Мудрый Юрист

К проблеме фактического ограничения прав лиц, страдающих онкологическими заболеваниями *

<*> Politova I.P., Serova O.A. On the problem of the actual restrictions on the rights of persons living with cancer.

Политова Инна Петровна, преподаватель кафедры теории и истории государства и права Балтийского федерального университета им. И. Канта.

Серова Ольга Александровна, профессор кафедры гражданского права и процесса Балтийского федерального университета им. И. Канта, доктор юридических наук, доцент.

В статье обращено внимание на сложную ситуацию обеспечения прав граждан, страдающих онкологическими заболеваниями, на свободное волеизъявление. Предлагается установить особый порядок удостоверения сделок для лиц, принимающих сильнодействующие лекарственные препараты, с привлечением медицинских работников.

Ключевые слова: волеизъявление, дееспособность, ограничение дееспособности, нотариальное удостоверение сделок, завещание.

In this article the attention is drawn to the difficult situation around guarantee of rights of people living with cancer, and freedom of will. It is proposed to establish a special procedure for the identification of transactions for people taking powerful medication, with the involvement of medical professionals.

Key words: declaration of will, capacity, disability, notarization of transactions, testament.

По информации Минздрава, уровень заболеваемости раком в России постоянно растет. Российские медики ежегодно выявляют более 480 тысяч злокачественных новообразований. При этом в 60% случаев заболевание выявляется на поздних стадиях развития <1>. За последние 10 лет прирост заболевших онкологическими заболеваниями, по разным данным, составил около 15% <2>. Строительство современных медицинских онкологических центров (например, в Калининграде) также связывается с ростом заболеваний. Региональное управление Роспотребнадзора сообщает, что за 10 лет уровень онкологических заболеваний вырос в регионе на 7,9% <3>.

<1> См.: В России зафиксирована эпидемия онкологических заболеваний. URL: http://www.samara.aif.ru/health/news/17375 (дата обращения: 19.02.2013). См.: Минздрав озвучил статистику онкологических заболеваний. URL: http://medici.ru/news/4466.html.
<2> URL: http://oncofact.info/statistika (дата обращения: 19.02.2013).
<3> См.: В Калининграде построят онкологический центр. URL: http://doctor-litvinov.ru/onkologiya/v-kaliningrade-postroyat-onkologicheskij-centr.html (дата обращения: 19.02.2013).

Довольно значительное число граждан, узнав о страшном диагнозе, испытывают сильнейшее моральное потрясение. Поздняя диагностика онкологических заболеваний, выявление рака 4-й степени свидетельствуют о неблагоприятном прогнозе. Как правило, лишь небольшая часть пациентов, начинающих борьбу с онкологическими заболеваниями, готовы сразу же серьезно и рассудительно подойти к решению вопроса о составлении завещания. Однако по прошествии некоторого времени оказывается, что эти лица фактически лишены возможности выразить свою волю в части определения судьбы имущества после смерти. Нотариусы не готовы взять на себя ответственность удостоверить волеизъявление подобных граждан, зная о приеме ими сильнодействующих препаратов, ввиду возможности последующих сомнений в объективности совершаемых действий. По действующему законодательству нотариусы отвечают всем своим имуществом. В описываемом нами случае опасность оспаривания сделки наследниками достаточно высока. Зачастую нотариус отказывается совершать какое-либо действие, едва лишь узнав о тяжелой болезни гражданина, не оценивая реально его состояние. При этом юридически (формально) онкологические больные продолжают оставаться полностью дееспособными гражданами.

Достаточная скоротечность ситуации, описываемой нами, является той причиной, которая не дает возможности широко обсуждать указанную выше проблему. Тем не менее подобное пренебрежение волеизъявлением граждан, обладающих полной дееспособностью, ставит под сомнение значимость провозглашаемых в отечественном законодательстве и международных договорах с участием России гражданских прав. Как указывает С.А. Сулейманова, "ценность правоспособности... заключается в реализации заложенных в ней возможностей" <4>. Если это право не обеспечено защитой, оно становится "декларативным" <5>.

<4> Сулейманова С.А. Проблемы гражданско-правового статуса граждан // Проблемы современной цивилистики: Сб. статей, посвященных памяти профессора С.М. Корнеева / Отв. ред. Е.А. Суханов и М.В. Телюкина. М., 2013. С. 68.
<5> Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. Цит. по: Сулейманова С.А. Указ. соч.

Если подводить некоторый промежуточный итог описываемой ситуации, обнаруживается недостаток общего регулирования содержания дееспособности в правовой системе России, а также отсутствие специальных средств реагирования на состояние лиц последних стадий заболевания раком.

Онкологические заболевания связываются, как правило, с утратой здоровья. Эта утрата может носить временный характер, до момента выздоровления пациента. Но может являться и пожизненной, когда остаток своей жизни гражданин тратит на борьбу с тяжелым недугом. Так, при меланоме (раке кожи) пятилетний срок дожития не превышает в среднем 50% <6>. О критической опасности данного заболевания свидетельствует и следующий факт: при страховании на случай критических заболеваний инвазивная злокачественная меланома исключается из страхования <7>.

<6> URL: mood.by/context/Melanoma.pps (дата обращения: 20.02.2013).
<7> URL: www.planetlife.com.ua (дата обращения: 20.02.2013).

В соответствии с законодательством социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья обеспечивается путем установления и реализации правовых, экономических, организационных, медико-социальных и других мер, гарантирующих социальное обеспечение, в том числе за счет средств обязательного социального страхования, определения потребности гражданина в социальной защите в соответствии с законодательством Российской Федерации, в реабилитации и уходе в случае заболевания (состояния), установления временной нетрудоспособности, инвалидности или в иных определенных законодательством Российской Федерации случаях <8>. Тем не менее указанный комплекс мер не решает проблемы признания объективности сделанного гражданином волеизъявления в период интенсивного лечения онкологического заболевания.

<8> Статья 8 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (в ред. от 25.06.2012) // Российская газета. N 263. 2011. 23 ноября.

Гражданин, находящийся на пороге смерти, зачастую испытывая сильные физические и психические страдания, оказывается неспособным реализовать принадлежащие ему права. Данные права относятся к конституционным и объявлены высшей ценностью правового государства. Соблюдение и защита прав граждан являются обязанностью государства. Но действия лиц, находящихся в том числе и под воздействием сильнодействующих медицинских препаратов, могут быть поставлены под сомнение не только нотариусом, свидетельствующим составление завещания, но и в дальнейшем оспорены заинтересованными лицами.

Пункт 1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) устанавливает, что сделка, совершенная дееспособным гражданином, но находящимся в момент ее совершения в состоянии, когда он не мог понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной. При этом вопрос о том, был ли наследодатель способен понимать значение своих действий, фактически должен определяться в каждом конкретном случае на основании установления и исследования фактических обстоятельств дела. Таким образом, государство стоит на страже интересов общества, препятствуя создаваемыми правовыми механизмами участию в обороте психически нездоровых лиц. Но, с другой стороны, должны вырабатываться и специфические условия для надлежащего удостоверения волеизъявления лиц, находящихся в тяжелой жизненной ситуации.

Указанный период (лечение онкологического заболевания) не относится к условиям, ограничивающим в соответствии с законом дееспособность лица. При возникновении желания составить завещание, совершить договор дарения имущества и пр. гражданин может осуществить свое намерение на общих основаниях. На него также распространяется действие ст. 13 о соблюдении врачебной тайны Закона об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ. В соответствии с данной нормой сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Разглашение данных сведений не допускается.

Таким образом, волеизъявление онкологически больного гражданина может повлечь две проблемные ситуации следующего характера. Первая ситуация связана с раскрытием информации нотариусу о его болезни, в том числе с целью объяснения плохого самочувствия, внешнего вида и пр. Практика показывает, что нотариусы отказываются в этом случае от удостоверения совершаемых сделок в связи с невозможностью однозначной оценки намерений данного лица. Вторая ситуация может возникнуть в случае, если нотариус удостоверит сделку, не получив информации о болезни гражданина. Впоследствии есть все основания предполагать возможное оспаривание заинтересованными лицами данных действий и удовлетворение данного требования. Многие онкологические больные вынуждены принимать сильнодействующие лекарственные препараты для блокирования выраженного болевого синдрома. Довольно значительная часть подобных препаратов входит в состав перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации <9>. К препарату из Списка II относится, например, морфин, являющийся опиоидным анальгетиком. В соответствии с инструкцией установлено, что данное лекарственное средство оказывает выраженное анальгезирующее действие. Понижая возбудимость болевых центров, морфин оказывает противошоковое действие. В высоких дозах данный препарат вызывает снотворный эффект. К побочным действиям со стороны центральной нервной системы относят седативное или возбуждающее действие (особенно у пожилых пациентов), делирий, галлюцинации, повышение внутричерепного давления с вероятностью последующего нарушения мозгового кровообращения <10>. Сами больные и их родственники могут с большой долей вероятности определить четкость в формулировании намерений больного, его истинное желание. Но насколько нотариус в состоянии оценить их доводы? Всегда ли лечащий врач готов подтвердить психическое состояние пациента? И можно ли принимать такое подтверждение в качестве доказательства? Эти вопросы в настоящее время оказываются без ответов. Нужно заметить, что обращение к нотариусу для решения вопросов о судьбе имущества многие из пациентов принимают на самой последней стадии. Однако и в этом случае многие из них полностью отдают отчет о своем состоянии, о галлюцинациях и о соответствии высказанных пожеланий о распоряжении имуществом на случай смерти своим истинным желаниям. Вместе с тем отсутствуют какие-либо правовые механизмы легализации их воли, защиты действий нотариусов от возможного оспаривания в будущем.

<9> Статья 2 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" (в ред. от 01.03.2012) // Российская газета. N 7. 1998. 15 января.
<10> URL: http://health.mail.ru/drug/morphine (дата обращения: 19.02.2013).

В последнее время в научной литературе был обоснованно поставлен вопрос о неоправданном расхождении в определении психического состояния лица в различных отраслях права, что и породило определенный дефицит в применении адекватных нормативных средств разрешения правовой ситуации <11>. При этом авторы ставят вопрос о необходимости включения в понятийный аппарат цивилистики конструкции, используемой уголовно-правовой наукой, а именно неполной меры осознания фактического характера и общественной опасности своих действий <12>. Таким образом, предлагается включить в сферу гражданско-правового регулирования некую промежуточную стадию от полной дееспособности к признанию лица недееспособным. Данная промежуточная стадия определена психическим состоянием лица, чьи возможности осознания совершаемых действий могут быть поставлены под сомнение.

<11> См.: Зейгер М.В., Шейфер М.С., Юдин А.В. "Неполная мера" дееспособности в гражданском праве: юридический, медицинский и психологический аспект (постановка проблемы) // Юридическая психология. 2012. N 3. С. 2.
<12> См.: Там же.

Многие из онкологических больных признаются инвалидами. В соответствии с Конвенцией о правах инвалидов, принятой 13 декабря 2006 г. Резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи ООН, инвалидами являются лица с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями. Указанные нарушения при взаимодействии с различными барьерами могут мешать их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими (ст. 1), что налагает на государства-участники обязательства по принятию мер, связанных с реализацией правоспособности, которые предусматривали бы надлежащие и эффективные гарантии предотвращения злоупотреблений в соответствии с международным правом прав человека и ориентировались бы на уважение прав, воли и предпочтений лица, были свободны от конфликта интересов и неуместного влияния, соразмерны обстоятельствам этого лица и подстроены под них, применялись в течение как можно меньшего срока, регулярно проверялись компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебной инстанцией и обеспечивались указанными гарантиями соразмерно тому, в какой степени ими затрагиваются права и интересы данного лица (п. 4 ст. 12) <13>.

<13> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2009 г. N 4-П; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2012 г. N 15-П "По делу о проверке конституционности пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.Б. Деловой"; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 января 2011 г. N 114-О-П // СПС "КонсультантПлюс".

Конституционный Суд Российской Федерации признал, что надлежащее состояние психического здоровья человека - одно из необходимых условий функционирования личности в качестве полноценного представителя человеческого общества. Лица, страдающие психическим расстройством, неминуемо оказываются исключенными из системы общественных связей, поскольку не могут надлежащим образом участвовать в социальных отношениях, а потому данная категория лиц нуждается в повышенной правовой и социальной защите <14>. Именно активная позиция высшего судебного органа страны привела к изменению гражданского законодательства РФ. В положения Гражданского кодекса РФ включена норма, в соответствии с которой на лиц, страдающих психическим расстройством, но способных понимать значение своих действий, распространяются нормы об ограниченной дееспособности. Цель изменений состояла в установлении дифференцированного подхода к определению последствий наличия у гражданина нарушения психических функций и их влияния на объем дееспособности. На основании Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" п. 3 ст. 29 ГК РФ изложен в следующей редакции: "При развитии способности гражданина, который был признан недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц суд признает такого гражданина ограниченно дееспособным..." То есть законодатель углубил дифференциацию дееспособности лишь в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями. В большинстве случаев онкологические заболевания не относятся к данной категории.

<14> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2009 г. N 544-О-П "По жалобе гражданки Хорошавцевой Надежды Николаевны на нарушение ее конституционных прав рядом положений Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2009. N 5.

На уровне закона достаточно сложно прописать четко все характеристики неадекватного поведения лица. Это сделано для достаточно тяжелых случаев в ст. 29 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". В соответствии с данной нормой лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает: а) его непосредственную опасность для себя или окружающих; б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности; в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи. Однако даже наличие достаточно четких определений подобного состояния не снимает проблемы субъективной оценки данных условий, что многими расценивается как нарушение прав граждан <15>.

<15> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2009 г. N 544-О-П "По жалобе гражданки Хорошавцевой Надежды Николаевны на нарушение ее конституционных прав рядом положений Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс"; Халиков Ф. Ну сумасшедший, что возьмешь? // ЭЖ-Юрист. 2012. N 41. С. 7.

Отдельные из указанных проявлений могут присутствовать у онкологических больных, могут вовсе отсутствовать, могут носить временный характер. Однако родственники, сам больной и нотариус во многих случаях оказываются в неразрешимой ситуации, когда отсутствует возможность выполнить последнюю волю гражданина. Представляется необходимым предусмотреть особый порядок удостоверения волеизъявления для больных, находящихся под воздействием сильнодействующих медицинских препаратов, с привлечением медицинских работников. Главной задачей является установление объективной вменяемости гражданина, осознание сделанных распоряжений. Наличие специального порядка удостоверения волеизъявления данной категории лиц снимет проблему возможности последующего оспаривания совершенной сделки заинтересованными лицами.

Высказанные авторами предложения являются попыткой инициирования законодательного решения крайне сложного, но актуального и проблемного вопроса в защите прав граждан.