Мудрый Юрист

Обязательства России как будущего члена ВТО в отношении сектора юридических услуг

Муранов Александр Игоревич, доцент кафедры международного частного и гражданского права МГИМО (У) МИД России, профессор РШЧП, член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, управляющий партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры", кандидат юридических наук.

Россия, планирующая стать полноценным членом ВТО в 2012 г., согласно Генеральному соглашению о торговле услугами должна взять на себя обязательства по допуску других членов ВТО в различные российские сферы (рынки) услуг. Одна из таких сфер - юридические услуги. В статье рассматривается содержание обязательств России как будущего члена ВТО в отношении сектора юридических услуг, приводится их критика и показывается, какие ошибки методологического и юридико-технического свойства были допущены в тексте этих обязательств.

Ключевые слова: Всемирная торговая организация, вступление России в ВТО, международные обязательства России, Генеральное соглашение о торговле услугами, юридические услуги.

11 ноября 2011 г. Министерство экономического развития РФ сообщило, что 10 ноября 2011 г. в Женеве завершены переговоры по присоединению России к Всемирной торговой организации (ВТО, Организация).

Рабочая группа, состоящая из 62 членов ВТО (считая страны ЕС одним участником), предварительно одобрила пакет документов, касающихся присоединения к этой организации России. Именно о нем говорится в распоряжении Правительства РФ от 13.12.2011 N 2231-р "О подписании Протокола о присоединении Российской Федерации к Всемирной торговой организации". В составе пакета доклад Рабочей группы о присоединении Российской Федерации к ВТО (документ WT/ACC/RUS/70 от 17.11.2011) и двусторонние договоренности по доступу на рынки товаров и услуг, включая договоренности в отношении права пользования системой тарифных преференций. В их числе перечень специфических обязательств по услугам и список изъятий из режима наибольшего благоприятствования по ст. II Генерального соглашения по торговле услугами <1>.

<1> Schedule of Specific Commitments on Services, List of Article II MFN Exemptions (документ WT/ACC/RUS/70/Add.2), а также Перечень уступок и обязательств по товарам (Перечень CLXV - Российская Федерация (Schedule CLXV - the Russian Federation), документ WT/ACC/RUS/70/Add.1).

16 декабря 2011 г. эти документы, отражающие результаты двусторонних переговоров, проведенных Россией с 57 членами ВТО (по товарам) и 30 членами ВТО (по услугам), а также многосторонних переговоров по системным обязательствам, были одобрены Восьмой министерской конференцией ВТО. Предполагается, что Россия должна ратифицировать их до конца июля 2012 г., с тем чтобы стать полноценным членом ВТО.

Как известно, Россия должна взять на себя согласно Генеральному соглашению о торговле услугами (одно из важнейших соглашений ВТО) обязательства по допуску других членов ВТО в различные российские сферы (или рынки) услуг, устранить определенным образом для них ограничения по оказанию ими услуг как внутри России, так и для российских потребителей.

Сегодня уже известно, что Россия примет на себя обязательства по более чем ста секторам услуг, включая банковские, страховые, транспортные и т.д. - всего из 155 секторов, предусмотренных Классификатором услуг ВТО <2>. И один из таких секторов - сфера юридических услуг (юридической помощи).

<2> Services Sectoral Classification List. World Trade Organization. Note by the Secretariat. MTN.GNS/W/120, 10 July 1991 // http://www.wto.org. Официального перевода на русский язык пока не существует. Неофициальный перевод приводится, в частности, в следующей работе: Данилова Е.В. ВТО: регулирование торговли услугами. М., 2003. С. 87 - 95.

Иными словами, будет допущено оказание иностранными юристами услуг на территории России или же вне ее пределов для российских потребителей таких услуг ("потребителей" в широком экономическом смысле, а не в смысле регулирования защиты прав потребителей - физических лиц).

Ниже очень кратко излагается суть будущих обязательств России как члена ВТО применительно к сектору юридических услуг, впрочем, с достаточно серьезной их критикой (хотя нельзя не признать, что они заслуживают критики в еще большей степени, но это уже тема для отдельного разговора).

Эти обязательства были согласованы еще в 2004 г. 10 мая 2007 г. в Министерстве экономического развития и торговли РФ состоялась встреча сотрудников его департамента торговых переговоров с отдельными представителями адвокатуры и российских юридических фирм, организованная по инициативе Комиссии по вопросам деятельности адвокатуры и нотариата Ассоциации юристов России. Именно на ней впервые была распространена информация об итогах переговоров России в ходе вступления в ВТО в отношении юридических услуг.

В конце декабря 2011 г. на сайте ВТО появились в открытом доступе тексты документов, содержащих обязательства России перед ВТО, в том числе Перечень обязательств по услугам. Размещены эти документы были и на сайте Минэкономразвития.

Крайне любопытно отметить, что в Классификаторе услуг ВТО юридические услуги стоят на первом месте из всех 155 секторов, что не случайно: "Юридические услуги образуют важнейшую составную часть всеобъемлющей инфраструктуры, требующейся для рыночной экономики. Без надлежащего оказания этих услуг никакая устойчивая экономическая деятельность не была бы возможной" <3>; "Если взглянуть на мир, то успешными экономиками преимущественно оказываются те, в которых используется прагматичный и прогрессивный взгляд на ключевые инфраструктурные услуги, включая юридические услуги" <4>.

<3> Вопросы торговли услугами в переговорах о присоединении к ВТО: Методическое пособие // ЮНКТАД. Отдел международной торговли товарами, услугами и сырьем. Программа коммерческой дипломатии. Женева, ноябрь 2001 г. (документ UNCTAD/DITC/TN CD/Misc.18). С. 3; http://unctad.org.
<4> Winterton R. (Parliamentary Secretary, Department for Constitutional Affairs) WTO and Legal Services: Speech to Delegates // International Symposium on WTO and Legal Services, Beijing, China, September 2002. P. 3, 8.

1. Что есть юридические услуги по праву ВТО

Важно понимать, что в праве ВТО под сектором юридических услуг понимается сфера оказания самых разнообразных юридических услуг именно за плату: речь идет, например, об услугах адвокатов, нотариусов, патентных поверенных. При этом понятия "юридические услуги" и "юридическая помощь" являются по общему правилу синонимами <5>.

<5> Однако нельзя полагать, что регулирование ВТО не распространяется на оказание юридической помощи на бесплатной основе: это отдельный и сложный вопрос субсидирования государством соответствующих сфер услуг, которому ВТО уделяет особое внимание, но который выходит за рамки настоящей работы и требует особого внимания (см.: Муранов А.И. Бесплатная юридическая помощь адвокатов и государственные закупки в свете глобализации и вступления России в ВТО: оплошность Министерства экономического развития и торговли РФ // Законодательство. 2008. N 2. С. 56 - 68).

Далее, для лучшего понимания рассматриваемого вопроса нельзя не отметить и то, что из более чем 150 членов ВТО почти половина вообще не стала на себя брать какие-либо обязательства в отношении сектора юридических услуг. По тем или иным причинам среди них можно выделить Бразилию, Гонконг (Китай), Индию, Кипр, Республику Корея, Мальту, Мексику, Монголию, Объединенные Арабские Эмираты, Пакистан, Сингапур. Из всех стран БРИК расширенные обязательства на себя взяла только Россия. Китаю под давлением членов ВТО взять такие обязательства пришлось, но с очень серьезными ограничениями для субъектов из таких членов ВТО.

2. Виды юридических услуг

Россия согласилась взять на себя обязательство допускать иностранных лиц из членов ВТО к оказанию перечисленных ниже видов юридических услуг (для их описания используется "Предварительная классификация основных продуктов" (Provisional Central Product Classification), утвержденная Статистической комиссией ООН на ее 25-й сессии в феврале 1989 г. <6>, которая широко применяется (и применялась в случае с Россией) в ходе переговоров по вступлению в ВТО. Следует признать, что некоторые формулировки этой классификации могут звучать для российских юристов необычно: она является унифицированной, т.е. выступает своего рода компромиссом, по поводу которого всегда у кого-то есть нарекания.

<6> Предварительная классификация основных продуктов // Статистические документы. Серия М. N 77. Департамент международных экономических и социальных вопросов. Статистическое управление Организации Объединенных Наций. Нью-Йорк, 1991 (документ ST/ESA/STAT/SER.M/77, в продаже под номером R.91.XVII.7). Текст этой классификации на английском языке см.: http://unstats.un.org.

Услуги по юридическим консультациям и представительству в связи с уголовным правом. Юридические консультативные и представительские услуги в процессе судебного разбирательства и услуги по составлению юридической документации, касающейся уголовного права. Как правило, они предназначаются для защиты клиента в судебном органе по делу об уголовном преступлении. Однако они также могут состоять из действий в качестве обвинителя по делу об уголовном преступлении, когда правительственными органами приглашаются практикующие частные юристы за вознаграждение. Сюда включается как защита по рассматриваемому в суде делу, так и юридическая деятельность вне суда. Последнее охватывает исследовательскую и другую работу для подготовки уголовного дела (например, изучение юридической документации, опрос свидетелей, изучение полицейских и других донесений) и выполнение послесудебной деятельности, касающейся уголовного права.

Услуги по юридическим консультациям и представительству в судебных процедурах в связи с другими областями права. Юридические консультативные и представительские услуги в процессе судебного разбирательства и услуги по составлению юридической документации, касающейся других областей права, кроме уголовного. Представительские услуги состоят в основном из действий либо в качестве обвинителя от имени клиента, либо в качестве защитника клиента от обвинения. Сюда включаются как защита по рассматриваемому в суде делу, так и юридическая деятельность вне суда. Последняя охватывает исследовательскую и другую работу для подготовки дела (например, изучение юридической документации, опрос свидетелей, изучение полицейских и других донесений) и выполнение послесудебной деятельности, касающейся областей права помимо уголовного.

Услуги по юридическим консультациям и представительству в предусмотренных законом процедурах квазисудебных трибуналов, коллегий и т.п.

Юридические консультативные и представительские услуги в процессе судебного разбирательства и услуги по подготовке юридической документации, касающейся предусмотренных законом процедур. В основном они предназначаются для представительства клиента перед судебным органом (например, административным трибуналом). Сюда включаются как защита по делу перед назначенными органами, кроме судебных органов, так и аналогичная юридическая деятельность. Последнее охватывает исследовательскую и другую работу по подготовке несудебных дел (например, изучение юридической документации, опрос свидетелей, изучение донесений) и выполнение послесудебной деятельности.

Услуги по составлению юридической документации и удостоверению документов. Услуги по подготовке, составлению и заверению юридических документов. Эти услуги в основном охватывают предоставление ряда смежных услуг, включая консультации и выполнение различных задач, необходимых для составления или заверения документов. Сюда включается составление завещаний, брачных контрактов, коммерческих контрактов, уставов предпринимательских компаний и т.п.

Прочие услуги по юридическим консультациям и предоставлению информации. Консультативные услуги клиентам, связанные с их юридическими правами и обязанностями и предоставлением информации по юридическим вопросам, не включенные в другие категории. Сюда включаются такие услуги, как оформление условного депонирования денежных сумм у третьих лиц на чье-либо имя, составление актов распоряжения имуществом.

Вступление России в ВТО ставит точку в долгой и бессмысленной внутрироссийской дискуссии о том, оказывают ли адвокаты юридические услуги или же юридическую помощь: с точки зрения права ВТО они оказывают именно услуги. Более того, в терминологии права ВТО адвокаты торгуют юридическими услугами и являются поставщиками таковых.

3. Виды юридических услуг, к оказанию которых иностранные лица могут быть не допущены

Единственным видом юридических услуг, к оказанию которых согласно обязательствам России иностранцы допущены не будут, являются нотариальные услуги.

Несложно понять, почему это было сделано: согласно российскому законодательству нотариусом может быть только российский гражданин.

Однако важно понимать, что согласно правилам ВТО Россия в любой момент может в одностороннем порядке допустить иностранных лиц к оказанию нотариальных услуг. ВТО такую одностороннюю либерализацию поощряет.

Крайне любопытно, что Россия должна считаться взявшей на себя обязательство допускать иностранных лиц в сферу услуг патентных поверенных, в то время как с 1993 г. ввиду соображений национальной безопасности патентными поверенными в России могут быть только российские граждане (это правило имеется и в четвертой части ГК РФ, равно как и в Федеральном законе от 30.12.2008 N 316-ФЗ "О патентных поверенных"). Объяснение этому очень простое: Минэкономразвития во время переговоров о патентных поверенных забыло <7>. В ходе общения с Федеральной палатой адвокатов РФ в 2010 г. министерство эту ошибку сквозь зубы признало, но поправить ее сейчас уже невозможно. (Само собой разумеется, что с Ассоциацией патентных поверенных министерство консультации не проводило.)

<7> Об этом см.: Муранов А.И. Российские патентные поверенные: жертва некомпетентности, проявленной в ходе переговоров по вступлению России в ВТО // Московский журнал международного права. 2008. N 2. С. 188 - 213; N 3. С. 172 - 191.

В результате Россия будет обязана разрешать иностранным патентным поверенным действовать на своей территории в качестве иностранных патентных поверенных или же получить статус российских патентных поверенных. Не исключено, что тем самым в итоге будет создана угроза информационной и национальной безопасности России.

И это не единственная ошибка Минэкономразвития. Как будет показано ниже, пытаясь говорить о полномочиях адвокатов, министерство, упомянув об уголовном, арбитражном, гражданском и административном судопроизводстве, забыло о судопроизводстве конституционном.

4. Иностранные лица, которые могут быть допущены к оказанию юридических услуг

Прежде всего это граждане (подданные) любого члена ВТО, а также - в определенных случаях - и физические лица, проживающие на его территории. Кроме того, это любые юридические лица любого члена ВТО, учрежденные или иным образом организованные в соответствии с законодательством этого члена ВТО и вовлеченные в существенные деловые операции на его территории или на территории любого другого члена Организации.

Иностранным лицом также будет считаться российское юридическое лицо, если оно принадлежит или контролируется физическими или юридическими лицами из другого члена ВТО. Юридическое лицо принадлежит лицам из другого члена ВТО, если они реально обладают в нем более чем 50-процентной долей участия. Юридическое лицо является контролируемым лицами из другого члена ВТО, если они имеют полномочия назначать большинство его директоров или иным образом законно направлять его деятельность.

5. Национальное и международное регулирование, по которому иностранными лицами могут оказываться юридические услуги

Россия обязалась безоговорочно допустить иностранных лиц к оказанию юридических услуг по следующему праву:

  1. международное публичное право (МПП);
  2. право государства, в юрисдикции которого персонал поставщика услуг получил квалификацию (таким правом может быть и российское, если, например, иностранная юридическая фирма создаст в России дочернее предприятие, которое наймет российских юристов);
  3. международное частное право, включая МЧП России.

Кстати, как признались переговорщики из Минэкономразвития, для них МЧП - примерно то же самое, что и МПП, но только по частноправовым вопросам.

Очевидно, что такое мнение - глубочайшая методологическая ошибка, неприемлемая даже для выпускника юридического вуза, но в соответствующем департаменте министерства во время проведения обсуждаемых переговоров не имелось даже и таких выпускников. Общеизвестно, что МЧП является скорее внутринациональным правом, т.е. должно подпадать под приведенное выше указание на "право государства, в юрисдикции которого персонал поставщика услуг получил квалификацию" <8>.

<8> Муранов А.И. Как ЕС и США "переиграли" Россию в ходе переговоров о вступлении России в ВТО применительно к понятию "международное частное право". Вольный или невольный вклад МЭРТ России в отечественную доктрину международного частного права // Законодательство. 2008. N 5. С. 39 - 55.

6. Способы допуска иностранных лиц на российский рынок. Способы оказания ими юридических услуг

По правилам ВТО иностранные лица могут оказывать услуги одним из четырех способов.

  1. Трансграничная поставка: поставщик и потребитель услуги находятся в разных государствах, а услуга получается трансграничной: по телефону, электронной почте, видеосвязи и т.д.
  2. Потребление за рубежом: потребитель услуги из одного государства прибывает к поставщику услуги в страну последнего для получения услуги именно в ней. Пример: получение юридических услуг Р. Абрамовичем в Лондоне.
  3. Коммерческое присутствие: поставщик услуги создает в стране ее потребителей представительство, филиал, дочернее общество. Коммерческим присутствием будет также считаться получение поставщиком услуги в стране ее потребителей статуса индивидуального предпринимателя или адвоката, равно как и наем агента.
  4. Присутствие физических лиц: поставщик услуги вместо создания в стране ее потребителей коммерческого присутствия направляет туда своих сотрудников на временной основе для оказания в ней услуги.

Россия приняла на себя обязательство не вводить никаких ограничений для иностранных лиц в ходе оказания юридических услуг первым и вторым способом.

По третьему способу специальное ограничение только одно: если иностранный адвокат захочет осуществлять деятельность в России именно как адвокат, он сможет сделать это беспрепятственно, но только через адвокатский кабинет, коллегию адвокатов, адвокатское бюро или юридическую консультацию. Создать коммерческую организацию он не сможет, если только это не будет ему разрешено законом. Все остальные лица будут иметь возможность создавать коммерческие организации. Смогут это сделать и иностранные адвокаты, но в таком случае они не вправе будут ссылаться на наличие у них адвокатского статуса.

Кстати, такие страны, как, например, Австралия, Австрия, Канада, Дания, Франция, Япония и Норвегия, сохранили за собой право вводить ограничения применительно к видам коммерческих присутствий иностранных лиц.

Однако в горизонтальных (неспецифических) обязательствах России по услугам имеются еще два общих ограничения в отношении любых видов услуг, включая юридические:

  1. представительствам может быть не разрешено осуществлять любую коммерческую деятельность, включая поставку услуг;
  2. Россия может вводить ограничения на создание иностранными лицами коммерческих присутствий, реализуемых путем создания, приобретения или поддержания некоммерческих организаций.

Что же касается четвертого способа оказания юридических услуг, то Россия по соображениям иммиграционной и визовой политики сохранила за собой право вводить для иностранных физических лиц любые ограничения, за исключением следующих.

А. Внутрифирменный перевод. В этом случае для срока временного въезда и пребывания физических лиц, не являющихся гражданами России и въезжающих с целью поставки услуг посредством коммерческого присутствия на территории России (а), установлен максимум в три года (с возможным продлением) при условии, что указанные физические лица:

Для срока внутрифирменного перевода сотрудников для представления интересов юридического лица другого члена ВТО, осуществляющего данный внутрифирменный перевод, посредством представительства на территории России (b), установлен максимум в три года (с возможным продлением) при условии, что такие физические лица:

В отношении внутрифирменного перевода в представительство общее число физических лиц (включая руководителя представительства) не должно превышать пяти, а в отношении банковской деятельности - двух.

В этом контексте под ключевым персоналом понимаются следующие категории физических лиц:

Главным бухгалтером или лицом, осуществляющим его функции, может быть только физическое лицо, постоянно проживающее на территории России и имеющее российский квалификационный аттестат профессионального бухгалтера.

В. Деловые посетители. Максимум в 90 дней включительно установлен для временного въезда и пребывания на территории России физических лиц, не являющихся российскими гражданами, с целью представления иностранного поставщика услуг на переговорах по поставке услуг (a) или учреждения коммерческого присутствия поставщика услуг другого члена ВТО (b) при условии, что указанные лица не будут заняты в прямых поставках упомянутых услуг или поставлять эти услуги сами.

7. Распространение на иностранных лиц на российском рынке национального режима

Россия обязалась распространять на иностранных лиц в ходе оказания ими юридических услуг национальный режим, т.е. приравнять их к российским лицам и не вводить для них тех ограничений, которые не вводятся для российских лиц. Такое распространение будет безусловным в отношении оказания юридических услуг по первому и второму способу поставки.

В отношении третьего способа поставки ограничения национального режима могут состоять только в том же, о чем уже и так говорилось выше.

Важно отметить, что обязательства России перед ВТО не препятствуют России ввести квалификационные требования для иностранных лиц, но только при условии, что аналогичные требования будут введены и для всех российских лиц (именно этого и требует принцип национального режима).

И здесь нельзя не заметить еще один крайне любопытный нюанс: Россия даже в таком случае не будет вправе запрещать иностранным лицам открывать в России коммерческие присутствия в форме коммерческих организаций. Это означает, что ввести квалификационные требования для иностранных лиц на базе регулирования адвокатской деятельности будет возможно, но только в том случае, если одновременно адвокатам будет разрешено создавать коммерческие организации.

В отношении четвертого способа поставки ограничения национального режима также могут состоять только в том же, о чем уже говорилось выше. Правда, при этом Россия выговорила себе право ввести следующее требование: главным бухгалтером или лицом, осуществляющим его функции, может быть только физическое лицо, временно или постоянно проживающее на территории России и имеющее российский квалификационный аттестат профессионального бухгалтера.

8. Несоответствия между текстами проекта обязательств России на русском и английском языках

Само собой разумеется, что для ВТО и ее членов преимущественную силу всегда будет иметь текст перечней обязательств России на английском, а не на русском языке: последний официальным языком ВТО не является.

Вот текст обязательств России применительно к сектору юридических услуг на русском языке, представленный Министерством экономического развития и торговли РФ 10 мая 2007 г. на встрече сотрудников его департамента торговых переговоров с отдельными представителями адвокатуры и российских юридических фирм. Никакой иной аналогичный текст на русском языке министерство нигде не презентовало.

"Способы поставки: 1) трансграничная поставка, 2) потребление за рубежом, 3) коммерческое присутствие, 4) присутствие физических лиц.

Сектор или подсектор

Ограничения доступа на рынок

Ограничения национального режима

Доп. обяз-ва

  1. ДЕЛОВЫЕ УСЛУГИ*

А. Профессиональные услуги*

  1. Нет.
  1. Нет.

а) Юридические услуги, за исключением нотариальных услуг (СРС 861*)

  1. Нет.
  1. Нет.

Правовая помощь разрешена только по международному частному праву, международному публичному праву и праву государства, в юрисдикции которого персонал поставщика услуг получил квалификацию

  1. Нет, за исключением следующего: адвокаты <1> могут осуществлять адвокатскую деятельность только посредством адвокатского кабинета, коллегии адвокатов, адвокатского бюро и юридической консультации.
  1. Нет, за исключением указанного в колонке "Ограничения доступа на рынок".
  1. Обязательства не принимаются, кроме указанных в части I "Горизонтальные обязательства"
  1. Обязательства не принимаются, кроме указанных в части I "Горизонтальные обязательства"
<1> Адвокат - физическое лицо, получившее статус адвоката в соответствии с российским законодательством. Только адвокатам разрешается:

А вот как выглядит тот же текст на английском языке, размещенный на сайтах ВТО и Минэкономразвития в декабре 2011 г.: "Modes of supply: 1) Cross-border supply, 2) Consumption abroad, 3) Commercial presence, 4) Presence of natural persons.

Sectors and sub-sectors

Limitations on Market Access

Limitations on National Treatment

Additional Commitments

  1. BUSINESS SERVICES

А. Professional Services

  1. None.
  1. None.

a) Legal services,

except for notary services (СРС 861*) only on private international law, international public law and the law of the country in which jurisdiction the personnel of the services supplier is qualified

  1. None.
  2. None, except the following: - with respect to advocates' activity only: advocates <6> can exercise advocates' activity only through Advocates' cabinet, Advocates' bureau, Advocates' collegiums or a legal advice office.
  1. None.
  2. None, except as indicated in the column "Limitations on Market Access".
  1. Unbound, except as indicated in the Part I "Horizontal commitments"
  1. Unbound, except as indicated in the Part I "Horizontal commitments"
<6> An advocate is a natural person, obtaining advocate's status in accordance with the Russian legislation. Only advocates are allowed to:

Любопытно отметить, что в английском тексте, представленном Минэкономразвития 10 мая 2007 г., использовалось слово "advocat", в английском языке отсутствующее и являвшееся, скорее всего, транслитерацией русского слова "адвокат". Вероятно, оно было использовано из-за того, что в английском нет понятия, точно передающего специфику статуса адвоката по российскому праву. Однако впоследствии, после публикации автором настоящей работы ряда статей с критикой проекта обязательств России, министерство решило использовать в тексте вместо слова "advocat" слово "advocate".

Далее, между текстами на русском и английском языках есть четыре серьезных несоответствия (иные мелкие для целей настоящей статьи можно проигнорировать). Рассмотрим их в порядке возрастания их значимости.

Слова "in criminal courts" переведены как "в уголовном судопроизводстве", хотя точный их смысл иной: "в уголовных судах" (далее, кстати, слово "судопроизводство" переводится уже корректно - court proceedings). Остается только понять, что это еще за уголовные суды действуют в России?

Слова "local government bodies" переведены как "органы местного самоуправления", хотя точный их смысл иной: "местные правительственные органы". Учитывая то, что словам "local government bodies" предшествуют слова "governmental bodies", можно подумать, что центральные правительственные органы противопоставляются их отделениям на местах и что речь об органах местного самоуправления не идет.

Слова "is qualified" переведены как "получил квалификацию", что передает не все нюансы. В русском языке слова "получил квалификацию" означают прежде всего получение среднего или высшего специального образования и не отражают тот факт, что наличие такого образования может быть только одним из нескольких квалификационных признаков, необходимых для получения права оказывать платные юридические услуги в качестве, например, адвоката. Соответственно, "is qualified" было бы лучше перевести, например, как "соответствует необходимым квалификационным требованиям".

Три таких несоответствия являются достаточно серьезными и их следует считать юридико-техническими ошибками. Однако они не идут ни в какое сравнение со следующей ошибкой: слова "Russian arbitration tribunals" были переведены как "российское арбитражное судопроизводство" (или, напротив, слова "российское арбитражное судопроизводство" переведены как "Russian arbitration tribunals"). Это совершенно некорректно: любому юристу, знакомому с международным частным правом и правом международной торговли, известно, что английское понятие "arbitration tribunals" означает третейские суды <9>.

<9> Сомневающимся рекомендуется обратиться к словарям: "arbitration... 1. Разбор спора третейским судом, арбитражем. 2. Соглашение сторон о передаче их спора на разрешение третейского суда. 3. Третейский суд, арбитраж; to settle by ~ разрешить спор третейским судом; ~ tribunal, court of ~ третейский / арбитражный / суд" (Новый большой англо-русский словарь: В 3 т. / Под общ. рук. Э.М. Медниковой и Ю.Д. Апресяна. М., 1993. Т. I "A-F". С. 135).

На протяжении многих десятилетий в отечественной литературе постоянно говорилось о том, что не следует отождествлять арбитраж как третейский суд с государственным арбитражем, функционировавшим в СССР <10>. (Почему в СССР одним и тем же понятием обозначался и третейский суд, и особый государственный орган для разрешения споров между социалистическими предприятиями - отдельный любопытный вопрос, рассмотрение которого выходит за рамки настоящей работы.) И сегодня в России арбитраж как третейский суд необходимо отличать от государственных арбитражных судов, но, вероятно, члены делегации, которые вели переговоры по вступлению России в ВТО, решили, что до таких терминологических тонкостей опускаться не следует. Впрочем, не исключено, что они о существовании таковых вообще не подозревали.

<10> "Арбитраж в рассматриваемом здесь смысле и государственный арбитраж в СССР. - разные явления" (Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права. М., 1976. Т. 3. Международный гражданский процесс. С. 214 - 215).

Вот таким крайне любопытным образом лингвистическая особенность советского юридического прошлого сумела проявить себя в вопросе о вступлении России в ВТО. Соответственно, ВТО и ее члены уже введены Россией в заблуждение относительно этого момента.

Устранение одной этой ошибки в ходе общения с ВТО будет стоить России десятки тысяч долларов США (расходы на командировки, переговоры и на консультантов).

9. Два варианта толкования сноски в подсекторе "Юридические услуги"

Суть проблемы. Процитируем сноску еще раз:

"Адвокат - физическое лицо, получившее статус адвоката в соответствии с российским законодательством. Только адвокатам разрешается:



Ее содержание можно толковать двояко. С одной стороны, она может пониматься как разъясняющая, какими правами по российскому праву обладают адвокаты. С другой стороны, ее можно трактовать как объявление: после вступления России в ВТО только адвокаты (российские или иностранные) будут иметь право осуществлять указанные виды деятельности, т.е. как установление Россией для всех лиц из членов ВТО, не имеющих статуса адвоката (российского или иностранного), упомянутых в ней ограничений.

Однако при любом толковании ничто не препятствует России допустить впоследствии к представительству в любом судопроизводстве не только адвокатов, но и любых иных лиц: право ВТО поощряет такую одностороннюю либерализацию.

Первое толкование. Если исходить из первого толкования, нельзя не признать, что в этой сноске содержится много неточностей.

Во-первых, не следовало говорить о получении статуса адвоката в соответствии с российским законодательством. Статус иностранных адвокатов именно как адвокатов по смыслу ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - Закон об адвокатуре) в России не получается, а признается при условии их регистрации в специальном реестре, ведущемся Федеральной регистрационной службой.

Во-вторых, в сноске, если исходить из первого толкования, совершенно неверно указывается, что только адвокатам разрешается быть представителями организаций, правительственных органов, органов местного самоуправления в гражданском судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правонарушениях. На момент согласования рассматриваемого проекта действовали ГПК РФ 2002 г. и КоАП от 30.12.2001 N 195-ФЗ, согласно которым такими представителями могли быть (и сегодня могут быть) сотрудники указанных лиц либо иные лица, а не только адвокаты.

В-третьих, рассматриваемая сноска относится к тому периоду, когда еще действовал п. 5 ст. 59 АПК РФ, согласно которому представителями организаций в арбитражном суде могли выступать по должности руководители организаций, действующие в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом, учредительными документами, или лица, состоящие в штате указанных организаций, либо адвокаты. Соответственно, применительно к тому периоду времени это указание в рассматриваемой сноске было сформулировано совершенно некорректно: осуществлять представительство в российском арбитражном судопроизводстве могли не только адвокаты, как утверждается, но и руководители организаций или лица, состоявшие в их штате. Кроме того, в то время быть представителями граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, в государственных арбитражных судах могли (и сегодня могут) любые лица, а не только адвокаты!

В-четвертых, зачем нужно было говорить именно о представительстве в уголовном судопроизводстве, учитывая, что основная задача адвокатов в нем - уголовная защита, а не представительство гражданских истцов и ответчиков?



В-пятых, почему сначала говорится об уголовном судопроизводстве, а затем не просто об арбитражном судопроизводстве, а именно о российском арбитражном судопроизводстве? Очевидно, что слово "российском" вообще является здесь лишним.

В-шестых, почему в третьей части сноски говорится о представительстве только организаций, правительственных органов, органов местного самоуправления и не упоминаются физические лица? И при этом о представительстве говорится в отношении гражданского судопроизводства и судопроизводства по делам об административных правонарушениях, где в очень большом количестве дел участвуют физические лица! Если исходить из первого толкования, оказывается, что в данной сноске представлена сильно искаженная картина.

В-седьмых, почему в сноске сначала говорится об "административном судопроизводстве", а затем о "судопроизводстве по делам об административных правонарушениях"? Возможно, ее авторы хотели противопоставить административное судопроизводство в государственных арбитражных судах и судопроизводство по делам об административных правонарушениях в судах общей юрисдикции. Но в таком случае возникает вопрос: почему в сноске говорится о российском арбитражном судопроизводстве? Если под ним понимать производство в российских государственных арбитражных судах, то такие суды рассматривают как гражданские, так и административные дела и, более того, дела об административных правонарушениях.

И наконец, почему в сноске нет упоминания о конституционном производстве, которое, как известно, уже многие годы согласно российскому законодательству является вотчиной адвокатов?

Второе толкование. Если исходить из первого толкования, возникает вопрос: неужели лица, формулировавшие спорную сноску, были настолько небрежны при описании существующего в российском праве положения? Ответ будет отрицательным, если использовать второе толкование, т.е. если рассматривать эту сноску как объявление о том, что после вступления России в ВТО только адвокаты (российские или иностранные) будут иметь право осуществлять указанные в сноске виды деятельности, т.е. как установление Россией для всех лиц из членов ВТО, не имеющих статуса адвоката (российского или иностранного), упомянутых в ней ограничений.

(Однако при этом первое, четвертое, пятое, седьмое и последнее замечания, сделанные выше, сохраняют силу и при данном толковании.)

Имеются некоторые основания предполагать, что именно второго толкования придерживается и Министерство экономического развития и торговли РФ. 5 марта 2007 г. на заседании экспертно-консультативного совета по вопросам оказания правовой помощи и юридических услуг гражданам, предприятиям и организациям в Совете Федерации ФС РФ представитель министерства Т. Сухарева сказала: "В соответствии с обязательствами некоторые виды предправовой помощи могут предоставляться только адвокатами, например при представлении клиента в арбитражных судах или судебных разбирательствах по уголовным делам. Также, как зафиксировано в Законе 63 (имеется в виду Закон об адвокатуре. - А.М.), только адвокаты могут представлять интересы организаций, правительственных учреждений по гражданским делам. Это тоже зафиксировано в будущих обязательствах Российской Федерации. Все, что там зафиксировано, соответственно идентично тому определению, может быть, более в общем формате, которое есть в 63-м Законе об адвокатах" <11>.

<11> Стенограмма заседания экспертно-консультативного совета по вопросам оказания правовой помощи и юридических услуг гражданам, предприятиям и организациям Совета Федерации ФС РФ, состоявшегося 5 марта 2007 г.


Заметим, что из Закона об адвокатуре в той его редакции, которая действовала на 2003 г. (когда рассматриваемый проект в ходе переговоров по вступлению России в ВТО был согласован), совсем не вытекало, что только адвокаты могут "представлять интересы организаций, правительственных учреждений по гражданским делам". Если это и было зафиксировано в будущих обязательствах России перед ВТО, то исходя из ошибочного понимания указанного Закона. Абсолютно неверно и утверждение о том, что "все, что там зафиксировано, соответственно идентично тому определению, может быть, более в общем формате, которое есть в 63-м Законе об адвокатах".

Кстати, на упоминавшейся встрече представителей адвокатуры и российских юридических фирм с сотрудниками департамента торговых переговоров Минэкономразвития также, хотя и несколько невнятно, звучал тезис о том, что эта сноска является не разъяснением, а введенным для иностранных лиц ограничением.

Если придерживаться второго толкования, нужно понимать: России, чтобы использовать те выгоды, которые вытекают из него для российских адвокатов, пришлось бы менять АПК, ГПК, УПК и КоАП РФ, закрепляя в них положение о том, что осуществлять представительство и являться защитниками могут исключительно адвокаты.

Как известно, указание в списке обязательств государства на те или иные ограничения означает не более чем возможность их установления во внутреннем регулировании члена ВТО (если только они в нем уже не присутствуют). При этом такой член ВТО может не вводить их вообще, не вводить их немедленно или вводить их в меньшем объеме.

Указанные списки являются той планкой изъятий и ограничений, поднимать которую член ВТО не вправе. Однако он вправе по своему собственному усмотрению при помощи своего внутреннего регулирования понизить ее настолько, насколько посчитает нужным, или не задействовать ее вообще: "Страны-члены имеют право изымать эти исключения из своих списков обязательств, то есть в одностороннем порядке дополнительно либерализовать доступ на внутренний рынок услуг" <12>.

<12> Вопросы торговли услугами в переговорах о присоединении к ВТО: Методическое пособие. С. 3.

Соответственно, если придерживаться второго толкования, в любом случае без изменения указанных выше Кодексов лица из других членов ВТО могли бы на основании содержащихся в них либеральных правил и в силу принципа национального режима осуществлять указанные в рассматриваемой сноске виды представительства.



Но и при втором толковании возникает несколько непростых вопросов.

Во-первых, если российская делегация действительно при помощи такой сноски хотела ввести ограничения для лиц из других членов ВТО и создать преференции для российских адвокатов, разве можно было говорить о представительстве только организаций, правительственных органов, органов местного самоуправления и не упоминать физических лиц, которые могут быть очень активными и в государственных арбитражных судах <13>?

<13> Впрочем, разработчики рассматриваемой сноски могут возразить, что не имелось никакой нужды не допускать возможность представительства иностранными юристами физических лиц в тех или иных судопроизводствах на территории России, поскольку для этих юристов такое представительство не представляет интереса и стремиться к нему они и так не будут. Данное утверждение крайне спорно.

Во-вторых, почему в сноске не было сказано вообще ничего про конституционное судопроизводство?

В-третьих, зачем нужно было вводить подобные ограничения сноской, а не в самом столбце "Ограничения доступа на рынок"? Зачем нужно было писать: "3) Нет, за исключением следующего" и далее в самом столбце вводить исключение только по поводу использования форм адвокатских образований? Неужели чтобы завуалировать еще одно исключение, как бы проявив тем самым хитрость?

И самое главное: зачем нужно было давать такую сноску к слову "адвокаты", под которыми в столбце "Ограничения доступа на рынок" могут пониматься только иностранные адвокаты? Если сноска дается к этому слову, тогда и речь в ней должна идти именно об иностранных адвокатах. Однако в самой этой сноске говорится в том числе и об адвокатах российских.

Желательность и невозможность использования второго толкования. Однако какое из двух толкований все-таки следует предпочесть? С точки зрения интересов российских адвокатов использовать, конечно же, необходимо именно второе. Но как быть с точки зрения истины?

С одной стороны, можно ли предположить, что разработчики такой сноски, проявив очень либеральный подход к доступу лиц из членов ВТО в российскую сферу оказания платных юридических услуг (чего стоит одна упомянутая история с понятием "международное частное право"!), неожиданно решили ограничить их права применительно к судебному представительству?



С другой стороны, если вспомнить об использовавшемся российской делегацией методологическом подходе, а именно о ее ориентировании на содержание российского внутреннего регулирования, то вторая часть сноски оказывается такой методологии соответствующей (с точки зрения российского права на момент составления рассматриваемой сноски действительно преимущественно адвокаты могли являться защитниками и представителями в уголовном судопроизводстве и представителями третьих лиц в государственных арбитражных судах, хотя из этого правила и были важные и многочисленные исключения).

И как при этом быть с тем количеством несуразностей, которые в данной сноске допущены?

Нельзя не отметить и то, что до декабря 2011 г. в рассматриваемый вопрос еще больше неясности вносилось тем, что, по утверждениям сотрудников Минэкономразвития, в проекте Перечня обязательств России по услугам неоднократно должно было использоваться понятие Explanatory note ("Объясняющее примечание") в тех случаях, когда необходимо было осуществить какое-то разъяснение, а не вводить ограничения и не брать обязательства. Однако в декабре 2011 г. выяснилось, что указанное понятие было использовано в Перечне только один раз. В данном случае понятие Explanatory note в отношении рассматриваемой сноски использовано не было. Это действительно важный момент, однако он ничего не предрешает.

В свете всего сказанного выше все же думается, что к истине ближе первое толкование. В его пользу свидетельствует следующее.

Антагонизм между содержанием спорной сноски и ограничением в первом столбце обязательств. Сноска к слову "адвокат" противоречит ограничению проекта Перечня в отношении вопросов, по которым разрешена правовая помощь.

В самом деле, по смыслу этого проекта физические лица из членов ВТО имеют право действовать в России в качестве иностранных адвокатов, имея при этом статус именно адвокатов. Далее согласно рассматриваемой сноске такие иностранные адвокаты вправе "осуществлять представительство в уголовном и российском арбитражном судопроизводстве", а также "быть представителями организаций, правительственных органов, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях". Но как такие их полномочия соотнести с тем, что согласно этому же проекту "правовая помощь разрешена только по международному частному праву, международному публичному праву и праву государства, в юрисдикции которого персонал поставщика услуг получил квалификацию"?

Иными словами, иностранные адвокаты, не имея полученного в России юридического образования, могут иметь право оказывать юридические услуги только по ограниченным вопросам. Однако разве можно, с одной стороны, полноценно участвовать в судебном разбирательстве, а с другой - оказывать правовую помощь только по международному частному праву, международному публичному праву или праву соответствующего иностранного государства? Очевидно, что нет.

Далее. Государство, принимая на себя обязательства по ГАТС, должно исходить из принципа "Все, что государством не запрещено, им разрешено". При этом, учитывая цели ВТО и ГАТС, запрещение должно быть четким, а не двусмысленным.

Наконец, нужно вспомнить о таких правилах юридического толкования, как quoties dubia interpretatio libertatis est, secundum libertatem respondendum erit (когда то или иное толкование свобод вызывает сомнение, оно разрешается в пользу свободы) и verba fortius accipiuntur contra proferentem (слова следует толковать более строго против того, кто их употребляет (т.е. в данном случае против России)).

В свете приведенных правил верным оказывается первое, а не второе толкование. Если российская делегация преследовала цель введения при помощи такой сноски ограничений, ей нельзя было допускать те двусмысленности и ляпсусы, которые в ней присутствуют.

Как бы ни хотелось признать, что верным является второе толкование, это затруднительно: если Россия ошиблась в словоупотреблении, бремя этой ошибки она должна нести сама, равно как и платить по счетам, которые могут предъявляться членами ВТО на основании такой ошибки.

Даже если Россия будет настаивать на том, что верным является второе толкование, ВТО и ее члены будут против этого возражать. Если этот спор будет рассматриваться в рамках ВТО, Россия его, скорее всего, проиграет.

10. Серьезные ошибки в отношении сферы юридических услуг, допущенные в ходе переговоров по вступлению России в ВТО, и их негативные последствия

Итак, в 2004 г. Россия завершила переговоры с ВТО по поводу того, какие обязательства она примет на себя как член Организации согласно Генеральному соглашению о торговле услугами (как уже говорилось, одному из важнейших соглашений ВТО) в отношении сферы оказания юридических услуг и допуска в нее иностранных лиц (адвокатов, юридических фирм и юристов-предпринимателей из стран - членов ВТО). Несмотря на то что эти переговоры начались еще в 1999 г., длились пять лет и были все шансы на то, чтобы завершить их достойно, результат оказался неблагоприятным для российских юристов и может в будущем повлечь весьма негативные последствия для российского общества и экономики.

Дефекты методологического подхода к переговорам с ВТО.

  1. Перед переговорами не была проведена серьезная инвентаризация российского регулирования оказания юридических услуг. Из-за этого в итоговом документе, как уже упоминалось, забыли указать, что Россия не берет на себя обязательства допускать иностранных лиц в сферу оказания услуг патентными поверенными, но о российских нотариусах не забыли и специально упомянули, что Россия не берет на себя обязательства разрешать иностранным нотариусам действовать в России или получать статус российских нотариусов. Не менее забавно и весьма критично то, что в проекте обязательств РФ отсутствует упоминание о конституционном судопроизводстве; об этом уже говорилось выше.
  2. Минэкономразвития не запрашивало мнения субъектов Федерации по поводу принимаемых обязательств. Между тем согласно Конституции адвокатура - сфера совместной компетенции Федерации и ее субъектов, т.е. бездействие министерства закону не соответствовало.
  3. В ходе переговоров сфера оказания юридических услуг субъектами предпринимательской деятельности оказалась в подвешенном состоянии: Минюст России занимался только адвокатами и нотариусами, а Минэкономразвития ошибочно и крайне безответственно полагало, что эта сфера под его компетенцию не подпадает, и не испытывало к ней вообще никакого интереса.
  4. В ходе переговоров по вступлению в ВТО не был изучен опыт тех развитых стран, которые вводят ограничения на допуск иностранных лиц в сферу оказания юридических услуг, в частности Австрии, Кореи и Японии.
  5. В ходе переговоров по вступлению в ВТО была полностью проигнорирована позиция прочих стран BRIC, которые уделяют большое внимание развитию национальных юридических фирм и не желают попадать в зависимость от иностранных поставщиков юридических услуг из развитых государств. Быстро развивающиеся Бразилия и Индия не стали брать на себя никаких обязательств перед ВТО применительно к сфере оказания платных юридических услуг: они понимают, насколько важно обеспечить развитие этой их национальной сферы для достижения успеха их экономиками в глобальной конкуренции. Китаю взять такие обязательства пришлось, но с очень серьезными ограничениями для стран - членов ВТО. На этом фоне позиция России выглядит нерационально.
  6. Как уже говорилось, почти половина из более чем 150 членов ВТО вообще не стала на себя брать каких-либо обязательств перед ВТО в отношении сферы оказания платных юридических услуг. Их опыт был в ходе российских переговоров проигнорирован.

(Пример чрезмерно широких обязательств перед ВТО, взятых на себя Киргизией и Украиной и уже негативно повлиявших на экономики этих стран, наглядно показывает возможные негативные последствия. Впрочем, это уже тема для отдельного разговора, причем крайне непростая и дискуссионная.)

  1. Минэкономразвития исходило из изначально неверных посылок: договоренности заключались не для постепенного развития российской сферы юридических услуг с учетом необходимых разумных мер ее защиты, так как она только становится на ноги, а для жесткой фиксации того выгодного для иностранных юридических лиц положения, которое сложилось в неблагоприятные для России 1990-е годы и которое продолжает, к сожалению, существовать и сегодня.

В России лечить людей и даже собак без соответствующего образования нельзя, а консультировать по вопросам российского права, не зная русского языка и не имея российского образования, - можно. Представительствовать в российском суде могут даже иностранцы без образования или же лица, имеющие судимость, что в других странах недопустимо.

Иными словами, Минэкономразвития ориентировалось не на будущее, а на текущий момент, исходило не из стратегических, а из сиюминутных соображений. Между тем все государства в ходе вступления в ВТО стараются создать для себя определенный "запас прочности", учитывая, что в дальнейшем от них будут требовать еще большего открытия рынков согласно ст. XIX "Переговоры по специфическим обязательствам".

  1. В ходе переговоров Минэкономразвития не проводило консультаций ни с Федеральной палатой адвокатов, ни с Союзом юристов России, ни с Союзом российских юристов (на их базе затем была создана Ассоциация юристов России). Министерство не интересовали позиции коммерческих фирм, оказывающих юридические услуги, и научных организаций. Тем самым оно проигнорировало указание Президента России, касающееся переговоров по вступлению России в ВТО и озвученное еще в 2002 г.: "Все должны быть участниками этого процесса. Мнения всех должны быть учтены" <14>.
<14> Послание Президента России В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 18 апреля 2002 г. "России надо быть сильной и конкурентоспособной" // Российская газета. 2002. 19 апр. N 71.

Однако министерство в ходе переговоров использовало услуги иностранных экспертов и малоизвестной организации ООО "Центр торговой политики и права" <15>. И работа иностранных экспертов, и работа экспертов этой организации оплачивалась за счет средств ЕС. Это могло повлиять на итоги переговоров неблагоприятным для России образом. Кстати, в этом ООО М.Ю. Медведкову, бывшему замминистра, а теперь директору департамента торговых переговоров Минэкономразвития, который отвечал и отвечает за переговоры с ВТО, изначально принадлежало и сегодня принадлежит 50% уставного капитала, а до перехода на госслужбу он являлся его генеральным директором. Конечно же, это совпадение не оказало никакого влияния на ход и исход переговоров.

<15> http://www.ctpl-msk.ru

В ходе переговоров не было учтено мнение Организации экономического сотрудничества и развития, которая еще в 2000 г. в своем исследовании "Улучшение экономических и правовых условий для российской торговли услугами" не возражала против мнения экспертов, указывавших на необходимость принятия протекционистских мер в отношении российской сферы оказания юридических услуг.

  1. Россия взяла на себя обязательство разрешать любым иностранным предпринимателям или юридическим фирмам учреждать в России любые коммерческие организации без каких-либо ограничений или создавать в России филиалы иностранных фирм для оказания юридических услуг.

Россия пытается защитить такие важные для ее экономики сферы, как банковские, охранные или образовательные услуги, но полностью открывает для иностранцев сферу юридических услуг, не пытаясь использовать хоть какие-то разумные защитные меры.

Российские юридические фирмы не могут на равных конкурировать с иностранными: у них нет ни десятилетий собственной истории развития, ни серьезного опыта работы в рыночных условиях или участия в транснациональных сделках, ни мощных финансовых ресурсов, ни организационных и информационных наработок, ни разветвленной структуры, охватывающей многие юрисдикции.

Иностранные юридические фирмы, используя свои финансовые ресурсы, поступают очень просто: один или два иностранных юриста, не получавшие в России образования и не разбирающиеся в российском праве, открывают у нас отделение своей фирмы и нанимают российских юристов, услуги которых продают российским бизнесменам и государству. При этом ими часто допускаются злоупотребления: как выявила проверка Счетной палаты РФ <16>, при работе на государственные органы они выполняют обычную секретарскую работу по неразумным ценам, ввиду чего бюджет несет неоправданные потери.

<16> См.: Отчет о результатах тематической проверки законности и эффективности расходов федерального бюджета на оплату консультационных услуг иностранных и российских консультантов по макроэкономическим, юридическим и финансовым вопросам в 1999 - 2000 годах // Бюллетень Счетной палаты Российской Федерации. 2006. N 4 (100).

Принимая на себя непродуманные обязательства, Россия будет лишена права предписывать иностранным лицам оказание услуг в какой-либо специальной юридической форме (как это имеет место сегодня в отношении, например, адвокатов). Между тем такие страны, как, например, Австралия, Австрия, Канада, Дания, Франция, Япония и Норвегия, такое право за собой сохранили.

Такой инструмент, как использование квалификационных требований к поставщикам услуг, в условиях отсутствия ограничений на создание иностранными лицами коммерческих присутствий в России не будет являться панацеей ввиду специфики российских условий. Минэкономразвития не учитывало и не учитывает, что сегодня в России фактически существуют две сферы юридических услуг: регулируемая, с квалификационными требованиями (адвокаты, нотариусы, патентные поверенные), и нерегулируемая, без таких требований (причем за развитие последней отвечает Минэкономразвития, которое никакого интереса к ней не проявляет). Такая ситуация противоречит интересам российских общества, государства и экономики и не в полной мере соответствует международным стандартам, в том числе положениям права ВТО. Изменить ее можно только за счет установления для всех участников сферы юридических услуг единых квалификационных требований. Это можно обеспечить, например, на основе адвокатуры (исключая нотариусов и патентных поверенных). Однако уже согласованные обязательства России перед ВТО это сделают невозможным: они сформулированы так, что все члены Организации будут толковать их одним из следующих двух способов:

1) как разрешающие либо получать статус адвоката, либо (в качестве альтернативы) создавать коммерческие организации для оказания юридических услуг; этот вариант с точки зрения будущего развития России как правового государства не вполне желателен: он приведет к использованию двух систем квалификационных требований и усложнению регулирования, что вызовет претензии ВТО и ее членов, которые будут требовать использовать самый низкий из двух стандарт ко всем лицам, оказывающим юридические услуги;

2) как разрешающие адвокатам создавать коммерческие организации; этот вариант в России считается сегодня и еще долго будет считаться не вполне приемлемым (хотя и непонятно, почему).

Как видим, Минэкономразвития не до конца осознавало те сложности, которые порождаются принятыми Россией обязательствами в свете российской действительности.

  1. В обязательствах России говорится о том, что иностранным юристам может быть запрещено оказывать услуги по российскому праву, если юрист не получил образования в России. Этот запрет будет легко нейтрализовать: иностранцу будет достаточно создать в России юридическое лицо и нанять выпускников российских вузов.
  2. Упомянутым иностранным юристам может быть разрешено оказывать юридические услуги только по иностранному и международному праву, а также по международному частному праву, под которым согласно общепринятым воззрениям может пониматься только российское регулирование частных отношений с участием иностранных лиц или с каким-то иным иностранным элементом. В свете широкого понимания вопросов международного частного права это означает, что иностранные юристы будут иметь право оказывать услуги по российскому праву, даже не имея российского образования, если только в правоотношения будет вовлечен любой иностранный элемент. Какой смысл сначала ограничивать оказание юридических услуг только иностранным и международным правом, а потом разрешать их же оказание по весьма широкой части российского регулирования? Нельзя не отметить, что такого двусмысленного обязательства не принимал на себя ни один член ВТО, и Россия в этом отношении оказалась уникумом.
  3. Кроме того, обязательства России перед ВТО не основаны на принципе взаимности: США и ЕС не спешат открывать свои сферы оказания юридических услуг для лиц из России и других государств за счет того, что выдвигают в их отношении жесткие квалификационные требования. Россия же поступает наоборот.

Обязательства России перед ВТО никоим образом не содействуют усилению ее положения на пространстве бывшего СССР. Напротив, они создают все возможности для того, чтобы Россия стала площадкой для неконтролируемой экспансии западных юридических фирм, а значит, и западного бизнеса, западных права и идеологии, в страны бывшего СССР, что национальным интересам России не отвечает.

В свете обязательств России существующая на сегодня российская система регистрации иностранных адвокатов в специальном реестре может быть в рамках ВТО оспорена и ее придется отменять.

Сложившаяся сегодня ситуация и обязательства России перед ВТО не отвечают целям налоговой и валютной политики государства. Создаются все условия для того, чтобы налоги платились не в России, а в иностранных государствах <17>. Кроме того, уже много лет в России существует дефицит внешней торговли применительно к сфере юридических услуг: иностранные лица преимущественно вывозят из России валютные средства, получаемые за оказанные ими юридические услуги <18>.

<17> См.: Муранов А.И. Иностранные юридические фирмы в России: некоторые параметры их экономической деятельности и налогообложения // Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. 2010. N 3. С. 177 - 183.
<18> См.: Муранов А.И. Внешняя торговля юридическими услугами в Российской Федерации // Закон. 2008. N 4. С. 41 - 64.

В итоге обязательства России перед ВТО применительно к сфере юридических услуг оказались даже более благоприятными для иностранных лиц (и неблагоприятными для российского общества, государства и экономики), нежели аналогичные обязательства Киргизии и Молдавии <19>.

<19> Как показало их сравнение (см. http://www.wto.org).

Изначально, когда Россия более десяти лет назад только начинала переговоры по сектору юридических услуг, предлагаемые ею условия были весьма жесткими и нацеленными на защиту российских юристов. Однако впоследствии российская делегация поддалась давлению США и ЕС, которые были наиболее активными на переговорах и настаивали на максимально либеральных для себя условиях. (Для любого, знающего российские реалии, это вполне объяснимо: либо российские переговорщики были некомпетентны, либо крайне слабы, либо ими двигали иные стимулы.) Это и не удивительно: США контролируют 61% всемирного оборота юридических услуг, а вместе с ЕС - свыше 85%.

Минэкономразвития такое пристальное внимание США и ЕС к российской сфере юридических услуг не насторожило. Думается, после вступления обязательств России в силу США и ЕС будут контролировать свыше 90% мирового оборота юридических услуг.

  1. Отдельно следует отметить и то, что Минэкономразвития уже много лет (даже сегодня, когда вступление России в ВТО фактически предрешено (если, правда, иное не решит Федеральное Собрание РФ)) намеренно проводит политику тщательного сокрытия информации о ходе и итогах переговоров в отношении сферы юридических услуг. Возможно, оно осознает все допущенные ошибки и стремится о них умолчать. Хотя переговоры по юридическим услугам завершились еще в 2004 г., только в мае 2007 г. Минэкономразвития согласилось провести короткую встречу с представителями Ассоциации юристов России, на которой реальная картина, сложившаяся в связи с итогами переговоров, раскрыта полностью не была <20>.
<20> Точно выразился один из депутатов Госдумы (Ю.П. Иванов), выступая 5 марта 2007 г. на встрече заместителя Председателя Совета Федерации А.П. Торшина с адвокатами в Совете Федерации по рассматриваемому здесь вопросу: "Они делают, эти ребята, очень умно. Как они делают? Вот представляете, они взяли какой-то узкий вопросик из 100 вопросов, пришли в Комитет по безопасности и его пообсуждали в Госдуме. Потом взяли Минюст... А потом, когда это будет приниматься законодательным собранием, они будут говорить: "Ну как же? Это же широко обсуждалось! В Госдуме мы обсуждали, вот в комитетах... Вот обсуждали. Значит, в Минюст мы писали, у нас есть..." То есть это все такая хорошая бюрократическая деятельность, когда люди авторитарно работают, делают то, что хотят, но при этом всех остальных из этой деятельности исключают. А потом закроются вот этими пипочками, как они где-то обсудили на каком-то комитете" (стенограмма встречи заместителя Председателя Совета Федерации А.П. Торшина с адвокатами. 5 марта 2007 г. Опубликована не была).

Тексты документов, содержащих обязательства России перед ВТО, появились в открытом доступе на сайте Организации только в конце декабря. Нельзя не отметить, что вплоть до этого момента Минэкономразвития считало документы об обязательствах России конфиденциальными и отказывалось предоставлять их частным лицам, хотя очевидно, что без комплексного их обсуждения экспертными сообществами риск того, что эти обязательства окажутся для России неблагоприятными или что в них будут допущены ошибки, был очень высоким: ситуация с обязательствами по сектору юридических услуг показала это наглядно, и министерство это в конце концов признало <21>.

<21> См. хотя бы интервью М.Ю. Медведкова "Коммерсанту": У нас нет обязательств что-то ухудшить, но есть право это сделать // Коммерсантъ. 2011. 20 дек. N 238 (4779).

Когда автор настоящей статьи попытался несколько лет назад получить от министерства сведения о сути таких обязательств, это, видимо, вызвало такое раздражение, что один из сотрудников секретариата М.Ю. Медведкова написал от руки на листочке-поручении "по-хамски ответить". Этот листочек случайно передали с ответом нашему курьеру, который его с готовностью возвратил, но предварительно сфотографировал его для меня на телефон <22>. Ответ действительно был хамский, что-то типа "в свое время все узнаете". Это лишь подтвердило то, что и ранее являлось очевидным: весь процесс переговоров по вступлению России в ВТО был выстроен по отношению к российскому обществу и большой части бизнеса именно по-хамски.

<22> См.: http://ru.wto-legalservices.ru/vacuum.html.

Любопытно отметить, что файлы с текстами обязательств России сначала имели на сайте ВТО статус "Ограниченных по доступу" (Restricted), т.е. ознакомиться с ними было невозможно. Когда я попытался узнать в Женеве у одного из вовлеченных в переговоры лиц, почему эти документы имеют такой статус, он без раздумий ответил, что таково было прямое указание М.Ю. Медведкова. На мой вопрос о том, как долго такое ограничение будет сохраняться, он сказал: "Вплоть до момента ратификации".

К счастью, потом ситуация изменилась (но не думаю, что причиной стало мое любопытство), документы стали открытыми и теперь наконец-то имеется возможность действительно разобраться в деталях того, какие именно обязательства принимает на себя Россия.

Впрочем, смогут это сделать не все, а лишь те, кто знает английский язык: тексты всех документов изложены только на нем, и только эти тексты являются аутентичными, о чем также говорится в распоряжении Правительства РФ "О подписании Протокола о присоединении Российской Федерации к Всемирной торговой организации". Получается, что Минэкономразвития за все 18 лет процесса присоединения России к ВТО так и не научилось подготавливать такие тексты документов, которые могли бы использоваться и русскоговорящими (к вопросу о реальном статусе России как великой державы в международных экономических отношениях и о том же самом хамском отношении к обществу и бизнесу). Однако недавно на сайте www.wto.ru был размещен русский перевод этих документов, статус которого, впрочем, неясен.

В любом случае очень сложно понять содержание этих документов, не зная методологии расшифровки тех непростых таблиц, из которых они состоят. Само собой разумеется, что Минэкономразвития о создании такой методологии и о ее распространении не позаботилось, руководствуясь принципом "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих".

Однако помочь разобраться в этих вопросах могут два документа, подготовленные на русском языке Конференцией ООН по торговле и развитию: "Вопросы торговли услугами в переговорах о присоединении к ВТО (методическое пособие)" и "Тарифные переговоры в рамках процесса присоединения к ВТО. Подготовка предложений по тарифам (методическое пособие)" <23>. Всем интересующимся бизнесменам и юристам остается пожелать удачи в освоении нового материала.

<23> См. на сайте: www.unctad.org.

11. Внимание, которое уделяется в США и ЕС развитию национальной сферы юридических услуг

США, а также ЕС можно обвинять в чем угодно, но только не в отсутствии рациональности или желания быть конкурентоспособными. Один из инструментов повышения их конкурентоспособности - продвижение своих юридических фирм во всем мире. Вот официальная позиция США по вопросу об оказании юридических услуг на международном уровне: "С ускорением мировой экономической интеграции юридические фирмы стали все в большей степени играть важную роль в консультировании клиентов по самым разным деловым вопросам, включая слияния и поглощения применительно к иностранным компаниям и коммерческие договоры, затрагивающие множественные юрисдикции. Юристы и юридические фирмы во многих отношениях прокладывают путь для международной торговли и инвестиций и рассматриваются как часть инфраструктуры деловых отношений. Для Соединенных Штатов баланс денежных поступлений за юридические услуги составляет приблизительно 3,2 миллиарда долларов США ежегодно" <24>. Позиция эта остается неизменной из года в год. Важно отметить, что США и ЕС используют именно ВТО для продвижения интересов своих юридических фирм в других государствах. Представить нечто подобное в официальных российских документах затруднительно, хотя одной из задач Российского государства и является развитие данной сферы. При этом США и ЕС не спешат открывать свои сферы оказания юридических услуг для иностранных лиц за счет того, что выдвигают в их отношении жесткие требования.

<24> U.S. Proposals for Liberalizing Trade in Services Executive Summary // http://www.usmission.ch. - Пер. авт.

12. Бездействие Минэкономразвития и Минюста и активная позиция Центрального банка, Минобрнауки и МВД

Позиция Центрального банка РФ и Минобрнауки России в отношении обязательств России перед ВТО была очень жесткой: они выступали резко против допуска иностранных лиц в подведомственные им сферы.

МВД России также выступало против присутствия иностранных лиц в сфере охранных услуг, и Правительство РФ в этом его поддерживало: "У министров даже не возникло вопросов к первому заместителю министра внутренних дел генерал-полковнику Александру Чекалину о том, почему участие иностранцев и лиц без гражданства в деятельности по созданию и управлению частными охранными структурами в любой форме и инвестирование в них финансовых средств его ведомство предлагает ограничить... У правительства имелись веские основания... в запрете на территории России иностранных служб безопасности. К счастью, ни одно такое предприятие пока у нас в стране не обосновалось. Но попытки были... Что неприятно, были замечены настойчивые шаги зарубежных спецслужб в использовании таких охранных структур для доступа к стратегической информации" <25>.

<25> Лашкина Е. Чопнутые // Российская газета. 2007. 9 нояб. N 4514.

Если кто-то полагает, что сфера юридических услуг является менее важной с точки зрения соблюдения интересов общества и экономики, нежели сфера охранных услуг, ему следует напомнить слова Марио Пьюзо: "Юрист с портфелем в руках - куда большая сила, чем сотня вооруженных налетчиков".

13. Развитие и защита сферы юридических услуг как важнейший фактор информационной и национальной безопасности России

Неконтролируемый Российским государством и профессиональным сообществом доступ иностранных лиц в сферу оказания юридических услуг уже привел к тому, что они получили доступ к самой разнообразной информации, касающейся крупнейших российских компаний, в том числе конфиденциальной. Масштабы доступа к технологическим и коммерческим секретам при сохранении в неизменном виде обязательств России перед ВТО будут только увеличиваться.

При этом в свете ничем не ограниченной свободы иностранных фирм учреждать в России свои представительства и филиалы государство может лишиться возможности потребовать от них документы и информацию в связи с имевшим место консультированием лиц, совершивших правонарушения. Относительно недавно имевшая место ситуация с аудиторской фирмой Ernst & Young в связи с делом "ЮКОСа" наглядно это подтверждает.

Коль скоро Россия пытается стать правовым государством с гражданским обществом, она не может не уделять внимания вопросам статуса и деятельности лиц, оказывающих юридические услуги. Для этого необходимо создавать адекватное регулирование их деятельности и применять в разумных масштабах протекционистские меры. Кроме того, деятельность оказывающих платные юридические услуги лиц очень важна для России с точки зрения ее международных целей в трех аспектах:

Как видим, юридическую составляющую следует без преувеличений квалифицировать как один из элементов национальной и информационной безопасности России. Позволять иностранным юридическим фирмам доминировать в этой сфере глупо как с экономической, так и с геополитической точки зрения.

Во всем мире наблюдается устойчивый рост объемов рынка юридических услуг. Согласно имеющимся в нашем распоряжении данным мировой рынок юридических услуг в период с 2005 по 2010 г. вырос на 24,6% и составил в денежном выражении 445,3 млрд. долл. США, а количество физических лиц, оказывающих платные юридические услуги, за это же время увеличилось на 12,5%, составив 1957000 человек <26>. Быстрый рост сектора юридических услуг наблюдается и в России. По данным Госкомстата, объем оказанных юридических услуг в стоимостном выражении составлял 9079,9 млн. руб. в 1995 г., а в 2006 г. - уже 69468,5 млн. руб. (рост в 7,5 раза).

<26> http://www.mindbranch.com/Legal-Services-Global-R313-24090/. Данные за 2010 г. основаны на прогнозе.

России следует стремиться получать максимальные выгоды от развития этой сферы. Но, к сожалению, в сознании Минэкономразвития и Минюста слова Президента России о том, что "Россия должна... стать крупным экспортером интеллектуальных услуг" <27>, никак не связываются с оказанием юридических услуг: в их сознании интеллектуальные услуги скорее имеют отношение к чему-то иному.

<27> Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации от 10 мая 2006 г. // Российская газета. 2006. 11 мая. N 97.

Между тем сектор платных юридических услуг очень интеллектуально емкий, что в современном информационном обществе необыкновенно важно, особенно если юридические услуги экспортируются, т.е. знания юристов оплачиваются иностранными потребителями, причем оплачиваются очень хорошо. И иностранные потребители готовы такую цену платить, поскольку иных возможностей получить нужную им информацию у них нет: подготовка квалифицированного юриста длится очень долго и стоит еще дороже. Все развитые государства стремятся экспортировать именно юридические услуги. Минэкономразвития недопонимает, что экспорт интеллектуальных ресурсов (включая юридические услуги) - это, конечно, не экспорт углеродов, а гораздо более перспективная вещь.

Между тем в России сальдо по экспорту и импорту юридических услуг было и является отрицательным: в 2005 г. при обороте (экспорт и импорт вместе) в 344193000 долл. США сальдо составило 45511000 долл. и затем увеличивалось, достигнув к 2010 г. 80148000 долл. при обороте в 839308000 долл.

Благодаря обязательствам России перед ВТО умом российских юристов, которыми будут управлять нероссийские руководители, будет укрепляться финансовая и геополитическая мощь иностранных государств.

Сегодня российские компании, инвестирующие за рубежом, должны обращаться к иностранным юристам и оплачивать их услуги. Это нормальная ситуация. Но разве не следует стремиться изменить положение дел, когда иностранные компании, инвестирующие в Россию, платят не российским консультантам, а иностранным? При этом ЕС, например, активно использует свое право и своих юристов, чтобы препятствовать российским инвестициям в свою экономику: "В результате дискриминационных действий в отношении российских компаний со стороны Европейского союза (ЕС) сорвано 13 сделок по слияниям и поглощениям на общую сумму 50 млрд. долл. Об этом сообщил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, выступая на юбилейной конференции Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Он отметил, что ЕС рассматривает Россию как серьезного конкурента" <28>. Другой рукой ЕС поощряет при помощи европейских юридических фирм инвестиции своих компаний в Россию.

<28> Юридический мир. 2007. N 12. С. 16.

Еще один промах Минэкономразвития делает тогда, когда недооценивает тот самостоятельный вклад прежде всего российских лиц, оказывающих юридические услуги, который они могут внести в упрочение геополитического статуса России, - как за счет оказания помощи российскому бизнесу, так и за счет отстаивания российских национальных интересов перед иностранными лицами.

"Давайте посмотрим на мировое хозяйство как на большой завод. На этом заводе есть цеха первичной переработки, где в пыли и в чаду трудятся рабочие низшей квалификации. Есть сборочный цех, где люди в белых халатах, рабочая аристократия, производят готовые изделия. Есть бухгалтерия, инженерное бюро, где работают специалисты с высшим образованием. А есть дирекция и правление. Там заседают самые умные.

Где же наше с вами место на этом международном предприятии? Маловероятно, чтобы кому-то в мире пришло в голову обратиться к нам за новой технологией, качественными финансовыми услугами, эффективным управлением, кассовым фильмом, модной одеждой. На нашу страну выходят, чтобы купить нефть, газ, пресловутый лес-кругляк. Стало быть, в мировом разделении труда мы не инженеры, не банкиры, не дизайнеры, не продюсеры и не управляющие. Мы - бурильщики, шахтеры, лесорубы. То есть довольно чумазые ребята с рабочих окраин. Конечно, всякий труд почетен, но все же - почему так? Мы ведь считаем себя высокообразованным и высококультурным народом. Что же мы, такие образованные, с нашим-то красным дипломом - кормим комаров на нефтеносном болоте? Такие культурные и одаренные, соплеменники Николая Гоголя, Игоря Стравинского, Ильи Пригожина - потеем на карьере и в забое. Может, мы не доросли до высоты нашей национальной культуры. Может, не все в порядке с образованием...

В общем, из будущего можно увидеть в современности много чего печального. Но также и обнадеживающего.

Если автор концепции постиндустриального общества Дэниэл Белл недавно предсказал, что по достижении внутренней стабильности Россия "готова вступить в постиндустриальный век раньше, чем любая другая страна", почему нам с ним не согласиться? Мы увидим, что это реально. Мы можем и обязаны стать белыми воротничками в мировом разделении труда, занять важное место в глобальной иерархии <29>".

<29> Сурков В.Ю. Русская политическая культура. Взгляд из утопии // http://www.russ.ru.

Сказанное справедливо и в отношении российских юристов, которые пока являются не более чем рабочей аристократией как в России, так и на уровне международного разделения труда. Если бы государство оказало им помощь не деньгами или налоговыми льготами, а только тем, что при своем вступлении ВТО не поставило их в невыгодное положение по отношению к мощным иностранным фирмам, от этого выиграло бы прежде всего само государство. К сожалению, этого не случилось. (К вопросу о внимании России к своему превращению в правовое государство: оно, как показывает ситуация с присоединением к ВТО, минимально.)

14. Может ли Москва стать международным финансовым центром в условиях доминирования иностранных юрфирм?

Можно ли представить себе ситуацию, в которой власти Великобритании или США допускают доминирование в Сити или на Уолл-стрит иностранных юридических фирм (пусть не российских, а французских или немецких)? Конечно же, нет. Наши же чиновники считают нормальной ситуацию, когда в Москве как международном финансовом центре решение юридических вопросов будет отдано на откуп иностранцам.

В итоге Москва станет филиалом нью-йоркского или лондонского финансового центра.

15. Итоги переговоров России в ходе вступления в ВТО: сомнительное качество?

Если обязательства России перед ВТО в отношении товаров и иных видов услуг с точки зрения юридического качества находятся на том же уровне, что и обязательства России в отношении сферы юридических услуг, то итоги этих переговоров являются весьма плачевными, а для российской экономики и государства - еще и опасными. Что, если в отношении иных секторов услуг были допущены такие же грубейшие ошибки?

Нельзя не задаться вопросом: не окажется ли Россия в положении заемщика, который даже не прочитал текст договора, беря потребительский кредит с безумными процентами? К сожалению, у нас, как известно, чаще всего правы юристы, но решение принимают экономисты. Причем не всегда думающие об истинных интересах России.

Если подобные обязательства, изобилующие ошибками, начнут воплощаться в жизнь, в России испытывать издержки членства в ВТО и различные связанные с этим неудобства придется очень многим. Вот тогда-то они, равно как и Российское государство, через чеканные формулы римского права verba fortius accipiuntur contra proferentem и pacta sunt servanda поймут с опозданием, к немалой досаде для себя, что такое дух ВТО и что такое право ВТО в жестком толковании развитых государств Запада. Эти государства и чиновники ВТО дадут очень жесткий отпор всем попыткам России сослаться на то, что в ее обязательствах по недомыслию или из-за чего-либо иного были допущены неточности, оплошности и ошибки.

Сегодня содержание обязательств России перед ВТО стало наконец-то доступным, так что есть все условия для того, чтобы дать ответы на поставленные выше вопросы.