Мудрый Юрист

Некоторые особенности формы права и правореализации

Погодин Александр Витальевич, доцент кафедры теории и истории государства и права Казанского (Приволжского) федерального университета, кандидат юридических наук.

В статье в процессе сравнительного анализа дана характеристика формы объективного права и формы правореализации, показана функция правовой формы.

Ключевые слова: форма и содержание права; первичные правовые формы; форма правореализации.

Some features of forms of law and law realization

A.V. Pogodin

Pogodin Aleksandr Vital'evich, assistant professor of the chair of theory and history of state and Law of Kazan (Privolzhsky) federal university, candidate of juridical sciences.

The article in the form of the comparative analysis characterizes forms of law and forms of law realization, function of legal form is shown.

Key words: form and content of law; primary legal forms; form of law realization.

На основе теоретического знания содержательной предметно-практической специфики правореализации можно выявить ее основные свойства или характерные признаки, в том числе некоторые особенности ее формы. Такую познавательную операцию целесообразнее осуществить в ходе сравнительного анализа признаков объективного права и его реализации, поскольку они (право и правореализация) генетически и функционально связаны, и эта связь - взаимозависимость, безусловно, проявляется и на уровне признаков. Вместе с тем реализация норм права наряду с признаками, которые так или иначе коррелируют и сопрягаются с признаками объективного права, обладает и собственными, только ей присущими, свойствами. Необходимость и продуктивность такого анализа обусловлены еще и тем, что признаки права раскрыты и описаны, а характерные черты правореализации сформулированы в общем виде и требуют уточнения и дополнения. Используя теоретико-методологический потенциал знаний о праве, можно восполнить данный пробел, углубить представления как о правореализации, так и о самом объективном праве.

Любой феномен - объект познания, будь то объективное право или реализация норм права, имеет: 1) формальные; 2) содержательные; 3) функциональные признаки (а их теоретическое знание является одним из основных элементов теории права и теории правореализации). Первые - характеризуют внешнюю сторону, онтологическую конфигурацию "тела" феномена, т.е. опредмечивают - материализуют и визуально моделируют на поверхности практики его содержание и сущность, являются формальными критериями его идентификации и выделения из социальной системы. Они формируют в сознании человека конкретный образ объекта, например правореализации, очерчивают границы и контуры, пространственно-временные параметры его существования и функционирования.

Вторые - а их можно выделить условно и только в процессе познания, в действительности содержательные и формальные признаки нерасторжимо слиты как реальная форма и содержание феномена - дают более глубокое и точное представление о содержании и сущности, о том, как структурировано содержание и сам объект, из каких элементов он состоит и как отдельные элементы взаимодействуют или могут взаимодействовать между собой.

Третьи - показывают как функционирует тот или иной феномен, каково его место и роль, а в целом назначение в социальной системе, как он взаимодействует с внешней средой, и прежде всего с системообразующими для этой среды факторами. Заметим: для объективного права и правореализации такими факторами являются: 1) деятельность государственных и муниципальных чиновников (фактор государства); 2) деятельность правореализаторов-нечиновников (фактор личности). Объективное право и реализация его норм в жизнедеятельности человека, социальной группы, общества, государства выполняют определенные функции. Функциональные признаки фиксируют, отражают и объясняют, какие это функции и как они осуществляются.

Анализ формальных, содержательных, функциональных свойств позволяет понять глубинные закономерности, которые предопределяют тенденции и перспективы функционирования и развития исследуемого объекта; в конечном итоге - создать его теоретическую модель и на этой основе сформулировать программу модернизации на ближайшую перспективу. Все вышеозначенные признаки в целом отражают динамику развития объекта. Поэтому они, как и сам объект (а тем более теоретическое знание о них как виртуальное проявление реальных признаков), постоянно изменяются и развиваются, кроме того, неизбежно появляются новые. Это приводит - и немалую роль здесь играет, помимо всего прочего, профессиональная методология субъекта - к тому, что среди исследователей нет единства в классификации и интерпретации признаков объективного права и его осуществления. Рассмотрим формальные признаки.

  1. Объективное право опредмечивается - материализуется, приобретает инструментально необходимую и пригодную для последующей правореализации четкость формулировок и определенность требований, т.е. переходит из сферы правосознания субъекта нормотворчества абстрактно-общих норм в состояние объективно существующего регулятора, и становится исходной нормативной основой реализации права с помощью первичных правовых форм или формальных источников права. Перечень таких форм является исчерпывающим и достаточно определенным. На федеральном уровне это Конституция, конституционные и иные законы, публичные нормативные договоры, подзаконные нормативные правовые акты; инкорпорированные в национальное право, и ратифицированные документарные формы международного права; особое место занимают правовые формы, создаваемые высшими судебными инстанциями.

На региональном и местном уровне используются свои формы, кроме того, есть такие, как корпоративные (локальные) нормативные правовые акты, которые разрабатываются в пределе юридического лица, публично-правового образования, а также частные нормативные договоры. Форма основополагающих локальных нормативных правовых актов, например устава, коллективного договора, учредительного договора, закреплена в законе. Форма других (второстепенных) актов определяется самими субъектами локального нормотворчества. Так, согласно п. 8 ст. 33 Закона об обществах с ограниченной ответственностью общему собранию участников общества предоставлено право выбора формы принимаемого акта. Это могут быть такие формы, как инструкция, кодекс, регламент, положение и т.п.

В качестве специфической формы выступают научно-правовые, в том числе научно-популярные, тексты и видеоизображения, например видеоролики, правовые видеоклипы. Они не только дополняют вышеперечисленные формы, но и способны самостоятельно формировать первичный образ права и внешние контуры его "тела". Выделение формы и содержания объективного права (точно так же формы и содержания ситуационного права) имеет смысл и функционально обусловлено по крайней мере двумя факторами. Во-первых, именно форма придает праву определенность, структурирует его и позволяет идентифицировать право в системе социального регулирования. Это чрезвычайно важно для социально-правовой квалификации действий (бездействия) частных и публичных субъектов правореализации. Во-вторых, содержание права, закрепленное в той или иной легальной форме, может с учетом особенностей социальной ситуации интерпретироваться правореализатором ограничительно, расширительно или аутентично. Это придает праву свойства гибкого и социально эффективного до известных пределов социального регулятора, потенциально способного не отставать от динамики развития общества и государства.

В теории наряду с внешней выделяют внутреннюю форму, под которой понимается способ организации содержания права <1>. Вряд ли такая широкая трактовка формы применительно к праву оправданна, поскольку внешняя форма не только визуализирует, но и в том числе структурирует содержание права, в частности, статья, часть статьи и т.п. показывают, как устроено право. Вместо терминологической конструкции "внутренняя форма" целесообразнее в соответствии с принципом терминологической определенности использовать термин "структура".

<1> См., например: Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Норма, 2001. С. 122.

В общем виде форма (формы) права есть средства и способы внешнего выражения - опредмечивания (проявления, фиксирования, хранения), передачи - транслирования (по каналам правовой информационной коммуникации) и изменения - модернизации содержания права. Основными средствами являются термины (понятия и категории), письменные знаки, символы, цифровые данные и их комбинации, а в целом - тексты-документы на бумажных и электронных носителях, обладающие специфическими свойствами, например такими, как структурированность, наличие необходимых реквизитов, та или иная юридическая сила, публикация в официально установленных источниках и т.п.

Такое сугубо текстологическое, обусловленное реалиями практики и соответствующее логике здравого смысла практикующего юриста, понимание формы права (правовой формы), во-первых, позволяет не только выявлять и идентифицировать все действующие формализованные носители содержания права и затем конструктивно-критически анализировать его с целью создания эффективного ситуационного права и элементов теории правореализации, но и, во-вторых, служит теоретико-методологической основой уточняющего переосмысления некоторых, казалось бы, вполне устоявшихся положений теории государства и права, например, о месте и роли правовой формы в реализации норм права <2>.

<2> В юридической науке существуют разные подходы к пониманию формы права, правовой формы, их соотношения с источниками права. См.: Марченко М.Н. Источники права: Учеб. пособие. М.: ТК "Велби"; Проспект, 2005. С. 29 - 77.

Вообще с формальной точки зрения и с некоторой долей упрощения в структуре объективного права - и это важно для понимания правореализации - можно выделить следующие нормативные подсистемы:

Формальный анализ позволяет - и это показывает структуру локализации правореализационной практики - учитывать относительную самостоятельность:

  1. В сравнении с объективным правом формальная характеристика (формальный признак) правореализации заключается в следующем. Здесь надо различать: 1) формы простой правореализации, где не требуется составлять индивидуальные правореализационные акты и где нет юридического механизма в виде системы процедур; 2) формы сложной правореализации. В первом случае формами являются разнообразные телодвижения, в том числе мимика, жестикуляция, психические реакции и бездействие, а также различные комбинации действий и бездействия. Какую бы простую реализацию норм права мы ни взяли, например розничная купля-продажа, проезд в общественном транспорте, сдача экзамена во время сессии, все они на поверхности практики опредмечиваются-материализуются с помощью данных форм. Зачастую такая правореализация сочетается и фиксируется с помощью простых юридических документов - вторичных правовых форм, таких, как чек, билет, запись в экзаменационной ведомости и зачетной книжке и т.п. Иногда это строго выверенные и достаточно непростые для стороннего наблюдателя алгоритмы поведения, например инспектор ГИБДД в ходе регулирования движения автотранспорта, ведущий аукциона и т.п.

Сложная реализация норм права проявляется на поверхности социальной практики в форме тех или иных сложно структурированных действий (бездействия), которые, как правило, задокументированы и продублированы в индивидуально-определенном со всеми необходимыми реквизитами правореализационном акте или даже комплексе актов-документов. Этой разновидности осуществления права свойственна высокая степень правовой формализации. Здесь вторичные правовые формы играют исключительно важную роль: при их посредстве можно с большой вероятностью удовлетворить, а при необходимости защитить законный интерес и получить соответствующую ценность; и наоборот, пренебрежительное отношение к формальной стороне может породить для правореализатора непреодолимые преграды и даже принести неочевидные обременения вопреки ожидаемому положительному результату. Кроме того, и в первом, и во втором случае используются современные и традиционные формы, например, в виде материалов видеофиксации, видеосъемки, научные и публицистические тексты; а также, как бы ни было спорно на первый взгляд, элементом формы является, особенно для сложной правореализации, внешний вид субъектов и своеобразие интерьера места, где осуществляется правореализация. Это отчетливо прослеживается на примере конкретных правовых отношений. Для них характерна комплексная форма, которая образуется в результате взаимодействия социальной, психологической и собственно правовой формы <3>.

<3> Более подробно о форме конкретного материального правоотношения см.: Погодин А.В. Элементы теории правореализации. Исследование практики взаимодействия частных и публичных субъектов, права, социокультурной среды. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012. 260 с.

В юридической литературе дается иная трактовка форм реализации норм права. Выделяются такие, как соблюдение, исполнение, использование и правоприменение <4>. В данном подходе акцент сделан все-таки не на форме, а на ее содержательной стороне, точнее на юридической составляющей, правореализации. Потому что, анализируя действия (бездействие), те или иные юридические документы (если, конечно, субъект способен осуществлять подобный анализ, а для этого надо как минимум точно и акцентированно предметно понимать форму, ее роль и значение в реализации норм права), можно уяснить, что скрывается за той или иной формой, чем она наполнена, каково ее юридическое содержание: соблюдение запрета, исполнение обязанности, использование права, правоприменение.

<4> Обзор литературных источников и анализ точек зрения относительно форм правореализации см., например: Лазарев В.В. Применение советского права. Казань, 1982. С. 8 - 12; Горшунов Д.Н. Интерес в частном праве: вопросы теории. Казань: Издательство Казанского университета, 2005. С. 130 - 136.

В идеале они нерасторжимо слиты и дополняют друг друга: форма правореализации наполнена легально допустимым содержанием, а содержание максимально детально отражено в легальной форме. Однако при определенных условиях (немалую роль играет правосознание и правовая культура правореализатора, особенно субъекта юрисдикционного правоприменения) этот баланс нарушается, вместо конструктивного взаимовлияния возникает, например, противоречие, когда форма преобладает над содержанием.

Литература

  1. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Норма, 2001. 752 с.
  2. Горшунов Д.Н. Интерес в частном праве: вопросы теории. Казань: Издательство Казанского университета, 2005. 176 с.
  3. Лазарев В.В. Применение советского права. Казань, 1982. 165 с.
  4. Марченко М.Н. Источники права: Учеб. пособие. М.: ТК "Велби"; Проспект, 2005. 760 с.
  5. Погодин А.В. Элементы теории правореализации. Исследование практики взаимодействия частных и публичных субъектов, права, социокультурной среды. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012. 260 с.