Мудрый Юрист

Неэффективность применения норм о приобретательной давности как основания возникновения вещных прав *

<*> Starodumova S.Yu. Inefficiency of application of norms on usucaption as a ground for arising of property rights.

Стародумова Светлана Юрьевна, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин МУ имени С.Ю. Витте, кандидат юридических наук.

В данной статье рассматривается проблема применения норм приобретательной давности применительно к возникновению вещных прав. На основе анализа норм права автор предлагает в целях повышения эффективности права установить приоритеты защиты интересов собственника (интереса оборота), т.е. интересов добросовестного владельца, по давности владения.

Ключевые слова: приобретательная давность, вещное право, добросовестный владелец, срок реализации права.

The present article considers the problem of application of norms of usucaption as applied to arising of property rights. As exemplified by analysis of the norms of law the author proposes for the purpose of improvement of efficiency of law to establish priorities of interests of the owner (interest of turnover), i.e. the interests of a bone fide holder in accordance with usucaption.

Key words: usucaption, property law, bone fide holder, period of realization of the right.

Динамичное развитие рыночной экономики в конце XX в. привело к необходимости совершенствования гражданского законодательства посредством создания действенных механизмов, обеспечивающих эффективность права и его применения. Целенаправленная государственная политика в данной области <1> позволила населению реализовывать гарантированные Конституцией РФ права, в частности, на защиту и признание права собственности (ст. 35). Предпосылками для активизации осуществления данных прав послужили нормы, закрепившие гражданский оборот таких объектов недвижимости, как земельные участки, и декларирование политики упрощения оформления в собственность ряда объектов недвижимости. К сожалению, анализ практики применения данных норм показывает несоответствие целей и результатов действия права в области имущественных отношений.

<1> Указ Президента РФ от 28 июня 1993 г. N 966 "О Концепции правовой информатизации России" (в ред. от 22 марта 2005 г.) // СЗ РФ. 1993. N 27. Ст. 2521.

В частности, действующее гражданское законодательство среди оснований приобретения права собственности называет приобретательную давность. Согласно ст. 234 ГК РФ, приобретательная давность возникает, когда лицо - как физическое, так и юридическое, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее недвижимым имуществом как своим собственным в течение 15 лет либо иным имуществом в течение 5 лет, приобретает право собственности на это имущество.

С точки зрения эффективности права эффективность акта достигается, когда все его цели - и ближайшие, и отдаленные, и конечные - достигнуты с минимальным ущербом для общества, небольшими экономическими затратами и в оптимальные сроки <2>.

<2> Лапаева В.В. Понятие эффективности права // Проблемы общей теории права и государства: Учеб. для вузов / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма, 2008. С. 503.

Как видим, в отношении института приобретательной давности установлены достаточно длительные сроки реализации права, которые, согласно Концепции развития гражданского законодательства <3>, планируется увеличить. Так, раздел IV указанного документа "Законодательство о вещных правах" указывает на необходимость увеличить срок владения недвижимым имуществом до 30 лет. Закрепляя возможность узаконить вещное право по основанию приобретательной давности, законодатель не устанавливает эффективный правовой механизм такого приобретения. Сложность реализации норм о приобретательной давности состоит еще и в том, что в законодательстве отсутствуют разъяснения по поводу содержания существенных условий такого приобретения, и в частности добросовестности.

<3> Концепция развития гражданского законодательства РФ (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 окт. 2009 г.) (далее - Концепция).

Как справедливо отмечал П. Эртманн, приобретательная давность становится основанием возникновения права как раз там, где отсутствует возможность мгновенного добросовестного приобретения на основании видимости права, и подчиняется более сложным условиям <4>.

<4> Эртманн П. Основы учения о видимости права // Вестник гражданского права. 2011. N 4. С. 273 - 305.

Определяя такие условия, во-первых, необходимо отметить порядок течения срока приобретательной давности (п. 4 ст. 234 ГК РФ). В отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли бы быть истребованы в соответствии со ст. 301, 305 ГК РФ, течение срока давности начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующему виндикационному требованию. К сожалению, до сих пор остаются проблемы с установлением начала течения срока приобретательной давности и исковой давности. По правилам виндикации исковая давность исчисляется со дня, когда собственник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК РФ). Установить данный момент можно лишь при личном участии собственника имущества.

В этой связи также необходимо отметить, что виндикация и добросовестное владение не противоречат друг другу лишь в случае, если на стороне истца выступает собственник спорного имущества, а ответчиком является лицо, не имеющее субъективного права на вещь, т.е. виндикационный иск не может быть подан давностным владельцем.

Во-вторых, категория добросовестности, как и открытости приобретения, не имеет легального закрепления, в связи с чем трактуется разными учеными в зависимости от законности или незаконности отчуждения имущества у собственника.

Так, К.И. Скловский отмечает, что добросовестность не означает законность приобретения, и это само по себе не препятствует приобретению вещи в собственность в будущем <5>. В дополнение к данной позиции Ю.К. Толстой указывает на то, что чрезмерно требовать от давностного владельца, чтобы он в течение всего периода владения не знал и не должен был знать об отсутствии у него права собственности на имущество <6>.

<5> Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении: Практ. вопр. М., 2004. С. 184.
<6> Гражданское право: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 2003. С. 423.

Другой точки зрения придерживается Ю.А. Тарасенко, разграничивающий институты приобретательной давности и добросовестного приобретения по способу получения вещи, по характеру отношения к вещи и по характеру защиты, отмечая, что добросовестный приобретатель получает вещь от конкретного лица, а давностный владелец получает господство над чужой вещью путем завладения ею в отсутствие собственника <7>.

<7> Гражданское право: актуал. проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2008. С. 515, 519, 522 - 523.

Присоединяемся к мнению, высказанному И.А. Маньковским, о том, что, исходя из толкования норм ст. 234 ГК РФ, добросовестным следует признать такое владение, которое характеризуется как владение вещью, поступившей к давностному владельцу вне связи с ее законным или незаконным отчуждением, осуществляемое так же, как своими собственными вещами, открыто и непрерывно в течение всего срока, установленного ст. 234 ГК РФ <8>.

<8> Маньковский И.А. Приобретательная давность в системе оснований приобретения права собственности // Российский юридический журнал. 2011. N 4. С. 162 - 172.

Факт открытого владения имуществом логически вытекает из предыдущего, т.е. из факта добросовестного владения, которое должно быть явным для всех окружающих, в т.ч. для действительного собственника имущества.

Разработанный на основе Концепции проект Федерального закона о внесении изменений в ГК РФ <9> не содержит такого основания, как добросовестность владения, вместе с тем предлагает закрепить традиционную для научной доктрины и правоприменительной практики классификацию способов приобретения права собственности на первоначальные <10> и производные <11>, среди которых приобретательная давность рассматривается в качестве одного из первоначальных оснований приобретения права. Также в проекте последовательно, как и в Концепции, предлагается дополнить ГК РФ положением о том, что в случае, когда лицо завладело вещью помимо воли собственника вещи, но открыто и непрерывно владеет ею как своей собственной в течение 30 лет, оно приобретает право собственности на эту вещь независимо от того, движимая или недвижимая эта вещь (ст. 242 проекта).

<9> Проект Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую ГК РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ" (далее - проект) // СПС "КонсультантПлюс".
<10> Приобретение права собственности на вещь, которая не имеет собственника, а также приобретение права собственности на вещь в силу приобретательной давности.
<11> Приобретение права собственности на вещь, которая имеет собственника, кроме случаев, предусмотренных в законе.

Полагаем, что данная позиция законодателя не приведет к эффективной реализации норм права о приобретательной давности.

В связи с отсутствием правовой нормы, определенно устанавливающей порядок признания права в силу приобретательной давности, правоприменители взяли на себя процесс правотворчества, восполняя пробелы законодателя. Так, в настоящее время ключевое значение при решении вопросов применения норм о давности играет Постановление Пленумов Верховного Суда РФ N 10 и Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <12>.

<12> Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апр. 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление N 10/22) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 7.

В Постановлении N 10/22 разъясняется, что давностный владелец всегда является незаконным владельцем, поэтому к нему неприменима ст. 305 ГК РФ, распространяющая на титульного владельца действие норм о защите права собственности (ст. 301 - 304 ГК РФ). Вместе с тем в п. 17 Постановления N 10/22 из правила п. 2 ст. 234 ГК РФ, согласно которому до приобретения права собственности на имущество в силу приобретательной давности давностный владелец имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками либо титульными владельцами имущества, сделан вывод о том, что давностный владелец имеет право на защиту своего владения по правилам ст. 301, 304 ГК РФ, а при рассмотрении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, предъявленного давностным владельцем, применению подлежат также положения ст. 302 ГК РФ при наличии соответствующего возражения со стороны ответчика.

Лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, согласно ст. 11 и 12 ГК РФ, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности. При этом в качестве заинтересованного лица к участию в деле должен привлекаться государственный регистратор (п. 19 Постановления N 10/22).

Решение суда об удовлетворении иска давностного владельца о признании права собственности в силу приобретательной давности или об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение такого срока является основанием для регистрации права собственности давностного владельца в ЕГРП <13>.

<13> Эрделевский А.М. О судебном подходе к защите вещных прав // СПС "КонсультантПлюс".

Кроме того, в Постановлении N 10/22 предлагается при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, учитывать следующее: давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества; давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. В случае удовлетворения иска давностного владельца об истребовании имущества из чужого незаконного владения имевшая место ранее временная утрата им владения спорным имуществом перерывом давностного владения не считается. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца (п. 3 ст. 234 ГК РФ); владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине ст. 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

Как видим, некоторые разъяснения прямо не следуют из закона и отданы на субъективное усмотрение правоприменителя.

По мнению некоторых авторов, "приобретательная давность не столько основание приобретения права собственности, сколько в большей степени способ возврата в оборот имущества, утратившего хозяина" <14>. С данной точкой зрения можно согласиться, если речь идет не о вещах, созданных впервые без надлежащего оформления прав. Полагаем, что приобретательная давность, скорее всего, есть способ узаконить правомочия собственника со всеми вытекающими юридическими последствиями.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Н.В. Карловой, Л.Ю. Михеевой "Приобретательная давность и правила ее применения" включена в информационный банк.

<14> Карлова Н.В., Михеева Л.Ю. Приобретательная давность и правила ее применения. М.: Палеотип, 2002. С. 5.

Отдельного рассмотрения требует вопрос о применении приобретательной давности как основания возникновения права собственности при установлении права на самовольную постройку. В пунктах 22 - 31 Постановления N 10/22 разъясняются правила закрепления данного права в зависимости от наличия или отсутствия вещного права на земельный участок, занятый самовольной постройкой. К сожалению, судебная практика содержит противоречивые позиции относительно судьбы самовольных строений и применения приобретательной давности к ним.

Отдавая приоритет при регулировании отношений с земельными участками основному принципу земельного законодательства - единства неотделимых объектов недвижимости - суды зачастую ставят в зависимость судьбу вещного права на самовольное строение от титула на землю. Таким образом, нормы земельного законодательства имеют приоритет при регулировании вопросов права собственности на прочно связанные с ним объекты.

Вместе с тем, как справедливо отмечает Ю.Г. Жариков, в настоящее время "присутствует неэффективность земельного права", объясняющаяся тем, что не соблюдаются установленные требования земельного законодательства. В частности, имеет место масштабная незаконная застройка особо охраняемых природных территорий, земель, находящихся в государственном лесном фонде, т.е. в местах, где строительство запрещено, но которые весьма привлекательны для строительного бизнеса <15>. С другой стороны, не все земельные участки, занятые самовольными строениями, имеют особый правовой режим и, исходя из их целевого назначения и разрешенного использования, возводить строения на них можно.

<15> Жариков Ю.Г. Нормы гражданского права в сфере земельных отношений // Журнал российского права. 2011. N 11. С. 33 - 39.

Отметим, что земельные участки и земля как объект государственной собственности получают иммунитет от действия института приобретательной давности <16>. Данное положение вытекает, во-первых, из презумпции государственной собственности на земельные участки, не являющиеся объектами частной или муниципальной собственности <17>. Во-вторых, если собственность на земли не разграничена, то распоряжение такими земельными участками осуществляется органами местного самоуправления, т.е. при отсутствии установленного собственника данное недвижимое имущество не признается бесхозяйным <18>.

<16> Теория и практика применения норм гражданского права / Ред. Н.М. Коршунов и Ю.Н. Андреев. М., 2006. С. 44.
<17> Тихомиров М.Ю., Тихомирова Л.В. Земельные права в Российской Федерации: Практ. пособие / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2008. С. 53 - 71.
<18> Статья 10 ФЗ от 25 окт. 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие ЗК РФ" (в ред. от 27 дек. 2009 г.) // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4148.

Принимая данную позицию, приходится заключить, что цель законодателя - ввести в гражданский оборот фактически существующее недвижимое имущество - не может быть реализована виду принятых в 2006 г. изменений в гражданском законодательстве, касающихся исключения абзаца о признании права собственности на самовольную постройку на не принадлежащем застройщику земельном участке, при условии, что данный участок будет предоставлен этому лицу под возведенную постройку.

Так, в одном из дел о признании права собственности на гаражные боксы КСЭГ, зарегистрированного в 1996 г. в установленном законом порядке, суд отказал в установлении вещного права на самовольные постройки, посчитав, что по смыслу ст. 222 ГК РФ "...возникновение права собственности на самовольную постройку возможно лишь при условии, что лицо, осуществившее такую постройку, должным образом оформило землеотвод при отсутствии нарушений законных интересов других лиц (собственников, землевладельцев, землепользователей и арендаторов сопредельных земельных участков и иных объектов недвижимости)...". При этом в суде был установлен факт, что самовольные постройки не нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц, не создают угрозу жизни и здоровью граждан, соответствуют санитарно-эпидемиологическим, санитарным и пожарным нормам и правилам, соответствуют нормам СНиП, а сам кооператив легально существует с указанного времени.

Аргументируя свою позицию, суд ссылается на применение к данным отношениям п. 3 ст. 222 ГК РФ и п. 25 Постановления N 10/22, акцентируя внимание на том, что истцами не представлены доказательства, свидетельствующие о наличии у КСЭГ прав на земельный участок, равно как не представлены доказательства наличия разрешения на строительство и их ввод в эксплуатацию как объектов недвижимости <19>.

<19> Дело N 2-2885 // Архив Волжского районного суда г. Саратова за 2012 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Как разъясняется в Постановлении N 10/22, отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суду необходимо установить: предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию.

Чуть ранее в том же Постановлении разъясняется, что, если самовольная постройка осуществлена на земельном участке, не принадлежащем застройщику, однако на ее создание были получены необходимые разрешения, с иском о признании права собственности на самовольную постройку вправе обратиться правообладатель земельного участка, а застройщик в этом случае будет иметь право требовать от правообладателя возмещения расходов на постройку.

Более того, в п. 31 Постановления N 10/22 суд берет на себя нормотворческую функцию, придавая Постановлению силу источника гражданского законодательства, определяя его действие во времени: "...при рассмотрении иска о признании права собственности на самовольную постройку применению подлежат положения п. 3 ст. 222 ГК РФ в той редакции, которая действовала на момент принятия решения суда". Напомним, что ст. 2 ГК РФ не содержит такого источника гражданского законодательства, как судебные постановления.

Далее, исходя из толкования ст. 305 ГК РФ, владелец может защищать свои права только перед третьими лицами, не являющимися собственниками, т.е. в случае самозахвата объекта владения. Вместе с тем провоцируя собственника на самоуправное (насильственно, тайно или обманным путем), иногда даже уголовное завладение недвижимой вещью, прервав тем самым давностное владение приобретателя и восстановив свое нарушенное право, и причем такие действия не приводят ни к каким отрицательным последствиям для собственника. Нетрудно убедиться, что такие же последствия наступают при получении любыми средствами вещи собственником и от иного незаконного владельца независимо от наличия оснований, предусмотренных ст. 234 ГК <20>.

<20> Березникова Ю.Р. Актуальные проблемы защиты давностного владения в отношении недвижимого имущества // Бюллетень нотариальной практики. 2011. N 1. С. 15.

Несмотря на то что законодатель признает право лица, не являющегося собственником имущества, добросовестно, открыто и непрерывно владеющего им как своим собственным, защищать права владельца, фактически данные нормы не действуют. С одной стороны, проявляется неэффективность норм об установлении права собственности на самовольную постройку и норм о приобретательной давности на недвижимое имущество, с другой - постановления Пленума Суда устанавливают правовое регулирование отношений собственности, придавая силу закона своим актам.

Таким образом, можно заключить, что нормы права о приобретательной давности неэффективны в части приобретения права собственности на некоторые объекты недвижимого имущества.

Полагаем, что давностный владелец нуждается в большей правовой защите, т.к. смысл приобретательной давности состоит в том, что до ее истечения собственник имущества может восстановить утраченное им владение вещью с помощью виндикационного иска. При нереализации данного права в установленные сроки право на признание вещного права должно перейти к фактическому владельцу вещи. Кроме того, раз в приведенной ситуации самовольное строение неразрывно связано с земельным участком, необходимо выяснить, каково разрешенное использование и целевое назначение этого земельного участка, и предоставить преимущественное право владельцу самовольной постройки закрепить предусмотренный земельным законодательством титул для соответствующей категории земель по истечении срока давностного владения. При несоответствии цели использования возведенной самовольной постройки и целевого назначения данного участка - прекратить нарушение - снести самовольное строение за счет средств и силами владельца строения.

В настоящее время установленные в нормах гражданского законодательства предписания невозможно реализовать правомерным поведением, что, в свою очередь, говорит о неэффективности механизма правового регулирования института приобретательной давности.

Считаем, что в законодательстве необходимо расширить возможности для признания права собственности застройщика на самовольное строение в силу приобретательной давности с присуждением выплаты компенсации собственнику земельного участка при условии соответствия самовольной постройки градостроительным и строительным нормам и правилам, ненарушения правового режима земельного участка под таким строением и соблюдения прав и законных интересов других лиц. Полагаем, что в целях повышения эффективности права необходимо установить приоритеты защиты интересов собственника (интереса оборота), т.е. интересов добросовестного владельца по давности владения.