Мудрый Юрист

Кодекс технического регулирования (к вопросу о его актуальности в Российской Федерации)

Запорожец Аркадий Митрофанович - доктор юридических наук, профессор (г. Белгород).

С 1 июля 2003 г. вступил в силу Закон о техническом регулировании <*>. Его значение сегодня трудно переоценить, так как он призван внести кардинальные изменения в содержание и характер технической политики на ближайшие десятилетия. Данный Закон закладывает пусть не исчерпывающие и законченные конструкции, но все же достаточно мотивированные и в некотором роде многоплановые решения промышленной политики государства. В полном и окончательном виде законодательство о техническом регулировании может стать серьезным основанием для формирования структуры общегосударственной промышленной политики. Об отсутствии более или менее четкой такой политики свидетельствуют факты бездумных метаний властей: выходить или не выходить государству из экономики (отставка Касьянова); снижать или не снижать налоговое бремя (кризис в Правительстве Фрадкова); перспективы Киотского протокола (и судьба Илларионова); наращивание темпов продаж сырья; весьма сомнительные предложения по поводу реализации информационных технологий и другие не менее прожектерские, в высшей мере наивные планы. Между тем вносятся совершенно конкретные и реальные предложения относительно государственного участия в экономических процессах: индикативное планирование, прямое инвестирование за счет омертвленных в избыточных резервах и Стабилизационном фонде, реструктурирование основных, ведущих гигантов индустрии (первый эшелон, который может включить, скажем, 500 предприятий) <**>.

<*> Закон "О техническом регулировании" от 27.12.02. СЗ РФ. 2002. N 52. ч. 1. Ст. 5140.
<**> См. Разборов Н. Чиновникам не хватает знаний // Независимая газета 2005. 28 марта.

Диссонансом выглядят итоговые показатели развития российской и китайской экономик <*>. Разительные успехи Китая прямо не с чем сравнить на фоне развала экономики России, разве что с пространными рассуждениями о роли СНГ и значении демократии, высказанными на Братиславской встрече Путина с Бушем 24 февраля 2005 г <**>. Таковы печальные итоги развала России на фоне отработанных мировой практикой критериев потенциального расцвета экономики. Экономическая мощь, надежная кооперация, конкурентоспособность - вот основные и важнейшие факторы подъема промышленного потенциала.

<*> См.: Блинов А. Сверхдержава жаждет нефти // Независимая газета. 2005. 28 марта. За период с 1978 по 2004 год внешнеторговый оборот КНР рос в среднем на 16,8% в год и в итоге увеличился в 56 раз. В 2004 г. внешнеторговый оборот достиг величины 1,1 трлн. долл.
<**> См.: Потапов В.Е. Демократия: цель или средство // Советская Россия. 2005. 2 апреля. Правда, ради установления объективности следует отметить, что в российском экспорте доминируют нефтегазовое сырье (55%), металлы (около 19%), лес (около 5%), а доля высоких технологий оставляет около 1%; Ваганов А. За связь без брака. Независимая газета. 2004. 26 апреля.

Достижение роста промышленного производства немыслимо без решения проблемы обеспечения высокого качества во всех сферах хозяйственной деятельности. И здесь особое значение приобретает дальнейшее совершенствование законодательной регламентации. Как в советское время, так и в последние годы она велась на основе инкорпорации. Это способ систематизации действующего права путем формирования пакета законодательных актов посредством объединения в сборники или собрание правовых актов в хронологическом, алфавитном или ином порядке. В советский период правовая база основывалась в первую очередь на уровне постановлений Правительства. В последние годы стал формироваться массив отдельных законодательных актов <*>. Идет постоянный поиск оптимального варианта законодательства.

<*> Назовем некоторые из них: Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 10 ноября 1970 г. "О повышении роли стандартов в улучшении качества выпускаемой продукции" (СП СССР. 1970. N 2. Ст. 154); Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 июля 1979 г. "Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы" (СП СССР. 1979. N 18. Ст. 118); Постановление Совета Министров СССР от 7 января 1985 г. "Об организации работы по стандартизации в СССР" (СП СССР. 1985. N 4. Ст. 18); Законы РФ "О стандартизации" от 10 июня 1993 г. (Вед. СНД и ВС РФ. 1993. N 25. Ст. 917) (в редакции Законов от 27.12.1995, 30.12.2001, 10.07.2002, 25.07.2002, 10.01.2003); "О сертификации продукции и услуг" от 10 июня 1993 г. (Вед. СНД и ВС РФ. 1993. N 26. Ст. 966.) (в редакции Законов от 27.12.1995, 02.03.1998, 31.07.1998, 22.11.2001, 25.07.2002, 10.01.2003); "Об обеспечении единства измерений" от 27 апреля 1993 г. (Вед. СНД и ВС РФ. 1993. N 23. Ст. 811) (в редакции Закона от 10.01.2003).

Практика нынешнего законотворчества такова, что закон проводится через все инстанции, принимается Госдумой, вступает в силу, однако весьма часто является сырьем законотворчества. Вслед закону как из рога изобилия вносятся разумные и дельные предложения по его доработке, изменению и конкретизации. Именно такова ситуация и относительно нового Закона о техническом регулировании. Так будет всегда, пока в процедуру обсуждения не будут внесены существенные изменения в части приобщения ведущих специалистов, заинтересованных ведомств, учреждений, предприятий и всех, кто хотел бы быть участником обсуждения. Качество - категория, затрагивающая всех и каждого. Процесс формирования его сущности, а тем более законодательной регламентации, должен быть таковым, чтобы любое заинтересованное лицо имело возможность высказать свои соображения, даже если они будут неприемлемыми, абсурдными.

Принятый Закон сегодня активно обсуждается. Вносятся предложения, касающиеся мелких недоработок. Одновременно есть серьезные, принципиально важные дополнения <*>. Закон о техническом регулировании в фундаментальном плане призван решать две важнейшие задачи: способствовать достижению наивысшего качества продукции, товаров потребления и добиваться безопасности и экологической их чистоты. Как видно, они касаются различных общественно значимых сфер, между ними нет и не может быть полнейшего совпадения, скорее наоборот - это в определенной степени антагонизмы. Именно в связи с этим необходима тщательная и скрупулезная их регламентация.

<*> Кравченко Ю. Техническое регулирование в вопросах и ответах. Стандарт и качество (СК). 2003. N 4. С. 10 - 12; Версан В. Актуальные проблемы введения в действие ФЗ "О техническом регулировании". СК. 2003. N 5. С. 17 - 21; Усов В. Как нам реализовать ФЗ "О техническом регулировании". СК. 2003. N 7. С. 20 - 24; Кравченко Ю. Закон - не догма: возможны изменения. СК. 2003. N 8. С. 4 - 9; Филатов Е. Услуги (работы) и ФЗ "О техническом регулировании". СК. 2003. N 9. С. 26 - 27; Сорокин Е. Терминология в области стандартизации и ее соответствие ФЗ "О техническом регулировании". СК. 2003. N 9. С. 28 - 34; Берновский Ю. Технические условия в условиях технического регулирования. СК. 2003. N 10. С. 44 - 46; Аронов И., Версан В. Техническое регулирование - инструмент инноваций. СК. 2004. N 1. С. 24 - 26; Симонов Ю. Техническое регулирование в сфере услуг. СК. 2004. N 5. С. 44 - 45; Зимовнова А. Техническое регулирование и национальная система стандартизации. СК. 2004. N 6. С. 18 - 24; Горячева А., Никифоров Н. Предложения по внесению дополнений и изменений в ФЗ "О техническом регулировании". СК. 2004. N 6. С. 30 - 33; Кравченко Ю. Техническое регулирование: от "А" до "Я". СК. 2005. N 3. С. 14 - 18.

Когда говорят о качестве, первое, что приходит на память, - это системы его обеспечения. При этом всегда перечисляют титанические усилия, связанные с подготовкой и внедрением таких систем в практическую деятельность промышленных предприятий.

Действительно, таких систем великое множество, а усилия по их созданию и внедрению были значительными. Естественно, в первую очередь следует вспомнить о своих: Саратовская система организации бездефектного изготовления продукции и сдачи ее с первого предъявления (1955); Горьковская система "Качество, надежность, ресурс с первого изделия" (1958); Львовская система бездефектного труда (1961); Ярославская система научной организации работ по повышению моторесурса двигателей (1964); Львовская комплексная система управления качеством продукции (1975); Днепропетровская комплексная система управления продукцией и эффективным использованием ресурсов (1980); Краснодарская комплексная система повышения эффективности производства (1980) <*>.

<*> Окрепилов В.В. Управление качеством. М., Экономика. 1998. С. 638.

Не меньшее распространение получили национальные системы управления качеством продукции в США, Японии и других странах. Параллельно велись разработки и внедрялись комплексные системы на основе международных стандартов (ИСО серии 9000). Сегодня повсеместное распространение получила система Всеобщего управления качеством (TQM), устанавливающая всестороннее и скоординированное применение средств и рычагов управления качеством во всех без исключения сферах деятельности от возникновения идеи, ее разработки, производства до послепродажного обслуживания, утилизации, включающая в свою сферу всех исполнителей, рациональное и эффективное использование технических, организационных и социальных возможностей. Набор систем, методов и подходов обеспечения качества в индустриально развитых странах не менее обширен: статистическое управление процессом, система сбалансированных показателей, "Шесть сигм" и экономное производство, американская премия по качеству Малкольма Болдриджа, кружки качества, реинжиниринг и другие.

Действенность этих систем во многих случаях была достаточно положительной, происходило повышение качества, привлекательности и эффективности в использовании продукции, изготавливаемой по данным системам. Именно по такому принципу был сформирован советский научно-технологический ракетный комплекс под руководством людей, составляющих гордость советской науки: Королев С.А. - наземные средства обеспечения старта; Кузнецов В.Н. - приборостроение; Пилюгин Н.А. - системы управления полетом ракеты; Рязанский М.С. - радиоуправление. Такие методы организации научных исследований надолго определили системы обеспечения качества, известные как системы ИСО 9000. Причем такой конечной продукцией выступали либо фундаментальные исследования, либо технологии, которые сегодня именуются как высокие. Но зачастую результаты явно не соответствовали произведенным расходам на их подготовку и внедрение. Резкого, кардинального и стабильного улучшения качества не происходило. Качество производственно-технической продукции и особенно товаров потребления желало и продолжает желать быть лучше. Между прочим, снижение общего уровня качества происходит во всем мире. Всемерное требование насыщения потребительского рынка товарами вызвало необычный бум выброса различного рода суррогатов. Особенно приспособился и преуспел здесь Запад. В этом плане показательны два примера - массовое появление пивной продукции и копченостей. Они, за редким исключением, типичные продукты, производимые на основе специальных добавок и химической обработки. Такие продукты признаны пригодными к употреблению, однако долгосрочное их воздействие на организм человека непредсказуемо. Действующее законодательство весьма и весьма далеко от стремления каким-либо образом регламентировать процессы изготовления таких товаров. Несмотря на то, что был принят специальный Закон "О качестве и безопасности пищевых продуктов" от 2 января 2000 г. <*>, что с каждым годом увеличивается число государственных стандартов, практика последних полутора десятков лет свидетельствует, что мы далеки от поставленных целей. Подвижки незначительны, а темпы отставания от мирового уровня весьма чувствительны.

<*> СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 150.

Снижение общего уровня качества связано, по крайней мере, с двумя главными и, так сказать, глобальными обстоятельствами, которые были и всегда будут сопутствовать развитию человеческого общества.

Во-первых, речь идет о научно-техническом прогрессе. Мы не всегда верно, удачно и эффективно используем достижения научно-технического развития, не можем оптимально сочетать высокие параметры и резервы достижений науки и техники с фактическим состоянием хозяйственного и технического уровня развития. В производственной деятельности используются детали, машины, комплектующие, компоненты, составные части с разными, не всегда достоверно известными параметрами безопасности и надежности, эксплуатационной предсказуемости. Данные обстоятельства, с одной стороны, свидетельствуют, что с научно-техническим прогрессом связываются надежды на новые, высокие и результативные показатели с целью облегчить и улучшить жизнь и существование человечества. Это все порождает иллюзии качественности, прогрессивности и надежности техники. С другой стороны, эти суррогаты, заменители зачастую делают в целом изделие, машины, станки и механизмы по эксплуатационным показателям ниже по сравнению с предшествующими поколениями. Во всяком случае, отсутствие сбалансированности показателей надежности и является обстоятельством, порождающим каждый раз серьезные катаклизмы с запретами использования продукции (ножки Буша, говядина, массовые возвраты партий автомобилей и т.п.). Все это приводит к постоянному и массовому обновлению изготавливаемой продукции. Зачастую в таких условиях уровень качественности вновь избирается не всегда высоким и оптимальным. При этом временные эксплуатационные интервалы снижаются. Появляются товары-однодневки. Они сами порождают массу проблем в их использовании, а впоследствии - утилизации. Человечество не успевает их перерабатывать, задыхается от проблем, которые им же вызваны.

Во-вторых, что касается продуктов питания, то использование химических добавок, различного рода стимуляторов ведет к массовому заражению и отравлению посевов, животных, в конечном счете продуктов питания, а это приводит к снижению их качества, органолептических показателей. В обиход внедряются генетически модифицированные продукты питания. Мало проку от того, что нам доказывают, что в западных странах такие продукты выбрасываются на рынок на 2 - 3 года раньше, чем наши компетентные органы дают добро на их использование. Ситуация во всем мире складывается таким образом, что появляются продукты "для всех", выращенные с использованием стимуляторов, и "для элиты", выращенные в естественных природных условиях.

Именно поэтому и возникает проблема устранения этих перекосов. Особую актуальность для РФ как страны, основывающей свое экономическое благополучие на производстве и реализации сырьевых ресурсов, приобретает качество именно природных ресурсов, иной промежуточной продукции. Безусловно, важно производство металлизированных брикетов, исключающих доменный процесс. Однако говорить об этом как об образце высокого качества, думается, весьма некорректно <*>. Что же касается производственной, технической деятельности, то необходимо уточнить потенциальные возможности управления этими процессами, чтобы сделать продукцию, работы, услуги оптимально высокого уровня качества, как это предполагает использование систем управления качеством, особенно TQM.

<*> Куценко В., Малявин Б. Качество нашей продукции признано во всем мире // Российская газета. 2004. 25 июня; Угаров А. Для нас главное - стабильность // Известия. 2004. 17 июля.

Опыт показал, что в формировании, использовании и внедрении систем управления качеством продукции следует иметь в виду определенные основания, так сказать, предпосылки их надлежащего использования. Речь идет о реализации потенциальных возможностей, составляющих внутреннее содержание системы.

Прежде всего речь идет о технической возможности - состоянии освоенности и разработанности определенной продукции или товаров с использованием реальной нормативной базы, на которой базируется система управления качеством. Можно утверждать, что интеллектуальных, технических и технологических разработок в стране вполне достаточно. Только один факт, более чем убедительный - развитая система промышленного шпионажа за нашими научными разработками. Имеется значительный опыт и практика реализации технологий разработок (хотя нужно иметь в виду большие потери в этом плане). Оставляя в стороне чисто технические проблемы, мы обратим внимание на вопрос о количественном и качественном состоянии нормативно-технической документации, их роли и месте в общей системе законодательства России. Такими документами согласно указанному Закону являются технические регламенты и система стандартов (ст. 8, 13). А поскольку технические регламенты появятся через 7 лет (ст. 46), речь должна идти о документах в области стандартизации: национальные стандарты, общероссийские классификации, стандарты организаций, другие нормативно-технические документы.

Сегодня, далеко не на первых минутах старта компаний по разработке технического законодательства, целесообразно все же выяснить вопрос о правильности избранного пути. Такая постановка проблемы вызвана многими факторами российской действительности. Весьма сложную, противоречивую, довольно монументальную систему исполнительных органов, которые, по его мнению, обеспечат достижение нужного законодательного массива актов, представил председатель правления Национального института технического регулирования А. Рубцов. Есть серьезные основания говорить о недостаточной эффективности их законотворчества. Такая ситуация порождает практическую бездеятельность Государственной Думы <*>. Между тем практическое решение может быть ускорено по крайней мере в 2 - 3 раза. Это вполне реально, ибо следует в полной мере использовать опыт европейского права (да оно практически так и есть (на основе их директив).

<*> См.: Бурлаков А. Интервью с Рубцовым А. Регуляторы по понятиям // Российская газета. 2004. 12 ноября; Платова Г. Эффективность нулевая // Советская Россия. 2005. 19 марта.

Что касается процедурных направлений законотворчества в сфере технического регулирования, то здесь ситуация складывается таким образом. Прежде всего, вопрос о технических регламентах - это законодательные акты, поэтому они являются актами прямо, непосредственно обязательными. В настоящее время идет дискуссия о системе таких регламентов. Высказаны мнения, что их количество должно быть от 50 до 500 и более. Есть опасность, что за таким частоколом законов мы вновь не увидим качества. Известно, что Япония пошла по другому пути. Создаются многочисленные нормативные акты, регламентирующие качество отдельных видов продукции, работ, услуг, производств и процессов.

Закон внес целый ряд новелл в регулирование основных положений систем стандартизации, функционирования структуры и принципов.

Относительно национального стандарта установлено правило о применении его на добровольной основе равным образом и в равной мере независимо от страны и места происхождения продукции, осуществление процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнение работ и оказание услуг, видов и особенностей сделок и лиц, являющихся изготовителями, исполнителями, продавцами, приобретателями. Причем применение национального стандарта подтверждается знаком соответствия изготовленной (продаваемой) продукции. Таким образом, добровольность означает лишь одно: что производитель имеет право выбора равным образом и в равной мере на один из аналогов стандартов, существующих в мире, в том числе и национальный. Это соображение можно подтвердить еще одним важным обстоятельством.

Речь идет об уяснении сущности и о месте технических условий (ТУ) в системе нормативной документации как одного из важнейших обстоятельств обеспечения качества продукции. Очевидно, нужно четко и однозначно определиться в его значении в сегодняшней производственной практике.

Закон о техническом регулировании не упоминает ТУ в качестве нормативной документации. Однако широкое и повсеместное их использование (по некоторым подсчетам количество ТУ превышает полмиллиона), важность, незаменимость его в регламентации качества продукции производителя, его непременное использование потребителем ставит под сомнение верность нынешнего статуса технических условий. Известно, что в свое время Концепция национальной системы стандартизации подчеркивала: "Наиболее широко ТУ в качестве нормативного документа применяются в рамках договорных отношений между товаропроизводителями и потребителями продукции (юридическими лицами), а также торгующими организациями. Такая форма использования ТУ полностью соответствует зарубежной практике, где аналогичный ТУ документ - техническая сертификация - разрабатывается фирмой-изготовителем и по согласованию с фирмой-потребителем применяется как неотъемлемая часть контракта с фирмой-потребителем" <*>.

<*> Стандарты и качество. 2000. N 7.

Естественно, такое сложившееся состояние базы обозначения качества нельзя считать достаточным, оно нуждается в экстренном юридическом регулировании. Ситуация, когда проблема регулируется целым рядом нормативных актов, предмет и границы которых определены недостаточно точно, когда в эти акты систематически вносятся изменения и дополнения, не самым лучшим образом сказывается на качестве производимой продукции. К тому же уточнения зачастую вносятся без соответствующего теоретического обоснования, на основании механического отрицания или игнорирования. В актах есть неточности, противоречия и разногласия. Вот почему необходимо единство правового регулирования всего производственно-хозяйственного цикла: "постановка продукции на производство - изготовление - реализация - эксплуатация - утилизация". Такую миссию может выполнить единый консолидирующий кодифицированный нормативный акт - Кодекс технического регулирования (КТР), который мог бы сконцентрировать основные направления хозяйственной, производственной, единой технологической деятельности. Посредством четко сформированной, согласованной, внутренне непротиворечивой системы правовой регламентации он будет актом проведения единой технической политики страны. Кодекс обеспечит оптимальное сочетание государственного технического регулирования с экономической свободой производителей продукции.

КТР мыслится актом специального назначения как составная часть российской правовой системы. Кодекс должен быть согласован с иными кодифицированными актами, но не регулировать сопредельные общественные отношения. Структура Кодекса может быть представлена в виде 3-х частей: общие положения; безопасность и экологическая чистота в производстве и использовании продукции; особенная часть.

Не менее значимым является использование организационных возможностей. Это выстроенная структура хозяйственных отношений в ходе производственной и торговой деятельности для удовлетворения запросов рынка (потребителей). В этой сфере общественных отношений особая роль отводится юридическому закреплению взаимоотношений контрагентов относительно обозначения качества как важнейшего условия договора. Каким образом эта проблема решается в действующем законодательстве? Для этого необходимо обратиться к Гражданскому кодексу. Установлено, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в надлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (ст. 432 ГК). В нынешних условиях предлагаемое решение по всем трем допускаемым вариантам нуждается в анализе и рассмотрении, поскольку это диктуется острыми потребностями хозяйственной деятельности, некоторой неудовлетворенностью нынешним положением дел.

Во-первых, как общее правило, т.е. применительно ко всем договорам в ст. 432 ГК, установлено, что единственным существенным условием договора должен быть предмет договора. А далее, если стороны считают, что этого единственного условия недостаточно, поступают в соответствии с конструкцией ст. 432 ГК. Известно, что данная статья подверглась существенной реконструкции по сравнению со ст. 160 ГК РСФСР 1964 г. В последней существенными считались условия, которые признаны таковыми по закону или необходимы для договоров данного вида. Так вот, Положение о поставках продукции производственно-технического назначения и Положение о поставках товаров народного потребления, утвержденные Советом Министров СССР от 25 июля 1988 г. <*> (они могут применяться по соглашению сторон, т.е. этот документ носит чисто условный характер), устанавливали, что к существенным условиям договора поставки относятся: номенклатура (ассортимент), количество и качество продукции, сроки поставки, цена и др. Коль скоро сегодня такого регулирующего документа нет, поэтому в ГК следует внести уточнение о том, что качество продукции следует отнести к существенным условиям.

<*> СП СССР. 1988. N 24 - 25. Ст. 70.

Во-вторых, что касается второго варианта, то действительно по некоторым гражданско-правовым договорам названо одно-другое условие как существенное, но нигде нет речи о качестве продукции.

В-третьих, относительно возможности определять существенные условия по заявлению одной из сторон, то практика по этому поводу складывалась таким образом. В советский период такое существенное условие было обязательным, ибо качество продукции предопределялось стандартами, которые были обязательны для всех участников хозяйственных отношений. Касательно иных договоров было принято утверждать, что число существенных условий должно быть незначительным, в частности, количество передаваемого имущества, оказываемых услуг, выполняемых работ, а по возмездным договорам - цена имущества, услуг. Верховный Суд РСФСР стоял на позиции ограниченного количества существенных условий. Таким образом, кроме указанного уточнения в ГК, очевидно, в предполагаемом КТР следует закрепить положение о программном подходе к изготовлению конечной продукции. Конечный изготовитель определяет количество кооперируемых предприятий, их место и роль в изготовлении промежуточной продукции.

Не менее значимым является и аспект социальных возможностей. В общем его можно обозначить как интеллектуальный потенциал государства: школьная, профессиональная подготовка, постоянное повышение квалификации в процессе всей трудовой деятельности, в том числе группы качества на некоторых предприятиях. Научные и практические наработки советского периода до настоящего времени сохраняют свою значимость и применимость. Об этом свидетельствуют оценки, сделанные Нобелевским комитетом в последнее время. Однако сегодня обнажается огромная и непреодолимая пропасть между прошлым потенциалом и его сокращением до необычайно низкого уровня. Некоторые рассуждения о младолибералах и предпринимателях, не желающих делать вклады в социальную сферу, выглядят как менторские наставления, не более того <*>. Речь должна идти о серьезной государственной политике в этой сфере, пустыми разговорами, даже если они ведутся на достаточно высоком уровне, делу не поможешь. В стране, где большая часть населения живет за чертой бедности, говорить о процветающем, высоко интеллектуальном его уровне, естественно, не приходится. Тем не менее, славянский менталитет свидетельствует и дает полные основания говорить о значительных потенциальных возможностях, если его благосостояние будет расти реально, а не по сомнительным подсчетам государственных деятелей самого высокого уровня.

<*> Примаков Е. Власть и бизнес: ответственность друг перед другом // Российская газета. 2003. 26 декабря.

Особо значимой является проблема рабочего времени. В условиях успехов научно-технических преобразований рабочее время должно сокращаться, на самом деле оно резко возросло. Требования Международной организации труда о совершенствовании и улучшении условий труда не всегда выполняются. В предлагаемом КТР, так же как и в Трудовом кодексе, эти проблемы должны получить позитивное решение.

Комплекс перечисленных праворегулирующих обстоятельств может в значительной степени оказать благотворное влияние на регулирование качества в РФ, будет серьезным вкладом в формирование национальной промышленной политики.