Мудрый Юрист

Меры защиты как правовая категория

Ведяхин Владимир Михайлович - доктор юридических наук, профессор, директор Института права Самарской государственной экономической академии, заведующий кафедрой теории и истории государства и права.

Понятие "меры защиты" не разработано в полной мере ни в литературе, ни в законодательстве. В связи с этим представляется необходимым в условиях формирования правового государства и социальной рыночной экономики дать характеристику мер защиты как правовой категории. Это означает строго научный подход к анализу понятия мер защиты: определение места этого понятия в системе других правовых понятий и категорий, классификация мер защиты, выявление их функций, тенденций развития законодательства о данных мерах защиты. При этом я исхожу из того, что правовые категории, как правильно замечал А.М. Васильев, способствуют объединению правовых знаний, расчлененных в специальных юридических науках, позволяют рассматривать правовую форму общественной жизни с единой, общей позиции, теоретически воссоздать ее общую картину и тем самым содействовать целостности познавательной деятельности во всех отраслях юридической науки <*>.

<*> Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976. С. 96.

Следует подчеркнуть, что общее понятие "меры защиты" в законодательстве отсутствует. В законодательстве можно встретить такие понятия, как меры социальной защиты (ст. 15, 16 и др. Федерального закона "О ветеранах" <1>, ст. 11 Федерального закона "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" <2> и др.), меры по защите экономических интересов (Федеральный закон "О мерах по защите экономических интересов РФ при осуществлении внешней торговли товарами" <3>), меры по защите прав ребенка (ст. 9 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в РФ" <4>), меры по защите интересов (ст. 53 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" <5>), специальные защитные меры, антидемпинговые меры и компенсационные меры (ст. 27 Федерального закона "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности") <6> и др. В основном эти меры содержат в себе различные социальные, экономические льготы, гарантии, компенсации. С точки зрения устоявшегося в литературе понимания мер защиты содержащиеся в упомянутых законодательных актах меры никак к ним отнести нельзя.

<1> СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 161.
<2> СЗ РФ. 2000. N 46. Ст. 4538.
<3> СЗ РФ. 1998. N 16. Ст. 1798.
<4> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3802.
<5> СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400.
<6> СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4850.

Для защиты субъективных прав и законных интересов, прав и свобод граждан как в законодательстве, так и в литературе используются такие понятия, как меры, способы, средства, формы. Некоторые авторы воспринимают эти понятия как идентичные <*>. Отдельные ученые раскрывают одни данные понятия через подобные. Например, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский под способами защиты гражданских прав понимают предусмотренные законодательством средства, с помощью которых могут быть достигнуты пресечение, предотвращение, устранение нарушений права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права <**>. М.Н. Малеина под средствами защиты понимает иски, жалобы, то есть действия, посредством которых заинтересованные лица требуют осуществления мер защиты от других субъектов. Понятие "способы" и "меры" защиты она рассматривает как тождественные, поскольку они направлены непосредственно на защиту права <***>.

<*> См.: Попандопуло В.Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб., 1994. С. 190 - 197.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 628.
<***> Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 40.

В.А. Хохлов называет способы защиты мерами защиты <*>, т.е. не проводит также разграничения между этими понятиями. Е.Е. Богданова считает, что все элементы ст. 12 ГК РФ представляют собой способы, но не меры защиты. Иначе говоря, она вообще отрицает понятие "меры защиты" <**>.

<*> Хохлов В.А. Ответственность за нарушение договора по гражданскому праву. Тольятти, 1997. С. 93 - 98.
<**> Богданова Е.Е. Формы и способы защиты гражданских прав и интересов // Журнал российского права. 2003. N 6. С. 40.

Законодательство также не проводит различия между этими понятиями. Так, ст. 12 ГК РФ к способам защиты гражданских прав относит как меры защиты, так и меры юридической ответственности, к которым можно отнести лишь возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсацию морального вреда <*>.

<*> Более подробно о мерах гражданско-правовой ответственности - Кузнецов Н.В. Меры гражданско-правовой ответственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001.

Для того чтобы провести различие между мерами защиты и другими понятиями, следует выяснить, что нужно понимать под защитой права.

КонсультантПлюс: примечание.

Федеральный закон от 31.07.1995 N 119-ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации" утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Термин "защита права" употребляется в различных смыслах как в законодательстве, так и в научной литературе. В законодательстве чаще всего понятие "защита" носит достаточно абстрактный характер и означает задачу государства, его органов защищать либо те или иные права, либо те или иные объекты, либо тех или иных субъектов права. Так, в соответствии со ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате <1> нотариат призван обеспечить защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Согласно ст. 3 Федерального закона "Об общественных объединениях" <2> создание общественных объединений способствует реализации защиты прав и законных интересов граждан. Ст. 5 Федерального закона "Об основах государственной службы в РФ" <3> указывает, что одним из принципов государственной службы является защита прав и свобод человека и гражданина. Согласно ст. 3 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации" <4> одним из принципов построения и функционирования системы государственной службы является защита государственных служащих от неправомерного вмешательства в их профессиональную служебную деятельность как государственных органов и должностных лиц, так и физических и юридических лиц. В ст. 4 Федерального закона "Об экспортном контроле" <5> указывается, что одной из целей экспортного контроля является защита интересов РФ.

<1> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 10. Ст. 375.
<2> СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1924.
<3> СЗ РФ. 1995. N 31. Ст. 2990.
<4> СЗ. РФ 2003. N 22. Ст. 2063.
<5> СЗ РФ. 1999. N 30. Ст. 3774.

Некоторые законодательные акты указывают, какие конкретные права защищают эти акты. Так, согласно ст. 8 Семейного кодекса РФ одной из задач семейного законодательства является защита семейных прав. Согласно ст. 26 Федерального закона "О политических партиях" <*> одним из прав политической партии признается защита своих прав и законных интересов своих членов.

<*> СЗ РФ. 2001. N 29. Ст. 2950.

Отдельные нормативные акты указывают в качестве объекта защиты не какое-то субъективное право, а тот или иной объект тех или иных правоотношений. Так, в соответствии со ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" <*> Конституционный Суд осуществляет свои полномочия в целях защиты конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина. В главе 5 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" <**> объектом защиты признаются информация и права субъектов в области информационных процессов и информатизации. Согласно ст. 4, 5, 14 Федерального закона "О государственной охране" <***> одной из задач органов и сил, осуществляющих и обеспечивающих государственную охрану, является защита охраняемых объектов.

<*> СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.
<**> СЗ РФ. 1995. N 5. Ст. 609.
<**> СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2594.

Объектом защиты могут быть те или иные субъекты права. Так, глава IV Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" <*> полностью посвящена защите прав профсоюзов. Согласно ст. 4 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" <**> граждане РФ, пребывающие за пределами РФ, находятся под защитой и покровительством РФ. В ст. 5 Федерального закона "О борьбе с терроризмом" <***> отмечается, что одной из целей борьбы с терроризмом является защита личности, общества и государства от терроризма. Таким образом, термин "защита" носит самый разноплановый характер и поэтому под защитой права следует понимать защиту конституционных, субъективных прав, охраняемых законом интересов, права в целом.

<*> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 148.
<**> СЗ РФ. 1996. N 34. Ст. 4029.
<***> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3808.

Теперь возникает вопрос: о защите нарушенных прав, законных интересов, правовых норм идет речь или о защите от возможных нарушений данных прав. Некоторые законодательные акты прямо указывают, что объектом защиты являются нарушенные права, - в соответствии со ст. 5 Федерального закона "Об арбитражных судах в РФ" <*> одной из задач арбитражных судов при рассмотрении подведомственных споров является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов предприятий, организаций, учреждений и граждан в сфере предпринимательской деятельности. ГПК РФ также ставит задачей защиту и охрану нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов (ст. 2). В ст. 6 нового УПК РФ подчеркивается, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Иначе говоря, в этом случае речь также идет о защите уже нарушенных прав и законных интересов. Конституционный Суд РФ в соответствии с п. 3 ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" разрешает споры по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан. Следовательно, данное законодательство под защитой права предусматривает защиту нарушенных или оспариваемых прав, законных интересов.

<*> СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589.

В литературе различаются понятия "обеспечение", "защита" и "охрана" субъективного права или законного интереса. Причем принято считать, что понятие "обеспечение" является родовым по отношению к понятиям "охрана" и "защита". Оно включает в себя всю систему политических, экономических, социальных, духовных, правовых и иных мер и условий, направленных на наиболее полное пользование личностью социальными благами <1>. К проблеме соотношения понятий "защита" и "охрана" многие ученые подходят по-разному. Так, Н.И. Матузов пишет: "Вообще охрана и защита субъективного права или охраняемого законом интереса - не одно и то же: охраняются они постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются. Защита есть момент охраны, одна из ее форм. Эти понятия не совпадают" <2>. Э.П. Гаврилов считает, что охрана есть установление общего правового режима, а защита - те меры, которые предпринимаются в случаях, когда гражданские права нарушены или оспорены <3>. Н.С. Малеин также различает охрану и защиту прав: охрана прав - более широкое понятие, включающее все юридические правила по поводу определенного блага, а под защитой права он понимает меры, предусмотренные в законе те случаи, когда право уже нарушено <4>. Такой же точки зрения придерживается С.Н. Кожевников: охрана - это установление общего правового режима, а защита - те меры, которые предусматриваются в случаях, когда права нарушены или оспорены <5>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.Н. Бутылина "Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод граждан" включена в информационный банк согласно публикации - "Право и власть", N 2, 2002.

<1> Бутылин В.Н. Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод граждан // Журнал российского права. 2001. N 12. С. 83.
<2> Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С. 130 - 131.
<3> Гаврилов Э.П. Комментарий Закона об авторском праве и смежных правах. М., 1996. С. 217.
<4> Малеин Н.С. Охрана прав личности советским законодательством. М., 1985. С. 18 - 19.
<5> Кожевников С.Н. Меры защиты в советском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1968. С. 4 - 5.

В.А. Тархов считает, что охрана каждого права существует постоянно и имеет целью обеспечить его осуществление, не допустить его нарушение. Охрана обеспечивается прежде всего государством, предусматривающим субъективные права и их защиту. Носитель права и сам может предпринять различные меры охраны своих интересов: предпринять меры охраны своих вещей (ограждения, замки, сигнализация, сдача под охрану или на хранение и т.д.), обеспечить доказательствами кредиторские права (документы, свидетели и т.п.) и др. Важно, чтобы меры самоохраны были законными. К защите же права появляется необходимость прибегнуть лишь при его нарушении, оспаривании либо угрозе нарушения <*>.

<*> Тархов В.А. Гражданское право. Чебоксары, 1997. С. 259 - 260.

А.С. Мордовец несколько иначе различает охрану и защиту права. Охрана прав и свобод есть состояние правомерной реализации прав и свобод под контролем социальных институтов, но без их вмешательства. Меры защиты применяются тогда, когда осуществление прав и свобод затруднительно, но права и свободы еще не нарушены. Если права и свободы нарушены, то их нужно не защищать, а восстанавливать <*>.

<*> Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996. С. 88.

Некоторые ученые отождествляют понятия "защита" и "охрана". Под ними они понимают систему правового регулирования общественных отношений, которая предотвращает правонарушения, а в случае их совершения устанавливает ответственность за допущенные правонарушения <*>.

<*> См.: Гражданско-правовая охрана интересов личности. М., 1969. С. 3; Стоякин Г.Н. Понятие "защита гражданских прав" // Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Свердловск, 1973. С. 30 - 35; Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж, 1984. С. 95; Ростовщиков И.В. Права личности в России: их защита и обеспечение органами внутренних дел. Волгоград, 1997. С. 77 - 92.

С.С. Алексеев защиту права рассматривает как государственно-принудительную деятельность, направленную на осуществление "восстановительных" задач - на восстановление нарушенного права, обеспечение юридической обязанности <*>. Охранительные правоотношения, указывает он, начинают складываться с момента правонарушения, и при их помощи осуществляются меры юридической ответственности и защиты субъективных прав <**>. Иными словами, защита субъективного права осуществляется государственными органами в рамках особых правоохранительных отношений и, следовательно, по сути С.С. Алексеев ставит знак равенства между защитой и охраной. Правовую охрану отождествляют с защитой и некоторые другие авторы <***>.

<*> Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981. С. 280.
<**> См.: Там же. Т. 2. М., 1982. С. 108, 125.
<***> См.: Иоффе О.С. Новая кодификация советского гражданского законодательства и охрана чести и достоинства граждан // Советское государство и право. 1962. N 7. С. 61 - 62; Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. СПб., 1996. С. 240; Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном процессе. М., 1997. С. 98; Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: Лекции - очерки. М., 1997. С. 161.

На взгляд З.В. Макаровой, понятие защиты является более широким, чем охрана. Защита прав предполагает недопущение и предупреждение их нарушения, а в случае нарушения прав - их восстановление и возмещение причиненного вреда <*>.

<*> Макарова З.В. Защита в российском уголовном процессе: понятие, виды, предмет и пределы // Правоведение. 2000. N 3. С. 219.

В законодательстве применяются оба термина: и защита, и охрана. Так, в Конституции РФ используется понятие "защита" в статьях 2, 45, 46, 61, а понятие "охрана" - в статьях 7, 41, 52. В ГК РФ использован термин "защита" (ст. 11, 12, 14, 152, главы 18 и 20). Новый УПК использует в отличие от прежнего УПК также термин "защита" (ст. 6). В ГПК РФ есть оба этих термина (например, в ст. 2). УК РФ (ст. 2) указывает на охрану прав и свобод человека и гражданина.

С моей точки зрения, по сути законодательство не проводит четкого различия между защитой и охраной, во многих случаях содержание этих понятий совпадает. Однако с научной точки зрения провести такое различие необходимо, ибо под охраной большинство авторов понимает общий процесс правового регулирования, в то время как правоохранительные правоотношения, как правило, именуются отношениями по реализации норм юридической ответственности <*>. Мне представляется целесообразным отказаться от использования термина "охрана" для характеристики общего процесса правового регулирования, регулятивных правоотношений. В литературе уже обращалось внимание на большую путаницу таких понятий, как охрана, обеспечение, гарантии прав и свобод и т.д. <**>. Видимо, для характеристики общего процесса правового регулирования, субъективных прав достаточно пользоваться такими общепринятыми правовыми категориями и понятиями, как правовой статус, правовое положение, правоспособность и дееспособность и др.

<*> См.: Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 240.
<**> Мордовец А.С. Указ. соч. С. 89.

Что касается самого понятия "защита права", то к нему в литературе подходят тоже по-разному. Как мы уже видели при анализе соотношения понятий "защита" и "охрана", большинство ученых под защитой права подразумевает меры, направленные на восстановление нарушенного права в связи с совершенным тем или иным правонарушением, на предотвращение угрозы нарушения прав и законных интересов. Вместе с тем известны точки зрения и тех ученых, которые более широко рассматривают понятие "защита права". Так, Б.Н. Мезрин понимает под защитой обеспечение исполнения права <*>. В.П. Волжанин под защитой подразумевает реализацию субъективного права, независимо от воли обязанного лица в установленном законом порядке <**>. Н.С. Малеин под защитой права понимает систему средств, направленных на предупреждение правонарушений и устранение их последствий <***>.

<*> Мезрин Б.Н. Состав механизма охраны прав граждан // Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. Свердловск, 1977. С. 59.
<**> Волжанин В.П. Формы защиты субъективных гражданских прав // Правоведение. 1971. N 6. С. 85.
<***> Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М., 1981. С. 192.

Отдельные авторы под защитой права понимают право на защиту. С точки зрения В.П. Грибанова, право на защиту в его материально-правовом значении, т.е. как одного из правомочий самого субъективного гражданского права, представляет собой возможность применения в отношении правонарушителей мер принудительного воздействия. При этом возможность применения в отношении правонарушителя мер принудительного воздействия неправильно, по его мнению, понимать только как приведение в действие аппарата государственного принуждения. Право на защиту по своему материально-правовому содержанию включает в себя: во-первых, возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия на правонарушителя, защищать принадлежащее ему право собственности действиями фактического порядка (самозащита гражданских прав); во-вторых, возможность применения непосредственно самим управомоченным лицом юридических мер оперативного воздействия на правонарушителя; в-третьих, возможность управомоченного лица обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием понуждения обязанного лица к определенному поведению <*>. В учебниках по гражданскому праву также утверждается, что право на защиту - это предоставленная управомоченному лицу возможность мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права <**>.

<*> См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 106 - 107.
<**> См.: Гражданское право. СПб., 1994. С. 190 - 197; Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1. М., 1998. С. 409; Слюсаренко М. Понятие защиты гражданских прав // Юрист. 2001. N 8. С. 27.

Мне представляется такой подход ошибочным. Во-первых, нельзя сводить защиту права лишь к одному субъективному праву - праву на защиту, тем более, что в литературе преобладает точка зрения, согласно которой право на защиту является обязательным элементом любого субъективного права и поэтому оно не может быть признано самостоятельным субъективным правом (Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, А.Б. Венгеров, В.В. Лазарев, Н.И. Матузов, В.М. Сырых и др.). Во-вторых, защита права, право на защиту связывается лишь с совершенным правонарушением, что в значительной степени обедняет содержание защиты права как правовой категории - защищать право следует не только в случае уже совершенного правонарушения, но и при наличии угрозы нарушения прав или законных интересов.

Некоторые авторы акцентируют внимание на процессуальной характеристике категории "защита права". Защита права - это воздействие на нарушенное или оспариваемое субъективное право, оказываемое юрисдикционными органами и органами исполнения их постановлений способами и в порядке, предусмотренными законом, обеспечивающее признание оспариваемого либо восстановление и осуществление нарушенного права <*>.

<*> См.: Цихоцкий А.В. Рецензия на кн. Вершинина А.П. Выбор способа защиты гражданских прав. СПб., 2000 // Правоведение. 2001. N 2. С. 245.

С моей точки зрения, следует выделить следующие элементы защиты права: юридическую ответственность, меры защиты и меры безопасности. Причем категория "защита права" включает в себя как нормы материального, так и процессуального права, поскольку без определенных законом процедур права право не защитить. Процедуры защиты права, прав можно обозначить в качестве форм защиты права.

На мой взгляд, понятие "меры защиты" является самостоятельным не потому, что оно необходимо для отграничения юридической ответственности от других мер государственного принуждения в связи с нарушением прав или законных интересов, а в силу того, что право, права могут защищаться с помощью самых различных правовых средств. По выполняемой роли правовые средства подразделяются на регулятивные и охранительные (меры защиты) <*>. Мне представляется, что сами меры защиты могут в свою очередь реализовываться также посредством различных правовых средств: через субъективные права и обязанности, поощрения и наказания, дозволения и запреты и т.д. Осуществить в законодательном порядке четкую, устоявшуюся классификацию действующих мер защиты невозможно в силу того, что право, законодательство развивается, и в этих условиях все правовые средства, направленные на защиту права, возможны и целесообразны. Поэтому, по моему мнению, все правовые средства, не относящиеся к мерам юридической ответственности и мерам безопасности, направленные на защиту права, прав, следует признавать мерами защиты <**>. Теперь попытаемся уточнить и раскрыть это понятие.

<*> Малько А.В. Правовые средства как общетеоретическая проблема // Правоведение. 1999. N 2. С. 11.
<**> Более подробно о мерах ответственности и мерах безопасности - Шубина Т.Б. Указ. соч.

Для анализа понятия "меры защиты" необходимо проанализировать его соотношение с такими пограничными правовыми понятиями, как "юридическая ответственность", "меры безопасности".

С.С. Алексеев проводит различие между мерами защиты и юридической ответственностью следующим образом. Прежде всего он их разграничивает по своим основаниям. Если основанием юридической ответственности является правонарушение (виновное, осуждаемое обществом деяние, приносящее вред обществу), то для применения мер защиты достаточно объективно противоправного поведения. Если главная функция юридической ответственности - штрафная, то функция мер защиты сводится к восстановительным задачам, в том, чтобы обеспечить исполнение юридической обязанности, защиту права. Меры ответственности преследуют глубокую, стратегическую цель: нравственно-психическое преобразование правосознания правонарушителя. Меры же защиты могут быть охарактеризованы в качестве первичных правоохранительных санкций, имеющих ограниченную программу - восстановление нарушенного (нарушаемого) правового состояния. К мерам защиты он относит, в частности, виндикационный иск в гражданском праве <*>.

<*> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981. С. 280 - 281.

Такой же точки зрения придерживается и О.А. Красавчиков, который отмечает, что общее между мерами ответственности и мерами защиты состоит в том, что одним из условий их применения выступает противоправное поведение лица. Отличие же данных способов правового воздействия он видит в том, что для возложения мер ответственности на правонарушителя необходимо, чтобы его поведение с субъективной стороны характеризовалось виной. Что касается мер защиты, то их возложение не связывается с субъективным моментом <*>.

<*> См.: Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // Сборник ученых трудов. Вып. 27. Свердловск, 1973. С. 11.

В.Ф. Яковлев считает, что меры ответственности, выполняя функции средств защиты нарушенных субъективных прав, тем не менее существенно отличаются от других средств защиты. Отличие состоит не только в возможности новой обязанности вследствие допущенного правонарушения, но и в иных основаниях применения этих мер. Если все другие средства защиты, например, принудительное исполнение основного обязательства, применяются при одном факте правонарушения, т.е. при наличии поведения, противоречащего закону или договору и нарушающего субъективное право, следовательно, при наличии одной противоправности, то меры ответственности по общему правилу в соответствии со ст. 401 ГК РФ могут быть применены при наличии вины. Правонарушитель освобождается от ответственности, если он доказал свою невиновность <*>.

<*> См.: Яковлев В.Ф. Принуждение в гражданском праве // Проблемы современного гражданского права. М., 2000. С. 220 - 221.

С.Н. Кожевников считает, что меры защиты в основном преследуют правовосстановительные цели и не связаны с виновностью или невиновностью нарушителя <*>.

<*> См.: Кожевников С.Н. Указ. соч. С. 4 - 5; 12; 16 - 18.

В.Н. Протасов также полагает, что основанием мер защиты являются деяния, которые объективно противоправны и нанесли ущерб, но при этом не являются виновными. Отсутствие вины - характерный признак оснований применения мер защиты. Назначение мер защиты - восстановить прежнее нормальное правовое положение путем принуждения субъекта к исполнению ранее возложенной, но не выполненной юридической обязанности. Дополнительные негативные последствия для субъекта, совершившего объективно противоправное деяние, наступать могут, но они имеют не основной, а сопутствующий характер <*>.

<*> Протасов В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства. М., 1999. С. 96.

Отдельные авторы считают возможным применение мер защиты и при отсутствии противоправного деяния. Таковым, например, по мнению Р.Х. Макуева, является возмещение лицу вреда, нанесенного ему при спасении государственного, общественного или частного имущества <*>.

<*> Макуев Р.Х. Теория государства и права. Орел, 2000. С. 264.

О.Э. Лейст отличие мер защиты от юридической ответственности видит в том, что меры защиты применяются за правонарушения, обладающие часто минимальной степенью общественной опасности, или деяния, представляющие собой "правовую аномалию", незначительные отклонения от нормального правопорядка, не приобретающие характера правонарушений <*>. Однако никакой характеристики мер защиты О.А. Лейст не дает, и поэтому не случайно он включает в юридическую ответственность принудительное исполнение юридической обязанности, которое обычно большинство ученых относит к мерам защиты. Хотя в другой части работы О.Э. Лейст делит санкции на правовосстановительные, штрафные, карательные. К правовосстановительным санкциям он относит санкции, реализация которых направлена на устранение вреда, причиненного противоправным деянием общественным отношениям, на исполнение невыполненных обязанностей, восстановление нарушенных прав <**>.

<*> Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву: теоретические проблемы. М., 1981. С. 18.
<**> Лейст О.Э. Указ. соч. С. 62 - 63.

О.С. Иоффе, характеризуя сущность юридической ответственности, указывает, что ответственность - это не просто санкция за правонарушение, а такая санкция, которая влечет определенные лишения имущественного или личного характера <*>. Однако, как он отмечает далее, правонарушение может влечь и такие санкции, которые мерами ответственности не являются (например, принудительное исполнение юридической обязанности) <**>.

<*> Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 95.
<**> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 97.

"Меры защиты есть ответ, реакция на факт невыполнения юридических обязанностей и нарушения субъективных прав, - пишет В.Д. Ардашкин. - Назначение меры защиты: прекратить нарушение правопорядка... восстановить нормальные правовые связи и отношения путем понуждения субъекта к исполнению ранее возложенной, но не выполненной юридической обязанности" <*>.

<*> Ардашкин В.Д. О принуждении по советскому праву // Советское государство и право. 1970. N 7. С. 37.

А.В. Малько также считает, что если юридическая ответственность связана с возложением новой, дополнительной юридической обязанности (например, лишение свободы), то меры защиты - с выполнением "старой" обязанности, той, которую должен исполнить субъект. Цель мер защиты - не кара, а восстановление нарушенного права без привлечения правонарушителя к ответственности (например, принудительное взыскание алиментов на содержание детей) <*>.

<*> Малько А.В. Теория государства и права. М., 2000. С. 246.

С точки зрения В.И. Гоймана, юридическая ответственность связана с возложением на правонарушителя обязанности, не существовавшей до правонарушения. Меры защиты - это государственно-властная, принудительная деятельность, направленная на осуществление восстановительных задач (восстановление нарушенного права, обеспечение исполнения юридической обязанности) <*>. Практически такой же точки зрения придерживается В.В. Лазарев. Он подчеркивает, что по своей основной направленности меры юридической ответственности обращены прежде всего к правонарушителю, их главная функция - карательная. Меры защиты направлены не столько на правонарушителя, сколько на обеспечение, восстановление интересов управомоченного лица, их основная функция - защита соответствующих субъективных прав <**>.

<*> См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2000. С. 295.
<**> См.: Проблемы общей теории права и государства / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М., 1999. С. 491 - 492.

По мнению Н.С. Малеина, отсутствие отрицательных последствий и (или) осуждения отличают меры защиты от мер ответственности <*>. Такой же позиции придерживаются Р.Л. Хачатуров, Р.Г. Ягутян - отсутствие отрицательных последствий и государственного осуждения отличает меры защиты от юридической ответственности. Меры защиты направлены на обеспечение неприкосновенности прав, а юридическая ответственность, кроме того, - на предупреждение правонарушений, наказание виновных <**>.

<*> Правовая система социализма. Функционирование и развитие. Ч. 2. М., 1987. С. 202.
<**> Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. Тольятти, 1995. С. 60.

С.Н. Братусь выступает против разграничения юридической ответственности и мер защиты. Принудительное исполнение юридической обязанности - это также юридическая ответственность. Возмещение ущерба является и мерой защиты, и мерой ответственности <*>. Такой же точки зрения, по существу, придерживается Д.Н. Бахрах. Поэтому он включает в ответственность и восстановительные меры, и меры пресечения, и меры взыскания <**>. А.В. Поляков, с одной стороны, считает, что меры защиты в отличие от мер ответственности - не воздействие на лицо, нарушившее норму права, а восстановление права, а с другой, что и теория права, и юридическая практика идут по пути признания мер защиты видом правовой ответственности. Здесь наблюдается явное несоответствие двух данных суждений <***>.

<*> Братусь С.Н. Указ. соч. С. 85 - 86.
<**> Бахрах Д.Н. Советское законодательство об административной ответственности. Пермь, 1969. С. 28 - 29, 66 - 67.
<***> Поляков А.В. Общая теория права. СПб., 2004. С. 834.

Г.Н. Стоякин в отличие от многих других исследователей считает, что меры защиты защищают субъективные права и правопорядок так же, как и меры ответственности. Как и меры ответственности, меры защиты представляют собой неблагоприятные для правонарушителя последствия имущественного, личного и организационного порядка. Но эти последствия не связаны с осуждением или отрицательным отношением к поведению нарушителя. Меры защиты применяются к нему независимо от его вины, их цель - восстановление имущественных благ управомоченного или правопорядка. При этом он меру защиты рассматривает как санкцию за совершенное правонарушение <*>.

<*> Стоякин Г.Н. Меры защиты в советском гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. С. 6 - 7, 13.

Представляет интерес по этой проблеме позиция М.Д. Шиндяпиной. Она признает общим признаком мер юридической ответственности их обеспечение государственно-правовым принуждением. Вместе с тем, по ее мнению, меры защиты являются первичными правоохранительными средствами, они направлены на предотвращение правонарушений, ряд мер защиты применяется при отсутствии правонарушений (виндикация имущества у добросовестного приобретателя, признание авторства, вычет из зарплаты излишне полученных сумм в результате арифметической ошибки и др.). Некоторые меры защиты применяются к лицам, совершившим деяние с признаками правонарушения. В зависимости от решения вопроса по установлению состава правонарушения лицо, к которому были применены меры защиты, может быть подвергнуто юридической ответственности или освобождено от нее. При применении мер защиты оказывается вполне достаточным только принуждения к исполнению юридических обязанностей. Соотношение мер ответственности и мер защиты представляется ей как различные уровни познания совершенного или возможного совершенного в будущем правонарушения. Применение мер защиты или мер ответственности зависит от объема и содержания информации, которой обладает правонарушитель <*>.

<*> См.: Шиндяпина М.Д. Стадии юридической ответственности. М., 1998. С. 20 - 21.

Более полное разграничение между мерами защиты и юридической ответственностью проводит А.С. Мордовец. Во-первых, защита прав и свобод граждан допускает активную деятельность самого обладателя по восстановлению им своего нарушенного права без обращения в компетентные органы. Во-вторых, субъектами защиты, в отличие от мер юридической ответственности, могут быть институты гражданского общества (адвокатура, средства массовой информации, партии, религиозные объединения и т.д.). Причем меры защиты, по его мнению, могут применяться как в случаях совершения правонарушения, так и вне связи с правонарушениями <*>.

<*> Мордовец А.С. Указ. соч. С. 222 - 223.

Д.А. Липинский указывает на различие между мерами защиты и юридической ответственностью по основаниям возникновения, по целям, функциям, по отсутствию отрицательных последствий, дополнительных обременений, по субъектам реализации <*>. Однако подробного анализа таких различий он не дает.

<*> Липинский Д.А. Формы реализации юридической ответственности. Тольятти, 1999. С. 104.

Законодательство также не проводит четкого различия между мерами защиты и юридической ответственности. В ст. 12 ГК РФ излагаются 11 способов защиты, из которых, как уже отмечалось, лишь три можно отнести к мерам юридической ответственности (неустойка, возмещение убытков, компенсация морального вреда), а остальные можно отнести к мерам защиты. То есть данная статья не выделяет конкретно ни мер защиты, ни мер ответственности, хотя категория "ответственность" используется в ГК РФ (например, в главе 25).

В некоторых случаях законодательство объединяет меры защиты и меры юридической ответственности под общим понятием "последствия (правовые) нарушения закона". Так, Федеральный закон "О естественных монополиях" <*> содержит ст. 15 - Последствия нарушения настоящего Закона. Согласно этой статье при нарушении норм данного Закона субъекты естественных монополий (их руководители), органы исполнительной власти и органы местного самоуправления (их должностные лица) в соответствии с решениями (предписаниями) органов регулирования естественных монополий обязаны: прекратить нарушение настоящего Закона и (или) устранить их последствия; восстановить первоначальное положение или совершить иные действия, указанные в решении (предписании); отменить или изменить акт, не соответствующий настоящему Закону; заключить договор с потребителем, подлежащим обязательному обслуживанию; внести изменения в договор с потребителем; уплатить штраф; возместить причиненные убытки. Из названных последствий к мерам юридической ответственности можно отнести лишь уплату штрафа и возмещение убытков. Остальные последствия следует причислить к мерам защиты. Ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" <**>, именуемая как "Последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг)", также содержит в себе как меры защиты, так и меры юридической ответственности. ГК РФ в главе 30, посвященной купле-продаже, четко различает правовые последствия ненадлежащего исполнения обязательства (ст. 475, 480 - соразмерное уменьшение покупной цены, безвозмездное устранение недостатков, возмещение своих расходов на устранение недостатков товара, замена товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору и др.), которые могут отнести к мерам защиты и ответственность продавца, под которой ст. 505 понимает возмещение убытков и уплату неустойки.

<*> СЗ РФ. 1995. N 34. Ст. 3426.
<**> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 15. Ст. 766.

Таким образом, в литературе и законодательстве отсутствует единый подход к критериям разграничения мер защиты и юридической ответственности. Анализ вышеизложенных позиций различных ученых по данной проблеме законодательства позволяет сделать несколько выводов: 1) меры защиты, с одной стороны, в большинстве случаев тесно связаны с правонарушениями, противоправным поведением. Необходимость выделения мер защиты была обусловлена в свое время, видимо, тем, что правовые последствия противоправных деяний не всегда можно было обозначить в качестве мер юридической ответственности ввиду отсутствия, например, вины у субъекта, нарушившего чье-либо право или законный интерес. С другой стороны, нельзя связывать меры защиты не только с правонарушением, но и с противоправным деянием, т.к. некоторые меры защиты носят не восстановительный, а предупреждающий (например, право "вето", право на забастовку), правообеспечительный (признание права на что-либо, взыскание алиментов, самозащита) характер. Иначе говоря, меры защиты выходят за пределы правонарушения, противоправного деяния и имеют самостоятельное содержание и назначение; 2) никто не может дать классификацию мер защиты, и это вполне понятно, так как ввиду отсутствия в законодательстве понятия "меры защиты" никто не может точно определить, что к ним надо относить; 3) большинство авторов общий признак мер защиты и мер юридической ответственности находит в том, что они связаны с государственным принуждением <*>. С моей точки зрения, такой подход ошибочен, т.к. не все меры защиты применяются на основе государственного принуждения, - например, самозащита, признание права; 4) ученые в основном отмечают восстановительный характер мер защиты. Но, во-первых, никто не раскрывает, в чем выражается конкретно восстановительный характер мер защиты; во-вторых, правовосстановительная функция характерна и для некоторых мер юридической ответственности (при взыскании неустойки, штрафа, при возмещении убытков, компенсации морального вреда и т.д.) и, в-третьих, не все меры защиты носят восстановительный характер - это нехарактерно для таких мер защиты, как самозащита, присуждение к исполнению обязанности в натуре, прекращение или изменение правоотношений, неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону и др.; 5) некоторые традиционные меры юридической ответственности выполняют в некоторых случаях функции мер защиты. Как известно, ответственность наступает только за противоправное виновное деяние. Но, например, такая распространенная форма гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, может применяться при правомерном поведении. Так, в соответствии со ст. 782 ГК РФ исполнитель по договору возмездного оказания услуг вправе отказаться от исполнения обязательства по договору при условии полного возмещения заказчику убытков. Аналогичное право закреплено также в ст. 978, 1003 ГК РФ. В этих случаях, безусловно, возмещение убытков является мерой защиты контрагента по договору, т.к. никто из сторон в этом случае неправомерных действий не совершал; 6) отсутствие вины при факте противоправного деяния не может признаваться признаком мер защиты, т.к. законодательство допускает безвиновную ответственность.

<*> Более подробно об этом - Попкова Е.С. Юридическая ответственность и ее соотношение с иными правовыми формами государственного принуждения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

Таким образом, общеобязательные признаки, характерные именно для всех мер защиты, вывести невозможно. Необходимость же выделения мер защиты существует потому, что нельзя защитить свои права, право в целом только мерами юридической ответственности. Это обусловлено тем, что ответственность носит прежде всего штрафной характер. В связи с этим считаю целесообразным остановиться на вопросе о сущности правовой ответственности.

По мнению В.А. Тархова, общие признаки гражданско-правовой ответственности заключаются в том, что, во-первых, она установлена или санкционирована государством (предусмотрена либо допускается правовыми нормами) и, во-вторых, потребовать отчета от обязанного лица вправе только лицо (орган), которому такое право предоставлено законом или договором с обязанным лицом. Истребование отчета по иным поводам и другими лицами не является юридической ответственностью <*>. На мой взгляд, по указанным признакам мер защиты от мер ответственности отличить нельзя, т.к. меры защиты тоже предусматриваются правовыми нормами и эти меры применяются лишь лицами, прямо указанными в законе (например, самозащита в гражданском праве, необходимая оборона в уголовном праве применяется только определенными лицами и в определенных случаях). Такое определение ответственности не выражает таких его сущностных признаков, как связь ответственности с правонарушением и наличие отрицательных, неблагоприятных последствий для правонарушителя.

<*> Тархов В.А. Гражданское право. С. 287.

По мнению С.С. Алексеева, наиболее яркая черта правовой ответственности выражается в обязанности претерпевания правонарушителем мер государственно-принудительного воздействия, т.е. обязанности отвечать за деликт <*>. По существу, этого же мнения придерживается и ряд других ученых (Н.С. Малеин, И.С. Самощенко, Е.А. Суханов, М.Х. Фарукшин и др.).

<*> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 279.

Государственное принуждение - необходимый, но не единственный признак юридической ответственности, т.к. не все меры государственного принуждения связаны с юридической ответственностью (например, меры процессуального принуждения). То есть правовое принуждение и юридическая ответственность - понятия очень близкие, но не тождественные, т.к. не все меры принуждения являются мерами юридической ответственности <*>.

<*> См.: Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Указ. соч. 1995. С. 59 - 60.

Большинство ученых-юристов рассматривает юридическую ответственность в качестве неотвратимости наказания за совершенное правонарушение. Так, Н.С. Малеин отмечал: "Наказание - это и есть ответственность... наказание-ответственность есть реакция государства на нарушение правопорядка" <1>. Б.Т. Базылев указывает в качестве цели юридической ответственности именно наказание правонарушителей <2>. А.С. Булатов пишет, что в функциональном плане ответственность - это наказание и те цели, которое оно преследует <3>. Некоторые авторы, выделяя штрафную, карательную функцию юридической ответственности, видят ее назначение именно в наказании правонарушителя <4>.

<1> См.: Малеин Н.С. Об институте юридической ответственности // Труды по правоведению. Тарту, 1989. С. 30.
<2> См.: Базылев Б.Т. Цели и функции юридической ответственности // Вопросы теории права и государственного строительства. Томск, 1978. С. 34.
<3> См.: Булатов А.С. Юридическая ответственность (общетеоретические проблемы): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1985. С. 14.
<4> Иванов А.А. Цели юридической ответственности, ее функции и принципы // Государство и право. 2003. С. 67.

Вместе с тем существуют и другие подходы к проблеме соотношения юридической ответственности и наказания. Так, по мнению И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшина "неотвратимость ответственности состоит не в том, что за каждое правонарушение обязательно следует применение санкции (исключение составляют санкции правовосстановительные), а в том, что ни одно правонарушение не может остаться незамеченным или нераскрытым, что каждое нарушение должно получать публичную огласку, попасть в поле зрения государства и общества, подвергнуться осуждению с их стороны" <*>. А.И. Петелин отмечает, что наряду с неотвратимостью ответственности и возможно освобождение субъекта от нее. Однако это освобождение должно носить обоснованный характер <**>. Действующее законодательство не ставит перед собой цели во всех случаях обязательно применить к субъекту санкцию. Об этом свидетельствует институт освобождения от ответственности в уголовном, административном, гражданском праве. УК РФ предусматривает случаи освобождения от ответственности как в Общей части (ст. 75 - 78, 84 - 85), так и Особенной (например, ст. 194, 198, 199). В соответствии со ст. 2.9 нового Кодекса РФ об административных правонарушениях при малозначительности административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием. Согласно ст. 2.3 КоАП РФ с учетом конкретных обстоятельств дела и данных о лице, совершившем административное правонарушение в возрасте от 16 до 18 лет, комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав указанное лицо может быть освобождено от административной ответственности с применением к нему меры воздействия, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних. Кроме того, определенная категория уголовных дел возбуждается только по жалобе потерпевшего. Привлечение к гражданско-правовой ответственности связывается с волеизъявлением потерпевшей стороны. Освобождение от юридической ответственности не означает нарушение принципа неотвратимости юридической ответственности. Принцип неотвратимости юридической ответственности означает обязательную реакцию государства в лице управомоченных органов на факт совершенного правонарушения. В правоприменительном акте, на основе которого лицо освобождается от ответственности, обязательно содержится отрицательная оценка как правонарушителя, так и деяния, им совершенного, т.е. происходит его осуждение.

<*> См.: Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 174.
<**> См.: Петелин А.И. Проблемы правовой ответственности в социалистическом обществе. Омск, 1976. С. 111.

Некоторые авторы выделяют наряду с ретроспективной позитивную юридическую ответственность (В.Н. Кудрявцев, П.Е. Недбайло, М.С. Строгович и др.) <*>. Считаю, что правы те ученые, которые отрицают наличие позитивной ответственности (С.Н. Братусь, О.Э. Лейст, Н.С. Малеин, И.С. Самощенко и др.). И это правильно, поскольку нельзя признавать надлежащее исполнение обязанностей, т.е. правомерное поведение, ответственностью.

<*> Более подробно об этом - Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. Тольятти, 2002; Лиховидов К.С. Актуальные проблемы юридической ответственности // Юрист. 2002. N 3.

С моей точки зрения, характерной чертой юридической ответственности следует признавать применение штрафных санкций, которые в каждой отрасли права различны (в уголовном праве - лишение свободы, исправительные работы и др., в административном праве - административный арест, предупреждение, штраф и др., в гражданском праве - возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда, в трудовом праве - увольнение по инициативе администрации, замечание, выговор, строгий выговор и др., в уголовном процессе - денежное взыскание). Поэтому вряд ли пригодны такие определения юридической ответственности, которые характеризуют ее лишь как неблагоприятные последствия для правонарушителя при наличии вины последнего <*>, как принудительное исполнение юридической обязанности <**>. Неблагоприятные последствия, принудительное исполнение обязанности характерны и для некоторых мер защиты, - например, таких, как присуждение к исполнению обязанности в натуре, прекращение или изменение правоотношения, восстановление нарушенного права. Признавая наличие штрафных санкций самым главным признаком правовой ответственности, мы прежде всего по этому признаку должны отличать ответственность от мер защиты.

<*> См.: Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С. 141.
<**> См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 5 - 6; Черданцев А.Ф., Кожевников С.Н. О понятии и содержании юридической ответственности // Правоведение. 1976. N 5. С. 41.

Одним из обязательных признаков юридической ответственности признается наличие факта правонарушения. В самом общем виде под правонарушением понимают виновное противоправное деяние участников общественных отношений <1>, это юридический факт, представляющий виновное противоправное деяние деликтоспособного лица <2>, это антисоциальное, общественно опасное, противоправное деяние, влекущее юридическую ответственность <3>. Несмотря на то что в последние годы, как уже отмечалось, расширилась сфера безвиновной ответственности, все же, как правило, ответственность возникает при наличии вины. Меры же защиты применяются в любом случае, независимо от того, есть ли вина или нет ее у правонарушителя. Дело не в том, что применение меры защиты предполагает отсутствие вины у субъекта противоправного поведения, а в том, что факт вины не устанавливается, достаточно при применении отдельных мер защиты факта противоправного поведения, т.е. нарушения тем или иным субъектом правовых норм <4>.

<1> См.: Самощенко И.С. Правонарушение и юридическая ответственность. М., 1966. С. 7.
<2> См.: Котляревский Г.С., Назаров Б.Л. Проблемы общей теории права. М., 1973. С. 40.
<3> См.: Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. С. 18.
<4> О разграничении мер защиты и ответственности в гражданском праве - Кархалев Д.Н. Соотношение мер защиты и мер ответственности в гражданском праве России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003.

Выяснив отличие мер защиты от мер ответственности, попытаемся отличить меры защиты от другой смежной правовой категории - мер безопасности.

Отдельные авторы включают в меры защиты и меры процессуального принуждения <*>, и меры административного пресечения, направленные не на восстановление, а на прекращение неправомерных действий, гарантии личной безопасности сотрудника милиции <**>. С моей точки зрения, указанные выше меры отличаются от известных мер защиты и по содержанию, и по характеру применения, и по цели их воздействия. Эти меры следует обозначать как меры безопасности.

<*> См.: Галузин А.Ф. Правонарушения в частном и публичном праве: общая характеристика: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1997. С. 12.
<**> См.: Ардашкин В.Д. Меры защиты (пресечения) в советском административном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 1969. С. 6 - 9.

В последнее время понятия "юридическая безопасность", "правовая безопасность", "меры безопасности" <*> стали использоваться в научной литературе. Наиболее общую характеристику правовой безопасности дает И.Н. Сенякин. По его мнению, содержание понятия "правовая безопасность" включает в себя следующие элементы: качество действующего законодательства как форму выражения права; юридическое обеспечение безопасности в различных социальных сферах, самозащищенность права и правовой системы; правовой характер действующего законодательства; эффективность механизма правоприменения <**>.

<*> См., например: Дрейшев Б.В. Правовая безопасность и проблемы ее обеспечения // Правоведение. 1998. N 2; Тер-Акопов А.А. Юридическая безопасность человека в РФ (Основы концепции) // Государство и право. 2001. N 9.
<**> Сенякин И.Н. Правовая безопасность личности как элемент правовой политики Российского государства // Вопросы теории государства и права. Вып. 3. Саратов, 2001. С. 21.

Меры безопасности понимаются по-разному: как совокупность мер юридической ответственности и мер защиты, как вид предупредительного воздействия, цель которого при наличии указанных в законе оснований, посредством принудительного и временного ограничения возможностей предупредить совершение общественно опасных действий. Эти меры безопасности предлагается выделить в качестве самостоятельных разделов в соответствующих кодексах (прежде всего в уголовном законодательстве) <*>. Под мерами безопасности понимают и правовые средства обеспечения экономической безопасности <**>, и как способы, условия, обеспечивающие всестороннюю защищенность и гарантированность гражданско-правового состояния человека в обществе <***>.

<*> Щедрин Н.В. Меры безопасности: развитие теории, отличительные признаки и классификация // Правоведение. 1994. N 4. С. 93 - 95.
<**> См.: Ведяхин В.М. Принципы правового регулирования рыночных отношений // Правоведение. 1995. N 6. С. 37.
<***> См.: Сенякин И.Н. Федерализм - безопасность в личности // Конституционное развитие России. Саратов, 1996. С. 106.

На мой взгляд, к мерам безопасности нужно относить меры, направленные на пресечение и предупреждение правонарушений, строго определенные в законе, исполнение которых обеспечивается государственно-принудительным механизмом. К ним можно отнести, в частности, и меры административного пресечения, и меры процессуального принуждения, и принудительные меры воспитательного, медицинского характера и т.д. <*>. Меры безопасности носят, как правило, принудительно-государственный и правоограничивающий характер, применяются по инициативе компетентных государственных органов, не имеют своей задачей восстановление нарушенного права и не всегда связаны, в отличие от мер ответственности, с совершенным правонарушением (например, таможенный досмотр) <**>.

<*> Более подробно о таких мерах - Михайлов А.В. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1996; Тюрин В.А., Куракин А.В. Классификация мер пресечения по административному праву России // Право и политика. 2001. N 10.
<**> Более подробно о мерах безопасности - Шубина Т.Б. Теоретические проблемы защиты права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 13 - 14.

Дав определение мер ответственности и мер безопасности, мы можем предположить, что все иные меры, установленные в законодательстве и направленные на защиту права, прав и свобод, субъективных прав и законных интересов, - это меры защиты. Иначе говоря, определение мер защиты носит, если так можно выразиться, не позитивный, а негативный характер - посредством отрицания признаков, присущих другим смежным категориям и понятиям.

Таким образом, меры защиты - это правовые средства, не относящиеся к мерам юридической ответственности и мерам безопасности, установленные в законодательстве и направленные на восстановление права, обеспечение его исполнения, на пресечение и предупреждение правонарушений. Правовая категория "меры защиты" носит межотраслевой характер: меры защиты не исчерпываются ст. 12 ГК РФ, к ним относятся и решения Конституционного Суда РФ, защищающие право как социальное и правовое явление, правовые ограничения и правовая неприкосновенность, вето президента и др. <*>.

<*> Более подробно о классификации мер защиты - Шубина Т.Б. Теоретические проблемы защиты права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1998; Александрова А.П. Защита социально-экономических прав и свобод: общетеоретический анализ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2002; Левков А.А. Меры защиты в российском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2002.