Мудрый Юрист

Общие собрания судей судов по учреждению судебных установлений 1864 года как форма судейского самоуправления

Бурдина Елена Владимировна, доцент кафедры гражданского права и процесса Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева, кандидат юридических наук, доцент.

Автор статьи анализирует правовое положение общих собраний судей судов в качестве формы судейского самоуправления в России в период Судебной реформы 1864 г. В статье дается характеристика внутриорганизационным полномочиям общих собраний по принятию особых наказов, утверждению отчетов суда, отбору претендентов на вакантные судейские должности.

Ключевые слова: общие собрания судей судов, самоуправление судей, организационные полномочия, особые наказы, отбор претендентов в судьи.

General meetings of judges under the law "Institution judicial establishments" in 1864 as a form of judicial self-government

E.V. Burdina

The author analyzes the legal status of the general meetings of judges as a form of judicial self-government in the Russian Empire in the period of judicial reform in 1864. The article gives characteristics authority of general assembly to adopt specific ordinances, approval of the court report, the process of selection of candidates for judge.

Key words: general meetings of judges, judicial self-government, organizational authority, specific ordinances, the selection of candidates for judge.

К органам судейского сообщества в Российской Федерации, наряду со съездами (конференциями), советами судей, квалификационными коллегиями и экзаменационными комиссиями, относятся общие собрания судей судов, которые, согласно ст. 12 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" <1>, могут созываться в каждом суде для обсуждения вопросов, связанных с совершенствованием организации работы суда, выражением законных интересов судей, а также для проведения выборов делегатов на съезд (конференцию) судей. По решению общего собрания может быть избран совет судей данного суда.

<1> Федеральный закон от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" (с изм. и доп. от 2 июля 2013 г.) // СЗ РФ. 2002. N 11. Ст. 1022.

Действующая нормативная конструкция общих собраний судей судов обусловливает проблему неопределенности их предназначения и объема компетенции, поскольку при наличии четко выраженных в судоустройственном законодательстве полномочий председателей судов и их заместителей <2>, организационных полномочий президиумов судов и пленумов высших судебных инстанций практически не остается поля деятельности по организации работы суда для общих собраний судей, что делает указанные публичные образования неэффективными, неопределенными по сути и месту в механизме судебной власти.

<2> Лукоянов Д.Н. Функции председателя районного суда // Российская юстиция. 2010. N 11. С. 49 - 52.

Органы судейского сообщества предназначены для обеспечения независимости и самостоятельности судебной власти и ее носителей и реализуют государственно-властные полномочия в организационно-управленческой сфере деятельности судов посредством самоуправления.

Самоуправление судей как способ организации работы суда мало изучено в доктрине <3>. Между тем без реализации идей самоуправления на уровне конкретного суда невозможно обеспечение самостоятельности судов и независимости судей. Не случайно поэтому, что общие собрания судов явились первыми формами судейского самоуправления в России в период Судебной реформы 1864 г. Следует констатировать отсутствие должного использования национального опыта в действующей российской модели органов судейского самоуправления. Это, на наш взгляд, объясняется как тем, что законодательные решения опережали научные рекомендации и не обеспечивались концептуально <4>, так и отсутствием исследований истории судейского самоуправления на фоне широко обсуждаемой проблемы чрезмерности административных полномочий руководителей судов.

<3> Серов Д.О. Судебное управление в России: становление и организационные модели // Администратор суда. 2011. N 2. С. 19 - 24.
<4> Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: проблемы теории и гос.-правовой практики // Конституционные основы, формы и методы государственного управления / Под ред. Н.М. Чепурновой. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. С. 15.

Становление судебной власти в России в период Судебной реформы 1864 г. базировалось на постулате о том, что власть судебная отделяется от исполнительной и законодательной. Это было закреплено в качестве одного из основных положений судоустройства, рассмотренных Государственным советом в 1862 г. и затем удостоившихся высочайшего утверждения 29 сентября 1862 г. <5>. По мнению известного государственного деятеля, трудившегося над проектами Судебных уставов 1864 г., графа Д.Н. Блудова, при всех вынужденных отступлениях законодательство досудебного периода постоянно стремилось к освобождению судов от всякого вмешательства административных властей <6>.

<5> Судебные уставы 20 ноября 1864 г., с изложением рассуждений, на коих они основаны, изд. Гос. канцелярией. Ч. 3. СПб., 1867. С. XLI - XLII // СПС "КонсультантПлюс".
<6> Там же. С. 11.

Дореформенное законодательство (свод 1857 г.) допускало вмешательство в судебные дела разных административных и исполнительных властей. В юридической литературе середины XIX в. отмечалось, что "нет почти ни одного ведомства или установления, которое бы не имело известной доли влияния на судебные места, а нередко и некоторого над ними наблюдения и контроля" <7>.

<7> Там же. С. 175.

Но главным образом надзор за судебными местами по прежнему порядку принадлежал одновременно трем властям: губернскому начальству - в отношении тех судов, которые действовали в губернии; высшим судебным местам - по отношению к низшим, и министерству юстиции - по отношению ко всем судам.

Из этих трех видов надзора ближайший и, без сомнения, самый сильный по своему влиянию и последствиям был тот, которым пользовалось губернское начальство. По своду 1857 г. надзор за судебными местами вверялся начальнику губернии. Такой надзор опирался на существовавший порядок судопроизводства, где губернатор имел право утверждать судебные решения или же приостанавливать их действие по уголовным и казенным делам. Суды, не обладавшие полнотой власти, не могли самостоятельно управлять своими внутренними делами. И напротив, надзор губернатора за судебными актами предопределял и его право обращать внимание на действия тех, кто эти решения постановлял.

Губернатору было предоставлено право ревизовать находящиеся в губернии судебные места; от него зависела аттестация чинов судебного ведомства, представление их к наградам, наложение на них взысканий по службе и предание их уголовному суду. Губернское начальство утверждало в должностях многих чинов судебного ведомства. В этой связи как сами судебные чины, так и суды в губернии фактически находились в прямом подчинении губернатора.

На основании Судебных уставов никакие решения судов не могли подлежать утверждению губернаторов, а потому и участие их в надзоре за судебными местами было прекращено.

Одним из достижений реформы и, наряду с этим, элементом системы гарантий независимости судей следует считать введение судебного управления, понимаемого в смысле принадлежности управления самим судам. По мнению М.А. Чельцова-Бебутова, Судебные уставы 1864 г. впервые в истории русского суда отделили суд от административных органов в сфере судебного управления. Автор полагает, что в Учреждении судебных установлений провозглашается принадлежность судебного управления самим судебным местам в круге ведомства каждого из них <8>.

<8> Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права: очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческом, феодальном и буржуазном государствах. СПб.: Равенна; Альфа, 1995. С. 763.

Придание судам полноты судебной власти распространялось не только на компетенцию судов по рассмотрению и разрешению правовых конфликтов, которая Судебными уставами была расширена, но и на вопросы организации деятельности судов, включая вопросы создания должных условий деятельности судов, их кадрового обеспечения, контроля за дисциплиной чинов судебного ведомства и др.

Чтобы суд мог быть самостоятельным, а судья независимым, следовало оградить их от какого-либо влияния, от какой-либо подчиненности так, чтобы над ними не было другого начальства, кроме судебной власти. Потому надзор за судебными местами и составляющими его судьями с правом исправлять замеченные упущения и привлекать виновных к ответственности, согласно Учреждению судебных установлений, стал принадлежать исключительно суду в порядке подчиненности. Надзор со стороны председателей или первоприсутствующих, прокуроров и министра юстиции должен был, по мысли составителей Уставов, ограничиваться заявлением об известных им нарушениях закона и установленных правил надлежащему суду для дальнейших с его стороны распоряжений <9>. Для обеспечения подлинной независимости судейского убеждения установлено, что судьи отвечают за неправильные действия только перед судебной властью (ст. ст. 261 - 296 Учреждения судебных установлений) <10>. Этой же цели должны были служить правила об участии судов в замещении судебных вакансий <11>, в производстве по делам о дисциплинарных взысканиях и др.

<9> Судебные уставы 20 ноября 1864 года... С. 178.
<10> Российское законодательство X - XX веков. Т. 8: Судебная реформа. М.: Юрид. лит., 1991. С. 60 - 64.
<11> Чельцов-Бебутов М.А. Указ. соч. С. 763.

Достаточно большой круг внутриорганизационных вопросов, согласно Учреждениям судебных установлений, был отнесен к ведению самого суда, что требовало участия всех судей в их обсуждении методом самоуправления, а не единоличной волей председателя. Тем самым закреплялось судейское самоуправление в отношении ряда организационных вопросов, и первыми его формами стали общие собрания судебных мест.

Общие собрания всех отделений или департаментов представляли собой одну из разновидностей заседаний судебных мест. К таковым видам заседаний судебных мест, согласно ст. 150 Учреждения, относились распорядительные, судебные, общие собрания всех отделений или департаментов. Если судебные заседания проводились для рассмотрения и разрешения дел, отнесенных к подведомственности судебных мест, то два других вида заседаний предназначались для решения вопросов судебного управления посредством коллегиального обсуждения.

Согласно ст. 160 Учреждения, общие собрания департаментов и отделений судебных мест созывались:

  1. для выслушивания постановлений, касающихся какого-либо судебного места, или же судебных мест вообще;
  2. для совещания о кандидатах на открывшиеся в суде должности членов;
  3. для определения, кто из членов судебных мест может воспользоваться вакантным временем;
  4. для постановления об увольнении со службы или удалении должностных лиц судебного ведомства на основании правил, изложенных в ст. ст. 228 - 231, 295 и 296 Учреждения, и об увольнении в отпуск по п. 1 ст. 232 Учреждения судебных установлений;
  5. для постановления решений по делам о дисциплинарных взысканиях с лиц судебного ведомства;
  6. для окончательного обсуждения составленных судебными местами наказов;
  7. для рассмотрения ежегодных отчетов о движении в судебном месте дел и для выслушивания отчетов, полученных от подведомственных судебных мест;
  8. для постановления определений в случае непринятия желающих поступить в звание кандидатов на должности по судебному ведомству;
  9. для разрешения вопросов, которые уставами уголовного и гражданского судопроизводства отнесены к рассмотрению именно общих собраний;
  10. во всех других случаях, когда в окружном суде председатель, в судебной палате старший председатель, а в кассационных департаментах Сената первоприсутствующий общего собрания признают необходимым вследствие важности вопроса созвать общее собрание.

Общие собрания могли проводиться и как церемониальные мероприятия - для привода к присяге должностных лиц судебного ведомства. Так, в литературе указывалась необходимость произнесения присяги на общем собрании суда, поскольку, как отмечалось, если "она будет произноситься в публичном заседании общего собрания суда, будет спасительно действовать и на прочих судей, напоминая им о таком же данном ими обещании" <12>.

<12> Судебные уставы 20 ноября 1864 года. С. 152.

Кроме того, ряд организационных полномочий был возложен дифференцированным порядком на общие собрания конкретных судебных мест. Например, Общее собрание Кассационных департаментов созывалось "для распределения председательствующих и членов судебной палаты или окружного суда между департаментами или отделениями" <13>.

<13> Судебная власть в России: история, док.: В 6 т. / О.Е. Кутафин, В.М. Лебедев, Г.Ю. Семигин; отв. ред. А.В. Наумов. М.: Мысль, 2003. Т. 3: От Свода законов к Судебной реформе 1864 г. С. 411 - 412.

Общие собрания судей проходили при закрытых дверях. Решение общего собрания принималось большинством голосов. При равенстве голосов дело решалось по тому из мнений, которое принято председателем или первоприсутствующим. О каждом заседании общего собрания судебного места секретарем или обер-секретарем составлялся общий журнал, в котором отражались его решения.

Остановимся подробнее на отдельных вопросах, входивших в компетенцию общих собраний.

  1. Принятие общими собраниями судей особых наказов. Принцип отделения судебной власти от законодательной и исполнительной нашел свое отражение в новых подходах к определению внутреннего распорядка работы судебных мест. Было признано, что не любые правила, определяющие внутреннее движение дел в суде, могут устанавливаться законодательными предписаниями. Многие таковые правила, обусловленные особенностями ведения канцелярской работы в конкретных судебных местах и производных от местных условий, подвержены частым изменениям и не заключают в себе обеспечения основ судопроизводства. Поэтому правила такого рода, будучи второстепенными, направленными на определение способа и порядка исполнения закона, не могут иметь значение закона в строгом смысле этого слова и включены в Судебные уставы. Указанные нормы должны относиться к инструкциям и распоряжениям, имеющим содержание административных распоряжений и именуемым наказами. Согласно ст. 64 Учреждения судебных установлений, "правила, относящиеся до внутреннего распорядка в судебных местах и указывающие способы исполнения законов, определяются наказами: общими и особыми. Первые составляются законодательным порядком, а последние - местными судебными властями".

Если в общих наказах определяются правила, свойственные всем судебным местам, то в особых наказах, принимаемых каждым судебным местом самостоятельно, учитываются особенности ведения канцелярской работы по конкретному судебному ведомству. Наделение каждого суда полномочиями по составлению особых наказов связано с тем, что судьи лучше всех знают потребности внутреннего распорядка, согласно местным условиям деятельности каждого из них. Проекты особых наказов, составляемые каждым судебным местом, рассматривались в два этапа: сначала в распорядительном заседании, а потом в общем собрании суда. Особыми наказами не могли быть нарушены правила, установленные законами и общим наказом (ст. ст. 169 - 170 Учреждения). Общее собрание кассационных департаментов Сената было наделено полномочиями по контролю законности принятых нижестоящими судами особых наказов.

Поскольку особые наказы содержали правила делопроизводства, касающиеся ведения судебных дел, было предусмотрено правило об их обязательной публикации для ознакомления всех желающих.

  1. Полномочия общих собраний по рассмотрению ежегодных отчетов о движении судебных дел. В соответствии со ст. ст. 176 - 177 Учреждения отчеты окружных судов рассматривались в общем собрании их отделений и представлялись местной судебной палате. Из отчетов, полученных палатою, из отчетов по самой палате составлялся общий по всему округу судебной палаты отчет, который, по рассмотрении в общем собрании департаментов палаты, представлялся министру юстиции.
  2. К полномочиям общих собраний судей судебных мест Учреждением судебных установлений были отнесены вопросы, связанные с формированием судейского корпуса, прохождением судебными чинами службы по судебному ведомству. В числе этих вопросов: замещение вакантной должности чинов судебного ведомства; увольнение лиц, не приступивших к судебной работе; увольнение судебных чинов вследствие продолжительной болезни; распределение времени ежегодного отдыха судей; дисциплинарное производство.

Впервые самим судам было предоставлено право отбора претендентов на вакантные должности суда. В соответствии со ст. 213 Учреждения судебных установлений в случае открывшейся в окружном суде или судебной палате должности члена, в т.ч. и судебного следователя, немедленно созывается общее собрание суда или палаты для совещания при участии прокурора о кандидатах на эти должности из числа лиц, удовлетворяющих соответствующим требованиям.

Представления окружных судов и судебных палат о соответствующих кандидатах в дальнейшем поступали к министру юстиции через старшего председателя судебной палаты.

Идея об участии в формировании кадров судов самих судей посредством обсуждения на общем собрании рассматривалась в качестве способа более основательного избрания, где представление к занятию вакантной должности зависело не только от одного должностного лица в иерархической лестнице. По сути, одобрение кандидата на судейскую должность самим коллективом судей, где ему предстояло работать, представляло собой личное ручательство за данного претендента.

В юридической литературе того времени отмечалась ценность названного полномочия общих собраний судей судов в связи с обширностью российской территории. Указывалось, что "при громадной обширности России и при тех условиях, в которых она находится, нет никакой возможности иметь в С.-Петербурге верные и подробные сведения о способностях, познаниях и нравственных качествах всех судебных чинов. Поэтому предоставить избрание на должности судей непосредственно министру юстиции значило бы сузить круг избираемых до таких размеров, при которых нельзя быть очень разборчивым в выборе; если министр юстиции станет полагаться на рекомендации, то от этого неминуемо разовьется система протекций, самая фальшивая и вредная из всех систем избрания кандидатов на общественные должности. По отдельным случаям министр юстиции может налагать свое вето на избрание" <14>.

<14> Судебные уставы 20 ноября 1864 года. С. 142.

Анализ исторического опыта подтверждает, что судейское самоуправление в России появляется и закрепляется как следствие признания самостоятельности судебной власти и ее полноты, простирающейся и на область судебного управления. Судейское самоуправление следует рассматривать в качестве способа самостоятельного решения судьями внутренних вопросов организации деятельности их судов, как один из методов (наряду с другими) управления судами. Хотя выражение "судейское самоуправление" в законодательстве середины XIX в. не использовалось, однако термин "управление судебными местами" нашел отражение в Судебных уставах. Формой судейского самоуправления явились общие собрания судей судебных мест, которые, с точки зрения их правовой природы, сконструированы составителями Уставов не иначе как разновидность заседаний суда. Следует указать на значительный объем организационных вопросов суда, решаемых посредством самоуправления общими собраниями судей, отдельные из которых могли бы быть востребованными и в современных условиях.

Список литературы

  1. Лукоянов Д.Н. Функции председателя районного суда // Российская юстиция. 2010. N 11. С. 49 - 52.
  2. Федеральный закон от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" (с изм. и доп. от 2 июля 2013 г.) // СЗ РФ. 2002. N 11. Ст. 1022.
  3. Российское законодательство X - XX веков. Т. 8: Судебная реформа. М.: Юрид. лит., 1991.
  4. Серов Д.О. Судебное управление в России: становление и организационные модели // Администратор суда. 2011. N 2. С. 19 - 24.
  5. Судебная власть в России: история, док.: В 6 т. / О.Е. Кутафин, В.М. Лебедев, Г.Ю. Семигин; отв. ред. А.В. Наумов. М.: Мысль, 2003. Т. 3: От Свода законов к Судебной реформе 1864 г.
  6. Судебные уставы 20 ноября 1864 г., с изложением рассуждений, на коих они основаны, изд. Гос. канцелярией. Ч. 3. СПб., 1867 // СПС "КонсультантПлюс".
  7. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права: очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческом, феодальном и буржуазном государствах. СПб.: Равенна; Альфа, 1995.
  8. Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: проблемы теории и государственно-правовой практики // Конституционные основы, формы и методы государственного управления / Под ред. Н.М. Чепурновой. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012.