Мудрый Юрист

Позитивистская классификация принципов гражданского процессуального права Российской Федерации

Демичев А.А., доктор юридических наук, начальник кафедры гражданского процесса, трудового и экологического права Нижегородской академии МВД России.

Принципы отечественного гражданского процессуального права вызывали и продолжают вызывать интерес ученых. Об этом свидетельствует значительное количество дореволюционных, советских и современных книг и статей, посвященных данной проблематике <*>. Внимание именно к принципам права не требует какого-либо специального обоснования. Ведь именно принципы права лежат в основе любой отрасли права и правовой системы в целом. Еще римлянам была известна сентенция: "Principium est potissima pars cuiuque rei" <**>.

<*> См., напр.: Яблочкин Т.М. К учению об основных принципах гражданского процесса. М., 1915; Семенов В.М. Принципы советского гражданского процессуального права: Автореф... докт. юрид. наук. Свердловск, 1965; Гурвич М.А. Принципы советского гражданского процессуального права / Труды ВЮЗИ. Т. 3. М., 1965; Боннер А.Т. К вопросу о принципах гражданского процессуального права / Труды ВЮЗИ. Т. 38. М., 1975; Елисейкин П.Ф. Предмет и принципы советского гражданского процессуального права. Ярославль, 1974; Букина В.С. Принципы советского гражданского процессуального права: Автореф... канд. юрид. наук. Л., 1975; Берутович В. О понятии основных принципов гражданского процесса // Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин, 1977; Чечина Н.А. Принципы гражданского процессуального права. Актуальные проблемы теории и практики гражданского процесса. Л., 1979; Основные принципы гражданского процесса / Под ред. М.К. Треушникова, З. Чешки. М., 1991; Мурадьян Э.М. О принципах гражданского судопроизводства // Современное право. 2000. N 6; Алиэскеров М.А., Шпинев Ю.С. О принципах гражданского процессуального права // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. N 6; Франциферов А.Ю., Франциферова Ю.В. Принципы гражданского процессуального права // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 4; и др.
<**> "Принцип есть важнейшая часть всего".

Большинством ученых осознается значимость категории "принципы гражданского процессуального права", однако имеются серьезные расхождения в понимании их сущности и набора этих самых принципов, их классификации.

Если рассматривать принципы гражданского процессуального права как некую основу, первоначало, руководящую идею отрасли, то возникает серьезный вопрос: почему же среди специалистов нет единства во взглядах на состав принципов интересующей нас отрасли? Неужели идеи, лежащие в основе изучаемой отрасли, настолько многочисленны и сложны для понимания, что юристы не могут прийти к консенсусу по поводу их восприятия?

По-видимому, объяснением этому явлению служит различие в понимании сущности принципов права, которое, по нашему мнению, может восприниматься с двух основных позиций.

  1. Доктринальный подход. Принципы носят исключительно доктринальный характер. Это означает, что они не обладают императивностью. По мнению В.С. Букиной, принципы гражданского процессуального права - идеи правосознания, правовой науки <*>. В данном случае существенное значение приобретает проблема толкования законодательства. А значит, неизбежным является разброс мнений ученых по поводу количества и набора принципов гражданского процессуального права. Следует согласиться с О.В. Исаенковой, полагающей, что выведение принципа логическим, лексическим или иным путем из нормы или нескольких норм "создает серьезное неудобство при практическом применении, нарушая одну из аксиом права: "закон должен быть понятен любому, чтобы любой мог его применить". Помимо того, отсутствие прямого закрепления принципа существенно подрывает его императивность, так как сложно требовать даже с судебного пристава-исполнителя, имеющего среднее непрофессиональное образование, соблюдения такого принципа, о котором он может прочитать разве что в специальной литературе" <**>.
<*> См.: Букина В.С. Принципы советского гражданского процессуального права: Автореф... канд. юрид. наук. Л., 1975. С. 5.
<**> Исаенкова О.В. Принципы исполнительного права // Вестник Саратовской государственной академии права. 2003. N 1 (34). С. 86.

Следует отметить, что принципы, носящие доктринальный характер, не нужно путать с доктринальными принципами права. Последние, по мнению В.А. Четвернина, представляют собой выработанные правовой доктриной нормативные правоположения - основополагающие суждения о праве, на которых строятся большие группы правовых норм. К числу доктринальных принципов права В.А. Четвернин относит "все, что не запрещено - разрешено", "все, что не разрешено - запрещено", "договоры должны соблюдаться", "субъективному праву всегда соответствует юридическая обязанность" и "всякое правонарушение предполагает юридическую ответственность" <*>.

<*> См.: Четвернин В.А. Введение в курс общей теории права и государства: Учеб. пособие. М., 2003. С. 164 - 169.
  1. Позитивистский подход. В его рамках правом считается только то, что закреплено государством в официально признанных источниках права. В рамках континентальной системы права, куда традиционно относится и Россия, речь идет в первую очередь о фиксированности в нормативно-правовых актах. С позиции позитивистского подхода принципы - это руководящие начала, выраженные в нормативных актах и обращенные к правоприменителю и другим субъектам права. Это означает, что их главная черта - императивность, проявляющаяся в отсутствии возможности толкования, существует ли данный принцип или нет, четкой закрепленности в тексте нормативно-правовых актов. В первую очередь - Конституции РФ и ГПК РФ.

Так, А.Т. Боннер полагает, что принципы - это основные правила, закрепленные нормами гражданского процессуального права <*>, а М.Г. Авдюков указывает, что правовой принцип всегда находит конкретное закрепление в нормах права или он должен быть абстрагирован из норм действующего права <**>. По мнению А.Г. Давтян, "принципами гражданского процессуального права... называются общие, закрепленные в нормах гражданского процессуального законодательства правила, правовая природа которых предопределяет весь ход (течение) гражданского процесса и взаимоотношения между судом и лицами, участвующими в деле" <***>.

<*> См.: Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М., 1987.
<**> См.: Авдюков М.Г. Советский гражданский процесс. М., 1979. С. 18.
<***> Давтян А.Г. Развитие теории принципов в гражданском процессуальном праве Армении // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 248.

От понимания сущности принципов права зависит восприятие их мобильности. Если принципы - это только то, что четко выражено в нормативных актах, значит, их мобильность напрямую увязывается с динамичностью законодательства. Например, упразднение института народных заседателей в гражданском судопроизводстве привело к исключению принципа участия населения (ранее - общественности) в отправлении правосудия в гражданском процессе.

Если принципы носят доктринальный характер, значит, их мобильность в меньшей степени связана с динамикой законодательства. Это обусловлено тем, что ученые могут выделять и обосновывать принципы, которые прямо (уже, еще) не закреплены в нормативном акте. Например, дискуссионным является вопрос о наличии принципа объективной истины в гражданском процессе <*>. Также весьма спорным представляется выделение в качестве самостоятельного принципа гражданского процесса права быть выслушанным и быть услышанным <**>.

<*> См., напр.: Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург, 1987. С. 11; Боннер А.Т. Установление обстоятельств гражданских дел. М., 2000. С. 10; Треушников М.К. Развитие гражданского процессуального права России // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 18 - 19.
<**> См.: Шерстюк В.М. Право быть выслушанным и быть услышанным - принцип гражданского процессуального права // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 57 - 63.

От понимания сущности принципов гражданского процессуального права зависит и взгляд на их функциональную роль. Законодательно закрепленные принципы в большей степени выражают государственную волю, а принципы доктринального характера в большей степени отражают политико-правовую и социально-экономическую ситуацию, имеющую место в конкретно-исторических условиях определенного государства.

Следовательно, законодательно закрепленные принципы исполняют регулятивную функцию, а принципы доктринального характера - интерпретационную, идеологическую (через науку выражается отношение определенных слоев общества к правовой реальности и перспективам ее изменения) и отчасти стимулирующую (оказывают воздействие на дальнейшее развитие законодательства).

В.М. Шерстюк справедливо отмечает, что "вопрос о составе принципов гражданского процессуального права вызывал и вызывает горячие споры в теории и практике. К этому вопросу надо подходить с чрезвычайной осторожностью. Необдуманное и неоправданное расширение состава принципов может привести к "обесцениванию" и размыванию этой весьма значимой в социальном и правовом плане категории. Сужение состава принципов - к снижению гарантий судебной защиты прав граждан и организаций" <*>. Действительно, научная проблема обозначена достаточно четко. Однако в рамках понимания доктринальной сущности принципов гражданского процессуального права она, по нашему мнению, неразрешима. Путем решения данной проблемы может быть отграничение законодательно закрепленных принципов от принципов, носящих доктринальный характер. И следовательно, целесообразно создание позитивистской классификации принципов гражданского процессуального права России.

<*> Там же. С. 57.

Количество законодательно закрепленных принципов ограничено, количество доктринальных - огромно и зависит от позиций ученых и убедительности их аргументации. При желании практически любое нормативное положение ГПК РФ можно подвести под категорию доктринального принципа гражданского процессуального права. Это означает, что невозможно создать более или менее приемлемую классификацию, отражающую реальную правовую действительность исходя из доктринального понимания сущности принципов.

Анализ классификаций принципов права с точки зрения доктринального подхода не входит в задачи настоящей работы (а с позиций позитивизма, насколько нам известно, таких попыток специально и не делалось). Ограничимся лишь замечанием общего характера: любая классификация носит условный характер и имеет скорее не практическое, а научно-познавательное значение. Ярким подтверждением этому является достаточно широко распространенная в теории права классификация, в рамках которой все принципы делятся на общие, отраслевые и межотраслевые <*>. Данная классификация наталкивает на ряд вопросов. Например, является ли существование отраслевых принципов одним из критериев отраслевого деления? Или можно ли выделить особые специфические принципы именно гражданского процессуального права?

<*> См., напр.: Общая теория государства и права: Академический курс в 2 томах / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. Теория права. М., 1998. С. 24 - 26. В более развернутом виде эта классификация приведена в следующей работе: Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2001. С. 228 - 230. В рамках гражданского процессуального права данная классификация также применяется. В ее рамках выделяются общие (общеправовые), межотраслевые, отраслевые (специфические отраслевые) принципы, а также принципы отдельных правовых институтов (Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. М., 2004. С. 41).

На первый вопрос, по нашему мнению, должен быть дан отрицательный ответ. И связан он напрямую с ответом на второй вопрос. Как верно отмечает О.В. Исаенкова, "в ходе сближения гражданского и арбитражного процесса практически не осталось ни одного гражданского процессуального принципа, который бы не действовал в сфере арбитражного судопроизводства" <*>.

<*> Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. М., 2004. С. 41.

Если брать только законодательно закрепленные, а не принципы доктринального характера, то отсутствие исключительно гражданско-процессуальных принципов становится еще более очевидным. При этом ни у кого не возникает сомнения, что гражданское процессуальное право является самостоятельной отраслью российского права. Таким образом, ни наличие отдельных отраслевых принципов, ни наличие их специфической совокупности не является признаком отрасли права. Скорее наличие или отсутствие особых принципов является дополнительной характеристикой конкретной отрасли.

Принципами гражданского процессуального права, по нашему мнению, являются только те исходные положения, которые закреплены в Конституции РФ или (и) ГПК РФ. Все остальное в правовом смысле принципами гражданского процессуального права не является и носит доктринальный характер, находится не в сфере права, а в сфере правосознания.

Таким образом, теоретически принципы гражданского процессуального права можно разделить на две большие группы: конституционные (они также могут быть разделены на две группы) и собственно отраслевые (последнее в данном случае не зависит от того, характерен ли данный принцип для других отраслей права или нет; критерием здесь является отсутствие его в Конституции и закрепленность в ГПК). Однако на практике многие конституционные принципы продублированы в соответствующих статьях ГПК РФ.

В ч. 1 ст. 15 Конституции РФ закреплено положение, что "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации", поэтому можно было бы и не повторять конституционные положения в отраслевом законодательстве. Однако, учитывая правила современной законодательной техники и специфику российского правосознания (в рамках которого Конституция нередко воспринимается как документ, носящий исключительно декларативный характер), следует признать такое дублирование оправданным и целесообразным.

К сожалению, анализ собственно гражданских процессуальных принципов, закрепленных в ГПК РФ, осложнен тем, что законодатель при составлении ГПК РФ не учел некоторых важных достижений современной законодательной техники. Так, в отличие, например, от УПК РФ, ТК РФ и ряда других новых кодексов, в ГПК РФ отсутствует отдельный структурный элемент (специальная глава или статья), посвященный принципам соответствующей отрасли права. К нашему сожалению, и в проекте Исполнительного кодекса РФ присутствует аналогичный недостаток <*>, хотя в научной литературе имеется аргументированное обоснование необходимости включения в ИК РФ специально обозначенных принципов исполнительного производства <**>.

<*> Проект Исполнительного кодекса Российской Федерации. Краснодар; СПб., 2004. С. 52 - 64.
<**> См., напр.: Исаенкова О.В. Принципы исполнительного права // Вестник Саратовской государственной академии права. 2003. N 1 (34). С. 86 - 87.

Тем не менее в соответствии с правилами юридической техники говорить о закреплении принципов гражданского процессуального права в целом можно только применительно к главе 1 "Основные положения".

Законодательно закрепленные принципы гражданского процессуального права можно условно разделить на три группы: конституционные принципы гражданского процессуального права, продублированные в ГПК РФ; конституционные принципы гражданского процессуального права, не продублированные в ГПК РФ; отраслевые принципы гражданского процессуального права, нашедшие отражение в ГПК РФ. Ниже мы перечислим принципы, входящие в каждую из названных групп, однако раскрытие их содержания не является задачей данной статьи.

Конституционные принципы гражданского процессуального права, продублированные в ГПК РФ:

  1. Принцип осуществления правосудия только судом (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, ст. 5 ГПК РФ).
  2. Принцип равенства всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ, ст. 6 ГПК РФ).
  3. Принцип независимости судей (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ, ст. 8 ГПК РФ).
  4. Принцип государственного языка судопроизводства (ч. 1, 2 ст. 68 Конституции РФ, ст. 9 ГПК РФ).
  5. Принцип гласности судебного разбирательства (ч. 1 ст. 123 Конституции РФ, ст. 10 ГПК РФ).
  6. Принцип осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, ст. 12 ГПК РФ).

Конституционные принципы гражданского процессуального права, не продублированные в ГПК РФ:

  1. Принцип неприкосновенности частной жизни (ст. 23 Конституции РФ).
  2. Принцип защиты прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ).
  3. Принцип гарантированности судебной защиты прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ).
  4. Принцип доступности квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ).
  5. Принцип недопущения использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ).

Отраслевые принципы гражданского процессуального права, нашедшие отражение в ГПК РФ:

  1. Принцип сочетания единоличного и коллегиального рассмотрения гражданских дел (ст. 7 ГПК РФ).
  2. Принцип применения аналогии закона и аналогии права (ч. 4 ст. 1; ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).
  3. Принцип обязательности судебных постановлений (ст. 13 ГПК РФ).
  4. Принцип процессуального равенства сторон (ст. 12 ГПК РФ).

Все остальные положения, именуемые в научной литературе принципами гражданского процессуального права, носят доктринальный характер и, по сути, принципами права не являются. Перечень этих "принципов" является открытым и, как уже говорилось ранее, зависит от позиции отдельных ученых.

Тем не менее перечислим ряд встречающихся в литературе принципов, носящих доктринальный характер.

  1. Принцип объективной истины <*>.
<*> См.: Боннер А.Т. Установление обстоятельств гражданских дел. М., 2000. С. 10; Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 75 - 76.
  1. Принцип процессуальной активности суда <*>.
<*> Чесовской Е. Принцип процессуальной активности суда в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. N 8.
  1. Принцип сочетания устности и письменности <*>.
<*> Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 81 - 82.
  1. Принцип непосредственности <*>.
<*> Там же. С. 82 - 83.
  1. Принцип непрерывности <*>.
<*> Там же. С. 83.
  1. Право быть выслушанным и быть услышанным как принцип гражданского процессуального права <*>.
<*> Шерстюк В.М. Право быть выслушанным и быть услышанным - принцип гражданского процессуального права // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 57 - 63.
  1. Принцип процессуальной экономии <*>.
<*> См.: Тихонович В.В. Принцип процессуальной экономии в советском гражданском процессуальном праве: Автореф... канд. юрид. наук. Минск, 1975. Учитывая преемственность ГПК РФ и ГПК РСФСР, можно говорить о названном принципе доктринального характера и применительно к современному гражданскому процессуальному праву.

Несколько подробнее остановимся еще на двух "принципах" - законности и диспозитивности. Интерес именно к ним обусловлен, с одной стороны, их "базовостью", с другой - серьезными сомнениями; можно ли их вообще считать принципами гражданского процессуального права, даже носящими доктринальный характер?

Принцип законности неоднократно являлся в научной литературе объектом специального исследования <*>, называется он и среди основных принципов гражданского процессуального права практически во всех учебниках по гражданскому процессу. Тем не менее данный принцип не закреплен в Конституции РФ в качестве самостоятельного ни в одной конкретной статье. Он лишь вытекает из ряда ее положений. Его выделение есть следствие толкования Основного закона РФ и других нормативных правовых актов, следствие интерпретационной деятельности. Другими словами, принцип законности является доктринальным принципом российского права. Учитывая основополагающую роль законности, можно утверждать, что законность - это именно доктринальный принцип, а не принцип доктринального характера.

<*> См., напр.: Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. М.: МГУ, 1970; Боннер А.Т. Принцип законности в советском гражданском процессе. М., 1989; Федина А.С. Принцип законности в гражданском процессе. Тверь, 2000; Грось Л. О принципе законности в арбитражном и гражданском процессуальном праве // Дальневосточный экономико-правовой журнал. 2004. N 4; и др.

Определенный интерес представляет и позиция А.Г. Давтян. По ее мнению, "законность является формой существования и осуществления правосудия, но не принципом, т.е. правилом гражданского судопроизводства" <*>.

<*> Давтян А.Г. Развитие теории принципов в гражданском процессуальном праве Армении // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 254.

Важное место в теории принципов гражданского процессуального права отводилось и отводится принципу диспозитивности <*>. Этот принцип называется в литературе краеугольным камнем гражданского процесса <**>, а по мнению А.Т. Боннера, начало диспозитивности пронизывает все гражданское судопроизводство от возникновения конкретного гражданского дела до исполнительного производства <***>. В этом случае возникает вопрос: а действительно ли диспозитивность является принципом гражданского процессуального права? Скорее всего, она представляет собой все же не основополагающий принцип, а специфическую черту, выражающую сущность гражданского процесса.

<*> См., напр.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2003. С. 95 - 98; Ванеева Л.А. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права // Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин, 1977; Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М., 1987; Он же. Принципы гражданского процессуального права (проблемы и перспективы) // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар, 2002; Ярошенко Т.В. Принцип диспозитивности в российском гражданском процессе: Автореф... канд. юрид. наук. М., 1998; Шананин А.А. Принцип диспозитивности гражданского процессуального права: Автореф... канд. юрид. наук. Саратов, 1999; Черноморец А.Е. Диспозитивность, состязательность и равноправие сторон в гражданском судопроизводстве - принципы права, а не декларации // Российский судья. 2001. N 11; Жуйков В. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. N 7; и др.
<**> См.: Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс: Курс лекций. Саратов, 1998. С. 44.
<***> См.: Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М., 1987. С. 34.

Подведем некоторые итоги. Принципами гражданского процессуального права являются руководящие начала, четко сформулированные в Конституции РФ и (или) гл. 1 ГПК РФ и обращенные к правоприменителю и другим субъектам права. Те положения, которые лишь вытекают из смысла Конституции и других нормативно-правовых актов, являются плодом их толкования и интерпретации, не обладают императивностью и, следовательно, не являются в юридическом смысле принципами гражданского процессуального права. Их можно рассматривать лишь как положения, не обладающие обязательностью и носящие доктринальный характер.

Сущность же принципов гражданского процессуального права кроется в том, что они, во-первых, закреплены в Конституции и (или) ГПК РФ, а во-вторых, представляют собой именно руководящие начала, пронизывающие всю соответствующую отрасль российского права.

Что касается классификации законодательно закрепленных принципов гражданского процессуального права, то, используя в качестве критерия источник их закрепления, можно выделить три группы принципов: конституционные принципы, продублированные в ГПК РФ; конституционные принципы, не продублированные в ГПК РФ; отраслевые принципы гражданского процессуального права, нашедшие отражение в гл. 1 ГПК РФ.

Наконец, в заключение работы поясним, почему на протяжении нашей работы мы упорно вели речь о классификации принципов именно гражданского процессуального права, а не гражданского процесса, гражданского судопроизводства или гражданского процессуального законодательства.

В рамках позитивистского правопонимания принципы гражданского процессуального права и гражданского процессуального законодательства будут тождественными, т.к. об этом уже шла речь ранее, позитивисты полагают, что право - это только то, что нашло выражение в нормативной воле государства в форме источников права. Однако с позиции "широкого" понимания права более верно все-таки вести речь именно о принципах права, а не принципах законодательства.

Что касается соотношения понятий "принципы гражданского процесса" и "принципы гражданского процессуального права", то в литературе есть и сторонники их синонимичности <1>, и сторонники их разграничения <2>. По нашему мнению, более адекватной правовой действительности является вторая позиция. Так, принципы отрасли гражданского процессуального права целесообразно рассматривать как основные начала регулирования гражданских процессуальных отношений, а принципы гражданского процесса - как начала, регулирующие деятельность судов общей юрисдикции и мировых судей по рассмотрению и разрешению гражданских дел <3>. В плане соотношения понятий "гражданский процесс" и "гражданское судопроизводство" мы солидаризируемся с позицией О.В. Исаенковой, рассматривающей гражданское судопроизводство как составную часть гражданского процесса, который в широком смысле, помимо гражданского судопроизводства, включает в себя исполнительное производство, арбитражное судопроизводство, третейское производство и нотариат <4>. Итак, гражданское судопроизводство и гражданский процесс соотносятся как частное и общее.

<1> См., напр.: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 64.
<2> См., напр.: Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. М., 2004. С. 39.
<3> См.: Там же.
<4> Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. 2-е изд. М., 2005 (см. Предисловие, автор - О.В. Исаенкова).

Таким образом, из ряда рассмотренных понятий наиболее общим является "гражданское процессуальное право" <*>. Следовательно, более точно говорить именно о принципах гражданского процессуального права, а не о принципах гражданского процесса, гражданского судопроизводства или гражданского процессуального законодательства.

<*> Интегративное понятие "гражданские процессуальные принципы" (см.: Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. М., 2004. С. 38 - 49) не представляется нам удачным, т.к. в данном случае требуется четко разграничить принципы отрасли гражданского процессуального права, принципы гражданского процесса и директивы, адресованные не только правоприменителю, но и законодателю, что в реальности вряд ли возможно.