Мудрый Юрист

Компетенция специалиста

О. Темираев, начальник отдела криминалистики прокуратуры Курской области.

Появление в уголовном судопроизводстве новых доказательств - заключения и показаний специалиста породило ряд вопросов, вызванных сложностью разграничения компетенции судебного эксперта и специалиста в связи с недостаточно ясными процессуальными полномочиями последнего. На это справедливо указывает, в частности, профессор В. Быков <*>. Вместе с тем точка зрения, высказанная им, не совсем правильно, на наш взгляд, ставит акценты в этом сложном вопросе.

<*> Быков В. Заключение специалиста / Законность. 2004. N 9.

Автор считает, что и эксперт, и специалист могут иметь общий объект или предмет исследования. Отличие в основном состоит в том, что эксперт подвергает его полному и всестороннему исследованию с использованием специальных познаний, а специалист лишь ограничивается осмотром предметов, объектов, после чего излагает свое суждение, составленное с использованием специальных познаний по поставленным перед ним вопросам.

Представляется, что в этом случае специалист все-таки выходит за рамки своей компетенции и не может решать сходных с экспертом вопросов, требующих специальных познаний. В соответствии со ст. 80 УПК заключение эксперта - представленные в письменном виде содержание исследования и основанные на этом исследовании выводы по вопросам, поставленным перед экспертом. Заключение специалиста - это лишь представленное им в письменном виде суждение по вопросам, поставленным судом или сторонами. Суждение - форма мышления в логике, представляющая собой сочетание понятий, из которых одно определяется и раскрывается через другое. То есть суждение как чисто мыслительный, умозрительный процесс не может формулироваться на основании каких-либо практических действий.

Специалист не имеет права и не должен проводить каких-либо исследований, поскольку это исключительная компетенция эксперта, в связи с чем его заключение не должно содержать исследовательской части. При этом надо иметь в виду, что осмотр, даже самый простой и поверхностный, - это уже исследовательская деятельность. Исследовать - это и есть осмотреть с целью выяснения чего-либо.

Специалист выступает в уголовном процессе по сути в двух разных качествах. В первом случае - в роли технического помощника, оказывая содействие в обнаружении, закреплении и изъятии следов, предметов и документов, в применении технических средств. При этом он вправе оказать содействие в осмотре того или иного объекта, но не имеет права на самостоятельное исследование, его роль носит вспомогательный характер.

Во втором случае специалист выступает в качестве консультанта, при изучении материалов уголовного дела для постановки вопросов эксперту, а также разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. При этом правом на какие-либо действия с объектами или предметами, имеющимися в распоряжении следователя или суда, он не наделен.

Таким образом, специалист составляет свое суждение на основании специальных познаний, а не получает новые данные в результате проведения даже самых простых исследований, например осмотра.

Так, инженер-технолог, выступающий в роли специалиста, может сообщить о порядке протекания технологических процессов, врач-терапевт - рассказать о симптомах какой-либо болезни, химик-токсиколог - о физических, химических свойствах того или иного токсического вещества и т.д. Речь может и должна идти об освещении довольно широкого круга вопросов, не касающихся конкретных объектов и предметов, подлежащих исследованию с использованием специальных познаний.

Обычно при расследовании убийств "без трупа" мы сталкиваемся с затруднениями при оценке правдивости показаний подозреваемого о механизме причинения телесных повреждений жертве. Судмедэксперт в такой ситуации справедливо отказывается отвечать на поставленные ему вопросы об оценке, с судебно-медицинской точки зрения, показаний подозреваемого, так как отсутствует предмет исследования - труп жертвы, а значит, его заключение не будет содержать исследовательской части, что противоречит требованиям п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК. Но тот же судебный медик, выступая в роли специалиста в этом случае, основываясь на имеющихся у него профессиональных познаниях, может высказать общее суждение о возможности наступления смерти при тех или иных обстоятельствах, в том числе и названных подозреваемым. Для такого суждения не требуется проведения исследования.

Не ясно, на каком основании делаются попытки привлечения специалистов к оценке заключений эксперта. Законом специалист наделен лишь правом оказать помощь следователю и суду назначить экспертизу, но не оценивать ее результаты. Оценка заключения эксперта, как любого другого доказательства, в соответствии со ст. 17 УПК - исключительная компетенция следователя, прокурора, суда.

В случае сомнений в обоснованности выводов эксперта следователь и суд вправе допросить эксперта, а также в соответствии со ст. 207 УПК назначить повторную экспертизу. Законом в этом случае не предусмотрена возможность использования суждений специалиста, потому что правильно разобраться с заключением эксперта с узкопрофессиональной точки зрения возможно лишь в ходе изучения не только самого заключения, но и непосредственно тех объектов, обстоятельств, которые были предметом экспертного исследования. Это опять же компетенция не консультанта-специалиста, а, как правило, полноценной экспертной комиссии.

При этом важно и соблюдение процессуальной формы назначения и проведения экспертизы, как гарантии соблюдения прав участников процесса. Такие гарантии при получении заключения специалиста в УПК РФ не предусмотрены.

На практике встречаются случаи, когда специалисты, пытаясь оценивать заключения экспертов, идут дальше и делают выводы по вопросам, для решения которых должна быть назначена судебная экспертиза. Такого рода заключения специалистов следует признавать недопустимыми доказательствами.

Они нередко представляются стороной защиты и выглядят как своего рода эрзац-экспертизы, которыми пытаются подменить выводы полноценного экспертного исследования.

Думается, что при оценке заключений специалистов, представляемых стороной защиты, следует выяснять условия их привлечения к участию в деле. Зачастую они привлекаются на платной основе и, соответственно, с заранее заданной стороной защиты целью - получить заключение конкретного содержания. В этой ситуации встает вопрос об объективности специалиста, возникают основания для его отвода.

Расширение возможностей специалистов, безусловно, важно, так как является дополнительным способом использования специальных познаний в уголовном процессе. Но приоритетная роль в решении вопросов, требующих специальных познаний, должна принадлежать судебной экспертизе, потому что ее назначение и проведение (в отличие от использования познаний специалистов), составление экспертного заключения регламентировано УПК и подзаконными актами.

Эксперт несет уголовную ответственность за заведомо ложное заключение. Теория и практика проведения судебных экспертиз, особенно в государственных судебно-экспертных учреждениях, имеет строгую научную и методическую регламентацию. В соответствии со ст. 8 ФЗ РФ "О государственной судебно-экспертной деятельности" эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Исключительно важно требование закона, согласно которому заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Все это позволяет и следователю, и суду полно и всесторонне оценить экспертное заключение как форму использования специальных познаний при осуществлении доказывания в уголовном судопроизводстве.