Мудрый Юрист

Уголовное законодательство зарубежных государств о преступлениях против правосудия

Хачароев Хасан Джабраилович, начальник отдела Федерального казенного учреждения "Научно-исследовательский институт Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации", кандидат юридических наук.

В статье представлены особенности уголовного законодательства о преступлениях против правосудия в зарубежных государствах (США, Великобритания, Франция, Румыния, Болгария).

Ключевые слова: правосудие, судебная власть, принцип, демократия, независимость, закон.

The criminal legislation of crimes against justice in foreign states

H.D. Hacharoev

The article presents the particular qualities of the criminal legislation of crimes against justice in foreign states (the USA, Great Britain, France, Romania, Bulgaria).

Key words: justice, adjudicative power, principle, democracy, independence, law.

Идея разделения властей, высказанная еще античными и средневековыми учеными, такими как Аристотель, Марсилий Падуанский и другие, впервые в законодательном порядке была провозглашена в английской Великой хартии вольностей (1215 г.): "Ни один человек не будет арестован или лишен имущества, и мы не пойдем на него иначе как по приговору суда, по законам страны". Задержания, аресты, обыски, конфискация имущества были изъяты из компетенции монарха и стали прерогативой суда. Но в качестве самостоятельного учения теория разделения властей была сформулирована в середине XVIII в. французским просветителем Шарлем Луи Монтескье. Согласно этой теории, государственная власть понимается не как единое целое, а как совокупность различных властных функций (законодательной, исполнительной, судебной), осуществляемых независимыми друг от друга государственными органами. С утверждением капиталистического строя принцип разделения властей стал одним из основных принципов буржуазного конституциализма. Этот принцип нашел свое отражение в конституционных актах Великой французской революции, в действующей Конституции США 1787 г.

Западная демократическая общественная система предусматривает сильную судебную власть, а не отвергает ее. Об этом свидетельствует и опыт западных демократий. Так, едва ли не большая часть фундаментальных перемен в американской Конституции, как и в том, что относится к регулированию экономических и социальных отношений в стране, была сделана не столько конгрессом и легислатурами штатов, сколько решениями Верховного суда США.

Право и практика запретов, "опрокидывающая" постановления конгресса и любой другой законодательной власти в США, превратили Верховный суд в одно из самых властных учреждений буржуазной республики, а порой - даже самое властное. Девять человек, составляющие Верховный суд США, "отдают распоряжения, обязательные для всех учреждений федерации, от сельской школы до президента" <1>.

<1> Черниловский Э.М. От Маршалла до Уоррена (очерки истории Верховного суда США). М.: Юрид. лит., 1982. С. 3.

А. Токвиль, известный французский историк прошлого столетия, в книге "О демократии в Америке" написал: "Если бы меня спросили о том, кто в Америке составляет аристократию, я без колебаний ответил бы, что она не среди богатых, но среди тех, кто занимает юридические должности". Достигается это и с помощью уголовно-правовых мер.

"В США существует система, основанная на принципе главенства закона, гарантирующая независимость суда от правительства, от прокурорской службы и тем более от участвующих в процессе сторон. Судьи крайне щепетильны в том, что касается возможности давления на них. Адвокат, который попытается обсудить с судьей обстоятельства рассматриваемого дела наедине, без адвоката другой стороны, нарушит закон. Попытка как-то повлиять на судью легко может привести в тюремную камеру. Прокурор пытается доказать суду справедливость предъявленного обвинения, выступая при этом на равных с адвокатом. Прокурору даже приходится трудней, против него - презумпция невиновности обвиняемого" <2>.

<2> Черниловский Э.М. Указ. соч. С. 4.

Уголовное право в США в целом восприняло английскую концепцию применения института неуважения к суду. Англо-американская уголовно-правовая доктрина определяет неуважение к суду как "действия, причиняющие вред правосудию или препятствующие его осуществлению", и выделяет следующие его виды.

  1. В зависимости от вида судопроизводства различают: а) гражданско-правовое неуважение к суду; б) уголовно-правовое (преступное) неуважение к суду.
  2. В зависимости от фактора близости или удаленности объекта различаются: а) прямое; б) косвенное (сконструированное) неуважение к суду <3>.
<3> См.: Эйер Дональд. Судья, прокурор, политика и деньги // Новое время. 1990. N 17. С. 33.

Преступное неуважение к суду состоит в таком поведении в самом суде или вне его, которое "расценивается как оскорбительное вмешательство в отправление правосудия". Формы преступного неуважения к суду различны. Это - переговоры с присяжными или свидетелями; отказ свидетеля явиться в суд при наличии приказа или повестки; удаление несовершеннолетнего, находящегося под опекой суда, из-под власти этого суда; опубликование имени ребенка, дело которого рассматривалось судом для несовершеннолетних без прямого согласия суда; оскорбление судьи, позорящее его должность; опубликование содержания незаконченного судебного процесса, цель которого помешать беспристрастному суду; угрозы в адрес стороны, свидетелей, присяжных, заседателей и т.д. При этом уголовно-правовое неуважение должно выражаться в словах или действиях, создающих препятствия или направленных на создание помех, или в конкретном вмешательстве в отправление правосудия. Причем "по общему праву отсутствие злого умысла и ошибка не защищают против обвинения в неуважении" <4>.

<4> Эйер Дональд. Указ. соч. С. 27.

Гражданско-правовое (процессуальное) неуважение к суду обычно проявляется в бездействии. Оно заключается в отказе подчиниться приказу судьи или обязательству, возложенному судом. Примерами гражданско-правового неуважения к суду являются отказ подчиниться приказу суда предоставить документы, отказ отвечать на вопросы, отказ подчиниться запретительному приказу.

Раньше в Англии гражданско-правовое неподчинение суду каралось приказом о наложении ареста на имущество, но с 1965 г. гражданско-правовое неуважение к суду карается, как и преступное. Срок лишения свободы за неуважение к суду до 1981 г. мог быть определенным или неопределенным. Когда наказание налагалось за преступление, совершенное в прошлом, оно выражалось в определенном сроке лишения свободы. Если же имело место, например, длительное неподчинение приказу суда, он был вправе лишить нарушителя свободы на неопределенный срок до тех пор, пока тот не согласится подчиниться суду. До 1960 г. в Англии не существовало обжалования нормы наказания за преступное неуважение к суду. Положение изменила ст. 13 Закона об отправлении правосудия 1960 г., которая такое право предусмотрела.

В 1981 г. парламент Великобритании обсудил и принял Закон о неуважении к суду. Он распространил правило строгой ответственности на деяния, квалифицируемые как неуважение к суду. Это правило аналогично принципу объективного вменения и означает, что лицо, допустившее поведение, которое может быть расценено как неуважение к суду, отвечает за вмешательство в отправление правосудия независимо от того, преследовало оно цель такого вмешательства или нет. Исключение составляют случаи, когда лицо не знало и не имело оснований предполагать о возбуждении процесса, который охватывает все стадии, начиная с самых первых процессуальных действий до окончания апелляционного рассмотрения. Закон 1981 г. установил также ответственность за принесение в зал суда и использование без разрешения суда машинописных и звукозаписывающих устройств, определив это как еще одну форму неуважения к суду, и предусмотрел конфискацию этих устройств. Закон 1981 г. установил двухлетний срок максимального лишения свободы за любое неуважение к суду, если дело рассматривается в высшем суде, а низшие суды могут лишить свободы на срок, не превышающий одного месяца. Кроме того, высшие суды могут приговорить к штрафу без ограничения суммы, а низшие - на сумму не более 500 фунтов стерлингов.

Глава 21 раздела 18 Свода законов США устанавливает, что суд по своему усмотрению наказывает штрафом или тюремным заключением следующие действия, признающиеся неуважением к суду:

Глава 73 раздела 18 Свода законов США предусматривает уголовную ответственность за воспрепятствование отправлению правосудия, называя, в частности, такие виды воспрепятствования, как проведение пикетов и манифестаций, а также воспрепятствование проведению расследования преступлений.

Глава 79 этого документа носит название "Лжесвидетельство" и предусматривает достаточно суровое наказание: штраф до 2000 долларов или тюремное заключение до 5 лет - за само лжесвидетельство, а также за склонение к лжесвидетельству.

Уголовный закон стран континентальной системы права не предусматривает, как правило, норм, прямо регулирующих ответственность за неуважение к суду. Так, в уголовном законодательстве РСФСР была установлена ответственность за оскорбление суда и его судей (параграф 90 УК РСФСР). В Румынии при отсутствии нормы об ответственности за неуважение к суду есть норма ст. 122 УК Румынии, предусматривающая ответственность за неуважение судебных решений, выразившееся в сопротивлении с угрозами и насилием лицу, исполняющему судебное решение. За это деяние предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до трех лет. Воспрепятствование входу в жилое или нежилое помещение лица, исполняющего судебное решение, наказывается лишением свободы на срок от трех месяцев до двух лет или штрафом.

Французский закон о прессе 1972 г. предусматривает, что диффамация, совершенная путем выкрикивания, высказываний или угроз в публичном месте либо путем письменных изображений, рисунков, гравюр по отношению к судам, трибуналам, армии, конституционному корпусу и публичной администрации, наказывается тюремным заключением на срок от 8 дней до 1 года и штрафом в размере от 300 до 300000 франков либо одним из этих наказаний.

В Уголовном кодексе Польши нет нормы об ответственности за неуважение к суду, но существует административная ответственность за это деяние.

На наш взгляд, интересные, не имеющие аналога в российском уголовном законодательстве, нормы, предусматривающие ответственность за совершение преступлений против правосудия, содержатся в Уголовном кодексе Народной Республики Болгария, вступившем в силу с 01.07.1968. Так, ст. 288 УК НРБ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет для представителя власти, своевременно не исполнившего своих служебных обязанностей по уголовному преследованию или же каким-либо способом прекратившего уголовное преследование с целью освободить лицо, совершившее преступление, от грозящего ему по закону наказания. А ст. 292 этого Кодекса указывает, что в отношении преступлений, предусмотренных ст. 290 (лжесвидетельство) и ст. 291 (дача экспертом неправильного заключения), наказание не применяется:

когда лицо, давая заведомо ложные показания, заключение или перевод, скажет правду, что преступление совершено им;

если лицо откажется перед надлежащим органом от своего ложного свидетельского показания, перевода, толкования или заключения до вступления приговора или решения в силу и до возбуждения против него за это уголовного преследования.

Уголовное законодательство зарубежных стран содержит немало интересных норм, предусматривающих ответственность за различного рода посягательства на отношения, складывающиеся при отправлении правосудия. На некоторых из этих норм мы остановимся подробнее при рассмотрении отдельных элементов составов преступления против правосудия. Следует, однако, учитывать, что бездумное копирование чужого законодательства, какие бы хорошие нормы в нем ни содержались и как бы эффективно они ни применялись, ни к чему хорошему не приведет, так как наша страна в плане экономического, политического, социального развития уникальна и не похожа ни на одну из стран западных демократий, на которые сейчас принято равняться, к тому же мы имеем абсолютно разные уровни правовой культуры, что немаловажно для определения мер защиты общественных отношений, складывающихся при отправлении правосудия.

Показателен такой исторический пример. Знаменитый Habeas corpus Act, принятый в Англии в 1679 г., предусматривал право каждого задержанного и арестованного обжаловать арест в суд и быть выслушанным судом, который мог отменить эту меру или заменить ее залогом. В ст. 401 российского Учреждения о губерниях, принятого Екатериной II в 1775 г., была сделана попытка внедрить процедуру Habeas corpus Act в России путем создания Совестного суда, который должен был не позже чем через одни сутки после подачи рассматривать жалобы на незаконный арест (содержание в тюрьме без допроса в течение трех дней) и принимать решение об освобождении на поруки либо подтверждать правильность ареста. Однако процедура эта в России не прижилась ни при Екатерине II, ни позднее.

Известен всего лишь один случай применения этого правила. В 1810 г. один человек подал жалобу о том, что его держали в заключении без допроса в течение трех дней, а окончательное решение по этому делу было принято Сенатом в 1817 г., т.е. через семь лет.

В то же время полностью игнорировать опыт других стран не стоит. Изучение норм зарубежного законодательства, условий и практики их применения должно помочь создать в российском уголовном законодательстве нормы, наиболее полно отвечающие потребностям и отечественным реалиям. Так, когда мы говорим о том, что в России на смену "телефонному" приходит "мегафонное" право, уместно вспомнить, что в других странах уже существуют специальные уголовно-правовые нормы, позволяющие эффективно бороться с этим общественно опасным явлением. Например, параграф 1507 главы 73 "Воспрепятствование отправлению правосудия" Свода законов США гласит: "Тот, кто с целью помешать или воспрепятствовать отправлению правосудия или с целью оказать влияние на какого-либо судью, присяжного заседателя, свидетеля, судебное должностное лицо в исполнении ими служебных обязанностей проводит пикетирование или манифестацию в здании суда Соединенных Штатов или около него, или в здании, или около здания, жилого помещения, занимаемого или используемого таким судьей, присяжным заседателем, свидетелем, судебным должностным лицом, или с такой целью использует громкоговорящее или подобное устройство, проводит какую-то демонстрацию в таком здании или жилом помещении или около него, - наказывается штрафом до 5000 долларов или тюремным заключением на срок до 1 года либо обоими наказаниями" <5>.

<5> См.: Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М., 1991. С. 9 - 13.

Российскому уголовному законодательству, подобно законодательству стран англосаксонской системы, а также российскому дореволюционному законодательству, по-видимому, требуется как можно более полное описание и запрещение законом всех возможных форм деяний, могущих нанести ущерб отношениям по отправлению правосудия. Это объясняется тем, что судебная власть как таковая только в последние годы начала формироваться в стране, и происходит это на фоне крайне низкого уровня правовой культуры и правового сознания не только рядовых граждан, но и тех, кто и стоит во главе государства, так что без государственного принуждения обеспечить должное уважение к правосудию просто невозможно <6>.

<6> См.: Уголовное право США: Сборник нормативных актов / Под ред. И.Д. Козочкина. М.: ИНФРА-М, 1995. С. 52 - 53.

Литература и использованные источники

  1. Голубов И.И., Васильев И.Н. Насилие в преступлениях против правосудия // Российский следователь. 2003. N 10.
  2. Кулешов Ю.И. Некоторые аспекты эволюции правовых норм об ответственности за преступления против правосудия в российском законодательстве // История государства и права. 2010. N 14.
  3. Лозовицкая Г.П. Сравнительно-правовой анализ преступлений против правосудия по законодательству государств ближнего зарубежья // Российский следователь. 2009. N 1.
  4. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М., 1991.
  5. Черниловский Э.М. От Маршалла до Уоррена (очерки истории Верховного суда США). М.: Юрид. лит., 1982.