Мудрый Юрист

Институт добросовестности в механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств

Симонова Наталья Сергеевна, доцент кафедры общеюридических дисциплин ФГКОУ ВПО "Восточно-Сибирский институт МВД России" (Иркутск), соискатель кафедры прав человека и международного права МосУ МВД России, член Российской ассоциации международного права, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматривается сущность добросовестности выполнения обязательств по международным договорам (в трех аспектах), называются международно-правовые нормы, составляющие институт добросовестности, а также анализируются критерии оценки поведения субъектов международного права с точки зрения его добросовестности.

Ключевые слова: международный договор, выполнение международных договоров, добросовестность, институт добросовестности, обеспечение выполнения международных договоров.

Institution of conscientiousness in the mechanism of ensuring for meeting commitments under international treaties

N.S. Simonova

An article deals with the essence of conscientiousness of meeting commitments under international treaties (in three aspects), the legal regulations of the institution of conscientiousness as well as defines the criteria to evaluate the behavior of the international law subjects (from the point of view of conscientiousness).

Key words: international treaty, meeting commitments under international treaties, conscientiousness, institution of conscientiousness, ensuring for meeting commitments under international treaties.

Механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам состоит из целого ряда элементов - международно-правовых институтов, важное место среди которых по праву занимает институт добросовестности выполнения международных договоров <1>. Следует отметить, что добросовестность выполнения международных договоров "является логическим развитием нормы pacta sunt servanda" <2>, следствием и продолжением обязательности выполнения международных договорных обязательств. Сущность понятия "добросовестность" по-разному трактуется юристами. Некоторые из них относят "bona fides" (честные намерения, добросовестность) только к категории морали (моральный аспект добросовестности). Так, Р. Филлимор полагает, что добросовестность - это великая моральная связь, которая соединяет вместе различные народы <3>. При таком подходе к добросовестности она будет представлять собой некий социальный идеал, который воплощается в жизнь стремлениями и усилиями частных лиц <4>.

<1> Автор статьи избирала институт добросовестности выполнения международных договорных обязательств в качестве объекта исследования. См.: Симонова (Никитенко) Н.С. Оговорка (клаузула) о неизменности обстоятельств в механизме добросовестного выполнения международных договоров // Международное публичное и частное право. 2012. N 5. С. 6 - 7.
<2> Тиунов О.И. Принцип соблюдения международных обязательств. М.: Международные отношения, 1979. С. 38.
<3> Supplement to the American Journal of International Law. Wash., 1935. V. 29. N 4. P. 981.
<4> Baty T. International Law in Twilight. Tokyo, 1954. P. 219; Supplement to the American Journal of International Law. P. 985.

Наряду с моральным аспектом при рассмотрении сущности добросовестности выполнения договоров можно выделять и цивилистический. В рамках этого подхода И.Б. Новицкий выделяет объективную и субъективную сторону добросовестности. В объективном смысле добросовестность служит внешней мерой, которая принимается во внимание и рекомендуется участникам договорных отношений. В субъективном смысле добросовестность является определенным сознанием, отсутствием представления об обстоятельствах, с которыми закон связывает те или иные юридические последствия <5> (например, добросовестное заблуждение).

<5> См.: Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 1916. N 6. С. 56 - 57, 65, 70; Перетерский И.С. Толкование международных договоров. М., 1959. С. 152 - 155.

Международно-правовой аспект добросовестности предполагает опору на "общие принципы права", равно как и на "естественное право". А. Фердросс полагал, что требование добросовестности было единообразно закреплено внутригосударственными правопорядками (нормами), а затем перешло в позитивное международное право (в право международных договоров, в частности). При этом международно-правовая обязанность добросовестно выполнять обязательства по международным договорам "исходит не только из международного обычного права, но и из законов человечности и требований общественной совести" <6>. М. Поточный указывает на свойство универсальной законности применительно к пониманию добросовестности. По его мнению, добросовестность выступает характерным признаком международных обязательств и пронизывает все сферы межгосударственных отношений <7>. Идею об универсальности концепции добросовестности поддерживает П. Хоубен, утверждающий, что добросовестность лежит в основе всей структуры международного публичного порядка <8>.

<6> Фердросс А. Международное право. М., 1959. С. 43 - 45.
<7> Potocny M., Myslil S. Legal Principles of Peaceful Coexistence. P. 309.
<8> Houben P.H. Principles of International Law Concerning Friendly Relations and Cooperation Among States // American Journal of International Law. 1967. V. 61. N 3. P. 725.

Добросовестное выполнение обязательств, по мнению А.Н. Талалаева, является "средством поддержания международного мира и развития дружественных и добрососедских отношений, обеспечения международной безопасности" <9>. При этом, утверждает автор, добросовестность - это не просто моральный принцип, а императив, который государства не могут обойти в своих взаимоотношениях, не подрывая сами основы международного правопорядка <10>.

<9> Талалаев А.Н. Право международных договоров: действие и применение договоров. М.: Международные отношения, 1985. С. 6. О формировании международного правопорядка см.: Баймуратов М.А. Международный правопорядок: концептуальные подходы к становлению понятийной характеристики // Международное публичное и частное право. 2010. N 1. С. 2 - 10.
<10> См.: Там же. С. 24.

Международно-правовые нормы, составляющие институт добросовестности, последовательно отражены в ряде международных нормативных правовых актов. Так, в п. 2 ст. 2 Устава ООН содержится правило о добросовестности выполнения обязательств по международным договорам. В ст. 5 Устава Организации американских государств отмечено, что "добросовестность должна руководить отношениями между государствами". Необходимость выполнять обязательства добросовестно отражена в Декларации о запрещении применения военного, политического или экономического принуждения при заключении международных договоров 1969 г. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. также отмечает необходимость такого выполнения международных обязательств, которое является добросовестным. Более того, институт добросовестности выполнения обязательств по международным договорам нашел отражение и в международной судебной практике. Так, Международный Суд ООН в консультативном заключении по вопросу о приеме государств в Организацию Объединенных Наций отметил, что изложенные в ст. 4 Устава ООН условия приема не препятствуют государству-члену принимать во внимание при голосовании "любые обстоятельства, которые справедливо и добросовестно можно сочетать с условиями, изложенными в этой статье" <11>.

<11> Доклады Комиссии международного права о работе ее шестнадцатой сессии 11 мая - 24 июля 1964 года. Нью-Йорк, 1964. С. 5.

Добросовестность как верность обязательствам, вытекающим из международных договоров, будучи категорией оценочной, должна удовлетворять некоторым признакам (критериям оценки). Наличие этих признаков в действиях участников международного договора свидетельствует о добросовестном характере их поведения. К таким признакам (критериям) можно отнести следующие.

  1. Учет требований добросовестности в процессе разработки текста международного договорам и при его заключении. В этом смысле важно, чтобы каждая сторона действовала добросовестно, не вводя в заблуждение иные участвующие стороны. Так, в ст. 49 Венской конвенции 1969 г. указывается, что "если государство заключило договор под влиянием обманных действий другого участвовавшего в переговорах государства, то оно вправе ссылаться на обман как на основание недействительности своего согласия на обязательность для него договора".
  2. Учет требований добросовестности на всех стадиях заключения международного договора, в том числе при ратификации, обмене ратификационными грамотами или сдаче их на хранение, при присоединении к международному договору.
  3. Соблюдение требования добросовестности в период временного применения международного договора. В соответствии со ст. 25 Венской конвенции 1969 г. соглашение применяется временно до вступления его в силу, если это предусмотрено самим соглашением или если участвовавшие в переговорах государства договорились об этом каким-либо иным образом.
  4. Реализация требования добросовестности, соответствующего "букве" и "духу" международного договора. Обязательства по международному договору должны воплощаться в жизнь последовательно, а не формально, отмечает О.И. Тиунов. При этом недопустимы уклонение от исполнения договора, а также его аннулирование со ссылками на обстоятельства, не имеющие существенного значения <12>. А.Н. Талалаев, рассматривая признаки добросовестности, говорит о точном исполнении договорных обязательств: "...добросовестное их выполнение означает точное выполнение договора в отношении его цели, содержания, сроков, качества, места исполнения, чтобы то, что предусмотрено в договоре, в действительности было выполнено" <13>.
<12> См.: Тиунов О.И. Указ. соч. С. 81.
<13> Талалаев А.Н. Международные договоры в современном мире: вопросы права международных договоров в свете работы Венской конференции ООН 1968 - 1969 гг. М.: Международные отношения, 1973. С. 105; Он же. Право международных договоров: действие и применение. С. 24.
  1. Требование добросовестности включает воздержание от действий, лишающих договор его объекта и цели. В этом смысле международное право не признает замены предмета исполнения договора, одностороннего переноса сроков и места исполнения. Статья 18 Венской конвенции 1969 г. закрепляет правило о том, что государство обязано воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели, если: а) оно подписало договор до тех пор, пока оно не выразит ясно своего намерения не становиться участником этого договора; или б) оно выразило согласие на обязательность для него договора, до вступления договора в силу и при условии, что такое вступление в силу не будет чрезмерно задерживаться <14>.
<14> Текст Конвенции см.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1986. N 37. Ст. 772; Специальное приложение к Вестнику Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1999. N 3.
  1. Учет требований добросовестности при толковании международных договоров. Статья 31 Венской конвенции указывает: "...договор должен толковаться в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также объекта и целей договора".
  2. Недобросовестность выполнения международного договора должна влечь международно-правовую ответственность. Специальный комитет по принципам международного права отмечал, что доказательство факта недобросовестности связно с установлением действия или бездействия одного государства, наносящего ущерб другому <15>.
<15> Doc. UNO A/AC. 125/L. 38/Add. 7, 21 April 1966. P. 10.

Резюмируя рассуждения, изложенные в настоящей статье, необходимо сделать следующий важный вывод. Существуют достаточные основания утверждать, что в международном праве договоров сложился еще один самостоятельный правовой институт - институт добросовестности выполнения международных договоров, составляющий одну из основ механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам.

Литература

  1. Баймуратов М.А. Международный правопорядок: концептуальные подходы к становлению понятийной характеристики // Международное публичное и частное право. 2010. N 1. С. 2 - 10.
  2. Венская конвенция о праве международных договоров от 22 мая 1969 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1986. N 37. Ст. 772; Специальное приложение к Вестнику Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1999. N 3.
  3. Доклады Комиссии международного права о работе ее шестнадцатой сессии 11 мая - 24 июля 1964 г. Нью-Йорк, 1964.
  4. Доклад Специального комитета по принципам международного права, 21 апреля 1966 г. // Doc. UNO A/AC. 125L. 38/Add. 7, 21 April 1966. P. 10.
  5. Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 1916. N 6. С. 56 - 90.
  6. Перетерский И.С. Толкование международных договоров. М., 1959. 172 с.
  7. Талалаев А.Н. Международные договоры в современном мире: вопросы права международных договоров в свете работы Венской конференции ООН 1968 - 1969 гг. М.: Международные отношения, 1973. 247 с.
  8. Талалаев А.Н. Право международных договоров: действие и применение договоров. М.: Международные отношения, 1985. 296 с.
  9. Тиунов О.И. Принцип соблюдения международных обязательств. М.: Международные отношения, 1979. 184 с.
  10. Фердросс А. Международное право. М., 1959. 652 с.
  11. Baty T. International Law in Twilight. Tokyo: Maruzen, 1954. 327 p.
  12. Houben P.H. Principles of International Law Concerning Friendly Relations and Cooperation Among States // American Journal of International Law. 1967. V. 61. N 3. P. 703 - 736.
  13. Potocny M., Myslil S. Legal Principles of Peaceful Coexistence. Praha, 1968.