Мудрый Юрист

Судебная защита избирательных прав граждан

Семин А.В., адвокат Удмуртской республиканской коллегии адвокатов, кандидат юридических наук.

Судопроизводство по делам о защите избирательных прав имеет ряд процессуальных особенностей, а потому требует специального изучения. Прежде всего это вызвано тем, что процессуальные правоотношения регулируются не только нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, но нормами ФЗ N 67-ФЗ от 12 июня 2002 года "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (далее - ФЗ N 67), которые частично вступают в противоречие и, следовательно, вызывают определенные затруднения в практике рассмотрения судами дел данной категории.

В данной работе предлагается рассмотреть проблемы, наиболее часто встречающиеся при производстве по делам о защите избирательных прав граждан и примеры из практики судов Удмуртской Республики.

1. Возбуждение гражданского дела

Согласно ст. 75 ФЗ N 67 решения и действия, нарушающие избирательные права граждан, могут быть обжалованы в суд.

Согласно ст. 259 ГПК РФ субъекты избирательного процесса, считающие, что решениями и действиями нарушаются избирательные права, вправе обратиться в суд с заявлением.

ГПК РФ не предусматривает такую форму обращения в суд, как жалоба, однако на практике она применяется, поскольку ст. 78 ФЗ N 67 императивно устанавливает, что суд соответствующего уровня не вправе отказать в приеме жалобы на нарушение избирательных прав.

2. Подсудность

К вопросам подсудности данной категории гражданских дел суды относятся наиболее внимательно, поскольку статья 47 Конституции Российской Федерации гарантирует, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Необходимо отметить, что в суд с заявлениями о защите избирательных прав обращаются граждане, которые выступают в поддержку кандидатов, составляющих оппозицию кандидатам, занимающим высокие государственные должности. У последних, как правило, не возникает оснований для обращения в суд. Поэтому областные (республиканские, краевые) суды стремятся под любым предлогом дела, подсудные им, передать на рассмотрение в районные суды с той целью, чтобы в кассационном порядке оно было проверено судом субъекта Федерации, а не Верховным Судом Российской Федерации.

Наиболее наглядным является следующий пример.

4 декабря 2003 года Окружная избирательная комиссия по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Ижевского одномандатного избирательного округа N 29 приняла Постановление N 24.1 "О жалобе избирателя Галичаниной Л.Г.".

На основании данного Постановления сотрудниками милиции был изъят весь тираж газеты "АиФ в Удмуртии" от 4 декабря 2004 года N 49(562).

Постановление мотивировалось тем, что в указанном номере газеты опубликована информация, способная нанести ущерб чести, достоинству и деловой репутации кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Волкова Александра Александровича, занимающего должность Президента Удмуртской Республики.

9 декабря 2003 года в Верховный Суд Удмуртской Республики обратился гражданин Одиянков Ю.Г. с заявлением о защите избирательных прав, об оспаривании вышеуказанного Постановления. Заявление основано на том, что накануне выборов гражданин Одиянков Ю.Г. как избиратель был лишен возможности получения информации о кандидатах в законодательный орган страны из данного печатного источника.

16 января 2004 года началось рассмотрение данного заявления. 19 января прокурором заявляется ходатайство о передаче дела в Октябрьский районный суд. Суд удовлетворяет ходатайство со следующей мотивацией:

"Заявитель Одиянков Ю.Г., оспаривая решение избирательной комиссии, считает, что данным решением нарушаются его избирательные права, а именно право на информацию.

Заявитель считает, что право на информацию является избирательным правом, которое может быть обжаловано в соответствии с законодательством.

Но понятие "избирательные права граждан" изложено в ст. 2 п. 28 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме", где право на информацию не указано, расширительному толкованию данная статья не подлежит, спор по поводу неполучения информации не связан с нарушением его избирательных прав и права на участие в референдуме и подлежит разрешению судом с соблюдением общих правил подсудности".

Не согласившись с данным определением, Ю.Г. Одиянков обжаловал его в Верховный Суд Российской Федерации, а его представитель, автор данной статьи, - в Индустриальный районный суд г. Ижевска с аналогичным заявлением.

Определением Индустриального районного суда от 9 февраля 2004 года заявление возвращено со следующей мотивацией:

"Заявление не может быть принято федеральным Индустриальным районным судом г. Ижевска к рассмотрению за неподсудностью, поскольку в соответствии со ст. 26 ГПК РФ верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа рассматривают в качестве суда первой инстанции гражданские дела: 4) об оспаривании решений (уклонения от принятия решения) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, соответствующих комиссий референдума, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий или соответствующих комиссий референдума.

Решения избирательных комиссий субъекта РФ оспариваются в соответствующий суд субъекта РФ, в случае если по выборам в федеральные органы власти (Президент РФ и Государственную Думу Федерального Собрания РФ) территория субъекта РФ поделена на округа, то решения окружных избирательных комиссий подлежат обжалованию в суд данного субъекта.

При таких обстоятельствах заявитель вправе обратиться для разрешения своих требований в Верховный Суд Удмуртской Республики".

20 февраля 2004 года Определение вступило в законную силу.

При рассмотрении частной жалобы Одиянкова Ю.Г. 24 марта 2004 года в Верховный Суд Российской Федерации были представлены все материалы по аналогичному заявлению Семина А.В., однако судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации согласилась с определением Верховного Суда УР от 19 января 2004 года и отказала в удовлетворении частной жалобы Одиянкова Ю.Г, указав:

"Верховным Судом УР правильно определено, что право на информацию не отнесено законодателем к числу "избирательных прав граждан", перечень которых изложен в п. 28 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Таким образом, спор по поводу неполучения информации не связан с нарушением избирательных прав заявителя и подлежит разрешению судом с соблюдением общих правил о подсудности".

Пока Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации обосновывала свое Определение, Семин А.В. свое заявление со вступившим в законную силу Определением районного суда подал в Верховный Суд Удмуртской Республики.

Определением от 31 марта 2004 года Верховный Суд Удмуртской Республики возвратил заявление, указав, что оно подсудно районному суду.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Определением от 23 июня 2004 года отменила Определение Верховного Суда Удмуртской республики, указав:

"Из представленных материалов видно, что оспариваемое Постановление окружной избирательной комиссии связано с нарушением условий проведения предвыборной агитации через периодические печатные издания (ст. 61 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации").

Согласно ст. 259 ГПК РФ избиратели, считающие, что решениями, в том числе и избирательной комиссии, нарушаются их избирательные права, вправе обратиться с заявлением в суд по подсудности, установленной статьями 24, 26 и 27 ГПК РФ.

В соответствии со ст. 26 ГПК РФ верховный суд республики рассматривает дела об оспаривании решений окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти.

Следовательно, заявление Семина А.В., оспаривающего Постановление окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ и, по его мнению, нарушающее его избирательные права, подсудно ВС УР".

3. Сроки

В законодательстве общепринято начало течения срока определять с даты наступления события. В ФЗ N 67 имеет место такой порядок исчисления сроков, что невозможно определить, пропущен срок на совершение действия или нет.

Например, п. 17 ст. 17 и п. 27 ст. 38.

Пункт 17 ст. 17:

"Избиратели не позднее чем за семь дней до дня голосования могут быть включены в списки избирателей".

Пункт 27 ст. 38:

"Кандидаты вправе представлять не позднее чем за три дня до дня голосования в зарегистрировавшую его избирательную комиссию письменное заявление о снятии своей кандидатуры".

Подобная неопределенность исчисления сроков неизбежно влечет судебные споры.

Не следует забывать и то, что по делам о защите избирательных прав граждан закреплены сокращенные сроки на подачу кассационной жалобы.

Согласно ч. 3 ст. 261 ГПК РФ кассационная жалоба на решение суда по делу о защите избирательных прав в ходе избирательной кампании может быть подана в течение пяти дней со дня принятия судом решения.

По общему правилу, закрепленному в ст. 338 ГПК РФ, кассационная жалоба может быть подана в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме. Если учесть, что согласно ст. 199 ГПК РФ составление мотивированного решения может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела, то получается, что времени на составление кассационной жалобы может не быть, поскольку ГПК не обязывает суд по данной категории дел выносить решение сразу в окончательной форме.

Но дело не только в этом, а в том, что по данной категории дел подача кассационной жалобы может быть бессмысленна по причине, связанной с процессуальными сроками.

В подтверждение сказанному приведем следующий пример.

21 февраля 2004 года в Верховный Суд Удмуртской Республики обратился кандидат на должность Президента Удмуртской Республики Одиянков Е.Г. с заявлением об оспаривании Постановления Центральной избирательной комиссии Удмуртской Республики N 180.5 от 13 февраля 2004 года "О жалобах Перевозчикова В.В.". Оспариваемым Постановлением ЦИК УР нарушены избирательные права Одиянкова Е.Г., поскольку признано, что при заключении договора от 5 января 2004 года на доставку агитационных печатных материалов нарушены требования п. 8.1 Инструкции о порядке открытия и ведения специальных избирательных счетов, учета средств избирательных фондов и отчетности по этим средствам при проведении выборов Президента Удмуртской Республики, утвержденной Постановлением Центральной избирательной комиссии Удмуртской Республики от 29 декабря 2003 года N 166.4 (согласована с Национальным банком Удмуртской Республики 30 декабря 2003 года), и вынесено предупреждение.

Заявление Одиянкова Е.Г. основано на том, что он не мог 5 января 2004 года нарушить Инструкцию, официально опубликованную 20 января 2004 года.

Решением Верховного Суда Удмуртской Республики от 1 марта 2004 года в удовлетворении заявления Одиянкова Е.Г. отказано. В мотивировочной части решения указывается, что Инструкция от 29.12.2003 является нормативно-правовым актом. Данная Инструкция затрагивает права и обязанности граждан. В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции РФ нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Имеющимися в деле материалами подтверждается, что Инструкция от 29.12.2003 была опубликована в официальном издании (газета "Известия Удмуртской Республики") для всеобщего обозрения 20 января 2004 года. Поэтому данная Инструкция не подлежала применению при оценке ЦИКом УР законности договора на доставку агитационных материалов кандидата Одиянкова Е.Г. от 5 января 2004 года. Таким образом, пункт 1 оспариваемого Постановления противоречит закону, так как содержит ссылку на нормативный правовой акт, не подлежавший применению на момент возникновения спорных правоотношений, вместе с тем заявителем не представлено доказательств того, что пункт 1 Постановления нарушает его избирательные права.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2004 года решение Верховного Суда Удмуртской Республики в части отказа Одиянкову Е.Г. в признании незаконными пунктов 1 и 2 оспариваемого Постановления ЦИК республики признано неправильным и подлежащим отмене с прекращением в этой части производства по делу. В обоснование прекращения производства по делу судебная коллегия указала:

"В соответствии с частью 2 статьи 260 ГПК РФ заявление, поданное в суд в ходе избирательной кампании, должно быть рассмотрено в течение пяти дней со дня его подачи, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а заявление, поступившее в день голосования, - немедленно. В случае если факты, содержащиеся в заявлении, требуют дополнительной проверки, решение относительно заявления принимается не позднее чем через десять дней со дня подачи заявления.

Установленный приведенной нормой срок рассмотрения заявления является пресекательным и восстановлению не подлежит.

Поскольку заявление об отмене Постановления избирательной комиссии подано Одиянковым Е.Г. в период избирательной кампании, вопрос о законности пунктов 1 и 2 Постановления за пределами дня голосования (14 марта 2004 года), а также десяти дней со дня подачи заявления в порядке гражданского судопроизводства разрешен быть не может".

Прекратив производство по делу, суд фактически лишил Е.Г. Одиянкова права на судебную защиту, поскольку незаконное Постановление ЦИК УР осталось в силе.

Из Определения судебной коллегии следует вывод о том, что любое незаконное решение избирательной комиссии будет правомерным, если суд первой инстанции, рассмотрев заявление об оспаривании решения избирательной комиссии, откажет в его удовлетворении, поскольку суд второй инстанции ничего не изменяет, а смысл обращения в суд за защитой нарушенных прав и свобод утрачивается.

Данные судебные акты послужили основаниями для обращения в Европейский суд по правам человека и в Конституционный Суд Российской Федерации.

4. Распределение обязанностей по доказыванию по делам об оспаривании итогов голосования, результатов выборов

Согласно статье 249 ГПК РФ, устанавливающей общий порядок распределения обязанностей по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений, обязанности по доказыванию законности решения и действий возлагаются на органы или лиц, которые приняли решения или совершили оспариваемые действия.

По делам об оспаривании итогов голосования и результатов выборов оспариваются решения избирательных комиссий, принятые по итогам голосования или результатам выборов. При этом основанием для отмены решения избирательной комиссии является установление нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

В связи с этим возникает вопрос о том, должен ли заявитель, оспаривающий решение избирательной комиссии об утверждении итогов голосования или результатов выборов, доказывать, что нарушения, допущенные избирательными комиссиями, не позволили установить действительную волю избирателей, или избирательные комиссии, допустившие нарушения избирательного законодательства, обязаны доказать, что допущенные ими нарушения не повлияли на волеизъявление избирателей.

На практике суды данную обязанность возлагают не на нарушителя избирательного законодательства, а на заявителя, что не отвечает общим правилам распределения обязанностей по доказыванию.

Таким образом, обращаясь в суд с заявлением о защите избирательных прав граждан, необходимо быть готовым к спору не только с процессуальным соперником, но и с судом.