретному и определенному рассматриваемому контракту" <*>.

<*> Peter Shelechtriem. Good Faith in German Law and International Uniform Laws // centro di studi e ricerche di diritto comparato e straniero & Michael Joachim Bonell eds. Conferenze e Seminari N 24. Roma. 1997. February. P. 17 - 19.

Принцип добросовестности регулирует публично-правовые и частноправовые отношения субъектов в сфере договорных отношений на основании единых требований - договор должен: не нарушать прав и обязанностей другой стороны и третьих лиц, а также норм морали и нравственности; исключать обман, заблуждение, зависимое положение другой стороны; должен быть выполнен в соответствии с целями и объектом договора без одностороннего отказа и без формального исполнения взятого обязательства.