Мудрый Юрист

Современное правовое исследование понятия "парламентаризм"

Парасюк Е.А., кандидат юридических наук, судья Арбитражного суда Республики Адыгея.

Статья посвящена правовому исследованию понятия "парламентаризм".

Ключевые слова: парламентаризм, правовое исследование.

The article is devoted to legal research of the concept of "parliamentarism".

Развитие демократических институтов в современном мире обусловило возникновение такого сложного политико-правового явления, как парламентаризм - неотъемлемый элемент политической и правовой действительности. Парламентаризм, занимающий особое место в демократическом правовом государстве, базирующемся на принципе разделения властей, является одной из признанных ценностей современного конституционализма. Несмотря на наличие разного рода проблем, связанных с организацией и функционированием парламентов, адекватной замены парламентаризму современные политическая и юридическая наука и практика предложить не могут.

В основу понимания парламентаризма как социально-политического феномена положены учение о народном представительстве и производная от него концепция народного суверенитета <1>.

<1> Гуляева Е.А. Идея парламентаризма в российской дореволюционной политико-правовой мысли // История государства и права. 2006. N 12. С. 8.

В современном отечественном правоведении сложились различные теоретические модели интерпретации феномена "парламентаризм", термин "парламентаризм" используется в трех основных смысловых значениях.

Во-первых, понятие парламентаризма напрямую связывается с наличием институтов, официально именуемых парламентом, причем не обязательно самостоятельно действующих, но и ограниченных в своей деятельности или даже номинально существующих <2>. Такой подход представляется не вполне точным. Согласимся с А.Д. Керимовым, который при характеристике парламентаризма справедливо указывает на то, что "отнюдь не всякое учреждение, именуемое правящей элитой как парламент, можно считать таковым" <3>. На наш взгляд, любое понятие должно адекватно отражать реальные явления. Вместе с тем определение социально-политических явлений, явно не отражающих существо парламентаризма как феномена, сущность которого определяется как реальным наличием, так и верховенством парламента (что, собственно, и следует из самого термина), вряд ли можно охарактеризовать как приемлемое не только в научном смысле, но и с точки зрения формальной логики.

<2> Там же. С. 10.
<3> Керимов А.Д. Государствоведение: актуальные проблемы теории. М., 2003. С. 33.

Во-вторых, под парламентаризмом понимается "особая система организации государственной власти, структурно и функционально основанная на принципах разделения властей, верховенства закона при ведущей роли парламента в целях утверждения и развития отношений социальной справедливости и правопорядка" <4>. Такой подход, безусловно, следует признать более точным, чем предшествующий. Но при этом сформулированное понятие "парламентаризм" хоть и в большей степени отражает сущность самого феномена, но явно ограничивает своими рамками формы его проявления. В частности, упускается из вида идеологическая, доктринальная составляющая.

<4> Парламентское право в России: Учебное пособие / Под ред. Т.Я. Хабриевой. М., 2003. С. 6.

В-третьих, парламентаризм интерпретируется не только в функционально-институциональном аспекте, но и в доктринально-идеологическом. Следует признать, что в отечественном теоретическом государствоведении феномен парламентаризма все чаще рассматривается не только как некая "особая система организации государственной власти", но и как научная концепция, как особая идеологическая установка, ориентирующая государство и общество на формирование системы государственного устройства с реально действующим народно-представительным органом, созданным в целях принятия наиболее важных управленческих решений и осуществляющим законотворческую функцию. Такой подход позволяет исследовать не только социально-политические основы феномена "парламентаризм", но и идеологические, теоретические, концептуальные основы его становления и развития.

В юридической науке в настоящее время пока не сложилось достаточно четкого, развернутого, общепринятого и вполне устоявшегося представления о парламентаризме как существующей во многих странах государственно-правовой реальности и не сформировалась единая точка зрения относительно истолкования, содержательного наполнения и определения данного явления <5>.

<5> Бегазян А. О понятии парламентаризма // Право и жизнь. 2003. N 61 (9). С. 15 - 22.

По мнению И.М. Степанова, "парламентаризм есть особая система организации государственной власти, структурно и функционально основанная на принципах разделения властей, верховенства закона при ведущей роли парламента в целях утверждения и развития отношений социальной справедливости и правопорядка" <6>.

<6> Парламентское право России / Под ред. И.М. Степанова, Т.Я. Хабриевой. М., 1999. С. 5.

А.А. Мишин считает, что парламентаризм - это особая система государственного руководства обществом, характеризующаяся разделением труда, законодательного и исполнительного, при привилегированном положении парламента <7>.

<7> Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М., 1996. С. 174.

В Юридическом энциклопедическом словаре утверждается, что парламентаризм - система организации и функционирования верховной государственной власти буржуазии, характеризующаяся разделением законодательных и исполнительных функций при привилегированном положении парламента <8>.

<8> Юридический энциклопедический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева М., 1984. С. 242; Любимов А.П. Лоббизм как конституционно-правовой институт. М., 1998. С. 209.

Авторы монографии "Общая и прикладная политология" полагают, что парламентаризм - это система государственного руководства обществом, характеризующаяся четким распределением законодательных и исполнительных функций при привилегированном положении законодательного органа - парламента по отношению к другим государственным органам <9>.

<9> Общая и прикладная политология. М., 1997. С. 480.

Отвергая трактовку парламентаризма как разновидности формы правления, М.А. Могунова рассматривает его как разновидность государственного режима, при котором обеспечено не только юридическое, но и фактическое верховенство высшего представительного учреждения, подчиненность и подконтрольность ему правительства <10>. Она, в частности, пишет: "В действительности парламентаризм - это не форма, а метод осуществления государственной власти, особый режим, определяемый реальными взаимоотношениями, складывающимися между законодательной и исполнительной властями в каждом конкретном государстве, при котором ведущую роль играет парламент" <11>.

<10> Могунова М.А. Скандинавский парламентаризм. Теория и практика. М., 2001. С. 26, 27.
<11> Там же.

Эти и многие другие определения, отражающие суть понимания парламентаризма отечественными учеными, по мнению профессора А.Д. Керимова <12>, страдают рядом недостатков. Во-первых, парламентаризм в них в значительной степени отождествляется с другими фундаментальными понятиями науки конституционного права - формой государственного правления и формой государственного режима. Однако парламентаризм неправомерно рассматривать исключительно как определенную форму правления и (или) как определенный государственный режим. Содержание этого понятия включает в себя и некий чрезвычайно значимый идеолого-мировоззренческий аспект, систему представлений и убеждений, аксиологических установок, ценностных ориентаций относительно должной организации и должного функционирования государственного механизма.

<12> Керимов А.Д. Понимание парламентаризма и перспективы его развития в России // Гражданин и право. 2002. N 7 - 8. С. 48.

Во-вторых, практически во всех определениях парламентаризма указывается, что центральному представительному учреждению принадлежит ведущая роль либо что он занимает особое, привилегированное положение по сравнению с другими политическими институтами. Этой логике следует, в частности, и Р.М. Романов. Он выделяет в качестве одного из основных принципов парламентаризма приоритет законодательных органов власти перед всеми остальными: исполнительными, судебными, хозяйственными и иными <13>. Разделяя такую позицию, многие российские государствоведы придерживаются, по нашему мнению, ошибочной точки зрения, согласно которой в президентских республиках, где парламенты, естественно, не занимают главенствующего положения, парламентаризм не существует и не может существовать в принципе.

<13> Романов Р.М. Российский парламентаризм. История и современность. М., 2000. С. 29, 34 - 35.

С нашей же точки зрения, парламентаризм, несомненно, существует во всех развитых и многих развивающихся государствах, ибо он в принципе не предполагает приоритетной роли высшего законодательного органа. Другое дело, что он свойственен им в разной степени. Облик его существенным образом варьируется от страны к стране. И здесь мы полностью солидарны с Р.М. Романовым, который справедливо отмечает, что парламентаризм "обладает некой универсальностью, способностью обретать различные формы в зависимости от характера государственности, социально-политических и экономических условий" <14>.

<14> Там же. С. 33.

Как представляется, предлагаемое нами видение парламентаризма открывает, как нам кажется, перспективу более широкого толкования данного понятия.

Сфера парламентского бытия по своей природе многослойна и иерархична. Парламентаризм как сложный политико-правовой и социокультурный феномен обладает сущностями нескольких порядков. Он структурируется на трех основных уровнях: условно говоря, собственно парламентском, т.е. на уровне самого центрального законодательного органа страны, на уровне его взаимодействия с другими государственными институтами и, наконец, на уровне прежде всего политической, правовой и - в более широком плане - общей культуры данного общества, духовной жизни нации. Выделенные уровни представляют собой не что иное, как фундаментальные блоки или звенья конструкции, именуемой парламентаризмом.

Проведя исследование, попытаемся предложить собственное определение интересующего нас понятия. Парламентаризм есть принимаемая властью и обществом система взаимодействия определенным образом сформированного, структурированного и реально работающего парламента с другими государственными органами, обеспечивающая его адекватное положение в государственном механизме и выступающая в качестве основного способа организации и функционирования представительной демократии.

На наш взгляд, данное определение дает возможность продолжать изучение фактически существующих в мире моделей и разновидностей парламентаризма, выявлять природу, специфику, особенности каждой из них. Это задача дальнейших исследований, и ее осуществление позволит в порядке обратной связи уточнить, дополнить, развить предложенную дефиницию.