Мудрый Юрист

Изменения конституции Российской Федерации и предпринимательское право

Клеандров Михаил Иванович, член-корреспондент Российской академии наук, судья Конституционного Суда Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

В статье рассмотрены проблемы механизма защиты прав предпринимательских структур в контексте предстоящего объединения Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ. Обоснованы и предложены усовершенствования сферы полномочий мировой юстиции с введением в ее юрисдикцию разрешения экономических споров.

Ключевые слова: объединение судов, разрешение экономических споров, мировая юстиция.

Changes of the Constitution of the RF and entrepreneurial law

M.I. Kleandrov

Kleandrov Mikhail Ivanovich, corresponding member of the Russian academy of science, judge of the Constitutional Court of the Russian Federation, doctor of jurisprudence, professor.

The article considers problems of the mechanism of protection of the rights of entrepreneurial structures in a context of the forthcoming integration of the Supreme and the Supreme Commercial Courts of the Russian Federation. The enhancements of the sphere of powers of world justice with introduction in its jurisdiction of permission of economic disputes are proved and offered.

Key words: integration of courts, resolution of economic disputes, world justice.

Первые за всю двадцатилетнюю историю Конституции РФ, Конституции нового, постсоветского, государства, серьезные, не узколокальные ее изменения имеют самое прямое отношение к российскому предпринимательскому праву. Речь идет о таком важном институте системы предпринимательского права, будь это отрасль права, отрасль законодательства, отрасль юридической науки либо учебная дисциплина, как институт защиты предпринимательских прав.

Этот институт - не нововведение, он появился не в государстве с рыночной экономикой. Основоположник советской доктрины хозяйственного права В.В. Лаптев с соратниками - В.К. Мамутовым, А.Г. Быковым, В.С. Мартемьяновым и рядом иных ученых в начале шестидесятых годов прошлого века при выработке такой доктринальной основы самостоятельной отрасли хозяйственного права, как ее система, исходили из того, что важным институтом этой системы является именно институт защиты прав хозяйственных органов, либо, реже, - институт защиты хозяйственных прав.

В то, стартовое для хозяйственного права, время оно было практически институтом материального права; во всяком случае, в номенклатуре научных - того периода - специальностей оно тогда именовалось кратко: 12.00.04 "Хозяйственное право", без всякого намека на процесс. Разумеется, институт защиты хозяйственных прав в хозяйственном праве, равно как и шифр названной ВАКовской научной специальности, включали в себя некоторые процессуально-процедурные правоотношения, но не больше. Лишь где-то в 1977 г. специальность 12.00.04 расширилась и стала именоваться "Хозяйственное право; арбитражный процесс", хотя об арбитражном процессе в то время говорить можно было с очень большой долей условности. Дело в том, что органы государственного арбитража тогда не только не были судебными органами, мало кто их считал и квазисудебными, в основном относили их к органам хозяйственного руководства. Госарбитраж был центральным органом по разрешению хозяйственных споров, представлял собой четырехзвенную систему, возглавляемую Государственным арбитражем при Совете Министров СССР, и разрешал он споры, руководствуясь Правилами разрешения хозяйственных споров госарбитражами, утвержденными самим союзным Госарбитражем.

Но помимо него действовали тогда ведомственные арбитражи, третейские суды по разрешению хозяйственных споров, своей ограниченной юрисдикцией по разрешению хозяйственных споров обладали народные суды, был особый режим для разрешения хозяйственных споров ценой иска до 100 руб. (базирующийся на Указе Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1955 г.), были особые режимы для разрешения споров: в сфере капитального строительства, правда, исключительно по внутрипостроечным титульным спискам, в сфере ценообразования, госкредитования и т.д. Всего, по подсчетам автора, произведенным в середине 80-х годов, в СССР тогда насчитывалось 11 организационно-правовых механизмов разрешения хозяйственных споров, ряд из которых не имел или имел в самом зачаточном виде хоть какую-то процессуальную форму деятельности.

Так что можно уверенно сказать: арбитражный процесс 1960 - 1980 годов в нашей стране был, с позиции сегодняшнего дня, весьма причудливым, соответственно таким же был и институт защиты хозяйственных прав; содержательно мало общего у него имеется с арбитражным процессом сегодняшнего дня, равно с институтом защиты предпринимательских прав сегодняшнего дня.

Но ведь процесс, судопроизводство - это по большому счету лишь сегмент института защиты хозяйственных (предпринимательских) прав. Защиту прав и законных интересов в современной России в соответствии с ее Конституцией обеспечивает судебная власть, третья, но самостоятельная ветвь государственной власти. Само же здание судебной власти, по мысли автора, трехсегментно: 1) судоустройственный сегмент; 2) судопроизводственный сегмент; 3) сегмент статуса лиц, непосредственно реализующих судебную власть, лично осуществляющих правосудие. Естественно, можно говорить о трех сегментах, составляющих понятие правосудия, в том числе специализированного - экономического - правосудия.

Соответственно можно говорить и о трех сегментах института защиты предпринимательских прав. Это: 1) специализированные на разрешении экономических споров судебные органы; 2) специализированная процессуально-процедурная основа разрешения экономических споров; 3) специализирующиеся на разрешении экономических споров судьи (и арбитражные заседатели). С начала 1992 г. и по настоящее время это: 1) четырехзвенная система арбитражных судов во главе с Высшим Арбитражным Судом (ВАС) РФ; 2) Арбитражный процессуальный кодекс (АПК) РФ <1>; 3) судьи арбитражных судов (с 1998 г. - и арбитражные заседатели).

<1> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".

Безотносительно к факту предстоящего объединения Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ, с позиции вчерашнего дня (например - годичной давности), когда об этом объединении речи не было, зададимся вопросом: существующий механизм защиты предпринимательских прав, весь совокупный трехсегментный организационно-правовой механизм разрешения экономических споров является если не идеальным, то хотя бы оптимальным, отвечающим задачам сегодняшнего дня и удовлетворяющим потребности экономики?

В одном из канонических Евангелий ставится вопрос, ключевой для нашей ситуации: "человек для субботы или суббота для человека"? То есть что первичнее, что главнее - существующий организационно-правовой механизм разрешения экономических споров или предпринимательская структура, нуждающаяся в судебной защите своих - предпринимательских прав? Или проще: кому из двух названных участников нынешняя ситуация с указанным механизмом более удобна?

Всякое сопоставление, а тем более противопоставление, условно; между партнерами данной пары нет и не может быть антагонистических противоречий; арбитражные суды и существуют для того, чтобы разрешать экономические споры, тем самым защищая права предпринимательских структур (если правда на их стороне). И случившиеся за последние 20 лет усложнения - самые разные - в каждом из трех указанных сегментов механизма разрешения экономических споров можно объяснить стремлением улучшить, усовершенствовать защиту прав предпринимательских структур. И сам этот процесс улучшения и усовершенствования, по сути, есть процесс углубления специализации арбитражно-судебной системы. Благая цель, правда, в определенной мере позволяющая сделать вывод, что здесь все-таки "человек для субботы".

Но если на эту ситуацию взглянуть с позиции самой предпринимательской структуры, нуждающейся в судебной защите своих прав, то для нее было бы - как минимум с точки зрения удобства - предпочтителен иной ответ: суббота для человека. В чем с точки зрения среднестатистической предпринимательской структуры состоит недостаток каждого из названных сегментов организационно-правового механизма судебной защиты предпринимательских прав, как это дело понимает автор? Если предельно сжато, то это следующие недостатки.

В судоустройственной сфере. По данным Росстата, в Едином госреестре юридических лиц по состоянию на 1 марта 2013 г. в России было более 3 млн. коммерческих организаций, в том числе полтора миллиона малых и микропредприятий. По данным Единого госреестра, на ту же дату в России было 3,7 млн. индивидуальных предпринимателей и более 130 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств. Часть из этой массы - "бабочки-однодневки", но факт - в секторе малого предпринимательства занято более 10 млн. человек (со средним - более 19 млн.), а по данным Центробанка России, общий кредитный портфель малому и среднему предпринимательству России составляет более 4 трлн. руб. И очевидно при этом, что потенциал малого предпринимательства нашей страны огромен, но его более полному раскрытию препятствует ряд общеизвестных факторов: высокая налоговая нагрузка, высокая коррупционная составляющая, высокие тарифы и т.д.

Но значим и фактор неэффективности механизма судебной защиты прав субъектов малого предпринимательства при их нарушении или оспаривании. И прежде всего - в отношении тех субъектов малого предпринимательства - малых и микропредприятий, индивидуальных предпринимателей и фермеров, которые дислоцируются не в центрах субъектов РФ. А именно в этих центрах располагается самое низовое звено арбитражно-судебной системы - арбитражные суды субъектов РФ. Фактор территориальной отдаленности места дислокации субъекта малого предпринимательства, нуждающегося в судебной защите, от места нахождения судебного органа, призванного эту защиту осуществлять (что влечет длительность пробега почтовой корреспонденции, сложность с неоднократными поездками в областной центр и пр.), для очень большого числа малых предпринимательских структур (исчисляемых миллионами) сам по себе опосредует неэффективность существующего судоустройственного сегмента. Образно выражаясь (языком поэта), страшно далеки они от народа... А уповать на возможности компьютерных технологий, Интернета и т.п. в этой сфере, как минимум для субъектов малого предпринимательства, живущих в "глубинке", преждевременно, и так будет - с очевидностью - еще долго.

В судопроизводственной сфере. Упорно и стремительно специализирующееся уже более 20 лет арбитражно-процессуальное законодательство вкупе с процедурными нормами и отнюдь не устойчивой и не всегда непротиворечивой арбитражно-судебной практикой привело к тому, что даже для простого оформления искового заявления в арбитражный суд требуется скрупулезное соблюдение множества вариативных требований. С этой задачей успешно справляются юридические службы крупных предпринимательских структур, специализированные юридические фирмы, специализирующиеся на арбитражных делах адвокаты и т.д., но уже юристы, не специализирующиеся на этом, испытывают серьезные затруднения, а граждане с высшим, но не юридическим образованием вряд ли вообще смогут самостоятельно оформить иск. Для малых предпринимателей это чаще всего вообще не под силу, а заручиться помощью профессиональных юристов - не по карману, не говоря уже об их отсутствии в деревнях и селах. Вполне вероятно, что, начав ознакомление с АПК РФ для самостоятельной подготовки иска, индивидуальный предприниматель (фермер), дойдя до статьи об оставлении судом иска без движения и находясь под массированным воздействием СМИ о поголовной коррумпированности судей, впадет - психологически - в ступор и откажется от идеи обращения в суд, как бы ему это ни было необходимо. А ведь в судопроизводственной сфере стадия предъявления иска - самое начало; иные стадии процесса для предпринимательской структуры намного сложнее, особенно с гипертрофированным внедрением в арбитражный процесс принципа состязательности. И уповать на хоть какую помощь со стороны арбитражного суда предпринимательской структуре, за редчайшими исключениями, не стоит.

Сфера статуса специализированного судьи. Сказанное означает не просто невозможность оказания судьей арбитражного суда какой-либо профессионально-юридической помощи предпринимательской структуре как заведомо слабой стороне в арбитражном процессе. Любая попытка оказания такой помощи другой стороной процесса, руководством суда, вышестоящей судебной инстанцией и/или соответствующими органами судейского сообщества будет - в сегодняшней системе координат - автоматически расцениваться как тяжкий дисциплинарный проступок. А фактор транспортной отдаленности малой предпринимательской структуры от арбитражного суда, невозможность получения совета от судьи непосредственно или любым средством связи из-за категорического запрета личного - непроцессуального - общения судьи со стороной процесса и т.д. сферу реального обращения нуждающейся в судебной защите предпринимательской структуры в специализированный судебный орган сужают до весьма малого правового пространства.

Поэтому с горечью следует констатировать: в определенной (отнюдь не целиком) мере отношения специализированного судебного механизма (всех трех составляющих) защиты прав предпринимательских структур с этими структурами, прежде всего малыми и дислоцирующимися не в центрах субъектов РФ, это отношения, когда "человек для субботы". Наглядным подтверждением этому выводу служит то фактическое обстоятельство, что предоставленное еще в 2003 г. Пленуму Высшего Арбитражного Суда РФ право создавать территориально отдаленные подразделения арбитражных судов субъектов РФ в форме постоянных судебных присутствий - с определением места их пребывания, назначения их руководителей и пр. (т.е. право и возможность "приблизить суд к народу") - так какого-либо распространения на практике не получило. Но ведь ясно: должно быть ровно наоборот, именно названный механизм - во всех его сегментах - должен, постоянно и целеустремленно, приспосабливаться к нуждам и потребностям предпринимательских структур.

Будет ли эта проблемная задача решена предстоящими изменениями Конституции РФ и соответственно предстоящим объединением Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ?

Три нижних звена арбитражно-судебной системы (центром которой - относительным - станет высшее в этой системе четвертое звено - Коллегия по экономическим делам Верховного Суда РФ) эти изменения и объединение не затронут, и доступность в судебной защите предпринимательских прав малым предпринимателям, особенно дислоцированным не в центрах субъектов РФ, не приблизят - ни в какой мере. Специализация же на высшем - надзорном - уровне для предпринимательских структур будет обеспечена ровно в том объеме, в каком будет обеспечена (и сейчас обеспечена) специализация в уголовном, гражданском и/или административном судопроизводстве.

Предполагаемое законопроектом <2> изъятие из п. "о" ст. 71 Конституции РФ понятия "арбитражно-процессуальное законодательство" отнюдь не означает отмену АПК РФ - вводимое общеправовое понятие "процессуальное законодательство" этого не предполагает, во всяком случае не предписывает. Значит - с судопроизводственной точки зрения - изменения коснутся лишь надзорного производства. Правда, он и определяет судебную практику.

<2> Проект Закона РФ N 352924-6 "О поправке к Конституции Российской Федерации о Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Проблемы наверняка возникнут с третьей составляющей - судейско-кадровой, и то лишь при первоначальном формировании Коллегии по экономическим делам Верховного Суда РФ. Предстоящий конкурс на замещение всех 170 вакансий судей Верховного Суда РФ не предполагает возможности квотирования вакансий по коллегиям, не предполагает, естественно, и отдельных экзаменов для судей каждой из коллегий. Но очевидно, что вполне можно будет воспользоваться определенным опытом в этих вопросах достаточно эффективно действующей Высшей экзаменационной комиссии по приему квалификационного экзамена на судейскую должность - в части приема такого экзамена у кандидатов на должности судьи Верховного Суда РФ.

Таким образом, если предстоящие конституционные изменения и объединение Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ ограничены лишь сферой вышесказанного, то можно констатировать: для института защиты предпринимательских прав системы предпринимательского права в целом изменится немного. Лишь с помощью будущей единой надзорной инстанции удастся избежать разнобоя в судебной практике и обеспечить единообразное применение закона, что в действительности имело место - Конституционный Суд РФ с этим встречался, и неоднократно.

Но для основной массы предпринимательских структур, почти 90% экономических споров с участием которых оканчиваются в первой инстанции, это все малозначимо. И если реформирование названного трехсегментного механизма судебной защиты предпринимательских прав не получит дальнейшего развития, ситуация "человек для субботы" сохранится почти в неприкосновенности.

Однако это вряд ли. Естественная логика при осмыслении и прогнозировании развития дальнейших событий практически гарантирует неизбежность постановки (как предпринимательским, так и судейским сообществами) вопроса: а почему экономические споры, как минимум - мелкие (прежде всего, видимо, те, которые арбитражные суды сейчас разрешают в режиме упрощенного судопроизводства), не могут разрешать районные суды и, тем более, мировые судьи? Поскольку первых у нас около 3 тыс., а вторых - более 7,5 тыс., и уже они-то во много раз, по сравнению с низовым звеном арбитражно-судебной системы, "ближе к народу".

И это абсолютно резонный вопрос, ответ на который, обусловленный настоятельными потребностями практики, требует положительного ответа, что в принципе означает, по мнению автора, необходимость радикальных преобразований всей мировой юстиции в стране.

Сегодня наш мировой судья - универсал: разрешает, и неплохо, споры и дела уголовные, гражданские и административные, и передача в его ведение мелких экономических споров не приведет к пробуксовке осуществления мировой юстицией правосудия. Вопрос о высокой судебной нагрузке мировых судей может быть решен разными путями, оптимально здесь - посредством соответствующего разукрупнения судебных участков.

Но в то же время явно требуется повышение уровня независимости мировых судей - в организационном, институциональном, инстанционном, кадровом и иных смыслах, и прежде всего - полное отделение мировой юстиции от вертикали федеральной юстиции. По мнению автора, здесь уместна аналогия: в силу ст. 12 Конституции РФ местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно, а его органы не входят в систему органов государственной власти. В силу закона мировые судьи не являются федеральными судьями; фактически же они находятся в прямом подчинении председателя районного суда, и многие из 15 изменений Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации" <3> (далее - Закон о мировых судьях), имевших место за время после его принятия, эту зависимость так или иначе усиливали.

<3> Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Да и по закону мировой судья как судья субъекта РФ отличается от районного судьи как судьи федерального лишь двумя признаками: 1) порядком назначения и сроком, на который он назначается судьей в первый раз; 2) тем, что материально-техническое обеспечение мировых судей осуществляется субъектом РФ (при том что обеспечение по зарплате и социальным выплатам, как и информационно-ресурсное обеспечение, осуществляется исключительно из федерального бюджета). Да и относительно порядка назначения следует отметить, что Закон о мировых судьях предусматривает возможность закрепления законом субъекта РФ избрания мирового судьи населением соответствующего судебного участка, и ни один из субъектов РФ так и не воспользовался этой возможностью.

Итак - каковой, по мысли автора, должна стать конфигурация мировой юстиции?

Мировой судья (он же - мировой суд первой инстанции) выбран проживающими на его судебном участке гражданами. Принципиально важно, что организовывать выборы мировых судей следует поручить не судебной власти, не региональным или муниципальным властям, а Центризбиркому, его структурам на местах. В конце концов, именно через избрание соответствующим электоратом мировых судей будет в существенно более полной мере реализовано положение ч. 5 ст. 32 Конституции РФ о праве граждан участвовать в отправлении правосудия.

Относительно судопроизводственной сферы важно, чтобы мировые судьи стали более адаптированы к нуждам граждан, обращающихся к ним за защитой своих прав, не подкованных в специальных юридических знаниях и не имеющих возможности заручиться поддержкой людей, таковыми знаниями обладающих. Нужно, чтобы мировая юстиция научилась в большей мере, чем сейчас, отзываться на нужды малообеспеченных и не обладающих юридическими знаниями граждан, обращающихся к ней с небезукоризненно оформленными правовыми документами, решать спорные вопросы по существу, не придавая принципиального значения формальным аспектам дела.

Безусловно, для такой - "сводной" (с включением в ее ведение экономических споров) - мировой юстиции не нужно создавать специальный уголовно-гражданско-административно-арбитражный процессуальный кодекс. Но в действующие УПК РФ <4>, ГПК РФ <5>, АПК РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях <6> и в будущий Кодекс административного судопроизводства следует вмонтировать указания, согласно которым, к примеру: такие-то и такие-то положения на мировую юстицию не распространяются; такие-то и такие-то положения мировая юстиция применяет, если сочтет целесообразным; а такие-то и такие-то положения специально для мировой юстиции необходимо применять в таких-то редакциях. Представляется настоятельно необходимым введение института принятия мировым судьей иска в упрощенной письменной, а в ряде случаев - в протокольной устной форме.

<4> Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
<5> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
<6> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".

В вопросе же инстанционности конфигурация мировой юстиции - контурно - должна выглядеть, по мнению автора, в следующем виде.

Мировой судья - это и есть мировой суд первой инстанции (судья с необходимым аппаратом), никак не зависящий от федеральных судов - ни в организационном, ни в инстанционном планах, ни в вопросах материально-ресурсного обеспечения. Последнее для него должно, по мнению автора, обеспечивать специальное - автономное - подразделение Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Не будет зависеть мировой суд и от муниципальных властей, и от властей субъекта РФ - они обязаны лишь предоставить (и содержать, и охранять) необходимые для осуществления правосудия мировыми судьями помещения, и то до тех пор, пока этот вопрос не будет передан на федеральный уровень. Правда, для всего этого нужно разработать и утвердить федеральным законом нормативы финансирования судов.

Апелляционная и кассационная инстанции - относительно судебных актов мировых судей как суды первой инстанции также должны находиться в системе мировой юстиции (в организационном, инстанционном и процессуально-процедурном смыслах), и из ведения федеральных систем арбитражных судов и судов общей юрисдикции их нужно изъять. В данном случае будет иметь место определенный возврат к положению дел, сформулированному Судебной реформой 1864 г., - тогда второй инстанцией, в отношении решения мирового судьи, был Съезд мировых судей мирового округа (по сути - уезда). Так вот: апелляционной инстанцией в системе мировой юстиции могла бы у нас стать Апелляционная палата мировой юстиции конкретного района конкретной области (иного субъекта РФ), которую должны составлять все без исключения мировые судьи данного района (либо, как вариант, имеющие судейский стаж не менее трех лет). В тех же административных районах, где мировых судей меньше пяти, апелляционная инстанция могла бы быть в виде Апелляционной межрайонной палаты - на два и/или три района. Механизм привлечения и осуществления мировыми судьями в составе "тройки" (один раз в неделю, например в субботу) апелляционного судопроизводства должен быть автоматическим, на основе специальной компьютерной программы, с абсолютно случайной - по персоналиям - выборкой (учитывающей, конечно, ситуацию нахождения отдельных судей в отпусках, на учебе (повышении квалификации) и пр.) и обеспечивать максимально равномерное участие каждого из них в работе Апелляционной палаты.

Кассационной же инстанцией в системе мировой юстиции могла бы стать Кассационная палата мировой юстиции конкретной области (иного субъекта РФ), механизм комплектования которой, также из мировых судей, осуществляющих правосудие на территории этого субъекта РФ, по всей видимости, должен быть несколько иным. Он должен формироваться также путем случайной - автоматической - выборки, но, поскольку кассационная инстанция работает только "по праву", но не "по факту", в нее должны входить более профессиональные, чем в среднем, судьи, эта выборка должна ограничиваться мировыми судьями со стажем судейской работы, к примеру, не менее пяти лет (могут быть установлены и ограничения по квалификационному классу судьи и по иным параметрам).

Неизбежно могущие возникнуть организационные вопросы, которые до того решались федеральной юстицией либо органами иных ветвей государственной власти, должны будут решаться в рамках самой мировой юстиции (это будет являться передачей данных вопросов органам судейского сообщества). Вопросы уровня района - районной (межрайонной) конференцией мировых судей, вопросы уровня субъекта РФ - конференциями мировых судей соответствующего субъекта РФ. Принципиально важно обеспечить при этой организации дел, чтобы не образовался даже из числа мировых судей хоть какой-то "постоянный руководитель". Решения многих вопросов лучше изначально закрепить в соответствующих регламентирующих документах, принимаемых названными конференциями, например: условия и порядок замещения одним мировым судьей другого на период отсутствия последнего; механизм проверки жалоб и заявлений на мировых судей в рамках дисциплинарного производства (но не принятия по ним решения) и т.д.

А единство судебной практики мировой юстиции по всем направлениям в общероссийском масштабе будет обеспечивать новый Верховный Суд - его коллегии, его Президиум и постановления его Пленума.

Литература

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Проект Закона РФ N 352924-6 "О поправке к Конституции Российской Федерации о Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
  3. Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".