Мудрый Юрист

О неправомерных действиях и юридических событиях как основаниях движения неденежных обязательств

Тарабаев Павел Сергеевич, заместитель директора Института права и предпринимательства, Уральская государственная юридическая академия, кандидат юридических наук.

С учетом деления неправомерных юридических действий в сфере гражданского оборота на правонарушения и деяния, а событий - на личностные и связанные с объектом правоотношения рассматриваются особенности неправомерных юридических действий и значимых правовых событий в качестве оснований возникновения, изменения и прекращения гражданско-правовых неденежных обязательств.

Ключевые слова: неденежные (натуральные) обязательства; гражданское правонарушение; юридическое деяние; правовое событие.

On unlawful actions and juridical events as grounds for movement of non-monetary obligations

P.S. Tarabaev

Tarabaev Pavel Sergeevich, deputy director of the Institute of law and entrepreneurship, Ural state juridical academy, candidate of juridical sciences.

Taking into account a graduation of improper legal acts in regard to afield of civil law into law violations and acts and events into personal and related to subject of legal relations, discusses features of improper legal acts and significant legal developments as grounds of creation, change and termination of civil non-monetary obligations.

Key words: non-monetary (natural) liabilities; civil infraction, legal act, legal event.

Как известно, одной из ключевых классификаций гражданско-правовых обязательств является их деление на: денежные и неденежные (для синхронности и удобства изложения мы будем еще именовать такие обязательства натуральными). Денежным обязательством в отечественной науке гражданского права принято считать гражданское правоотношение, содержанием которого является право требования кредитора и корреспондирующая с ним обязанность должника совершить уплату или платеж, т.е. действие (или действия) по передаче определенной (определимой) суммы денег (валюты) [2, с. 237]. Все иные гражданско-правовые обязательственные связи: по передаче имущества, выполнению работ, оказанию услуг и даже по воздержанию от совершения активных действий (ч. 1 ст. 307 ГК РФ), следует квалифицировать в качестве неденежных (натуральных) [13, с. 37].

Из всех разновидностей юридических фактов: правомерных и неправомерных действий, юридически значимых событий - традиционными основаниями возникновения, изменения и прекращения обязательственных правоотношений признаются именно действия правомерные (юридические поступки и сделки) [1, с. 33 - 36]. Отсюда наиболее интересным применительно к исследованию натуральных обязательственных связей представляется рассмотрение неправомерных действий и юридических событий в качестве источников движения обязательственного правоотношения.

Неправомерные действия отождествляются, как правило, с деликтами - гражданскими правонарушениями [4, с. 50]. Ставя знак равенства между неправомерными (противоправными) действиями и деликтами, мы будем вынуждены признать, что все без исключения недействительные сделки (оспоренные или изначально ничтожные) представляют собой деликт, а необоснованный односторонний отказ от исполнения гражданско-правового договора - правонарушение.

Нам представляется в корне неверным отождествление всех неправомерных юридических действий с гражданскими правонарушениями (деликтами).

В.И. Кофман обоснованно отмечал, что "ни в коей мере нельзя согласиться с точкой зрения авторов, полагающих что противоправность и правонарушение - понятия равнозначные, что противоправность (как и правонарушение) - это нарушение правовой нормы, устанавливающей условия ответственности в ее полном объеме" [8, с. 256]. Ученый справедливо отстаивал позицию, согласно которой противоправность - объективная категория. Так называемая объективная противоправность выражается в том, что поведение (действие, бездействие) участника гражданского оборота входит в противоречие с нормой положительного закона через нарушение общественного отношения, урегулированного данной нормой. При этом, обсуждая объективную противоправность, субъективный элемент - вина (психическое отношение субъекта к своему поведению и его последствиям) правового значения не имеет. Говоря о противоправности, юридически безразличными состоят те правовые последствия, к которым приводит объективно противоправное действие или бездействие. Противоправность может входить одним из элементов в состав гражданского правонарушения, а может рассматриваться как самостоятельная категория частного права [8, с. 257].

Таким образом, гражданское правонарушение (деликт) представляет собой основание ответственности и включает в себя как объективные (причинно-следственная связь, противоправность, убыток), так и субъективные (вина) элементы. В отличие от деликта противоправность - объективная категория, объективное основание ответственности. "Признание действия противоправным ни в коей мере не зависит от субъективных намерений лица и характеризуется исключительно самим фактом нарушения правовой нормы и правоотношения" [8, с. 264].

Итак, по нашему мнению, необоснованно отождествлять все неправомерные (противоправные) действия - юридические факты только с правонарушениями. В действительности существуют юридически значимые объективно противоправные действия, не являющиеся деликтами. Для отграничения объективно противоправного поведения, с одной стороны, от юридического поступка - действия правомерного, а с другой - от правонарушения - крайне полярного юридического факта, состоящего основанием гражданско-правовой ответственности, представляется, что объективно противоправное юридически значимое действие (бездействие) - юридический факт - целесообразно было бы именовать юридическим деянием [12, с. 197]. Отрицать существование объективно противоправных юридических действий (деяний), не являющихся деликтами, - значит игнорировать наличие в реальной действительности поведенческих актов, отклоняющихся от правовых норм и влекущих юридические последствия, отличные от возможности привлечения субъекта к гражданско-правовой ответственности.

В итоге в ряду неправомерных действий, по нашему мнению, следует выделять: 1) правонарушения; 2) юридические деяния.

С точки зрения действующего гражданского законодательства юридические деяния, как и юридические поступки, должны быть отнесены к иным действиям граждан и юридических лиц, из которых возникают гражданские права и обязанности (п. 8 ч. 1 ст. 8 ГК РФ).

Из обозначенных разновидностей неправомерных юридических действий и правонарушения, и юридические деяния могут выступать основанием возникновения натуральных обязательственных связей. Так, факт причинения вреда имуществу потерпевшего создает на стороне делинквента в первую очередь обязанность возместить вред в натуре: предоставить имущество, тождественное поврежденному или уничтоженному, выполнить работы по восстановлению поврежденной вещи. И уже в качестве альтернативы натурального охранительного обязательства правоприменителем может быть установлено денежное обязательство по возмещению убытков в денежной форме (ст. 1082 ГК РФ). Безэквивалентное невиновное получение материальной выгоды одним субъектом за счет другого, по итогам собственных действий (юридическое деяние), есть основание к установлению активной натуральной обязательственной связи возвратить неосновательное обогащение (ст. 1002 ГК РФ).

Вместе с тем особенностью неправомерных действий в качестве юридически значимых обстоятельств является то, что такие факты могут выступать лишь основанием установления неденежной обязательственной связи. Обозначенные факты не могут изменять или прекращать относительную натуральную связь. Дело в том, что "результатом совершения неправомерных действий является охранительное правоотношение" [7, с. 133 - 134]. Для того чтобы изменить или прекратить такое правовое отношение, во всех случаях требуется совершение правомерного юридического действия или наступление события. Отталкиваясь от приведенных ранее примеров натуральных (неденежных) обязательств по возмещению вреда и возврату неосновательного обогащения в натуре, мы можем практически проверить сделанный вывод. Так, трудно себе представить ситуацию, когда неденежное охранительное обязательство, установленное по факту деликта или активной кондикции (связанной с действиями обогатившегося), будет прекращено совершением нового неправомерного действия. Прекратить или изменить регулятивное натуральное обязательство с помощью неправомерного действия также не представляется возможным. Вместе с тем обязательственная связь по возврату неосновательного обогащения (как и деликтное обязательство) вполне может быть изменена соглашением должника и кредитора, определяющим порядок и условия исполнения охранительного обязательства, отличные от установленных законом. Также деликтное или кондикционное обязательства прекращаются надлежащим исполнением, имеющим правовой режим гражданско-правовой сделки. При анализе известных современному законодательству частноправовых конструкций нами не выявлено ни одного случая прекращения или изменения охранительного правового отношения путем совершения юридического поступка. Исходя из указанного, по нашему мнению, в целом правильная позиция Д.Н. Кархалева, утверждающего, что "своеобразие охранительного обязательства в гражданском праве состоит... в том, что основанием его возникновения является неправомерное действие, а основаниями изменения и прекращения - правомерные юридические действия" [7, с. 132], должна быть уточнена. Представляется, что основанием изменения или прекращения охранительного обязательственного отношения, в том числе неденежного, могут выступать правомерные юридические действия в форме сделки (т.е. факты, имеющие строгую направленность на достижение конкретного правового результата), а также в некоторых случаях юридические события (полная или частичная невозможность исполнения ввиду чрезвычайных обстоятельств природного или техногенного характера - ст. 416 ГК РФ).

Итак, натуральные (неденежные) гражданско-правовые обязательства могут возникать на основе неправомерных действий (правонарушений и юридических деяний). Изменение или прекращение неденежного обязательства путем совершения неправомерных действий исключено.

Юридические события - факты, значимые для права и характеризующиеся отсутствием волевой составляющей. Представителями современной науки гражданского права разделяется предложенное О.А. Красавчиковым деление юридических событий на абсолютные и относительные [9, с. 172]. "Абсолютные события - такие явления, возникновение и развитие которых не связано с волевой деятельностью субъектов. К их числу относятся стихийные бедствия (например, землетрясения, наводнения и т.п.) и другие природные явления (например, образование разломов и обвалов). Относительные события - такие явления, которые возникают по воле субъектов, но развиваются и проистекают независимо от их воли. Так, смерть убитого есть относительное событие, ибо само событие (смерть) возникло в результате волевых действий убийцы, но одновременно это событие (смерть) явилось следствием патологических изменений в организме потерпевшего, уже не зависящих от воли убийцы" [5, с. 137].

При рассмотрении юридических событий как оснований возникновения натуральной обязательственной связи мы акцентируем свое внимание главным образом на абсолютных событиях. По нашему мнению, относительные юридические события представляют собой совокупность фактов или юридический состав. В приведенном примере с убийством человека первым элементом (юридически значимым фактом) будет насильственное воздействие на организм потерпевшего, и только вторым элементом состоит фактическая смерть человека. В итоге из приведенного юридического состава устанавливается гражданско-правовая охранительная обязательственная связь, обусловленная, например, возмещением вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца (ст. 1088 ГК РФ), или возмещением расходов на погребение (ст. 1094 ГК РФ).

Думается, что отдельные события могут состоять основаниями движения натуральных (неденежных) гражданско-правовых обязательств. Так, классическим примером юридического события, порождающего относительную кондикционную правовую связь, состоит половодье, в результате которого на земельный участок, прилегающий к реке, выброшен сплавлявшийся лес. С учетом положений ч. 2 ст. 1002 ГК РФ при данных условиях собственник участка признается лицом, неосновательно обогатившимся. У него возникает обязанность вернуть выброшенную на берег древесину ее титульному владельцу.

Безвольные юридически значимые обстоятельства - события, способные также изменить или прекратить уже существующее гражданское относительное правоотношение обязательственного типа. Скажем, частичная невозможность исполнения неденежного обязательства ввиду стихийного бедствия означает не что иное, как его изменение: обязательство должно быть исполнено в части, его объем следует признавать измененным. Невозможность исполнения гражданско-правового обязательства по причине форс-мажорных событий природного или техногенного характера, под воздействием которых, например, гибнет материальный объект обязательства, ведет к его прекращению на основании ст. 416 ГК РФ. При этом, как справедливо отмечено А.Г. Карапетовым, при прекращении гражданско-правового обязательства невозможностью исполнения оценка поведения сторон на предмет их виновности правового значения не имеет. Она не влияет на сам факт прекращения обязательства [6, с. 110]. Единственным различием прекращения обязательств невозможностью исполнения по вине должника или кредитора и по обстоятельствам, за которые стороны не отвечают, являются правовые последствия прекращения обязательственной правовой связи. Если обязательство прекратилось невозможностью исполнения в связи с событием, которому способствовало виновное поведение стороны, между участниками прекращенного обязательства в любом случае возникает охранительное отношение по возмещению убытков добросовестного контрагента (ст. 15, 393 ГК РФ). Кроме этого, неисправный должник обязан вернуть кредитору все полученное в связи с прекращенным обязательством в качестве неосновательного обогащения, а кредитор, виновный в прекращении обязательства, лишается права на возврат от должника исполненного в связи с таким обязательством (ч. 2 ст. 416 ГК РФ). В случае прекращения обязательства по обстоятельствам (в нашем случае в связи с юридическим событием), за наступление которого ни должник, ни кредитор ответственности не несут, штрафного охранительного обязательства по взысканию убытков и неустойки не возникает, а сторона, приобретшая за счет контрагента имущественные ценности, должна их вернуть по правилам о кондикции (ст. 1102 ГК РФ).

Представляется, что особенностью именно неденежных (натуральных) обязательственных связей является возможность в первую очередь быть измененными или прекращенными наступлением юридических событий. Мы убеждены в том, что все самостоятельные юридические события (не являющиеся элементами фактического состава), влекущие прекращение или изменение обязательственного правоотношения, можно разделить на две группы:

  1. Имеющие отношение к материальному объекту обязательственной связи (его гибель или изменение).
  2. Связанные с личностью контрагента - физического лица (смерть или болезненно-немощное состояние гражданина - должника или кредитора). Из всех событий, имеющих отношение к личности стороны обязательственной связи, лишь смерть должника и кредитора выделены в отдельную норму ст. 418 ГК РФ. Во всех иных случаях, когда имеет место юридическое событие личностного характера, например тяжелая болезнь, обязательство следует признавать прекращенным с опорой на ст. 416 ГК РФ.

В результате первых (событий, связанных с объектом) могут прекращаться только натуральные обязательства. Например, в случае гибели индивидуально-определенной вещи (предмета искусства, объекта недвижимости [14, с. 318]) натуральная обязательственная связь подлежит безусловному прекращению. Если одна из нескольких эксклюзивных вещей гибнет в результате произошедшего события, а кредитор во исполнение обязательства согласен принять оставшиеся вещи, следует говорить об изменении неденежной обязательственной связи.

Денежное обязательство по определению не может быть прекращено или изменено гибелью или трансформацией предмета исполнения (объекта правовой связи). Деньги есть всеобщий эквивалент. "Деньги... являются товаром особого свойства, т.е. выступают лишь как стоимость товара... У денежной массы отсутствует потребительная стоимость, но есть меновая стоимость" [3, с. 47 - 48]. Наличные денежные средства представляют собой родовые заменимые вещи [10, с. 154; 15, с. 50 - 52]. Относительно правовой природы безналичных денежных средств в правовой доктрине уже на протяжении двух десятков лет ведется непрекращающаяся дискуссия. Одни ученые утверждают, что безналичные деньги состоят также родовыми заменимыми вещами с несколько измененным правовым режимом [3, с. 49]. Другие ученые определяют безналичные денежные средства в качестве обязательственного права требования клиента к кредитной организации, в которой открыт расчетный или депозитный счет [11, с. 38]. В данном случае мы не будем дискутировать на эту тему как не имеющую отношения к настоящему исследованию. Для нас важно другое, а именно то, что весь род вещей никогда не может погибнуть и тем самым привести к невозможности исполнения обязательства. Также понятие "гибель" неприменимо к праву вообще и к обязательственному праву требования в частности. Право не может погибнуть.

Исходя из обозначенного, юридическое событие, связанное с объектом гражданско-правового обязательства, ни при каких условиях не может привести к прекращению или изменению денежного обязательства.

События, связанные с личностью должника, могут выступать в качестве правопрекращающего юридического факта и натуральных и денежных обязательств. Например, смерть исполнителя натурального обязательства из договора возмездного оказания услуг по общему правилу прекращает договорное обязательство, так как, если иное не предусмотрено индивидуальным договорным регулированием, исполнитель обязан оказывать услуги лично (ст. 780 ГК РФ). Смерть поверенного прекращает его обязательство из договора поручения, в случае если поручение не исполнено, и изменяет натуральное обязательство - в случае частичного исполнения поручения и принятия такого частичного исполнения доверителем (общая норма ч. 1 ст. 418 ГК РФ конкретизирована специальным положением ч. 1 ст. 977 ГК РФ). Наступившая инвалидность подрядчика-гражданина, в силу договора обязанного осуществить исполнение лично, ведет к прекращению обязательства по выполнению работ и сдаче их результата заказчику в силу нормы ст. 416 ГК РФ.

В качестве примеров денежных обязательств, прекращаемых юридическим событием, связанным с личностью должника или кредитора, следует указать на алиментные обязательства, которые подлежат безусловному прекращению в связи со смертью получателя или плательщика алиментов (ст. 120 СК РФ). Также классическим примером прекращения гражданско-правового денежного обязательства личностным событием состоит смерть получателя пожизненной ренты (ст. 596 ГК РФ). Вместе с тем положения ГК РФ об отчуждении имущества под выплату ренты можно привести в качестве дополнительных доказательств того, что по общему правилу безвольные обстоятельства (юридические события), не связанные с личностью контрагента, не прекращают обязательственных связей с материальным объектом в виде денежных средств. В ст. 600 ГК РФ содержится нормативное указание о том, что случайная гибель или случайное повреждение имущества, переданного под выплату ренты, не освобождают плательщика ренты от ее уплаты на условиях, согласованных договором пожизненной ренты.

Таким образом, юридические события, связанные с материальным объектом обязательственного правоотношения, могут выступать правопрекращающим или правоизменяющим юридическим фактом только для натуральных (неденежных) обязательств.

Литература

  1. Бакирова Е.Ю. Действие юридических фактов и фактических составов в механизме правового регулирования жилищных отношений // Гражданское право. 2012. N 1.
  2. Белов В.А. Денежные обязательства. М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2001. 237 с.
  3. Белых В.С. Категория "имущество" в российской доктрине, законодательстве и судебной практике // Правовой режим имущества субъектов предпринимательской деятельности: Сб. научных трудов; Отв. ред. и сост. В.С. Белых. М.: ТК "Велби"; Проспект, 2006. 368 с.
  4. Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Ученые записки ВИЮН. Вып. 5. 1947. С. 50.
  5. Гражданское право: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1: Общая часть. М.: Волтерс Клувер, 2008. 447 с.
  6. Карапетов А.Г. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре. М.: Статут, 2003. 190 с.
  7. Кархалев Д.Н. Охранительное гражданское правоотношение. М.: Статут, 2009. 332 с.
  8. Кофман В.И. Причинная связь как основание ответственности по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому и хозяйственному праву. Екатеринбург: Бизнес, менеджмент и право, 2011. 590 с.
  9. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. Т. 2. М.: Статут, 2005. 494 с.
  10. Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран. 2-е изд. М.: Статут, 2004. 350 с.
  11. Новоселова Л.А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М.: Статут, 1996. 193 с.
  12. Тарабаев П.С. Договор мены в Российском гражданском праве: цивилистический очерк: Монография. Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2012. 224 с.
  13. Тарабаев П.С. О категории натуральных (неденежных) обязательств в гражданском обороте // Юрист. 2012. N 21. С. 37.
  14. Хаскельберг Б.Л. Значение государственной регистрации прав на недвижимое имущество // Правовые проблемы укрепления российской государственности / Под ред. В.Ф. Воловича. Ч. 2. Томск, 1999. 318 с.
  15. Хаскельберг Б.Л. Индивидуальное и родовое в гражданском праве / Б.Л. Хаскельберг, В.В. Ровный. 2-е изд. М.: Статут, 2004. 236 с.