Мудрый Юрист

Критерии разграничения дел о недействительности ничтожного и оспоримого завещаний *

<*> Dolganova I.V. Criteria of differentiation between cases of invalidity of the insignificant and disputed wills.

Долганова Ирина Владимировна, заведующая кафедрой гражданско-правовых дисциплин Ульяновского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы, кандидат юридических наук.

В статье сформулированы основные процессуальные критерии разграничения дел о недействительности завещания, в том числе подведомственность, вид судопроизводства, состав элементов исков. Обоснована недопустимость трансформации иска о недействительности завещания.

Ключевые слова: завещание, недействительное завещание, ничтожное завещание, иск, предмет иска, основание иска.

In article main principles of procedural criteria of differentiation between cases of invalidity of a will, including jurisdiction, type of the judicial procedure, the composition of the elements of the claims. There is substantiated the inadmissibility of the transformation of the claim for invalidity of the will.

Key words: testament, invalid testament, insignificant testament, claim, subject of the claim, cause of action.

В массиве наследственных споров споры о недействительности завещания составляют единую, относительно обособленную категорию, что обусловлено их спецификой. Спорам о недействительности завещания, разрешаемым в порядке гражданского судопроизводства, присущи следующие основные характерные черты: исключено возникновение такого спора до открытия наследства; особый субъектный состав участвующих в деле лиц, их разнообразие и потенциальная множественность и одновременно - невозможность участия наследодателя; синтез юридических и этических аспектов спора; сложность доказывания, обусловленная необходимостью исследования обстоятельств, имевших место при жизни наследодателя, уже после открытия наследства.

Применительно к делам о недействительности завещания необходимо вести речь о двух группах дел, обладающих различными юридически значимыми характеристиками, что обусловлено легальным разграничением недействительных сделок (ст. 166, 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ)). Вопросы недействительности сделок, их нормативного деления на ничтожные и оспоримые традиционно являются предметом дискуссий среди цивилистов (что отражено, в частности, в работах И.Б. Новицкого <1>, М. Семенова <2>, В.А. Белова <3>, С.О. Звонок <4>, Д.О. Тузова <5>). Принадлежность обстоятельства к основаниям ничтожности или оспоримости влечет процессуальные различия рассмотрения и разрешения дел о недействительности завещания. В то же время на практике не всегда учитывается специфика правовой природы дел о недействительности ничтожного или оспоримого завещаний, различия между данными родственными группами гражданских дел зачастую нивелируются.

<1> См.: Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 68 - 69.
<2> См.: Семенов М. Действительность сделок: актуальные вопросы теории и практики // Закон и право. 2001. N 6. С. 18 - 22.
<3> См.: Белов В.А. Сделки и недействительные сделки: проблемы понятий и их соотношения // Законодательство. 2006. N 10. С. 20 - 31.
<4> См.: Звонок С.О. О пороках нового законодательства о недействительности сделок: постановка проблемы // Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сб. материалов международной научно-практической конференции (г. Казань, КазГУ, 12 - 13 октября 2006 г.). Казань, 2006. Вып. 2. С. 139 - 143.
<5> См.: Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: ответ российского права в контексте европейской правовой традиции. М., 2007. 602 с.

На наш взгляд, можно выделить следующие процессуальные критерии разграничения дел о недействительности ничтожного или оспоримого завещаний:

  1. Дела о недействительности оспоримого завещания обладают исключительной подведомственностью суду, так как право наделения оспоримой сделки статусом недействительной принадлежит только суду, что и является определяющим признаком в конструкции этого правового явления. Судебного установления отсутствия юридической силы ничтожных завещаний закон не требует, однако эта возможность не исключена <6>, что обосновано в научной литературе (О.С. Иоффе <7>, В.П. Шахматов <8>, М.И. Брагинский и В.В. Витрянский <9>, Ф.С. Хейфец <10>, А.В. Гайдаш <11> и др.). В то же время некоторые исследователи трактуют нормативную формулировку таким образом, что иск о признании ничтожной сделки недействительной не может быть предметом самостоятельного судебного разбирательства (А.А. Киселев <12>, С.Л. Будылин <13>). С. Зинченко и Б. Газарьян пришли к иному выводу: "...признавать оспоримые или ничтожные сделки недействительными должен только суд" <14>. По мнению И. Приходько, суд, приняв иск о недействительности ничтожной сделки к производству, должен рассмотреть его как требование о применении последствий ничтожности <15>.
<6> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ, Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ" // Российская газета. N 151. 1996. 10 августа.
<7> См.: Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. 2: Советское гражданское право. СПб., 2004. С. 312.
<8> См.: Шахматов В.П. Виды несоответствия сделок требованиям норм права // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сб. статей. М., 2001. С. 345.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<9> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга 1: Общие положения. 2-е изд., испр. М., 1999. С. 191.
<10> См.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. 2-е изд., доп. М., 2001. С. 54 - 55.
<11> См.: Гайдаш А.В. Процессуальные аспекты оспоримости и ничтожности сделок // Российский юридический журнал. 2003. N 1. С. 92.
<12> См.: Киселев А.А. Недействительные сделки: вопросы квалификации и классификации // Нотариус. 2004. N 2. С. 32.
<13> См.: Будылин С.Л. Оспоримость или ничтожность? Проблемы недействительности сделок // Арбитражная практика. 2004. N 10. С. 15.
<14> Зинченко С., Газарьян Б. Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства // Хозяйство и право. 1997. N 2. С. 121.
<15> См.: Приходько И. Недействительность сделок и арбитражный суд: процессуальные аспекты // Хозяйство и право. 2000. N 5. С. 99.

Представляется, что дела о недействительности ничтожного завещания обладают альтернативной подведомственностью: лицо вправе обратиться в суд с требованием официального подтверждения ничтожности завещания, а может решить данный вопрос "своей властью", просто считая такую сделку неспособной породить юридически значимые последствия и действуя в соответствии с этим убеждением. Применительно к ничтожным завещаниям нотариус, на наш взгляд, вправе отказать в выдаче свидетельства о праве на наследство, мотивировав свой отказ наличием в сделке пороков, свидетельствующих о ее ничтожности. Отказ нотариуса может быть обжалован заинтересованным лицом в суд.

  1. При определении вида судопроизводства по делам анализируемой категории целесообразно руководствоваться основным нормативно установленным критерием - характером правоотношения. Дела о недействительности завещания (оспоримого или ничтожного) подлежат рассмотрению и разрешению в рамках искового производства, так как в деле наличествует собственно наследственный спор, подведомственный суду <16>; субъекты данного спора обладают противоположными интересами, но юридически равны; в качестве предмета судебной защиты выступает нарушенное или оспоренное право или охраняемый законом интерес в области наследования.
<16> См.: Долганова И.В. К вопросу о правовой природе споров о недействительности завещания // Наследственное право. 2012. N 1. С. 20 - 23.

Однако применительно к ничтожным завещаниям у заинтересованного лица имеется процессуальная возможность обращения в суд с требованием об установлении факта - основания ничтожности в рамках особого производства. Статус не имеющей юридической силы сделки ничтожное завещание приобретает еще в момент совершения в силу закона. Суд может лишь признать ничтожность завещания, подтвердить его недействительность в официальном акте. Возникновение искового процесса в такой ситуации факультативно.

При этом факт наличия у завещания признаков ничтожности вполне может отвечать всем требованиям, предъявляемым законом к юридическим фактам, устанавливаемым в рамках особого производства. Во-первых, данное обстоятельство юридически не безразлично и влечет правовые последствия. Кроме того, применительно к некоторым таким обстоятельствам не предусмотрен внесудебный порядок их подтверждения. Например, закрытое завещание должно быть собственноручно написано и подписано завещателем, несоблюдение этих требований согласно ст. 1124 ГК РФ влечет ничтожность такого завещания. Но иначе чем в судебном порядке подтвердить или опровергнуть факт написания и подписания текста завещания наследодателем затруднительно (по делу должна быть назначена судебная почерковедческая экспертиза). В-третьих, субъекты в этом случае также имеют противоположные интересы, но их спор не имеет исключительной подведомственности суду. Предметом судебной защиты по рассматриваемому в рамках особого производства делу об установлении факта - основания ничтожности завещания - будет являться законный интерес заявителя стать наследником завещателя.

Сказанное означает, что на разрешении судом дела об установлении юридического факта судебная деятельность может быть окончена, так как у заявителя будет общеобязательный документ, подтверждающий наличие основания ничтожности завещания. При наличии такого акта ни нотариус, ни иные лица не вправе будут совершать действия, направленные на реализацию завещания, хотя судом установлена не сама ничтожность, а лишь юридический факт-основание, чего применительно к оспоримым завещаниям недостаточно. Не согласные с наличием указанного факта лица могут участвовать в разрешении судом данного дела, но спор между ними и заявителем возникает не о праве, а о факте.

Перечень юридических фактов, устанавливаемых в рамках особого производства, является открытым. Однако в целях обеспечения единообразия судебной практики и реализации принципа процессуальной экономии Верховному Суду РФ целесообразно дать разъяснения в части возможности рассмотрения судами в рамках особого производства дел об установлении фактов, признаваемых законом основаниями ничтожности завещания. Среди таких фактов можно назвать, например, собственноручное написание и подписание закрытого завещания, подделку нотариального удостоверения завещания, отсутствие необходимых свидетелей, мнимость завещания и др.

В данном случае заинтересованному лицу легально будет предоставлен выбор: обратиться в суд с требованием о недействительности ничтожного завещания в порядке искового производства (а значит, призвать к делу ответчика, потребовать применения или рассчитывать на применение судом последствий ничтожности) или инициировать особое производство по требованию об установлении юридического факта, являющегося основанием ничтожности завещания. Выбор последнего варианта предпочтителен и обоснован в случае, если ничтожное завещание не начало исполняться.

  1. Правовая сущность ничтожного завещания определяет отнесение рассматриваемой разновидности исков к искам о признании. Суд лишь констатирует ничтожность данной сделки.

Иски о недействительности оспоримого завещания при проведении классификации по процессуальному признаку относятся к преобразовательным искам. Квалификация исков о недействительности оспоримых сделок как преобразовательных осуществлена многими исследователями (М.А. Гурвич <17>, Д.О. Тузов <18>, М.И. Брагинский и В.В. Витрянский <19>, М.А. Рожкова <20>, А.Ф. Квитко <21>, В.В. Макаров <22>, А.М. Эрделевский <23>). Однако у данной позиции есть и противники: Г.Л. Осокина <24>, А.А. Добровольский и С.А. Иванова <25>, Т.В. Саломатова <26>.

<17> См.: Гурвич М.А. Судебное решение: Теоретические проблемы. М., 1976. С. 35.
<18> См.: Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок: теоретический очерк / Под ред. Б.Л. Хаскельберга, В.М. Чернова. Томск, 1998. С. 48.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<19> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга 1: Общие положения. 2-е изд., испр. М., 1999. С. 191.
<20> См.: Рожкова М.А. Преобразовательные иски // Законодательство. 2001. N 3. С. 67.
<21> См.: Квитко А.Ф. Последствия недействительности ничтожных и оспоримых сделок // Закон. 2005. N 1. С. 85.
<22> См.: Макаров В.В. Иск о преобразовании в гражданском процессе Российской Федерации // Современное право. 2006. N 7. С. 109.
<23> См.: Эрделевский А.М. О классификации недействительных сделок // Хозяйство и право. 2007. N 4. С. 47.
<24> См.: Осокина Г.Л. Иск: теория и практика. М., 2000. С. 76.
<25> См.: Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. С. 77.
<26> См.: Саломатова Т.В. Наследование по завещанию и по закону. Защита наследственных прав в суде. М., 2002. С. 63.

Исключительно суд вправе изменить статус завещания с действительного на недействительное и тем самым прекратить порожденные им правоотношения либо изменить их. В пользу отнесения иска о недействительности оспоримого завещания к преобразовательным свидетельствует и тот факт, что законодатель не проводит различий в моменте возникновения статуса недействительности ничтожных сделок и оспоримых сделок, в отношении которых суд вынес решение об аннулировании их юридической силы: обе названные разновидности сделок недействительны с момента их совершения.

В этой связи повсеместное использование в правоприменительной практике <27> формулировки "иск о признании оспоримого завещания недействительным" необходимо признать терминологической ошибкой.

<27> URL: http://www.uloblsud.ru/. Документ от 13.11.2012 N 35840, опубликован на сайте 11.12.2012; документ от 19.02.2013 N 37256, опубликован на сайте 01.03.2013; документ от 16.04.2013 N 38583, опубликован на сайте 08.05.2013.
  1. Иски о недействительности ничтожного и оспоримого завещаний необходимо разграничивать также по их элементам. Нами обоснована позиция выделения в предмете иска материального и процессуального аспектов <28>. Материальным аспектом предмета иска о недействительности завещания является обращенное к ответчику требование истца о недопущении (незаконности) действий ответчика, направленных на реализацию распоряжений, составляющих содержание завещания, которое, по мнению истца, содержит признаки оспоримости или ничтожности.
<28> См.: Долганова И.В. Некоторые процессуальные вопросы теории судебной практики по гражданским делам о недействительности завещания: Монография. М., 2012. 200 с.

Процессуальным аспектом предмета иска о признании ничтожного завещания недействительным является изложенное истцом вытекающее из собственно наследственного спора обращенное к суду требование об установлении отсутствия юридической силы завещания по причине его ничтожности. Процессуальный аспект предмета иска о недействительности оспоримого завещания составляет изложенное истцом вытекающее из собственно наследственного спора обращенное к суду требование об изменении статуса оспоримого завещания путем аннулирования его юридической силы с момента его совершения либо на будущее время, т.е. требование об изменении или прекращении порождаемых завещанием правоотношений в силу присущих завещанию, по мнению истца, признаков оспоримости.

Основание иска о недействительности завещания представляет собой фактический состав, включающий следующие юридические факты: 1) открытие наследства; 2) наличие неотмененного наследодателем завещания; 3) обстоятельство, согласно закону являющееся основанием ничтожности или оспоримости данной сделки. На круг возможных оснований недействительности завещания влияние оказывает его односторонняя и сугубо личная природа <29>.

<29> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" (п. 29) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7.

Изложенные соображения позволяют сделать вывод: недопустимо изменение предмета иска путем замены требования о признании недействительности ничтожного завещания на требование о преобразовании в недействительное оспоримого завещания, и наоборот. Обозначенная замена предмета иска в обязательном порядке приведет к "трансформации иска" о недействительности завещания, которая исключена действующим процессуальным законодательством (ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Данные мотивы обусловливают и следующее правило: изменение основания иска о недействительности завещания возможно только в части изменения обстоятельства, указываемого законодателем как влекущее ничтожность, на иное обстоятельство, также порождающее абсолютную недействительность завещания либо соответственно основания оспоримости, - на иное обстоятельство, позволяющее оспорить распоряжение наследодателя.

  1. Истцом по делу о недействительности ничтожного завещания может быть лицо, чей материально-правовой статус зависит от квалификации этого завещания как действительного или недействительного, а по делу о недействительности оспоримого завещания - лицо, чьи права или интересы таким завещанием нарушены. Разница этих теоретических определений обусловлена различиями в правовой природе ничтожного и оспоримого завещаний. Однако на практике материально-правовые статусы истцов по двум рассматриваемым категориям дел в собственно наследственных отношениях идентичны. В качестве истца по делу о недействительности завещания могут выступать лица, упомянутые в завещании, а также любые лица, которые стали бы участниками наследственных отношений при отсутствии данного волеизъявления завещателя на случай смерти (наследники, подлежащие призванию к наследованию по закону или по другому действительному завещанию, отказополучатели, субъекты завещательного возложения и др.).

Ответчиком по данным делам является лицо, материально-правовой статус которого, так же как и статус истца, в определенной степени зависит от действительности завещания и которое может совершить или совершило действия по реализации воли наследодателя, выраженной в завещании, действительность которого истцом отрицается.

  1. Иск о недействительности оспоримого завещания представляет собой обращенное к суду требование об изменении или прекращении собственно наследственного правоотношения посредством аннулирования юридической силы завещания путем рассмотрения и разрешения в установленном законом процессуальном порядке материально-правового требования истца к ответчику о недопустимости (незаконности) его действий, направленных на реализацию распоряжений, содержащихся в оспоримом завещании.

Иск о недействительности ничтожного завещания можно определить как обращенное к суду требование о придании завещанию, в силу закона являющемуся ничтожным, официального статуса не имеющей юридической силы сделки путем рассмотрения и разрешения в установленном законом процессуальном порядке материально-правового требования истца к ответчику о недопустимости (незаконности) его действий, направленных на реализацию ничтожного завещания.

Наиболее адекватное правовое регулирование и эффективность судебной практики могут быть достигнуты посредством всестороннего учета законодателем и правоприменителями сущности и специфики дел о недействительности завещания, а также четкого нормативного, доктринального и практического разграничения ничтожных и оспоримых завещаний и, как следствие, - исков о признании ничтожного завещания недействительным и преобразовательных исков о недействительности оспоримого завещания.