Мудрый Юрист

Вопросы ответственности товарищей по обязательствам в рамках договора инвестиционного товарищества

Кирилловых Андрей Александрович, юрисконсульт Вятской государственной сельскохозяйственной академии, преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (Кировский филиал). Специалист в области административной и гражданской правосубъектности юридических лиц, трудовых правоотношений.

Родился 8 января 1981 г. в г. Кирове. В 2004 г. окончил Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права.

Имеет ряд публикаций.

В настоящей статье дается анализ норм Закона об инвестиционном товариществе, посвященных вопросам ответственности участников товарищества в рамках совместной деятельности. Показываются отдельные проблемы, касающиеся распределения рисков товарищей между собой, а также с их кредиторами в инвестиционных отношениях и личных обязательствах.

Ключевые слова: инвестиционное товарищество, солидарная ответственность, субсидиарная ответственность, инвестор, договор, торги, банкротство.

Partners' liabilities in the framework of investment partnership agreement

A.A. Kirillovykh

This article provides analysis of the investment partnership law to the extent related to partners' liabilities for the purpose of common business activity. The article points at specific challenges concerning distribution of risks between the partners and their creditors in investment relations and private commitments.

Key words: investment partnership, joint and several liability, subsidiary liability, investor, agreement, bidding, bankruptcy.

Правовой статус инвестиционного товарищества как специального вида простого товарищества легализован Федеральным законом от 28 ноября 2011 г. N 335-ФЗ "Об инвестиционном товариществе" (далее - Закон об инвестиционном товариществе), целью которого является создание правовых условий для привлечения инвестиций в экономику Российской Федерации и реализации инвестиционных проектов на основании договора инвестиционного товарищества.

В рамках совместной деятельности возникает много принципиальных вопросов, касающихся организации общей работы, а также ее юридических последствий для участников объединения. Поэтому ответственность участников товарищества по совместным обязательствам представляет важный элемент их правового статуса и одновременно определяет степень стабильности и финансовой состоятельности объединения в отношениях с третьими лицами. Общие принципы гражданско-правовой ответственности субъектов гражданско-правовых отношений воспринимают и нормы законодательства об инвестиционном товариществе, адаптируя их под особенности инвестиционной деятельности, с учетом юридической природы объединений договорного типа.

Вопросам ответственности участников совместной деятельности, вытекающих из договора инвестиционного товарищества, предметно посвящена ст. 14 Закона об инвестиционном товариществе. Собственно, закон в обозначенной статье разделяет ответственность товарищей (соинвесторов) по видам оснований ее возникновения и статусу товарищей.

Ответственность товарища по договору инвестиционного товарищества по общим договорным обязательствам, контрагентами по которым являются субъекты предпринимательской деятельности, ограничена пределами стоимости принадлежащей ему оплаченной доли в общем имуществе товарищей. В свою очередь, ответственность управляющих товарищей расширена необходимостью солидарно нести субсидиарную ответственность по общим договорным обязательствам всем своим имуществом, если стоимости общего имущества недостаточно.

Закон об инвестиционном товариществе устанавливает неограниченную солидарную ответственность инвесторов:

по недоговорным обязательствам (п. 1 ст. 14);

по договорным обязательствам с субъектами непредпринимательской деятельности (п. 1 ст. 14);

по налоговым обязательствам (п. 2 ст. 14).

Отметим, что общие положения об ответственности товарищей по их общим обязательствам закреплены в ст. 1047 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), которая предусматривает основания и размер (объем) ответственности товарищей. Постулаты названной статьи говорят о том, что договор простого товарищества, связанный с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, влечет солидарную ответственность его участников по всем общим обязательствам независимо от оснований их возникновения.

В качестве общего правила п. 1 ст. 1047 ГК РФ установлено, что по общим обязательствам товарищи несут ответственность всем своим имуществом. В отличие от данной нормы положения ст. 1046 ГК РФ не содержат указания на то, что товарищи покрывают расходы и убытки всем своим имуществом.

Для придания большей ясности тексту закона в части урегулирования порядка покрытия убытков ч. 1 с. 1046 ГК РФ можно уточнить, указав, что при отсутствии соответствующего соглашения расходы и убытки каждый товарищ несет всем своим имуществом пропорционально стоимости его вклада в общее дело [1, с. 7].

Данное решение позволяет унифицировать нормы гл. 55 ГК РФ, устанавливающие режим покрытия убытков во внутренних и внешних отношениях товарищей и подчеркивает приоритетность достижения общей цели совместной деятельности. Товарищам предоставляется возможность ответить по общим обязательствам любым имуществом, помимо используемого для осуществления совместной деятельности.

Напомним, что предпринимательская деятельность представляет собой самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, цель которой - систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. В целом данные нормативные положения в некоторой степени воспроизводят аналогичные положения гражданского законодательства и одновременно предлагают специальные правила ответственности для участников инвестиционного товарищества, несколько их расширяют и конкретизируют.

Прежде всего, товарищи несут солидарную ответственность всем своим имуществом по общим обязательствам, если данные обязательства имеют внедоговорную природу или возникли из договоров, заключенных с лицами, не имеющими статуса предпринимателя. Фактически, речь идет об ответственности по личным обязательствам участников, вытекающей из деликтов <1> и договоров с частными лицами. Естественно, в таких случаях гражданский правопорядок требует сохранения условий для защиты интересов потерпевших в целях наиболее полного удовлетворения имущественных притязаний, обращенных к виновному лицу.

<1> Деликт (от лат. delictum) - незаконное действие, правонарушение, вызвавшее нанесение ущерба и влекущее обязанность его возмещения.

На практике контрагентами договоров по купле-продаже долей в уставном капитале и акций портфельных компаний (тех, в которые осуществляются инвестиции) зачастую выступают именно субъекты непредпринимательской деятельности - физические лица, владельцы таких акций и долей. Можно заключить, что норма о полной ответственности инвесторов, вступающих в договорные отношения с подобными субъектами, не способствует повышению конкурентоспособности российских фондов в форме инвестиционных товариществ.

Заметим, что общее правило обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, определяет как солидарные, что находит отражение в нормах, регулирующих ответственность участников инвестиционного товарищества.

Согласно п. 7 ст. 6 Закона об инвестиционном товариществе товарищ, не являющийся управляющим товарищем, отвечает по общим договорным обязательствам товарищей, контрагентами по которым являются субъекты предпринимательской деятельности, всем своим имуществом в пределах не внесенной им в установленный договором инвестиционного товарищества срок части вклада в общее дело. Другими словами, если инвестор нарушает срок внесения вклада, установленный договором инвестиционного товарищества, рамки его ответственности немедленно расширяются до размеров невнесенной части. Данное положение отличает инвестиционные товарищества от английских партнерств. Например, ответственность партнеров в LP определяется строго в рамках номинальной суммы первоначального взноса в капитал партнерства, который, как правило, составляет 0,01% общей суммы вклада, тогда как основное тело оформляется договором займа.

По правилам российского законодательства инвестор по мере наступления срока внесения инвестиций в фонд в итоге отвечает по долгам фонда (солидарно с другими участниками) всей суммой своего вклада. Подобное императивное положение, которое не может быть скорректировано договором инвестиционного товарищества, фактически заметно снижает конкурентные возможности российского аналога инвестиционного фонда венчурного капитала.

По налоговым обязательствам товарищи отвечают в соответствии с порядком, установленным налоговым законодательством. Налоговые последствия совместной инвестиционной деятельности могут быть связаны, как правило, с налоговой ответственностью участников. В связи с этим налоговое законодательство предусматривает ряд имущественных санкций к участникам товарищества за допущенные ими налоговые правонарушения. Так, согласно ст. 46 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), при неуплате или неполной уплате в установленный срок налога, подлежащего уплате управляющим товарищем, ответственным за ведение налогового учета в связи с выполнением договора инвестиционного товарищества, обязанность по уплате этого налога исполняется в принудительном порядке путем обращения взыскания на денежные средства на счетах инвестиционного товарищества.

При отсутствии или недостаточности средств на счетах инвестиционного товарищества взыскание производится за счет средств на счетах управляющих товарищей. При этом в первую очередь взыскание обращается на денежные средства на счетах управляющего товарища, ответственного за ведение налогового учета. При отсутствии или недостаточности денежных средств на счетах управляющих товарищей взыскание обращается на денежные средства на счетах товарищей пропорционально доле каждого из них в общем имуществе товарищей, определяемой на дату возникновения задолженности. В свою очередь, в соответствии с п. 5.1 ст. 47 НК РФ взыскание налога, подлежащего уплате участником договора инвестиционного товарищества - управляющим товарищем, ответственным за ведение налогового учета, в связи с выполнением договора инвестиционного товарищества производится за счет общего имущества товарищей. При отсутствии или недостаточности общего имущества товарищей взыскание производится за счет имущества управляющих товарищей. При этом в первую очередь взыскание обращается на имущество управляющего товарища, ответственного за ведение налогового учета. В случае отсутствия или недостаточности имущества управляющих товарищей взыскание обращается на имущество товарищей пропорционально доле каждого из них в общем имуществе товарищей, определяемой на дату возникновения задолженности. Следует учесть, что обращение взыскания на имущество участников договора инвестиционного товарищества допускается только в случае отсутствия или недостаточности денежных средств на счетах инвестиционного товарищества, управляющих товарищей и товарищей.

Ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах, допущенные в связи с выполнением договора инвестиционного товарищества, несет управляющий товарищ, ответственный за ведение налогового учета. В свою очередь, ответственность за неисполнение обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на доходы физических лиц с прибыли (дохода), приходящейся на долю участника договора инвестиционного товарищества, по общему правилу несет соответствующий участник такого договора (п. 7 ст. 108 НК РФ).

В качестве отдельных составов налоговых правонарушений можно выделить неисполнение управляющим товарищем информационных обязанностей. Так, на участника договора инвестиционного товарищества - управляющего товарища, ответственного за ведение налогового учета, распространяются положения ст. 118 НК РФ, касающиеся ответственности за нарушение налогоплательщиком срока представления в налоговый орган информации об открытии или о закрытии им счета в каком-либо банке. Применительно к деятельности из договора инвестиционного товарищества речь идет о нарушении срока предоставления информации об открытии или о закрытии им счета инвестиционного товарищества. Кроме того, согласно ст. 119 НК РФ, управляющий товарищ также несет ответственность за непредставление расчета финансового результата инвестиционного товарищества. Иные порядок и пределы несения ответственности товарищей установлены по обязательствам, вытекающим с отношений с субъектами предпринимательской деятельности.

Ответственность неуправляющих товарищей по общему правилу ограничена размером их вкладов в общее имущество. Данное правило распространяется на все требования кредиторов, являющихся субъектами предпринимательской деятельности, если эти требования имеют договорную природу.

Положения Гражданского кодекса РФ (гл. 55), по мнению В.В. Мельник, целесообразно дополнить нормой о том, что за убытки, причиненные неисполнением установленных договором обязанностей, товарищ отвечает всем своим имуществом перед остальными товарищами пропорционально стоимости их вкладов в общее дело. Введение данной нормы позволит урегулировать споры между товарищами по поводу возмещения убытков, возникших в связи с нарушением товарищеских обязательств, и будет способствовать укреплению дисциплинированности при достижении общей цели договора [1, с. 8].

Управляющие товарищи, помимо указанных оснований ответственности, при недостаточности общего имущества товарищей также субсидиарно отвечают всем своим имуществом по общим обязательствам, возникшим из договоров, которые заключены с субъектами предпринимательской деятельности.

Российское законодательство допускает только модель субсидиарной ответственности товарищей пропорционально внесенной в совместную деятельность доле по обязательствам товарищества, в то время как законодательство США в данном вопросе носит более демократичный характер, предлагая различные конструкции товариществ. Соответственно, свобода построения отношений участников объединения значительно выше и предполагает учет интересов каждой стороны. Однако, несмотря на повышенную ответственность товарищей в простом товариществе, такие договоры получают все большее распространение в России.

Следует отметить, что взыскание по собственным долгам уполномоченного управляющего товарища не может быть обращено на денежные средства иных участников договора инвестиционного товарищества, находящиеся на счете инвестиционного товарищества. В случае признания уполномоченного управляющего товарища несостоятельным (банкротом) общее имущество других участников договора инвестиционного товарищества в конкурсную массу не включается. Поэтому если уполномоченный управляющий товарищ внес в качестве вклада деловую репутацию (оцененную в 50% от стоимости всех вкладов), а остальные товарищи - денежные средства, при этом согласно ст. 7 Закона размер доли каждого товарища пропорционален стоимости внесенных вкладов, то в случае банкротства уполномоченного управляющего товарища в конкурсную массу включаются денежные средства на счете инвестиционного товарищества, пропорционально доле уполномоченного управляющего товарища, что не вполне соответствует стабилизации гражданского оборота и не защищает имущественные интересы товарищей.

С другой стороны, если уполномоченный управляющий товарищ внес деньги, а остальные управляющие товарищи - неденежные вклады, то часть имущества уполномоченного управляющего товарища, таким образом, исключается из конкурсной массы. Взыскание по собственным долгам уполномоченного управляющего товарища не может быть обращено на денежные средства иных участников договора инвестиционного товарищества, находящиеся на счете инвестиционного товарищества.

Особые требования, связанные с регулированием вопросов ответственности участников товарищества, предъявляются к содержанию договоров, заключаемых от имени товарищества с субъектами предпринимательской деятельности. В рамках совместной инвестиционной деятельности законодательством предусмотрен ряд условий предпринимательского договора, имеющих характер существенных условий, а значит, обязательных для отражения в тексте соответствующего договора под угрозой его недействительности.

Существенные условия такого договора составляют:

сведения о совокупной стоимости общего имущества товарищей на момент заключения указанного договора и о размере оплаченных долей в общем имуществе товарищей, не являющихся управляющими товарищами;

условие об ограничении ответственности товарищей, не являющихся управляющими товарищами, пропорционально стоимости принадлежащих им оплаченных долей в общем имуществе товарищей, определяемой на момент предъявления требований об исполнении обязательства;

обязательства управляющего товарища, заключившего договор от имени всех участников договора инвестиционного товарищества, уведомить в письменной форме контрагента о расторжении или прекращении договора инвестиционного товарищества не менее чем за тридцать дней до расторжения или прекращения.

Представляется, что императивное требование об отражении указанных условий в тексте предпринимательского договора направлено на обеспечение открытого характера совместной деятельности, а также получение необходимой информации субъектами предпринимательской деятельности об их контрагентах.

Отметим, что регулирование ограничения ответственности товарищей суммой внесенных вкладов также в большей степени соответствует конструкции юридического лица, а именно правовому положению вкладчиков (коммандитистов) в товариществе на вере (п. 2 ст. 83 ГК РФ). Однако это не является каким-то противоречием по сравнению с правовым режимом простого товарищества, а соответствует сути инвестиционных отношений и положения самих соинвесторов в договоре, роль которых, за исключением небольших изъятий, сводится к финансированию бизнес-проекта. Тем не менее ограничение ответственности лица в договорных правоотношениях является нехарактерным для российской правовой системы, поскольку способствует подрыву стабильности возникшего гражданско-правового обязательства.

В то же время положения Закона об инвестиционном товариществе, касающиеся установления объема и порядка несения ответственности по договору инвестиционного товарищества, не могут быть изменены (устранены или ограничены) товарищами. Применение данной нормы следует связывать также с правилом ст. 422 ГК РФ, определяющим необходимость соответствия договора обязательным для сторон правилам, установленным законом. Фактически в этой части нормы об ответственности по общим обязательствам приобретают императивный характер, что не допускает каких-либо вариаций с их содержанием в тексте договора. Нормы закона получают прямое действие. Поэтому к любым соглашениям товарищей, направленным на искусственное преодоление установленного правового регулирования, применяются правила об их ничтожности, т.е. такие договоренности признаются недействительными изначально.

Заметим, что по общему правилу ст. 325 ГК РФ исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору. Для рассматриваемой ситуации данное правило интересно тем, что закон не допускает возможности исполнения общих обязательств любым из товарищей, а возлагает эти полномочия на управляющего товарищей. Собственно, данная категория участников правомочна совершать добровольное исполнение общих обязательств участников за счет стоимости общего имущества товарищей.

Порядок и условия выдела доли товарища по требованию его кредитора определяют положения ст. 16 Закона об инвестиционном товариществе. В данной статье законодатель попытался найти разумный баланс интересов как участников товарищества, так и их кредиторов.

Как известно, участие товарища в инвестиционном товариществе не исключает возможности брать на себя и другие обязательства, возникающие в отношениях с третьими лицами. При этом если эти обязательства не выполняются, товарищ приобретает статус должника, что дает возможность его кредитору предпринимать меры по взысканию с него задолженности, если таковая имеет имущественный характер. При недостаточности финансовых средств или иного имущества, для удовлетворения требований кредиторов товарища закон допускает возможность выдела его доли в общем имуществе инвестиционного товарищества.

Как полагают в литературе, условием обращения взыскания на долю является отсутствие у должника иного имущества. Это правило применимо и в том случае, если доля в праве общей собственности заложена должником, неважно - с согласия других участников общей собственности или нет [2].

Отметим, что кредитор, помимо права предъявления требования о выделе доли товарища должника, имеет возможность требовать перевода на него прав и обязанностей товарища-должника по договору инвестиционного товарищества. Причем данные требования не являются взаимоисключающими, поскольку позволяют кредитору выбирать способ удовлетворения своих имущественных интересов в отношениях с должником.

Перевод прав и обязанностей товарища по договору в данном случае фактически означает замену стороны в договоре, поскольку на место выбывающего товарища заступает его кредитор, получающий статус участника товарищества. В рассматриваемой ситуации необходимо учитывать, что вступить в инвестиционное товарищество вправе только лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя. Фактором, препятствующим кредитору вступить в товарищество, является возражение остальных товарищей по поводу перевода на него прав и обязанностей товарища-должника. При конкуренции требований (выдел доли или вступление в товарищество) приоритетным является выдел доли, поскольку для товарищей определенное значение может иметь личность кредитора. Хотя отношения членства в инвестиционном товариществе менее выражены, по сравнению с аналогичными отношениями в полных товариществах, где личное непосредственное участие товарищества в общем деле важнее его финансового участия.

Тем не менее, представляется, выдел доли товарища-должника в общем имуществе не во всех случаях означает прекращение его участия в товариществе. Если допустить, что от продажи доли должника полностью удовлетворены требования кредиторов товарища и остались денежные средства, они могут поступить как в распоряжение товарища, так и войти в состав общего имущества товарищества.

В данном случае можно уже вести речь об изменении размера доли товарища. Собственно, закон не содержит императивных требований относительно прекращения договора в отношениях между товарищем и остальными товарищами при изменении размера вклада в общее дело, поэтому не исключает возможность продолжения участия в товариществе для такого товарища.

При этом с выделом имущества товарища-должника на практике могут возникать известные трудности. Во-первых, следует учесть, что законом предполагается ситуация, когда вклад должника "растворяется" в общем имуществе товарищества. Во-вторых, стоимость вклада, внесенного имуществом, может быть несоразмерно выше стоимости требований кредиторов товарища. И в том и другом случае выделить имущество в натуре для удовлетворения требований кредитора крайне затруднительно.

На указанные выше случаи закон закрепляет альтернативные способы разрешения проблем, связанных с погашением задолженности товарищей перед кредиторами. Если выдел доли должника в натуре невозможен, либо против выдела доли или перевода прав и обязанностей должника по договору инвестиционного товарищества на кредитора возражают остальные товарищи, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным товарищам. Данные правила воспроизводят аналогичные положения норм ст. 255 ГК РФ, регулирующие вопросы обращения взыскания на долю в общем имуществе. Закрепляя возможность продажи должником своей доли остальным товарищам, закон попутно защищает интересы остальных товарищей по сохранению совместного предприятия.

Реализация доли должника остальным товарищам должна производиться по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли. Как указано выше, для целей инвестирования производится оценка инвестиционной стоимости вкладов (ст. 16 Закона), в то время как рыночная стоимость объекта - наиболее вероятная цена, по которой объект оценки может быть отчужден на дату оценки на открытом рынке.

Надо также отметить, что инвестиционная и рыночная стоимость могут различаться. Поэтому логичным представляется требование закона о том, что для целей реализации имущества должна определяться его рыночная стоимость, которая обеспечивает действительную денежную ценность того или иного имущества при сравнимых обстоятельствах на определенный момент времени.

Представляется, что отчуждение доли в данном случае не может проводиться по соглашению об отступном, поскольку оно предполагает первоначальную стоимость доли, которая на момент отчуждения может быть выше той, которая была определена изначально. Вырученные от продажи средства направляются должником кредитору в счет погашения долга.

Закон не устанавливает сроков, в пределах которых остальные товарищи вправе принять или отказаться от предложения покупки доли товарища-должника. Представляется, что в данном случае по аналогии следует руководствоваться правилами, установленными для механизма реализации преимущественного права покупки. Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу, с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу (ст. 250 ГК РФ). При отказе остальных товарищей от приобретения доли должника кредитор вправе требовать в судебном порядке обращения взыскания на долю должника в общем имуществе товарищей путем продажи этой доли с публичных торгов.

Организация и порядок проведения торгов, а также последствия нарушения правил проведения торгов определяются гражданским законодательством (ст. ст. 448, 449 ГК РФ).

При этом существует точка зрения о том, что лицо, выигравшее на торгах, приобретает долю в праве общей собственности, т.е. становится новым сособственником [3]. Данная позиция строится на том, что, например, ст. 255 ГК РФ говорит о продаже доли с публичных торгов, а не о выделе доли с последующей продажей. В свою очередь, при продаже с публичных торгов доли товарища-должника лицо, которое приобретает соответствующее имущество, автоматически не вступает в участники товарищества. Оно становится лишь собственником проданной доли.

Кроме того, следует учитывать, что при продаже с публичных торгов доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности не наделяются правом преимущественной покупки этой доли. Такое регулирование соответствует правовой природе публичных торгов, предполагающей предоставление их участникам равных возможностей в приобретении имущества или прав [4, с. 7 - 9].

Это, однако, не препятствуют участнику общей долевой собственности, заинтересованному в приобретении принадлежащей должнику доли общей собственности, участвовать в публичных торгах на общих основаниях (Определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2011 г. N 569-О-О).

Следует учесть, что обеспечение легитимности процедуры обращение взыскания на имущество должника предусматривает последовательное соблюдение всех предусмотренных законом стадий. Поэтому при обращении взыскания на долю в общей собственности по личному обязательству сособственника публичные торги по продаже доли проводятся только в том случае, если до их начала другие участники общей собственности отказались от покупки доли по рыночной цене. Таким образом, нарушение преимущественного права покупки остальных участников товарищества следует рассматривать как основание для признания всех последующих действий по обращению взыскания на долю в имуществе должника, в том числе и проведение публичных торгов по отчуждении доли, недействительными.

Как известно, доля товарища в общем имуществе товарищества может быть представлена не только в натуральной (имущественной), но и в денежной форме. Вклад товарища находится на инвестиционном счете товарищества. Поэтому в целях удовлетворения требований кредиторов обращение взыскания производится на денежные средства, находящиеся на указанном счете (ст. 10 Закона). При этом обращение взыскания допускается только в пределах денежных средств, составляющих долю должника в общем имуществе товарищей. Данное правило является вполне логичным ограничением притязаний кредиторов товарищей в ситуации, когда у товарища имеется личная задолженность, не связанная с общими обязательствами товарищества, вытекающими из совместной деятельности.

Последствия досрочного расторжения договора инвестиционного товарищества в отношении управляющего товарища, а также вступления в товарищество нового управляющего товарища регламентированы ст. 18 Закона об инвестиционном товариществе. В целом изложенные в рассматриваемой статье правила значительно детализированы по сравнению с аналогичными нормами ст. 1053 ГК РФ и адаптированы под специфику деятельности инвестиционного товарищества.

Основанием для прекращения договора в отношении управляющего товарища могут быть его виновные действия, связанные с ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей по управлению деятельностью товарищества. Например, товарищи могут посчитать завышенной сумму расходов, произведенных управляющими товарищами в интересах всех товарищей для ведения общих дел. Соответственно, данное обстоятельство ведет к расторжению договора между товарищами. В то же время необходимо учитывать специфику деятельности инвестиционного товарищества, которая, как правило, связана с инвестированием денежных средств в такие ценные бумаги, как акции и облигации. Вполне возможно появление необходимости исполнения обязательств, которые возникли еще в период осуществления управляющим товарищем своих полномочий в указанной сфере. Поэтому законодатель предпринял попытку защиты интересов иных участников товарищества, которые продолжают совместную деятельность после расторжения договора с управляющим товарищем [5].

Как указано выше, выход управляющего товарища из товарищества допускается только с письменного соглашения всех остальных товарищей. Если такое соглашение дано со стороны остальных товарищей, то в отношении управляющего товарища начинают действовать положения закона, направленные на обеспечение имущественных интересов как самого объединения, так и иных лиц.

Управляющий товарищ или его правопреемник несут ответственность из договора инвестиционного товарищества перед другими участниками или третьими лицами по общим обязательствам в течение 3-х лет с момента расторжения соответствующего договора. Такой товарищ несет ответственность только по тем обязательствам, в которых он участвовал в период действия в отношении его соответствующего договора. Собственно, установленный 3-летний срок несения ответственности следует из общих правил исковой давности для защиты права, вытекающих из гражданско-правовых обязательств (ст. ст. 196, 197 ГК РФ). Указанное правило действует, когда договор не прекращен по иным основаниям, в частности, если в товариществе остался всего один участник (ст. 19 Закона). Естественно, что в силу договорной природы объединения соглашение как таковое перестает существовать. Для определения статуса выбывшего товарища в отношениях с товариществом законодатель использовал прием юридической фикции, что является нередким для определения статуса субъектов отдельных гражданских правоотношений [6].

Необходимо также учитывать, что ответственность в этом случае наступает так, как если бы такой товарищ вообще не выбывал из договора о простом товариществе, что, собственно, исходя из предпринимательской цели товарищества, влечет именно долевую ответственность выбывающего участника [7]. В рассматриваемой ситуации, подтверждает данный вывод закрепленный механизм инвестирования в совместную деятельность, закрепляющий необходимость определения размера доли каждого из товарищей в общем имуществе товарищей (ст. 7 Закона).

Отметим, что передать права по договору инвестиционного товарищества другому товарищу либо третьему лицу вправе только неуправляющий товарищ. Следовательно, оставить своего заместителя на случай своего выхода управляющий товарищ не вправе. Поэтому, когда идет речь об управляющем товарище, то передача прав им возможна, если таковым является юридическое лицо, а сам правопреемник появляется в результате процедуры реорганизации.

Отметим, что согласно ст. 57 ГК РФ реорганизация юридического лица может быть осуществлена в форме слияния, присоединения, разделения, выделения или преобразования. Правопреемство при реорганизации юридических лиц урегулировано в ст. 58 ГК РФ. С технической точки зрения все вышеперечисленные процедуры и передача прав и обязанностей оформляются различным образом. При слиянии, присоединении, преобразовании юридических лиц составляется передаточный акт, а при разделении и выделении - разделительный баланс. Различен и завершающий этап, который, как известно, оформляется внесением соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

При слиянии, преобразовании, разделении и выделении реорганизация считается завершенной с момента регистрации новых юридических лиц, а при присоединении - с момента завершения ликвидации присоединяющегося юридического лица.

Передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами (ст. 59 ГК РФ). Заметим, что в любом случае имеет место универсальное правопреемство, определяющее одновременный переход всех прав и обязанностей в полном объеме.

В свою очередь управляющий товарищ, вступивший в договор после выхода из него прежнего управляющего товарища, не несет ответственности по обязательствам, возникшим до вступления его в договор. Представляется, что данное правило направлено на стимулирование вступления в товарищество иных лиц на правах управляющего товарища, поскольку распространение возможных имущественных обременений, возникающих в связи с возможными притязаниями кредиторов к вновь вступившему в договор лицу, значительно снижало бы интерес последнего на участие в совместной деятельности.

В случае признания уполномоченного управляющего товарища несостоятельным (банкротом) общее имущество других участников договора инвестиционного товарищества в конкурсную массу не включается.

Список литературы

  1. Мельник В.В. Договор простого товарищества при строительстве многоквартирных домов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.
  2. Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М.: Статут, 2004.
  3. Жученко С.П. Иски о выделе доли (в праве общей собственности) // Иски и судебные решения: Сборник статей / Р.С. Бевзенко, Е.А. Беляневич, И.А. Войтко и др.; под ред. М.А. Рожковой. М.: Статут, 2009.
  4. Лаухина А.А. Актуальные вопросы обращения взыскания на общую долю имущества супругов // Исполнительное право. 2011. N 3.
  5. Гулиева Е.Я., Кирилловых А.А. Молотников А.Е. и др. Комментарий к Федеральному закону от 28 ноября 2011 г. N 335-ФЗ "Об инвестиционном товариществе" (постатейный) / Отв. ред. А.Е. Молотников. М.: Юстицинформ, 2012.
  6. Батрова Т.А. Гражданско-правовые конструкции // Юрист. 2006. N 11.
  7. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований: В 5 томах. М.: Статут, 2006. Т. 1.