Мудрый Юрист

Новеллы юстиниана и основные понятия современного наследственного права *

<*> Samojlova M.V. Novella of Justinian and basic concepts of modern inheritance law.

Самойлова Маргарита Викторовна, доцент кафедры гражданского права Тверского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В статье анализируется содержание ряда категорий римского наследственного права середины XI в., проводится их сравнение с соответствующими основными понятиями современного российского законодательства о наследовании.

Ключевые слова: римское наследственное право, наследование по завещанию, обязательная доля в наследстве, наследование по закону.

This paper analyzes the content of a number of categories of Roman law of inheritance middle of XI century, is carried out to compare them with the relevant basic concepts of modern Russian law of inheritance.

Key words: Roman law of succession, testamentary succession, compulsory share of inheritance, legal succession.

В истории римского наследственного права обычно выделяются четыре основных этапа: наследственное право древнего цивильного права; наследование по преторскому эдикту; наследование по императорскому доюстиниановскому законодательству; наследование по законодательству, реформированному Юстинианом в его Новеллах <1>. Категориальный аппарат и нормативные установления последнего этапа в значительной мере были восприняты многими правовыми системами.

<1> См.: Римское частное право: Учебник / Науч. ред. проф. И.Б. Новицкий и проф. И.С. Перетерский. М., 1948. С. 237.

В 542 г. Юстиниан издает Новеллу 115. В ней предпринята попытка из тех правил, которые составляли до сих пор формальные и материальные ограничения свободы завещания, образовать один общий институт, поскольку эти правила касались восходящих и нисходящих родственников. Теперь уже недостаточно, если восходящие нисходящим или наоборот оставляют обязательную долю, необходимо, чтобы эти лица назначали друг друга наследниками по завещанию. Как отмечал И.А. Покровский, Юстиниан "предписал, что десценденты и асценденты завещателя имеют не только право на получение в каком угодно виде portio debita, но, кроме того, они должны быть назначены наследниками..." <2>.

<2> Покровский И.А. История римского права. М., 2004. С. 510.

В Новелле 115 прямо указаны основания лишения наследства, в частности создание опасности для жизни завещателя, причинение помехи в составлении завещания, безнравственный образ жизни нисходящей или вступление ее в брак против воли родителей ранее достижения 25-летнего возраста, отказ выкупить из плена, впадение в ересь и др. <3>. По словам В.К. Дроникова, число причин, по которым необходимый наследник мог быть лишен обязательной доли, довольно велико: "14 причин для лишения наследства нисходящих и 8 причин для лишения наследства восходящих" <4>. Анализируя содержание Новеллы 115, Д.В. Дождев пишет: "Конституция вводила строгие критерии для exheredatio, различные для нисходящих и восходящих (покушения на жизнь и здоровье наследодателя, тяжкие оскорбления, чинение помех составление завещания, отказ выкупить наследодателя из плена), так что лишение наследства более не могло быть произвольным. Формальные ограничения свободы завещания римского классического права уступили место материальным, что означало признание приобретенных наследственных прав у ближайших родственников" <5>. Лишение наследства необходимого наследника или в обход его влекло за собой недействительность назначения наследников и наследование по закону; прочие завещательные распоряжения, например легаты, оставались в силе. Новелла 115 более гибко определяет размер обязательной доли при наследовании по завещанию: если бы при наследовании по закону данное лицо получило не менее четверти наследства, то обязательная доля исчислялась бы в размере одной трети от этой законной доли; если же при наследовании по закону лицо получало бы менее четверти, то обязательная доля равнялась бы половине того, что лицо получило бы по закону <6>.

<3> См.: Хвостов В.М. История римского права. 7-е изд. М., 1919. С. 420.
<4> Дроников В.К. Лекции по системе римского права. Алма-Ата, 1948. С. 163. См. также: Покровский И.А. Указ. соч. С. 157.
<5> Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. 2-е изд., изм. и доп. М., 2005. С. 663.
<6> См.: Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 1960. С. 224.

Новеллы 118 (543 г.) и 127 (548 г.) установили новые правила о наследовании по закону. Порядок наследования ab ihtestato <7>, установленный в этих Новеллах, состоит в том, что при отсутствии завещания к наследованию призываются родственники наследодателя как по мужской, так и по женской линии: "...при Юстиниане преимущество adgnatio перед coghatio упраздняется окончательно, а наследственные права родственников женского пола полностью уравниваются с правами родственников мужского пола" <8>. Все наследники ab ihtestato разделяются на четыре класса (разряда). Наследство, не приобретенное наследниками одного класса, открывается наследникам следующего класса; если наследство не приобретено ближайшим представителем этого класса, то оно открывается следующему за ним по близости родства <9>. К первому классу наследников относились все нисходящие наследодателя, т.е. его сыновья, внуки, внучки и т.д. Во втором классе наследников названы восходящие родственники наследодателя и его полнородные братья и сестры, а также дети последних, если их отец или мать не наследуют. Третий класс составляют неполнородные, т.е. единокровные и единоутробные, братья и сестры наследодателя и дети от умерших уже неполнородных братьев и сестер. В четвертом классе наследников призываются все остальные боковые родственники наследодателя без ограничения степенями родства. При этом ближайшая степень родства исключает дальнейшую. Если не окажется и ближайших родственников, то наследство открывается пережившему супругу. Особым правом наделялась бедная вдова наследодателя: она может требовать себе выдела 1/4 наследства независимо от того, кто является наследником в остальном имуществе; несколько ограничены ее права в том случае, если наследниками ее мужа являются его дети <10>. При наличии детей бедной вдове назначалась доля узуфрукта <11>. По словам И.А. Покровского, Юстиниан установил особенное право наследования для бедной вдовы: если вдова ничего своего не имеет, например приданого, то "она конкурирует со всеми наследниками, причем получает часть, равную с ними, однако не более 1/4 наследства или не больше 100 фунтов золотом, если она конкурирует с собственными детьми от брака с покойным, то получает следующую ей часть только в ususfructus" <12>.

<7> Ab ihtestato, без завещания; ihtestatus, умерший без завещания или с завещанием, которое впоследствии оказалось недействительным. См.: Бартошек М. Римское право: Понятия, термины, определения / Пер. с чешск. М., 1989. С. 368, 161.
<8> Дождев Д.В. Указ. соч. С. 645.
<9> См.: Хвостов В.М. Указ. соч. С. 392.
<10> См.: Там же. С. 421 - 422.
<11> См.: Римское частное право: Учебник. С. 251 - 252; Санфилиппо Чезаре. Курс римского права: Учебник / Под ред. Д.В. Дождева. М., 2000. С. 321.
<12> Покровский И.А. Указ. соч. С. 511.

Дети конкубината и их мать получали 1/6 часть имущества умершего отца, если не было законных детей и жены. Последние два вида наследования (бедствующей вдовой, а также конкубиной и детьми конкубината) носят название чрезвычайного наследования <13>.

<13> См.: Дроников В.К. Указ. соч. С. 163.

Таким образом, Юстиниан упростил систему наследования по закону, построив его исключительно на когнатическом родстве. "Основным принципом юстиниановской системы является наследование когнатов без различия пола по порядку их близости к умершему и с соблюдением successio graduum et ordinum" <14> (т.е. последовательное наступление следующих степеней и следующих классов). Реформирование Юстинианом наследственного права оценивается исследователями как бесспорная и крупная заслуга законодателя. Вместе с тем отмечается, что юстиниановская реформа не свободна и от некоторых недостатков. "Самым крупным из них является призвание к наследованию родственников до бесконечности (ad infinitum), в чем Юстиниан сделал даже шаг назад по сравнению с преторским эдиктом, который, как известно, ограничивал призвание когнатов только 6-й степенью и устанавливал семь классов наследников без завещания" <15>.

<14> Покровский И.А. Указ. соч. С. 510.
<15> Там же. С. 511.

Остановимся на некоторых вопросах наследования в плане сравнения ряда современных и римско-правовых понятий. В соответствии с п. 5 ст. 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Посредством завещания наследодатель лично реализует свой частный интерес в определении судьбы принадлежащего ему имущества на случай его смерти. К завещанию применяются соответствующие правила о субъекте, содержании, форме сделки, т.е. положения, характерные для частного права. Провозглашая свободу завещания (ст. 1119 ГК РФ), законодатель конкретизирует применительно к наследственным отношениям, основанным на завещании, принципы гражданского права, подтверждает дозволительную направленность и диспозитивность регулирования отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования. В то же время свобода завещания ограничивается нормами об обязательной доле в наследстве (ст. 1149 ГК РФ), содержание которых не может рассматриваться лишь с позиций частного права. То, что в законе устанавливается обязательная доля в наследстве для необходимых наследников, что ст. 1149 помещена в ныне действующем Гражданском кодексе Российской Федерации в гл. 63 "Наследование по закону", что появились правила о завещании в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК РФ), - все это свидетельствует о наличии в правовом регулировании наследования по завещанию публично-правовых начал. Посредством названных нормативных установлений обеспечивается необходимый баланс частных и публичных интересов в наследственных отношениях, основанных на завещании. Здесь уместно вспомнить суждение Эмилия Папиниана (III в.), в послеклассический период наиболее почитаемого из всех римских юристов: "Составление завещания относится не к частному, а к публичному праву" (Дигесты 18, 1.3). В связи с приведенным высказыванием Папиниана Л.Л. Кофанов пишет: "Действительно, римляне хорошо понимали, что интересы государства наиболее эффективно регулируются в том числе и системой наследования частного имущества. Так, распространенной формой наказания государственного преступника или просто недостойного или бесчестного гражданина было лишение его права составления завещания" <16>.

<16> Кофанов Л.Л. Введение к книге "Дигесты Юстиниана". Т. 5. Полутом 1 / Пер. с лат.; Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М., 2004. С. 8.

Как было отмечено выше, одним из существенных недостатков Новелл Юстиниана исследователи считают наследование по закону родственниками всех степеней родства до бесконечности. Наш законодатель ограничивает число наследников по закону, состоящих в кровном родстве, пятой степенью родства (п. 1, 2 ст. 1145 ГК РФ) и в ряде случаев отступает от правила наследования по закону когнатами, в частности, определяя круг наследников седьмой (п. 3 ст. 1145 ГК РФ) и восьмой (п. 3 ст. 1148 ГК РФ) очередей. К числу наследников по закону помимо указанных в ГК РФ родственников относятся также переживший супруг <17> (ст. 1142 ГК РФ), усыновленные и усыновители (ст. 1147 ГК РФ).

<17> Точнее было бы именовать его вдовой (вдовцом), как это сделано в ст. 1241 ГК Украины.

Авторы отмечают, что ныне действующий ГК РФ отдает приоритет, предпочтение кровным родственникам <18>, что "право наследования по закону основывается главным образом на таком юридическом факте, как родство" <19>. Следует заметить, что в силу наличия достаточного числа наследников по закону, не являющихся когнатами, в современном российском наследственном праве когнатическое родство не может рассматриваться в качестве сущностного признака наследования по закону. Прав Ю.П. Свит, который, называя принципы наследования по закону, положенные в основу норм части третьей ГК РФ, не включает в этот перечень наличие кровного родства между наследодателем и наследниками по закону <20>.

<18> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья. Постатейный с приложением форм документов / Отв. ред. А.Н. Ткач. М., 2003. С. 195, 201.
<19> Самое новое в законодательстве о наследовании // Библиотечка "Российской газеты". Вып. N 23. 2001. С. 61.
<20> См.: Там же. С. 60.

Итак, в римском наследственном праве получили вполне завершенный вид основные понятия и термины: наследование по закону и по завещанию; очередность призвания наследников к наследованию по закону; необходимое наследование и др. "Более того, римскому праву современные законодательства обязаны и самим понятием наследования, как универсального преемства, в силу которого на наследника не только переходят, в качестве единого комплекса, все имущественные права и обязанности наследодателя... но и возлагается ответственность своим имуществом за долги наследодателя" <21>. Названные и иные юридические категории в целом восприняты современным российским наследственным правом. По словам Е.А. Суханова, "не случайно один из редких примеров юридически грамотных и серьезно продуманных законов последнего времени представляет собой новый Гражданский кодекс России, во многом основанный на классических, т.е. римско-правовых (частноправовых), подходах" <22>.

<21> Римское частное право: Учебник. С. 237.
<22> Суханов Е.А. Предисловие к книге "Дигесты Юстиниана". Т. 1 / Пер. с лат.; Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М., 2002. С. 9.