Мудрый Юрист

Судиться со вкусом!

Александр Игоревич Бычков, аспирант кафедры адвокатуры, нотариата, гражданского и арбитражного процесса РГТЭУ, г. Москва.

Макдоналдс - самая распространенная сеть ресторанов общепита. Его заведения всегда заполнены до отказа. Очередь к кассам выстраивается едва ли не с улицы, а залы зачастую переполнены. Этот гигант в сфере пищевой индустрии нередко становится участником судебных разбирательств по самым различным поводам. Рассмотрим наиболее любопытные случаи, встречающиеся в судебной практике.

Кампания протеста

В середине 1980-х годов небольшая организация "Лондон Гринпис" (London Greenpeace), связанная с международной организацией "Гринпис интернешнл" (Greenpeace International), развернула кампанию протеста против деятельности корпорации "Макдоналдс". В качестве одной из акций в рамках кампании был изготовлен и распространен шестистраничный информационный буклет, в котором утверждалось, что эта корпорация несла ответственность за голодание людей в странах третьего мира, а также выселяла мелких фермеров с их земель, а живущие племенами малые народы - с территорий проживания во влажных джунглях. Ряд обвинений относился к отсутствию питательной ценности в еде, предлагаемой посетителям в Макдоналдс, ее опасности для здоровья человека. Наконец, корпорацию обвиняли в агрессивном рекламировании своих услуг и продуктов в ориентированной на детей рекламе, жестокой практике разведения и убоя скота для производства продуктов питания, а также в создании неудовлетворительных условий труда в корпорации.

Корпорация "Макдоналдс" возбудила против заявителей иск с требованием выплаты компенсации за вред, причиненный клеветой в ее адрес. В процессе разбирательства заявители отрицали либо факт публикации информационного буклета, либо то, что его содержание имело клеветнический характер. Они подали ходатайство о предоставлении им бесплатной юридической помощи для ведения дела, однако им в этом отказали, поскольку в Соединенном Королевстве бесплатная юридическая помощь не предоставляется стороне по делам о клевете. Заявители осуществляли юридическое представительство своих интересов в суде сами, хотя некоторую помощь им оказали барристеры и солиситоры, работавшие pro bono (т.е. во имя общественного блага). В истории английского права и правосудия это было самое длительное судебное разбирательство - рассмотрение дела в суде первой инстанции продолжалось 313 дней, было рассмотрено 28 промежуточных ходатайств, представлено 40000 страниц документальных доказательств и заслушаны устные показания 130 свидетелей.

В итоге по решению суда корпорация "Макдоналдс" получила компенсацию. Вместе с тем организаторы кампании впоследствии отсудили у Соединенного Королевства компенсации в размере 20000 и 15000 евро через ЕСПЧ, который признал, что было нарушено предписание ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод о справедливом судебном разбирательстве. ЕСПЧ посчитал, что отказ властей Соединенного Королевства предоставить заявителям бесплатную помощь адвоката лишил их возможности эффективно изложить свою позицию суду и способствовал недопустимому неравенству их процессуальных возможностей по сравнению с корпорацией "Макдоналдс" (Информация о Постановлении ЕСПЧ от 15.02.2005 по делу "Стил и Моррис (Steel and Morris) против Соединенного Королевства" (жалоба N 68416/01).

Смешение "Биг-тейсти" и кондитерских товаров

При рассмотрении одного гражданского дела суд установил, что истец является обладателем исключительных прав на словесный товарный знак "С пылу, с жару" в отношении следующих товаров: блины; изделия кондитерские из сладкого теста преимущественно с начинкой; изделия пирожковые; равиоли; сладкое сдобное тесто для кондитерских изделий.

Макдоналдс продавал сандвичи, которые маркировал товарными знаками "Вот что я люблю", "Биг-тейсти", стилизованной буквой "М", а также товарным знаком истца в виде словесного обозначения "С пылу, с жару". Истец потребовал прекращения нарушения своих исключительных прав. Отказ Макдоналдса послужил основанием для обращения истца в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении иска, суды первых трех инстанций исходили из отсутствия факта нарушения исключительных прав истца на товарный знак. При этом суды указали, что по смыслу ст. 1477 ГК РФ основное назначение товарного знака состоит в способности индивидуализировать товар конкретного лица и позволять отличать товары одного производителя от другого. Между тем у товарного знака "С пылу, с жару" отсутствует различительная способность, поскольку данное словесное обозначение является фразеологизмом, устойчивым общераспространенным выражением, характеризующим качество и свойства товара, так как указывает на то, что предлагаемый к продаже товар является горячим, свежеизготовленным, готовым к употреблению продуктом.

Установив, что обозначение "С пылу, с жару" выполнено мелким шрифтом и размещается ответчиком на боковой стороне упаковки сандвича с 2008 года, то есть до даты приоритета товарного знака истца, а также учитывая, что на упаковках товара размещены охраняемые элементы товарных знаков "Вот что я люблю", "Биг-тейсти", в виде стилизованной буквы "М", правообладателем которых является ответчик, обладающих высокой различительной способностью и являющихся доминирующими на упаковке, суды пришли к выводу об использовании ответчиком спорного обозначения с целью описания свойств своего товара как горячего и свежеизготовленного (без намерения использовать чужой товарный знак для продвижения своего товара). Исходя из этого суды признали, что использование ответчиком товарного знака истца не приводит потребителей к смешению товаров и их производителей, поэтому не является правонарушением. Кроме того, спорное обозначение используется ответчиком на упаковке товара, не однородного с товарами истца, в отношении которых зарегистрирован товарный знак в виде обозначения "С пылу, с жару", поскольку сандвичи не могут быть отнесены ни к одному из видов продукции, в отношении которых зарегистрирован товарный знак истца, и при их изготовлении используются разные ингредиенты.

Исключительное право на товарный знак

С вышеизложенными выводами не согласилась коллегия судей ВАС РФ и передала данное дело на рассмотрение Президиума ВАС РФ, отметив, что согласно п. 1 ст. 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со ст. 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в п. 2 данной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак. Данное право может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ (п. 2 ст. 1484 ГК РФ).

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (п. 3 ст. 1484 ГК РФ). При нарушении исключительного права правообладатель вправе требовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения и является санкцией за бездоговорное гражданское правонарушение (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Определены основания, условия и меры ответственности за незаконное использование товарного знака (ст. 1515 ГК РФ - в п. 1 данной статьи установлено, что товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными).

Тождественность или сходство

Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения (п. 2 ст. 1515 ГК РФ). Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок (п. 3 ст. 1515 ГК РФ).

Размещение на упаковке товара обозначения, тождественного товарному знаку правообладателя или сходного с ним до степени смешения, является нарушением исключительного права на товарный знак, отметила коллегия судей ВАС РФ. При оценке тождественности или сходства до степени смешения между использованным обозначением и товарным знаком следует исходить из норм Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных Приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. Из противопоставляемых обозначений с очевидностью следует, что используемое ответчиком словесное обозначение тождественно словесному товарному знаку истца, поскольку совпадает с ним во всех перечисленных элементах.

Между тем, по мнению коллегии судей ВАС РФ, нижестоящие суды необоснованно подвергали оценке размер шрифта обозначения, место его размещения на упаковке, наличие на упаковке иных обозначений и товарных знаков других правообладателей, поскольку перечисленное не имеет правового значения при тождественности противопоставляемых обозначений и не влияет на вывод о наличии в действиях ответчика правонарушения в виде использования чужого товарного знака, а подлежит исследованию в случае сходства обозначений для определения возможности их смешения. Суды неправильно применили п. 3 ст. 1484 ГК РФ к правоотношениям сторон и установили наличие вероятности смешения используемого ответчиком обозначения, тождественного товарному знаку истца.

Неправомерный отказ в иске

Кроме того, судебная коллегия посчитала необоснованным вывод судов о неоднородности товара, на упаковке которого ответчик размещает спорное обозначение, и товаров, в отношении которых зарегистрирован товарный знак.

Суды неправомерно отказали в иске по мотиву отсутствия различительной способности товарного знака "С пылу, с жару", поскольку предоставление правовой охраны товарному знаку не оспорено в установленном законом порядке. В силу ст. 1512 ГК РФ оспаривание предоставления правовой охраны товарному знаку означает оспаривание решения о госрегистрации товарного знака (п. 2 ст. 1499 ГК РФ) и основанного на ней признания исключительного права на товарный знак (ст. ст. 1477 и 1481 ГК РФ). Отказ в иске по приведенному основанию прямо противоречит нормам ГК РФ и разъяснениям, данным в п. п. 22 и 62 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Вместе с тем суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании ст. 10 ГК РФ, если по материалам дела исходя из конкретных фактических обстоятельств действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом. Поскольку в судебных актах отсутствует вывод о злоупотреблении правом со стороны истца при государственной регистрации его товарного знака и в материалах дела такие доказательства отсутствуют, суд не вправе был отказать истцу в защите исключительного права на товарный знак по мотиву неправомерности регистрации товарного знака (Определение ВАС РФ от 17.02.2012 N ВАС-16577/11).

Аренда в виде капиталовложений

Департамент имущества Москвы в 2010 году требовал изменить размер арендной платы за арендуемые Макдоналдсом помещения по адресу: г. Москва, пер. Б. Николо-песковский, д. 15, стр. 2 (в период с даты заключения договора аренды и до 09.01.1996. Москва являлась собственником в размере 51% советско-канадского предприятия "Москва-Макдоналдс", а в период с 09.01.1996 по 25.03.2005 - собственником в размере 20% акций ЗАО "Москва-Макдоналдс").

Ставка арендной платы была предусмотрена небольшая, однако по договору аренды Макдоналдс вносил капиталовложения. Срок действия договора определен с 24.12.1991 по 24.12.2041. Учитывая капиталовложения арендатора в сумме 25 млн. руб. в реконструкцию и оборудование помещений (арендная плата оставалась фиксированной в течение 20 лет (с 23.01.1992 до 22.01.2012) и впоследствии могла быть пересмотрена каждые 10 лет по условиям договора аренды), окружной суд отказал Департаменту в пересмотре ставки арендной платы.

Суд также отклонил довод истца о безвозмездности сделки, отметив, что финансовые вложения Макдоналдс в арендуемые помещения также являются формой арендной платы в соответствии с подп. 5 п. 2 ст. 614 ГК РФ. Суд указал, что в данном деле не имеет место существенное изменение обстоятельств, так как высокий уровень инфляции не считается таковым и не является основанием для внесения изменения в договор аренды. На момент заключения договора истец должен был предполагать, что обстоятельства могут измениться и ставка арендной платы может быть увеличена (Постановление ФАС МО от 05.04.2010 N КГ-А40/1913-10 по делу N А40-81245/09-11-651).