Мудрый Юрист

Библейское начало философии права

Примерно 450 лет назад наука философии права стала светской. Ныне, в начале XXI века, в философии права, по мнению автора представленной статьи, пришло время переосмысления этого разграничения, чтобы не оторваться от корней, лежащих в текстах Ветхого Завета. Кандидат юридических наук, адвокат П.Д. Баренбойм посвятил свое исследование анализу библейских корней философии права.

Но когда он сядет на престол царства своего,

должен списать для себя список закона сего с книги,

находящейся у священников левитов.

И пусть он будет у него,

и пусть он читает его во все дни жизни своей,

дабы научился бояться Господа, Бога своего,

и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии.

Чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его

и чтобы не уклонялся он от закона ни направо,

ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своем

он и сыновья его посреди Израиля.

(Второзаконие, 17:18 - 20)

Философия права имеет свою специфику и обособленность от любой другой философии, скажем, философии политики или политической философии.

Эта простая истина неудобна для большинства философов, поскольку (особенно в России, где и в начале XXI в. продолжает господствовать традиционный правовой нигилизм) они не так уж хорошо знакомы с правовыми категориями. Поэтому существует распространенная в мире тенденция включать философию права в состав политической философии или, как минимум, сливать их воедино как некие взаимодополняющие части. Что ж, со времен "пикейных жилетов" из романа Ильфа и Петрова хорошо известно: в политике разбирается каждый.

Обособленность философии права неудобна для большинства юристов, склонных отождествлять ее с юриспруденцией в широком смысле этого слова или с теорией государства и права и историей политических учений. Это можно объяснить нежеланием углубляться в философию права и преодолевать традиционное догматическое юридическое мышление. Кроме того, политическая философия, практически сливаясь с политической идеологией, может отталкивать некоторых юристов от анализа философских проблем.

Эти две встречные тенденции привели к тому, что философия права в начале XXI в. оказалась дрейфующим островком между материками философии и права. Отсутствие надлежащего философско-правового подхода привело к разногласиям между представителями англосаксонской доктрины Верховенства права (Rule of Law) и германо-континентальной доктрины Правового государства (Rechtsstaat). Это особенно стало заметно на фоне начатого американцами и англичанами в 2005 г. всемирного движения за Верховенство права, которое вскоре фактически почти заглохло в странах с континентальной правовой системой. Глубокая философская доктрина Правового государства (Rechtsstaat), разработанная Иммануилом Кантом с подачи Давида Юма и Жан-Жака Руссо, лежит в основе верховенства такого высшего закона каждой континентальной страны, как подробная писаная конституция. Такого закона нет в большинстве англосаксонских стран, а при всем уважении к Конституции США, все же замечу: она заменяется судебными решениями, сотни прецедентных томов которых, в свою очередь, и подменяют, и одновременно восполняют отсутствие подробных конституционных норм.

Англосаксонское влияние на правовое развитие континентальных стран, особенно в сфере конституционного контроля со стороны национальных конституционных судов, судебного усмотрения, судебного пересмотра в европейских судах, является огромным, но не доминирующим. Поэтому конвергенция мирового права, в ходе которой англосаксонская и континентальная правовые семьи сольются в одну, является встречным движением в обе стороны. Роль философии права, позволяющей осознать принципиальные доктринальные различия и сходства, для такой конвергенции бесценна, поэтому в XXI в. эта наука неизбежно должна получить новый толчок для развития. Нельзя не согласиться с профессором Лейденского университета Ф. Альтинг фон Гейзау, утверждающим, что правовые нормы Ветхого Завета критически важны для развития современной юридической мысли, и переход к правовому государству нельзя осуществить без применения и истолкования основополагающих библейских правовых принципов (см.: Русская мысль. 1996. N 41).

Разговор с двумя мудрыми людьми придал мне уверенности для написания этой статьи. На мои сомнения, что я не уверен, что точно знаю, что такое философия вообще и философия права, в частности, директор Института философии РАН академик Абдусалам Абдулкеримович Гусейнов ответил, что это мало кто знает, а может быть, и никто точно не знает. Известный литератор и заведующий отделом религиоведения в Библиотеке иностранной литературы Евгений Борисович Рашковский как-то сказал мне, что невозможно отделить большинство библейских ценностей от светской науки философии. Но при этом он усомнился, что Ветхий Завет, например, может жестко и прямолинейно соотноситься с современной философией права.

На мой взгляд, философия права (современная и древняя) рассматривает вопросы соотношения действующих норм права (и их подготовленных проектов) с точки зрения соотношения с высшими нормами общечеловеческой морали, а также помогает найти нечто наиболее значительное и схожее в различных "национальных" законах и правовых системах.

Поэтому вполне естественно поискать в истории человеческой мысли начальный момент философии права, не зацикливаясь на том, провозглашены вышеуказанные нормы человеческой морали от имени богов древних религий или закреплены в международных договорах и конвенциях ООН. Если Сократ, не оставивший ни одной собственной книги, считается общепризнанным основателем политической философии (History of Political Philosophy, edited by Leo Strauss and Joseph Cropsey, the University of Chicago Press. 1987. P. 1, 4, 5), то почему Моисей, пять книг которого сохранились в составе Ветхого Завета (их последняя существенная редакция последующими переписчиками в основном завершилась к VI в. до н.э., за сотню-другую лет до рождения Сократа), не может рассматриваться как отец философии права? Что отличает философию религии от теологии или светского философского исследования? Вера, агностицизм или атеизм автора? Такой подход к философии права неприемлем.

Почему древние тексты Ветхого Завета, в течение нескольких тысячелетий уверенно прошедшие испытания анализом сотен поколений ученых, не могут рассматриваться отдельно от всех чисто религиозных идей в качестве важнейшего источника философско-правового знания? Большая часть моральных норм пришла к человечеству посредством религиозных предписаний, поэтому анализ соотношения морали и права, составляющий основу философии права не должен никого смущать. Главное здесь - возникновение дискуссии о важности закрепления и обоснования норм права высокими моральными нормами. Когда же философия права появилась в писаной истории человечества? Мы не можем разорвать вопросы морали и права, современные правовые общепризнанные нормы и их исторические религиозные корни, дух закона и сам закон. Кроме того, "Скрижали Завета" были поставлены Моисеем в священный центр всех храмовых богослужений как высшая духовная ценность народа, что само по себе является позицией философии права. Именно Моисей впервые в истории человечества сформулировал конституционную идею ограничения законом монархической власти.

Приведем цитату одного из крупнейших специалистов по конституционному праву США Луиса Хенкина: "Тора (юридические правила из первых пяти книг Ветхого Завета. - П.Б.) и Конституция США - обе являются юридическими документами. Этого нельзя сказать о всей Библии. Этого нельзя сказать о всех конституциях, даже если они претендуют на то, что имеют правовое содержание. Многие конституции не имеют нормативного содержания, но являются манифестами, описаниями или, в лучшем случае, программами или обещаниями. Являясь правовыми инструментами, Тора и Конституция США развили юриспруденцию и подлежат интерпретированию со стороны юристов, людей права... И Библия, и Конституция США включали обязательства для политических властей и служили в качестве ограничителя их власти. Царь был подчинен правовым нормам Ветхого Завета, так же как могущественные Президенты и Конгрессы, как нам известно, подчинены Конституции. Для тех, кто не находит согласованности между правилом большинства голосов и политической теорией, на которой основана Конституция США, интересно будет узнать, что правило большинства аналогично правилу большинства из библейского предписания для судей" <1>.

<1> Henkin L. The Constitution and Other Holy Writ: Humane Right and Divine Commands? // The Judeo-Christian Tradition and the US Constitution. Proceedings of a Conference at Annerberg Research Institute, 1987.

Мой покойный друг академик Олег Емельянович Кутафин поругивал меня за мои работы о библейской исторической основе идей разделения властей и конституционализма, так же, как и мой ментор - ныне покойный экс-председатель Конституционного Суда РФ Владимир Александрович Туманов. Рецензент моей первой курсовой работы, посвященной "Общественному договору" Жан-Жака Руссо, на юридическом факультете МГУ, тогда аспирант, а сейчас признанный правовед Михаил Александрович Марченко совсем недавно за это же критиковал меня в разговоре и какой-то публикации, которую я, правда, пока не видел. В то же время Председатель Конституционного Суда РФ Валерий Дмитриевич Зорькин в двух своих последних книгах подчеркнул со ссылкой на мою публикацию важность анализа библейских правовых текстов. Председатель Конституционного Суда Армении Гагик Арутюнян при нашей недавней встрече не только поддержал меня, но и проявил желание написать статью для готовящегося сборника "Философия права Пятикнижия".

Честно говоря, меня всегда несколько удивляла позиция неприятия Ветхого Завета как источника правовых идей, поскольку она явно носит характер перевода сути обсуждения с историчности происхождения (с точки зрения времени и проверки правильности изложения и лингвистического перевода содержания) библейских текстов на вопросы веры, неверия, доверия и т.д. Мы же не подменяем вопросом о физическом существовании Сократа обсуждение философской сути записанных в IV в. до н.э. от его имени идей.

В Библии говорится о восстании и уходе из Египта большой массы рабов, стремившихся создать в другом месте свое собственное государство. В связи с этим они обсуждали законы, которые должны принять и строго соблюдать как до создания такого государства, так и при его правовой организации. Изложенные тогда правовые нормы стали основой морали и права сначала западного, а затем и всего современного мирового сообщества. Запрет убийства и воровства, гуманное отношение к рабам, включая захваченных в плен женщин, соблюдение правил уважения к старшим, защита частной собственности, непримиримость к коррупции, уважение к судьям, судебные правила по отношению к свидетелям для предотвращения оговора невиновного, ограничение царской власти размерами возможных сборов, а также запрет на излишнее обогащение царей, обязанность последних соблюдать законы и подчиняться их требованиям, равенство всех перед законом, гуманное обращение с животными - вот лишь неполный перечень правовых норм, записанных и представленных людям Моисеем, который прежде чем окончательно принять эти правовые нормы, удостоверился в их одобрении народом. При этом условием принятия и соблюдения законов было признание их высшей божественной и духовной ценностью и поклонение их текстам, хранящимся в наиболее священных местах передвижного храма для молитвы.

Предлагаю читателю ознакомиться с нормами права и морали из текста Книги "Исход" (главы 21, 22 и 23 до 23:12). Вот, например, указание судье: "Не следуй за большинством на зло и не решай тяжбы, отступая по большинству от правды" (23:2). Этой правовой и моральной норме более 3000 лет, но именно на ней должен стоять независимый суд в любой современной демократической стране!

Значительная часть принятых правовых норм носила характер моральных предписаний, подтвержденных силой закона. Вся известная история права (Древнего Востока, античных Греции и Рима) не знает аналога правовых норм, изложенных в Ветхом Завете от имени Моисея (который, в свою очередь, представлял их от имени Бога) и осуществленных в законодательстве древнего Израиля. Они на полтора-два тысячелетия опередили нормы, вошедшие в состав законодательства государств, принявших христианскую религию и, соответственно, Библию, включающую в себя первые пять книг Ветхого Завета.

Это факты бесспорные, поэтому стоит ли отрицать очевидную возможность анализа с философско-правовых позиций предложенной и записанной от имени Моисея доктрины библейского законодательства? Тем более что доктрина английского "короля-философа" Якова (Джеймса) Первого - сына знаменитой Марии Стюарт (1556 - 1625) о божественном происхождении царской властителей заложила правовую базу для европейской абсолютной монархии и основывалась на Ветхом Завете. Король был знатоком библейских текстов, и именно под его руководством осуществлялся систематический перевод Библии на английский язык. Знаменитая "Библия Короля Джеймса" и сейчас остается основным и чаще всего цитируемым библейским текстом на английском языке, издается десятками миллионов экземпляров и присутствует во всех протестантских церквях англоязычного мира.

Но на текстах Библии было основано и опровергающее доктрину короля Джеймса о божественности царской власти учение авторитетного современника короля - испанского философа Франциско Суареса (1548 - 1617), называемого в западном мире родоначальником современной философии права. Идущее из Ветхого Завета противостояние божественного происхождения судебной власти божественному происхождению царской власти до сих пор определяет (в том числе и в России) главный конституционный вопрос XXI века - о подчинении исполнительной власти требованиям доктрины правового государства. Игнорирование библейских правовых идей именно как идей современной философии права не дает многим ученым-юристам понять (и заодно объяснить своим студентам) суть и глубинную сущность важнейших правовых доктрин, а Франциско Суареса вообще не знают в нашей правовой науке.

Кстати, пример Суареса показывает, как трудно во многих случаях отделить теологию от философии религии, а последнюю - от философии права. Британский король Яков (Джеймс) Первый жег книги Суареса, и сжег бы его самого, если бы тот оказался в его руках. Люди Моисея вырезали всех, кто предпочитал, например, многотысячные сексуальные оргии вокруг статуи божка и насилие над любыми чужими женщинами соблюдению правовых норм уважения женщины и семьи. Философия права в древние времена активно внедрялась в жизнь в виде жестокого наказания за нарушение правовой нормы.

Как обсуждение морали, заключенной в праве, а также моральной обоснованности правовых норм философия права началась с разговоров Моисея с Богом и своим народом, когда он излагал и записывал правовые нормы, оглашал их народу, добивался его согласия на принятие записанных норм, размещение записей законов на каменных таблицах в наиболее священном месте переносного храма, безусловное их соблюдение и поклонение им как высшим духовным ценностям.

Моисей не сразу принял на себя миссию вывода народа из Египта. Пять раз он отказывался. В какой-то момент Бог усомнился, правильно ли он выбрал этого упрямого 80-летнего старика, и хотел убить Моисея на пути в Египет. Но не убил, как и не уничтожил несговорчивый упрямый народ, для убеждения которого Моисею пришлось тоже пять (как минимум) раз курсировать между Богом и людьми, чтобы окончательно добиться принятия новых во всей истории человечества правовых норм. Итак, что же происходило?

  1. Моисей вывел народ из Египта.
  2. Он привел людей в безопасное место к вершине священной вулканической горы, точное местонахождение которой неизвестно.
  3. Там он несколько раз поднимался на вершину горы и спускался вниз, вел переговоры с людьми о принятии и строгом соблюдении (в том числе под страхом смерти) свода законов и моральных предписаний, который в виде каменных таблиц должен быть объектом почитания как высшая духовная и божественная ценность и храниться в наиболее священном месте переносного храма.
  4. Изображения Бога как статуи были запрещены и поклонение им считалось тяжким преступлением.
  5. После согласия народа на оглашенные нормы Моисей принес с горы две каменные таблицы, на которых, кроме известных десяти заповедей, были еще сотни законодательных и моральных норм. После подавления сопротивления группы людей, не желавших принять нормы Моисея, вместо разбитых первых каменных таблиц с горы была принесена пара других каменных таблиц ("Скрижали Завета") с записью законов.
  6. Эти таблицы были помещены в специальную большую "шкатулку" (скинию Завета), на украшение которой ушли почти все запасы драгоценных металлов. Скиния Завета была помещена в центр переносного храма, а затем в два последующих каменных храма, выстроенных в Иерусалиме. Доступ в это наиболее священное место храма запрещался. Скиния Завета была главной реликвией иудаизма в храме, где совершались молитвы.
  7. Каменные таблицы впоследствии были заменены свитками с записями законов.

Представим читателю краткие отрывки из текста Ветхого Завета, чтобы он имел возможность проследить все мистические и иногда иносказательные древние библейские описания событий (цитаты из Книги "Исход"):

"В третий месяц по исходе сынов Израиля из земли Египетской, в самый день новолуния, пришли они в пустыню Синайскую".

"И двинулись они из Рефидима, и пришли в пустыню Синайскую, и расположились там станом в пустыне; и расположился там Израиль станом против горы".

"Моисей взошел к Богу (на гору), и воззвал к нему Господь с горы, говоря: так скажи дому Иаковлеву и возвести сынам Израилевым:

вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас на орлиных крыльях, и принес вас к Себе;

итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля,

а вы будете у Меня царством священников и народом святым; вот слова, которые ты скажешь сынам Израилевым.

И пришел Моисей и созвал старейшин народа и предложил им все сии слова, которые заповедал ему Господь.

И весь народ отвечал единогласно, говоря: все, что сказал Господь, исполним (и будем послушны). И донес Моисей слова народа Господу.

И сказал Господь Моисею: вот, Я приду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобою, и поверил тебе навсегда. И Моисей объявил слова народа Господу..."

"И сошел Моисей с горы к народу и освятил народ, и они вымыли одежду свою.

И сказал народу: будьте готовы к третьему дню; не прикасайтесь к женам.

На третий день, при наступлении утра, были громы и молнии, и густое облако над горою (Синайскою), и трубный звук весьма сильный; и вострепетал весь народ, бывший в стане".

"И вывел Моисей народ из стана в сретение Богу, и стали у подошвы горы..."

"И сошел Господь на гору Синай, на вершину горы, и призвал Господь Моисея на вершину горы, и взошел Моисей.

И сказал Господь Моисею: сойди и подтверди народу, чтобы он не порывался к Господу видеть Его, и чтобы не пали многие из него;

священники же, приближающиеся к Господу (Богу), должны освятить себя, чтобы не поразил их Господь.

И сказал Моисей Господу: не может народ взойти на гору Синай, потому что Ты предостерег нас, сказав: проведи черту вокруг горы и освяти ее.

И Господь сказал ему: пойди, сойди, потом взойди ты и с тобою Аарон; а священники и народ да не порываются восходить к Господу, чтобы (Господь) не поразил их.

И сошел Моисей к народу и пересказал ему".

"И изрек Бог (к Моисею) все слова сии, говоря:

Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства;

да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли;

не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня,

и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

Помни день субботний, чтобы святить его;

шесть дней работай и делай (в них) всякие дела твои,

а день седьмой - суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни (вол твой, ни осел твой, ни всякий) скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих;

ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.

Почитай отца твоего и мать твою, (чтобы тебе было хорошо и) чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

Не убивай.

Не прелюбодействуй.

Не кради.

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, (ни поля его), ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, (ни всякого скота его), ничего, что у ближнего твоего.

Весь народ видел громы и пламя, и звук трубный, и гору дымящуюся; и увидев то, (весь) народ отступил и стал вдали.

И сказали Моисею: говори ты с нами, и мы будем слушать, но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть.

И сказал Моисей народу: не бойтесь; Бог (к вам) пришел, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицем вашим, дабы вы не грешили.

И стоял (весь) народ вдали, а Моисей вступил во мрак, где Бог..."

"И когда (Бог) перестал говорить с Моисеем на горе Синае, дал ему две скрижали откровения, скрижали каменные, на которых написано было перстом Божиим..."

"Когда народ увидел, что Моисей долго не сходит с горы, то собрался к Аарону и сказал ему: встань и сделай нам бога, который бы шел перед нами, ибо с этим человеком, с Моисеем, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось..."

"И сказал Господь Моисею: поспеши сойти (отсюда), ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской;

скоро уклонились они от пути, который Я заповедал им: сделали себе литого тельца и поклонились ему, и принесли ему жертвы и сказали: вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской!

И сказал Господь Моисею: Я вижу народ сей, и вот, народ он - жестоковыйный;

итак оставь Меня, да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их, и произведу многочисленный народ от тебя.



Но Моисей стал умолять Господа, Бога Своего, и сказал: да не воспламеняется, Господи, гнев Твой на народ Твой, который Ты вывел из земли Египетской силою великою и рукою крепкою,

чтобы Египтяне не говорили: на погибель Он вывел их, чтобы убить их в горах и истребить их с лица земли; отврати пламенный гнев Твой и отмени погубление народа Твоего;

вспомни Авраама, Исаака и Израиля (Иакова), рабов Твоих, которым клялся Ты Собою, говоря: умножая умножу семя ваше, как звезды небесные, и всю землю сию, о которой Я сказал, дам семени вашему, и будут владеть (ею) вечно.

И отменил Господь зло, о котором сказал, что наведет его на народ Свой.

И обратился и сошел Моисей с горы; в руке его были две скрижали откровения (каменные), на которых написано было с обеих сторон: и на той и на другой стороне написано было;

скрижали были дело Божие, и письмена, начертанные на скрижалях, были письмена Божии..."

"Когда же он приблизился к стану и увидел тельца и пляски, тогда он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали и разбил их под горою;



и взял тельца, которого они сделали, и сжег его в огне, и стер в прах, и рассыпал по воде, и дал ее пить сынам Израилевым..."

"И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, (иди) ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины.

И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего.

И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек.

Ибо Моисей сказал (им): сегодня посвятите руки ваши Господу, каждый в сыне своем и брате своем, да ниспошлет Он вам сегодня благословение.

На другой день сказал Моисей народу: вы сделали великий грех; итак я взойду к Господу, не заглажу ли греха вашего.

И возвратился Моисей к Господу и сказал: о, (Господи!) народ сей сделал великий грех: сделал себе золотого бога;



прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал..."

"И сказал Господь Моисею: пойди, иди отсюда ты и народ, который ты вывел из земли Египетской, в землю, о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: потомству твоему дам ее;

и пошлю пред тобою Ангела (Моего), и прогоню Хананеев, Аморреев, Хеттеев, Ферезеев, (Гергесеев), Евеев и Иевусеев,

(и введет он вас) в землю, где течет молоко и мед; ибо Сам не пойду среди вас, чтобы не погубить Мне вас на пути, потому что вы народ жестоковыйный.

Народ, услышав грозное слово сие, возрыдал, и никто не возложил на себя украшений своих.

Ибо Господь сказал Моисею: скажи сынам Израилевым: вы народ жестоковыйный; если Я пойду среди вас, то в одну минуту истреблю вас; итак снимите с себя украшения свои; Я посмотрю, что Мне делать с вами.



Сыны Израилевы сняли с себя украшения свои у горы Хорива.

Моисей же взял и поставил себе шатер вне стана, вдали от стана, и назвал его скиниею собрания; и каждый, ищущий Господа, приходил в скинию собрания, находившуюся вне стана.

И когда Моисей выходил к скинии, весь народ вставал, и становился каждый у входа в свой шатер и смотрел вслед Моисею, доколе он не входил в скинию.

Когда же Моисей входил в скинию, тогда спускался столп облачный и становился у входа в скинию, и (Господь) говорил с Моисеем.

И видел весь народ столп облачный, стоявший у входа в скинию; и вставал весь народ, и поклонялся каждый у входа в шатер свой.

И говорил Господь с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим; и он возвращался в стан; а служитель его Иисус, сын Навин, юноша, не отлучался от скинии.

Моисей сказал Господу: вот, Ты говоришь мне: веди народ сей, а не открыл мне, кого пошлешь со мною, хотя Ты сказал: "Я знаю тебя по имени, и ты приобрел благоволение в очах Моих";



итак, если я приобрел благоволение в очах Твоих, то молю: открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя, чтобы приобрести благоволение в очах Твоих; и помысли, что сии люди Твой народ.

(Господь) сказал (ему): Сам Я пойду (пред тобою) и введу тебя в покой.

(Моисей) сказал Ему: если не пойдешь Ты Сам (с нами), то и не выводи нас отсюда,

ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами? тогда я и народ Твой будем славнее всякого народа на земле.

И сказал Господь Моисею: и то, о чем ты говорил, Я сделаю, потому что ты приобрел благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя по имени.

(Моисей) сказал: покажи мне славу Твою.

И сказал (Господь Моисею): Я проведу пред тобою всю славу Мою и провозглашу имя Иеговы пред тобою, и кого помиловать - помилую, кого пожалеть - пожалею..."

"И сказал Господь Моисею: вытеши себе две скрижали каменные, подобные прежним, (и взойди ко Мне на гору), и Я напишу на сих скрижалях слова, какие были на прежних скрижалях, которые ты разбил;

и будь готов к утру, и взойди утром на гору Синай, и предстань предо Мною там на вершине горы;

И вытесал Моисей две скрижали каменные, подобные прежним, и, встав рано поутру, взошел на гору Синай, как повелел ему Господь; и взял в руки свои две скрижали каменные.

И сошел Господь в облаке, и остановился там близ него, и провозгласил имя Иеговы.

И прошел Господь пред лицем его и возгласил: Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный,

сохраняющий (правду и являющий) милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода.

Моисей тотчас пал на землю и поклонился (Богу)

и сказал: если я приобрел благоволение в очах Твоих, Владыка, то да пойдет Владыка посреди нас; ибо народ сей жестоковыен; прости беззакония наши и грехи наши и сделай нас наследием Твоим..."

"И сказал Господь Моисею: напиши себе слова сии, ибо в сих словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем".

"И пробыл там (Моисей) у Господа сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил; и написал (Моисей) на скрижалях слова завета, десятословие".

"Когда сходил Моисей с горы Синая, и две скрижали откровения были в руке у Моисея при сошествии его с горы, то Моисей не знал, что лице его стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним".

"И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лице его сияет, и боялись подойти к нему".

"И призвал их Моисей, и пришли к нему Аарон и все начальники общества, и разговаривал Моисей с ними".

"После сего приблизились (к нему) все сыны Израилевы, и он заповедал им все, что говорил ему Господь на горе Синае".

"И когда Моисей перестал разговаривать с ними, то положил на лице свое покрывало".

"Когда же входил Моисей пред лице Господа, чтобы говорить с Ним, тогда снимал покрывало, доколе не выходил; а выйдя пересказывал сынам Израилевым все, что заповедано было (ему от Господа)".

"И видели сыны Израилевы, что сияет лице Моисеево, и Моисей опять полагал покрывало на лице свое, доколе не входил говорить с Ним".

"И собрал Моисей все общество сынов Израилевых и сказал им: вот что заповедал Господь делать".

Совсем непростым был процесс внедрения в жизнь философско-правовой доктрины совмещения морали и права и превращения их в божественные ценности, которым люди поклонялись вместо привычного изображения Бога.

Условность библейских событий (некоторые из них излагаются скорее как притча, нежели описание реального события), а также конкретных дат не требует долгих пояснений. "Любой факт, связанный с жизнью людей, будет для нас понятней, если нам уже известны другие факты подобного рода... В той мере, в какой изучение феноменов человеческой жизни осуществляется от более древнего к недавнему, они включаются прежде всего в цепь сходных феноменов. Классифицируя их по родам, мы обнажаем силовые линии огромного значения" <2>.

<2> Блок Марк. Апология истории. М., 1973. С. 80, 81.

Конечно, внедрение передовых правовых норм заняло не несколько месяцев, как в Библии, а гораздо более длительный период. Как правильно отмечено французским историком Марком Блоком, "человеческое время всегда будет сопротивляться строгому единообразию и делению на отрезки, которые свойственным часам... Короче, мы делаем вид, будто можем согласно строгому, но произвольно выбранному равномерному ритму, распределять реальности, которым подобная размеренность совершенно чужда... Но не будем поклоняться идолу мнимой точности. Самый точный отрезок времени - не обязательно тот, к которому мы прилагает наименьшую единицу измерения... а тот, который более соответствует природе предмета. Ведь каждому типу явлений присуща своя, специфическая система исчисления. Преобразование социальной структуры, экономики, верований, образа мышления нельзя без искажений втиснуть в слишком узкие хронологические рамки" <3>.

<3> Там же. С. 98, 99, 101.

В мышлении Моисея, в его идеях, как отмечает П. Джонсон, религиозное содержание переплеталось с юридическим подходом. Джонсон пишет о Моисее: "Он был пророк и лидер, человек решительного действия и буквально электрического воздействия на окружающих, способный на неудержимый гнев и жесткое решение, но также человек интенсивной духовности, любящий уединение с самим собой и Богом в безлюдных местах, наблюдая видения Богоявления и Апокалипсиса; при этом, однако, не отшельник и затворник, но активная духовная сила, ненавидящая несправедливость и пламенно стремящаяся к созданию Утопии. Этот человек не только был посредником между Богом и человечеством, но и стремился перенести чрезвычайно высокие идеалы в практическую государственную деятельность, а благородные концепции - в каждодневную жизнь. Кроме того, в качестве законодателя и судьи он стал конструктором мощной правовой инфраструктуры, обеспечивающей честный подход к каждому аспекту общественного и частного поведения, то есть в конечном счете тоталитаризм духовности" <4>.

<4> Johnson P. History of the Jews. N.Y., 1988. P. 27, 29.

Бог не уничтожил в ходе жестких дискуссий о законах своего Завета ни Моисея (Исход 4:5), ни библейский народ, потому что знал: ему нужны упрямые несговорчивые люди, которые, поняв и приняв нормы права, будут потом их соблюдать, защищать, своим примером пропагандировать, идти за них на смерть вплоть до их позднейшего принятия большинством всего человечества, люди, которые пронесут факел философско-правовых идей передовой морали и права через тысячелетия.