Мудрый Юрист

Об истории развития факторинговых отношений

Приходько Анна Александровна, аспирант кафедры международного частного права Московской государственной юридической академии (МГЮА).

Исследование любого вида общественных отношений приводит к выводу о том, что история возникновения в обществе каких-либо отношений - практически всегда триединство; во-первых, предпосылок зарождения новых общественных отношений (экономическая история) <*>, во-вторых, возникновения и влияния доктрины на развитие данных отношений (научная история), и в-третьих, развития правового регулирования (правовая история).

<*> См. подробно об экономической истории факторинговых отношений: М. Трейвиш. Факторинг // Финансист. 1997. N 2; Неплатежи как зеркало российской экономики // Экономика и жизнь. 1995. N 42; Новоселова Л.А. Финансирование под уступку денежного требования // Вестник ВАС РФ. 2000. N 11. С. 84; Бекларян Л.А., Трейвиш М.И. Факторинговые операции. Методы анализа надежности и эффективности / Препринт N WP/96/003. М.: ЦЭМИ РАН, 1996. С. 3 - 5; Стратегия развития банковской системы России: Аналитическое обозрение центра комплексных исследований и маркетинга. Вып. 2 96 (16) (Экономика). С. 25.

1.1. Научная история развития факторинговых отношений.

При рассмотрении вопроса об истории возникновения и развития регулирования факторинговых отношений важно определить место доктрины в исследуемой проблеме. Учитывая, что единая позиция в науке международного частного права не сформирована, остановимся кратко на наиболее важных концепциях, сложившихся в научной литературе в сфере факторинга.

Современная доктрина опирается на наиболее распространенную "американскую" концепцию первоначального введения в коммерческий оборот исследуемых сделок. Ученые, поддерживающие данную концепцию, ссылаются на то, что наибольшее распространение факторинговые сделки современной формы и содержания получили в США в 40 - 50-х гг. XX в. и осуществлялись в основном крупными банками ("Бэнк оф Америка", "Ферст нэшнл бэнк оф Бостон", "Траст компани оф Джорджия") <*>. Действительно, на этот период приходится начало применения собственно договора о факторинге, несмотря на все существовавшие "прототипы" факторинга <**>.

<*> См.: Орехов С.А., Афонин В.В. Факторинг: организационно-правовой аспект: Учебно-практическое пособие. М: Компания "Спутник+", 2000. С. 8; Жуков Е.Ф. Трастовые и факторинговые операции коммерческих банков. М.: Изд-во АО "Консалтбанкир", 1995. С. 37; Новоселова Л.А. Финансирование под уступку денежного требования // Вестник ВАС РФ. 2000. N 11. С. 84.
<**> См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. М., 1992. С. 386.

До этого отношения, "похожие" на факторинговые, существовали в рамках действия нормативно-правовых актов, не выделявших их как самостоятельное явление. Если даже учитывать нормы, выработанные судебной практикой, так как мы говорим в данном случае об англо-американском праве, то решение спорных вопросов, основанных на представительских отношениях, имеющих самостоятельное регулирование, вряд ли выходило за рамки существовавших прецедентов <*>. Исследуемая позиция подтверждается фактом официального одобрения в 1962 г. Единообразного торгового кодекса США (ЕТК) <**>, который, развиваясь и совершенствуясь во многих штатах до последнего времени, имеет раздел 9 "Обеспечение сделок. Продажа причитающихся платежей, договорных прав и бумаг на недвижимость". Этим разделом регулируются вопросы переуступки кредита и счетов - долговых требований <***>.

<*> Шулик М.П. Финансирование под уступку денежного требования в российском гражданском праве / Ростов на/Д., 2002. С. 11.
<**> Единообразный торговый кодекс считается наиболее важным и успешным делом Института американского права и Национальной конференции уполномоченных по унификации законов штатов.
<***> Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран. Сборник нормативных актов: гражданские и торговые кодексы / Под ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. М., 1986. С. 279.

Также еще в 1953 г. С.К. Май обращал внимание на такие возможности обязательственного права зарубежных стран, как "уступка не только отдельных требований, но и совокупности их; уступка требований, срок по которым не наступил или которые подчинены условию; уступка требований, являющихся предметом спора, в том числе и таких, по поводу которых происходит судебный процесс; уступка будущих требований" <*>.

<*> Май С.К. Очерк общей части буржуазного обязательственного права. М., 1953. С. 191.

В целом же сторонники "американской" позиции единодушно считают, что официальное признание указанных операций в США относится к 1963 г., когда правительственный орган по контролю за денежным обращением признал факторинг законным видом банковской деятельности. В доктрине традиционно отмечается положение о проведении факторинговых сделок в 60-х гг. в Европе и повсеместном их распространении в конце 80-х гг.

Одним из распространенных течений современной науки является так называемая элементная концепция появления исследуемых отношений. Суть ее заключается в утверждении, что отдельные элементы факторинговых сделок появились еще в XIII - XVI вв. Например, А.С. Комаров отмечает, что факторами первоначально назывались комиссионные (торговые) агенты, в функции которых входила не только реализация товаров, производимых принципалом, но и предоставление ему денежных авансов и кредитование его производства. В соответствии с данной концепцией зарождения элементов факторинга комиссионер продавал товары и выставлял счета от своего имени, не указывая имени принципала. Если он продавал в кредит, то принимал на себя и риск, предоставляя за дополнительное вознаграждение гарантию получения платежа. На более позднем историческом этапе некоторые комиссионные агенты отказались от коммерческих функций и сосредоточились на финансовых сторонах обслуживания клиентов. Последователи такого понимания пути развития факторинга считают, что постепенно факторы перешли к прямой покупке у поставщика его платежных требований (выставленных покупателем счетов-фактур) <*>.

<*> См.: Комаров А.С. Финансирование под уступку денежного требования (гл. 43) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст. Комментарии. Алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1995. С. 37.

В доктрине международного частного права существует также "английская" концепция о том, что начало операциям факторинга положил созданный в Англии еще в XVII в. Дом факторов. Так, в работе И. Покаместова отмечается, что в то время крупные европейские торговые дома имели свои представительства в колониях - фактории, которые возглавляли факторы (торговые посредники по сбыту товаров на незнакомых иностранным производителям рынках). Перед фактором, знавшим товарный рынок, платежеспособность покупателей, законы и торговые обычаи данной страны, ставились задачи поиска надежных покупателей, хранения и сбыта товара, а также последующего инкассирования торговой выручки <*>.

<*> Покаместов И. Факторинг-хит на рынке банковских услуг // Банковское дело в Москве. 2000. N 9 (69).

В работе М.П. Шулика также встречается положение о том, что современным факторинговым соглашениям предшествовали операции специализированных торговых посредников, появление которых в Англии было связано с открытием Американского континента и развитием английских колоний в США <*>.

<*> Шулик М.П. Финансирование под уступку денежного требования в российском гражданском праве. Ростов на/Д., 2002. С. 8.

Таким образом, существовали обстоятельства, способствовавшие укоренению сделки в коммерческом обороте. Так, из-за недостаточного развития коммуникаций и медленной транспортировки товаров предприятие в целях продажи товаров на другой территории назначало подобных агентов для поиска покупателей, хранения товаров на условиях консигнации, продажи и поставки товаров принципалу <*>, а также для инкассирования выручки.

<*> Принципал - лицо, от имени и за счет которого агент осуществляет посредничество.

Необходимо указать, что представительские отношения между жителями Англии и США развивались еще с момента появления в Новом Свете пилигримов <*>. Основным источником правового регулирования отношений представительства была судебная практика, и только деятельность такого вида торговых представителей, как факторы (агенты, которым передаются товары для продажи), была урегулирована специальным Законом о факторах 1889 г. <**> Данный источник появился в Англии после установления независимости США, но не потерял своего исторического значения первого подобного закона. Вероятно, авторы, склонные считать конец XIX в. временем возникновения факторинга, опираются на дату появления указанного закона. Однако, как отмечалось, под термином "фактор" понимался торговый агент в общем смысле этого понятия, и судебная практика США и Англии урегулировала правовое положение нескольких видов агентов: консигнационный агент, брокер, агент с исключительными правами, делькредере, аукционист, комиссионный экспортный дом, солиситор, агент по продаже недвижимости <***>.

<*> Пилигрим - паломник, странник. См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. 3. М., 2002. С. 111. Фактически основателями США ныне считаются пилигримы, прибывшие в 1620 г. на корабле Mayflower из Великобритании на территорию Северной Америки. Однако черные рабы были перевезены из Африки в испанские колонии, располагавшиеся на территории современных США, за год до появления легендарных пилигримов. См.: Washington Profile на www.ar-namys.org.
<**> Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование / Рук. авт. коллект. В.В. Залесский. М., 2000. С. 29.
<***> Ансон В. Договорное право. М., 1984. С. 383.

Таким образом, в большей мере закон охватывал институт классического представительства <*>, с определением которого современный факторинг никак не согласуется. На наш взгляд, заслуживает внимания позиция М.П. Шулика о том, что необходимость сравнения представительства с современным факторингом вызвана возможностью в наше время говорить о правовой самостоятельности исследуемых отношений и их относительной завершенности <**>.

<*> См. подробнее о понятии представительства: Субботин Н.А. Представительство в англо-американском праве. Дис. канд. юрид. наук. М., 1983. С. 61.
<**> Шулик М.П. Финансирование под уступку денежного требования в российском гражданском праве. Ростов на/Д., 2002. С. 10.

По мнению представителей экономической науки и историков, исследование и понимание факторинговой сделки не только как правовой конструкции или способа финансирования, но и непосредственно в качестве банковской операции позволяет обнаруживать ее следы и в XIII - XVI вв. <1>. Некоторые исследователи, например Коллет Мериш, считают факторинг очень древним, восходящим ко временам античности способом ведения торговых операций <2>. Аналогична позиция Д. Остхаймера, который отмечал, что первые упоминания о таких сделках можно обнаружить еще в исторических исследованиях у вавилонян, халдеев, финикийцев и римлян <3>. Также о существовании отдельных элементов подобной "исторической" теории свидетельствует упоминание о зачатках банковского дела еще в рабовладельческом обществе в трудах И.С. Орехова и В.В. Афонина <4>. Так, авторы полагают, что первым банком считается "Духовный орден бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова", который еще в XII в., "имея разветвленную сеть отделений по всей Европе, организовал вооруженную охрану денег и драгоценностей при перевозке. Затем стал брать деньги на хранение и давать их в кредит под проценты. В начале XIII века орден ввел в обращение чек-расписку, по которой можно было получать деньги в любой стране, не подвергая себя риску быть ограбленным в пути..." <5>.

<1> См.: Ивасенко А.Г. Факторинг: Сущность, проблемы, пути развития в России. Новосибирск, 1996.
<2> Технология корпоративных расчетов. М., 1998. С. 59.
<3> Цит. по: Ярошевич И.А. Гражданско-правовое регулирование договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга). Дис... канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. С. 10, со ссылкой на D. Ostcheimer. Moglichen des Factoringes. B., 1995. P. 8.
<4> См.: Орехов С.А., Афонин В.В. Факторинг: организационно-правовой аспект: Учебно-практическое пособие. М.: Компания "Спутник+", 2000. С. 8.
<5> См.: Там же.

На наш взгляд, необходимо отметить, что названные авторы подходят к определению факторинга как сугубо кредитной операции, которая упоминалась еще в летописях Ассирии и Египта <*>, следовательно, существует риск получения ошибочного, с нашей точки зрения, вывода о тысячелетней истории факторинга. Таким образом, историки склоняются к тому, что окончательное формирование европейского банковского дела (и зарождение отдельных элементов факторинговой сделки) произошло в период XIV - XV вв. Однако с такой позицией не согласны финансисты, утверждающие, что настоящая банковская система, близкая к современной, сложилась в Англии лишь к началу XVII в.

<*> Руководство по кредитному менеджменту / Ред. Б. Эдвардс. М., 1996. С. 15.

Очевидно, что история самой сделки исследователями трактуется неоднозначно, объяснение различия во взглядах кроется в понятии отраслевого субъективизма: то, что с точки зрения экономики является моментом зарождения факторинга, с точки зрения права может представлять собой лишь особого рода кредитные отношения. Более обоснованной представляется точка зрения о том, что факторинг - явление, возникшее путем изменения английского института торгового посредничества Средневековья и приобретения специфических черт уже на американской земле. В своей основе факторинг имеет коммерческо-финансовые операции торговых агентов, занимавшихся сбытом товаров производителей, которые затем трансформировались в механизм финансирования, имеющий целью оказание комплекса финансовых услуг.

Таким образом, на протяжении всего пути развития факторинговых отношений доктрина шла за практикой, а не формировала ее. На наш взгляд, роль доктрины до момента принятия каких-либо основополагающих комплексных правовых регуляторов была сведена к классификации сведений, хронологическому построению событий и поиску непосредственных истоков появления факторинга. Очевидно, объяснение этого факта кроется в отсутствии практической потребности иной функции науки. Определенную роль в описанном пути развития доктрины сыграло также обстоятельство в известной мере "новизны" складывающихся отношений в рамках факторинга и, следовательно, атмосфера недостаточной осведомленности исследователей о недавно возникшей сделке.

1.2. Правовая история развития факторинговых отношений.

В связи с тем что нас в большей мере интересуют правоотношения - общественные отношения, урегулированные нормой права, обратимся к правовой истории факторинговой сделки.

На протяжении последних десятилетий в доктрине отмечалось повсеместное отсутствие специальных законов о факторинге, поэтому подобные операции регулировались национальными законами, относящимися к добровольной уступке требования или цессии кредита (передаче кредитором своего права требования другому лицу, производимой по соглашению между ними), суброгации (передаче прав), а также другими актами, регулирующими те или иные аспекты хозяйственной жизни (например, законами о компаниях, о банках, о банкротствах) <*>.

<*> Бурова М.Е. Факторинг. М.: Япония сегодня, 1993. С. 35.

Так, действующий в настоящее время Торговый кодекс (Commercial Code) Болгарии 1991 г. (в ред. 1996 г.) не содержит правил регулирования факторинга как особого вида договора. <*> Способность же лиц заключать договор факторинга вытекает из некоторых особых положений торгового законодательства, в частности из ст. 1 § 2 п. 8 Закона о банках, из положений Закона об обязательствах и контрактах 1950 г. (в ред. 1996 г.) <**>.

<*> Koschucharoff A. Bulgaria // International Encyclopedia of comparative law. Vol. 1. 1972. P. B59-76.
<**> International Encyclopaedia of laws. Commercial and economic law. Vol. 1. Kluwer Law International. The Hague, the Netherlands, 2001. P. 156 - 157.

К странам, не имеющим специального законодательного акта, регулирующего факторинг, относится также Дания, но датская доктрина содержит концепцию факторинга, согласно которой факторинг включает различные виды соглашений между предпринимателем и факторинговой компанией - фактором, в соответствии с которыми фактор приобретает требование предпринимателя к клиентам в соответствии со счетами <*>.

<*> См.: Lynge L. Andersen and Werlauff E. Finans og Kredit (G.E.C. Gad Forlag, Copenhagen, 1992). Р. 248 - 261; Danish law: A General Survey / Ed. Gammeltoft Hansen. H. Copenhagen, 1982.

В Финляндии факторинговые контракты известны как один из методов финансирования коммерческих компаний. Интересно отметить, что, так же как и лизинг, факторинг там не регулируется специальным законодательством, отдельные положения содержатся в Общем законе о договорах (general Contract Act) 1929 г., в котором изложены общие правила заключения и признания недействительности сделок, и Законе о займах 1947 г. <*>

<*> International Encyclopaedia of laws. Commercial and economic law. Vol. 1. Kluwer Law International. The Hague, the Netherlands, 2001. P. 92.

Факторинговые контракты в рамках греческого права регулируются в рамках Закона 1905/1990 с учетом поправок, внесенных Законом 2367/1995 и январским актом 2168/8 1993 г., изданным Генеральным директором Банка Греции. Согласно указанному законодательству подобные контракты заключаются между продавцами товаров и услуг и факторинговыми агентами, которые приобретают обязательства в обмен на комиссию, следят за состоянием долга и суммируют части долга; или приобретают все требования поставщика, особенно касающиеся продажи товаров, предоставления услуг, осуществления контрактов (ст. 1 § 1а Закона 1905/1990) <*>.

<*> См.: Там же. P. 164.

Подобным образом складывается ситуация правового регулирования в Израиле, Италии (Гражданский кодекс 1942 г.), Сингапуре <*>, Турции (Кодекс Турции об обязательствах 1926 г., Торговый кодекс 1956 г. и специальные положения, выпускаемые турецким казначейством) <**>, Югославии.

<*> См. подробнее: Ho Peng Kee. Book Dept Financing. 1993. 5 SacLJ 52.
<**> Cumhur Ozakman, Factoring Agreements, Istanbul, 1989; Regulation concerning the Principles Relating to the Organization and Working Stipulations of Factoring Companies, O.G. No. 22148, 21 December 1994.

Как отмечалось, в США, например, правомерность переуступки кредита и счетов - долговых требований - регулируется разделом 9 ("Обеспечение сделок. Продажа причитающихся платежей, договорных прав и бумаг на недвижимость") Единообразного торгового кодекса 1978 г. <*>, а также соответствующими судебными прецедентами и подпадает под юрисдикцию того штата, в котором находится юридическое лицо, переуступающее свои права.

<*> Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник / Ред. А.Я. Сухарев. М., 2003. С. 191.

В Великобритании факторинговые операции регулируются Законом 1899 г. об агентах и судебными прецедентами.

Интересен факт, свидетельствующий о том, что законодательство большинства западноевропейских стран в настоящее время находится в стадии разработки и приспособления действующих гражданских кодексов для регулирования сделок по факторингу. Только в Италии на парламентском уровне (в парламентской юридической комиссии) обсуждается возможность принятия специального закона о факторинге, что объясняется широким распространением в этой стране данного вида обслуживания. В других странах пока лишь законодательно оговариваются те или иные моменты собственно факторингового обслуживания.

Так, в ФРГ по решению Верховного Суда проводится различие между "правильным" факторингом без права регресса и "неправильным" с правом регресса - кредитным контрактом, который характеризуется тем, что кредитор по нему (факторинговая компания) может потребовать реституции (возвращения всего полученного сторонами по договору друг другу) <*>.

<*> Бурова М.Е. Факторинг. М.: Япония сегодня, 1993. С. 35.

Между тем степень важности оптимизации правового регулирования внешнеэкономических сделок отмечал еще в 1974 г. Л.А. Лунц. Он обращал внимание на отсутствие единообразия в коллизионном праве различных стран, порождающих многочисленные "хромающие" отношения, т.е. отношения, которые получают правовую защиту в одной стране и лишены ее в другой. Например, в случае с факторинговой сделкой вопрос о ее действительности в одних странах решается по закону места заключения договора, а в других - Lege causae, что в результате может привести к тому, что соглашение сторон в судах одного государства будет рассматриваться как связующая сделка, а в других - считаться юридически ничтожным <*>.

<*> Лунц Л.А. Курс международного частного права в 3 т. М., 2002. С. 244.

Такой пример показывает, что несходства в коллизионном праве различных стран являются факторами, дезорганизирующими международный оборот. Кроме того, в современных условиях, когда суды различных стран руководствуются во многих вопросах различными коллизионными началами и нормами, конечное разрешение дела часто зависит от того, в какой стране будет предъявлен иск по данному правоотношению <*>. С целью преодоления синдрома "хромающих" отношений Л.А. Лунц высказывался в пользу унификации коллизионного права при сохранении национальных особенностей в сфере материального права.

<*> См.: Там же. С. 245.

На наш взгляд, не менее важно осуществлять подобные меры своевременно, поскольку опоздание в правовом регулировании отношений приводит к злоупотреблению, обходу закона, к иным экономически невыгодным последствиям. Ни унификация, ни гармонизация права не должны опаздывать, они призваны обеспечить согласованное действие и коллизионных, и унифицированных норм для создания эффективной защиты субъективных гражданских прав.

Правовое регулирование факторинга в отечественной банковской практике начиналось с письма Госбанка СССР N 252 от 12 декабря 1989 г. "О порядке осуществления операций по уступке поставщиками банку права получения платежа по платежным требованиям за поставленные товары, выполненные работы и оказанные услуги". Одной из недоработок данной инструкции, послуживших искажению сущности факторинга, явилось то, что регулированию подлежала переуступка просроченной задолженности, а не требований в момент их возникновения. Позиция доктрины здесь неоднозначна, например, по мнению ряда авторов, переуступаться должны и нормальные платежные требования <*>, другие, напротив, полагают, что факторинг должен иметь место лишь тогда, когда у покупателя уже возникли финансовые затруднения и он не в состоянии своевременно рассчитаться за полученную продукцию или оказанные услуги <**>. Необходимым представляется упомянуть также Инструкцию N 1 ЦБ России "О порядке регулирования деятельности коммерческих банков", в которой предусматривается расчет норматива достаточности капитала (соотношения капитала и суммы активов с учетом оценки рисков) и выделяются шесть групп активов по степени риска. В соответствии с данной классификацией факторинг относится к третьей группе с повышенным риском.

<*> Орехов С.А., Афонин В.В. Факторинг: организационно-правовой аспект: Учебно-практическое пособие. М: Компания "Спутник+", 2000. С. 14.
<**> Мамонтова И.Д., Субботин П.Д., Блинкова О.И. Банк и платежная дисциплина. М.: Финансы и статистика, 1990. С. 110.

В настоящее время в России нетрансграничные отношения по договору финансирования под уступку денежного требования урегулированы в гл. 43 части второй Гражданского кодекса РФ.

Конструкция договора, отраженная в ГК РФ, была разработана с учетом международного опыта осуществления подобных финансовых операций и не противоречит ему. Однако многие вопросы, касающиеся правоотношений участников договора финансирования, в российском законодательстве урегулированы недостаточно, что создает препятствия для распространения сделок финансирования в России <*>.

<*> Алексанова Ю.А. Российское законодательство о финансировании под уступку денежного требования и нормы международного права, регулирующие подобные операции // Международное публичное и частное право. 2003. N 4 (13). С. 20.

Таким образом, в настоящее время в России, так же как и в большинстве стран мира, специального закона о трансграничном факторинге нет, в связи с чем регулирование исследуемых правоотношений пока осуществляется на основе положений гражданского законодательства РФ.

Правовое регулирование факторинга осуществляется не только на национальном, но и на международном уровне. Широкое распространение и огромная практическая ценность сделки привели к тому, что еще в 1975 г. Международный институт унификации частного права (УНИДРУА) <*> принял решение о включении в программу своей работы некоторых аспектов международного (трансграничного) факторинга в связи с его возрастающим значением.

<*> УНИДРУА - межправительственная организация, основанная в 1926 г. под эгидой Лиги наций с целью гармонизации торгового законодательства и тесно связанная в настоящее время с ООН.

Поясним, что проявление внимания к исследуемым отношениям было в известной мере обусловлено наличием экономических предпосылок, повлекших развитие трансграничных коммерческих операций. Участники торгового оборота стремились выйти за пределы национальных границ в целях расширения территорий сбыта и улучшения условий ведения бизнеса, что приводило к необходимости тесного взаимодействия с контрагентами из разных стран. Безусловно, такое партнерство требовало совершенно иного уровня регулирования отношений: "прямого" регулирования посредством унифицированных материально-правовых норм, а также наличия единого блока норм коллизионного регулирования. Для этого экспертам ряда стран были разосланы анкеты, содержащие вопросы относительно практики осуществления факторинга в их странах, особенностях его правового регулирования и проблемах в области трансграничного факторинга, связанных прежде всего с различиями в национальных законодательствах. Отчет, обобщающий ответ экспертов, был представлен в марте 1976 г., а в декабре 1977 г. была окончена разработка второй анкеты, посвященной оценке необходимости работы УНИДРУА в данном направлении и определению круга изучаемых вопросов. Расширенная в 1978 г. за счет как ученых-теоретиков, так и практиков, исследовательская группа периодически проводила заседания, в т.ч. совместные - с Правовым комитетом международной факторинговой ассоциации FCI (Factors Chain International). В итоге в апреле 1987 г. был подготовлен окончательный проект документа, и 28 мая 1988 г. в Оттаве (Канада) была принята Конвенция о международном факторинге <*>.

<*> По состоянию на 7 января 2002 г. Конвенция подписана Ганой, Гвинеей, Нигерией, Филиппинами, Объединенной Республикой Танзания, Марокко, Францией, Чехословакией (1990 г.), Финляндией, Италией, Германией, Бельгией, США, Соединенным Королевством Великобритании. Конвенция ратифицирована Нигерией, ФРГ, Италией и Францией. Присоединились к Конвенции Венгрия и Латвия. Конвенция вступила в силу между Италией, Нигерией, Францией 1 мая 1995 г., для Венгрии - 1 декабря 1996 г., для Латвии - 1 марта 1998 г., для ФРГ - 1 декабря 1998 г.

Конвенция о международном факторинге 1988 г. является примером универсальной международно-правовой унификации материальных норм в сфере новых факторинговых контрактов. Россия не ратифицировала Конвенцию, но принимала участие в работе над ней и использовала основные положения Конвенции при разработке ГК РФ. Поэтому значение Конвенции для России заключается в косвенной унификации правил о международном факторинге <*>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Вилкова Н.Г. "Договорное право в международном обороте" включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2004.

<*> Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М., 2002. С. 193.

Также, поскольку в настоящее время в национально-правовом плане данный вид договора законодательно урегулирован в довольно незначительном числе стран, разработка и заключение Конвенции явились первым серьезным шагом в создании нормативной базы для соответствующих отношений, осложненных трансграничным элементом. Представляется справедливым утверждение Л.П. Ануфриевой о том, что развивающаяся интернационализация операций по факторингу, в результате которой многие факторинговые фирмы стали специализироваться на "импортном" или "экспортном" факторинге, отсутствие национальной регламентации и существенные расхождения в его содержании и практике применения, что имеет место в некоторых государствах, во многом стимулировали не только ход разработки конвенционных норм, но в известной степени предопределили их качество <*>.

<*> Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. М.: БЕК, 2002. С. 320.

На наш взгляд, необходимо указать на существование в некотором роде проблемы "ненаселенности" Конвенции 1988 г. Почему сегодня Конвенция ратифицирована лишь несколькими государствами в мире? Что это - намеренное игнорирование государствами проблем практического и теоретического характера или же сознательное нежелание уводить исследуемый институт из сферы национальной юрисдикции? Попробуем объяснить этот факт через призму анализа содержащихся в Конвенции норм (хотя причин может быть множество).

Унифицированные материально-правовые нормы, заключенные в рассматриваемом международном договоре, могут не охватывать всех аспектов регулируемых отношений. Вопросы, относящиеся к сфере действия Конвенции, но не получившие в ней специальной регламентации, подлежат разрешению на основе общих принципов этого документа, а в случае отсутствия таковых будут регулироваться законом, применяемым на основании норм международного частного права (коллизионных норм). Таким образом, национальное право, установленное в соответствии с надлежащими коллизионными принципами прикрепления, в определенных случаях применяется субсидиарно. На наш взгляд, смешанный характер Конвенции (т.е. наличие унифицированных материальных и коллизионных норм) способствует более гибкому регулированию отношений, позволяет определять направленность регулирования при отсутствии норм для конкретной ситуации.

Кроме того, нормы Конвенции носят диспозитивный характер, что позволяет исключить в своих договорных отношениях действие конвенционных положений (ст. 3). С другой стороны, если применение Конвенции исключается, то такое исключение должно касаться всей Конвенции.

В настоящий момент степень востребованности факторинговой сделки в коммерческом обороте - это результат длительного (в известной мере исторического) развития сложного комплекса направлений деятельности общества: самих общественных отношений, влияния доктрины на развитие данных отношений и развития правоотношений (отношений, урегулированных нормой права).

В ходе рассмотрения названных вопросов автором была сделана попытка определить место доктрины, ее роль, а также впервые предложить классификацию концепций возникновения факторинговых сделок.

Современное российское законодательство может считаться гармонизированным относительно Конвенции 1988 г., но дальнейшее совершенствование правового регулирования рассматриваемых отношений на международном уровне столь же актуально, как и постепенное преобразование положений национального законодательства в полностью соответствующие международным положениям нормы.