Мудрый Юрист

Право на жизнь в свете мировых религий

Беляева Елена Валерьевна, доцент кафедры социально-правовых дисциплин Муромского института (филиал) ГОУ ВПО "Владимирский государственный университет имени А.Г. и Н.Г. Столетовых", кандидат юридических наук.

В статье рассматривается право на жизнь в свете мировых религий. Изучены аргументы сторонников абсолютистской позиции (католики, буддисты) и либеральной позиции (православные, протестанты, иудеи, мусульмане).

Ключевые слова: право на жизнь, право на жизнь человеческого эмбриона, право женщины на искусственное прерывание беременности.

Right to life in light of world religions

E.V. Belyaeva

Right to life in the focus of world religion. The paper deals with the right to life in the focus of world religions. The arguments of absolute theory supporters (catholics, buddists) and liberal theory advocates (orthodoxies, protestants, jews, muslims) studied here.

Key words: Right to life, right to fetus life, woman's right to induced abortion.

Анализ отечественной и зарубежной литературы показал, что в рамках различных ценностно-мировоззренческих ориентаций существует два подхода к определению момента возникновения права на жизнь: абсолютистский и либеральный. Рассмотрим более подробно оба подхода.

Абсолютистский подход в отношении определения момента возникновения права на жизнь основывается на моральных ценностях религиозной культуры и современных естественнонаучных данных. В рамках религиозного подхода сложились различные точки зрения, но их объединяет отрицательное отношение к искусственному прерыванию беременности и уважение к началу человеческой жизни с момента зачатия. Условно можно выделить две позиции: крайнюю, которой придерживаются католики, буддисты, и смягченную, характерную для православных, протестантов, иудеев, мусульман.

Давайте рассмотрим, какие аргументы используют приверженцы крайней позиции для обоснования неприемлемости искусственного прерывания беременности.

Так, Католическая церковь руководствуется тезисом Ватикана, согласно которому жизнь, начинающаяся с оплодотворения яйцеклетки, - это жизнь нового человеческого существа. Оно никогда не могло бы стать человеком, если бы уже им не было. Другим аргументом католиков является тезис о том, что человеческое тело не имеет обезличенного характера, а представляет собой единство со своим индивидуальным "Я" ("у меня есть тело, но и "я есть мое тело", потому что тело и дух образуют одну субстанцию, своего рода единое целое). Следующий тезис сформулирован из осознания значимости человеческого тела: физическая жизнь - основополагающая ценность по сравнению с другими, пусть даже и весьма значимыми ценностями (свобода, солидарность и т.д.). Все они возможны только при физическом существовании человека <1>. Позиция Католической церкви подкреплена официальными документами по вопросу искусственного прерывания беременности. Важнейшим из них является Энциклика папы римского Павла VI Humanae vitae (1970 г.). В ней, в частности, отмечается: "Мы должны еще раз заявить, что следует абсолютно исключить в качестве дозволенного средства регулирования рождаемости прямое пресечение уже начавшегося процесса рождения и в особенности прямой аборт - пусть даже по здравоохранительным мотивам" <2>. В специальном обращении, посвященном аборту, папа римский Иоанн Павел II заявил, что дальнейшее распространение искусственного прерывания беременности приводит к падению демократических режимов в мире. Бывший глава Римско-католической церкви предупредил о существовании большой опасности "подмены реальной человеческой природы и неправильной трактовки основных прав человека". Все это, по мнению папы, в конечном итоге может привести к повсеместному установлению тоталитаризма. "Разграничение, которое иногда приводится в официальных документах между человеческим существом и человеком, предоставляющее право на жизнь только уже рожденному человеку, - это искусственное различие, не имеющее под собой ни философской, ни научной основы. Каждое человеческое существо от момента его зачатия и до его физической смерти обладает неприкосновенным правом на жизнь и заслуживает истинного уважения, как и всякий живущий человек", - заключил понтифик <3>. Известный деятель Католической церкви мать Тереза на национальной заутрене произнесла по поводу искусственного прерывания беременности следующие слова: "Сегодня аборт - главный разрушитель мирной жизни, потому что это война против ребенка... а если мы принимаем то, что мать может убить даже собственное дитя, можем ли мы говорить другим людям, чтобы они не убивали друг друга?" <4>.

<1> Антипова Н.Д. Этические коллизии вокруг проблемы аборта в рамках различных ценностно-мировоззренческих ориентаций // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. 2005. N 1. С. 107 - 108.
<2> Введение в биоэтику: Учебное пособие. М.: Прогресс-Традиция, 1998. С. 215 - 216.
<3> URL: http://www.lenta.ru.
<4> Уилке Дж. и Б. Мы можем любить их обоих. Аборт: вопросы и ответы. М., 2003. С. 5.

Буддийское обоснование отрицательного отношения к аборту исходит из положения, согласно которому зародыш священен и несет весь потенциал человеческого существа. Искусственное прерывание беременности соответствует уничтожению жизни независимо от стадии развития эмбриона. А с точки зрения буддизма убить - значит совершить самый отвратительный поступок <5>.

<5> Религиозная мораль и биоэтика // Медицинская газета. 13.01.1999. С. 11.

Итак, сторонники крайней позиции полагают, что аборт недопустим ни при каких обстоятельствах, поскольку жизнь нового человеческого существа начинается с оплодотворения яйцеклетки.

К последователям так называемой смягченной антиабортной позиции в религиозной морали можно относят представителей православной, протестантской, иудейской и мусульманской религии. Подчеркнем, что названные конфессии выступают против аборта, но признают наличие исключительных случаев (медицинские показания, наступление беременности в результате изнасилования и другие), при которых прервать беременность возможно.

Православная церковь признает, что эмбрион обладает человеческим достоинством на любой стадии развития, включая бластоцидную. Псалтирь Царя и пророка Давида - одна из книг Ветхого Завета - говорит о каждом человеке как о создании Божием, лично известном Богу еще в материнской утробе: "Ибо Ты создал меня, принял меня от лона матери моей. Прославлю Тебя, ибо Ты грозен и дивен; чудны дела Твои, и ведомо это душе моей. Не утаились от Тебя кости мои, сотворенные Тобой втайне, и весь мой состав в лоне матери моей, как в недрах земли; Зарождение мое видели очи Твои. Имена всех внесены в книгу Твою; и никто, даже во чреве матери, не забыт Тобой" <6>.

<6> Псалтирь с параллельным переводом на русский язык. М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2003. С. 467 - 469.

В книгах пророка Исайи и Иеремии Ветхого Завета читаем, что они еще до зачатия призваны Богом и поставлены на пророческое служение среди иудеев и язычников: "Господь призвал меня от чрева, от утробы матери моей, назвал имя мое... И ныне говорит Господь, образовавший меня от чрева в раба Себе, чтобы обратить к Нему Иакова и чтоб Израиль собрался к Нему" <7>; "Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя" <8>.

<7> Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 1994. С. 728.
<8> Там же. С. 743.

Та же тема звучит в Новом Завете у апостола Павла в Послании к Галатам: "Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею, благоволил..." <9>.

<9> Новый Завет. М.: Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. 1993. 265 с.

Общая мысль всех приведенных текстов состоит в том, что внутриутробная жизнь с самого зачатия есть бытие человеческого индивида. Это значит, что все определяемое нами как "внутриутробная жизнь", в глазах Божиих есть жизнь глубоко "личностная" <10>, которая не может быть прервана по воле другого человеческого существа.

<10> Брек И. Священный дар жизни. М.: Паломник, 2004. С. 207.

"Женщина, учинившая выкидыш, есть суть убийца и даст ответ перед Богом. Ибо... зародыш в утробе есть живое существо, о коем печется Господь", - писал апологет II в. Афинагор. "Тот, кто будет человеком, уже человек", - утверждал Тертуллиан на рубеже II и III вв. "Умышленно погубившая зачатый в утробе плод - подлежит осуждению смертоубийства... Дающие врачество для извержения зачатого в утробе суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы", - сказано во втором и восьмом правилах святителя Василия Великого. При этом святой Василий уточняет, что тяжесть вины не зависит от срока беременности: "У нас нет различения плода образовавшегося и уже образованного" <11>. Его современник святитель Иоанн Златоуст видел в аборте преступление хуже убийства: "...Видишь ли, как от пьянства происходит блуд, от блуда - прелюбодеяние, от прелюбодеяния - убийство или, правильнее сказать, нечто хуже убийства... так как здесь не умерщвляется рождение, но самому рождению полагается препятствие..." <12>.

<11> Основы социальной концепции русской православной церкви: URL: http://www.orthodox.org.ru/sd12r.htm.
<12> Брек И. Священный дар жизни. М.: Паломник, 2004. С. 211.

В настоящее время проблема искусственного прерывания беременности находится в центре внимания целого ряда православных авторов, среди которых архимандрит Рафаил (Карелин), митрополит Никопольский Милетий, протопресвитер Иоанн Брек и другие. Приведем мнения некоторых из них.

Архимандрит Рафаил (Карелин) отмечает: "Ненаказуемость абортов, отсутствие нравственных и юридических законов защиты плода и его неотъемлемого права на жизнь делают лицемерными и бессмысленными все декларации по защите достоинства и свободы человека. Узаконение абортов ниспровергает все нравственные и юридические кодексы, целью которых является защита человеческой жизни" <13>.

<13> Архимандрит Рафаил (Карелин). Казнь над нерожденными. СПб., 1998. С. 4 - 5.

Митрополит Никопольский Милетий пишет, что аборт - это "вопрос общечеловеческого нравственного сознания, а сознание не терпит деяний безответственных" <14>.

<14> Митрополит Милетий. Аборты. М., 1998. С. 30.

Протопресвитер Иоанн Брек считает, что объяснить тот факт, что аборт становится наиболее предпочтительным средством контроля над рождаемостью, можно тем "сейсмическим сдвигом" в нравственной атмосфере, который произвело судебное решение по делу "Роу против Уэйда", поставившее право женщины на "неприкосновенность частной жизни" выше права ребенка на жизнь <15>.

<15> Брек И. Священный дар жизни. М.: Паломник, 2004. С. 205.

Как видим, Православная церковь рассматривает намеренный аборт на любой стадии беременности как убийство, как преступное посягательство на священный дар человеческой жизни, которая начинается не с имплантации эмбриона, не с "первого шевеления" или появления на свет, но с самого зачатия, которое определено как "сингамия" - образование генетически уникального индивида в процессе оплодотворения.

Верность библейскому и святоотеческому учению о святости и бесценности человеческой жизни от самих ее истоков несовместима с признанием "свободы выбора" женщины в распоряжении судьбой плода <16>.

<16> Основы социальной концепции Русской православной церкви: URL: http://www.orthodox.org.ru/sd12r.htm.

Вместе с тем рассмотрение представителями Православной церкви вопроса об аборте представляется морально приемлемым в ситуациях, когда развитие плода угрожает материнской жизни. Как отмечается в Основах социальной концепции Русской православной церкви, в тех случаях, когда необходим выбор между жизнью матери и жизнью плода, православная этика ориентирует мать на самопожертвование как высшее проявление любви к ближнему (в частности, к своему ребенку). Тем не менее в случаях, когда существует прямая угроза жизни матери, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение <17>.

<17> Там же.

Протестантская этика признает, что человеческая жизнь на предродовой стадии - величайший дар Божий. Однако следует во всех случаях уважать мнение матери или, если это возможно, супругов и принимать решение, касающееся искусственного прерывания беременности, в контексте падшего мира <18>. Протестантизм, как и православие, признает наличие определенных жизненных обстоятельств, при которых искусственный аборт допустим.

<18> Введение в биоэтику: Учебное пособие. М.: Прогресс-Традиция, 1998. С. 216.

Иудаизм рассматривает искусственное прерывание беременности как противоестественное и утверждает, что аборт и нежелание иметь детей противоречит самой истории и предназначению еврейского народа. В то же время, если беременность угрожает физическому здоровью матери, это обстоятельство должно быть принято во внимание <19>.

<19> Религиозная мораль и биоэтика // Медицинская газета. 13.01.1999. С. 11.

В этике ислама отношение к аборту также определяется через моральный и правовой статус эмбриона. В аяте 228 второй суры Корана написано, что разведенная женщина не может снова выйти замуж раньше чем через 90 дней, что позволяет избежать сомнений относительно отцовства. Овдовевшей женщине следует по той же причине ждать 130 дней (4 месяца и 10 дней), прежде чем она снова решит выходить замуж.

Следовательно, устанавливая сроки от 90 до 130 дней, Коран косвенным образом определяет период, в течение которого зародыш приобретает статус человеческой личности. Исходя из этих положений и основываясь на предании о пророке Мухаммеде, согласно которому Аллах вдохнул "аль рух", т.е. душу, в зародыш, возраст которого достиг трех месяцев и одной недели, можно сделать вывод, что о зародыше как о человеческой личности можно реально говорить с первой недели четвертого месяца, то есть на сотый день беременности. Отсюда предполагаемое моральное "оправдание" аборта, сделанного по медицинским показаниям. В исламе отсутствует институт священнослужителей, поэтому ответственность за принятие решения ложится на самого верующего. Наличие в исламе понятия "иджтихад" (способности и права интерпретировать) разрешает верующему мусульманину самому осмыслить возникающие проблемы. Отсюда появляется возможность менять свое отношение к аборту с учетом новых обстоятельств, возникающих в связи с прогрессивными достижениями медицины, биологии, биотехнологий <20>.

<20> Антипова Н.Д. Этические коллизии вокруг проблемы аборта в рамках различных ценностно-мировоззренческих ориентаций // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. 2005. N 1. С. 109.

Итак, сторонники смягченной позиции полагают, что искусственное прерывание беременности на любой стадии беременности есть убийство, но вместе с тем рассмотрение вопроса об аборте представляется морально приемлемым в некоторых строго определенных случаях.

Таким образом, в рамках религиозной этики сложились разные точки зрения, но их объединяет отрицательное отношение к аборту. Католики и буддисты занимают крайнюю позицию, не признавая никаких исключений, никаких смягчающих вину обстоятельств: аборт недопустим, даже если беременность и роды опасны для жизни матери, так как жизнь начинается с оплодотворенной яйцеклетки и она должна защищаться абсолютным образом.

Представители православной, протестантской, иудейской и мусульманской религии придерживаются "смягченной" антиабортной позиции. Выступая против искусственного прерывания беременности, они допускают наличие исключительных случаев, при которых данная операция возможна.

Исходный религиозный тезис о начале человеческой жизни с момента зачатия полностью подтверждается естественнонаучными данными. Позиция генетиков о начале человеческого существования с момента слияния гамет (образования генома) согласуется не только с выводами теологов, но также с положениями философской антропологии и морально-интенционного подхода.

По мнению ряда современных ученых, абсолютистская позиция считается более устойчивой и научно обоснованной, поскольку она сочетает в себе как естественнонаучный, так и гуманитарный подход в решении вопроса о моральной и правовой недопустимости аборта <21>.

<21> Силуянова И.В., Сабурова В.И. и др. Морально-этические проблемы "статуса эмбриона". М., 2004. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Биоэтика сегодня. Вып. 1.

Список использованной литературы

  1. Антипова Н.Д. Этические коллизии вокруг проблемы аборта в рамках различных ценностно-мировоззренческих ориентаций // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. 2005. N 1. С. 107 - 108.
  2. Архимандрит Рафаил (Карелин). Казнь над нерожденными. СПб., 1998. С. 4 - 5.
  3. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 1994. С. 728.
  4. Брек И. Священный дар жизни. М.: Паломник, 2004. С. 207 - 211.
  5. Введение в биоэтику: Учебное пособие. М.: Прогресс-Традиция, 1998. С. 215 - 216.
  6. Митрополит Милетий. Аборты. М., 1998. С. 30.
  7. Новый Завет. М.: Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, 1993. 265 с.
  8. Основы социальной концепции Русской православной церкви: URL: http://www.orthodox.org.ru/sd12r.htm.
  9. Псалтирь с параллельным переводом на русский язык. М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2003. С. 467 - 469.
  10. Религиозная мораль и биоэтика // Медицинская газета. 13.01.1999. С. 11.
  11. Силуянова И.В., Сабурова В.И. и др. Морально-этические проблемы "статуса эмбриона". М., 2004. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). Биоэтика сегодня. Вып. 1.
  12. Уилке Дж. и Б. Мы можем любить их обоих. Аборт: вопросы и ответы. М., 2003. С. 5.