Мудрый Юрист

Обсуждение последствий оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей: законодательная модель и судебная интерпретация *

<*> Vladykina T.A. Discussion on the implications of the verdict of the jury: model legislative and judicial interpretation.

Владыкина Татьяна Анатольевна, доцент Благовещенского филиала Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

На основании анализа норм уголовно-процессуального закона, судебной практики автор статьи выявляет особенности обсуждения последствий оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, возникающие в связи с этим проблемы и пути их решения.

Ключевые слова: обвинительный вердикт, оправдательный вердикт, квалификация преступления, назначение наказания, гражданский иск.

Based on the analysis of the law of criminal procedure, judicial practice the author of the article reveals the features of discussion of the consequences of the conviction and acquittal verdicts of the jury, arising in connection with these problems and their solutions.

Key words: the guilty verdict, guilty verdict, qualification of the crime, assigning of the punishment, civil action.

Предпринятое нами исследование нацелено на прояснение проблем, возникающих в процессе обсуждения последствий оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей. Уже на первых порах оно порождает множество вопросов, решая которые мы все отчетливее понимаем, что вопросов гораздо больше, чем ответов. Точнее сказать, ответы не вполне нас удовлетворяют, в то время как вопросы только множатся. И это несмотря на то, что отношение ученых и практиков к данной проблематике трудно назвать индифферентным: трудов, затрагивающих ее отдельные аспекты: монографий <1>, научных статей <2>, пособий, адресованных профессиональным участникам уголовного судопроизводства (судьям, прокурорам, адвокатам) <3>, - достаточно много. Значение стадии обсуждения последствий оправдательного вердикта трудно переоценить. В ней закладывается, приобретает конкретные содержательные очертания будущий оправдательный приговор. "Может ли, - пишет О. Сомов, - суд на данной стадии судебного разбирательства обойтись без подсудимого? Гипотетически "да". Но в этом случае право подсудимого на защиту следует считать нарушенным" <4>. Интересно отметить, что аналогичный довод - существенное нарушение судом прав оправданного, правда, значительно раньше привел в обоснование необходимости отмены оправдательного приговора государственный обвинитель в деле Р. Обсуждение последствий вердикта действительно было произведено в отсутствие оправданного Р. Обозначая свои позиции, прокурор, как и О. Сомов, не учел, что приведенные им доводы не являются основаниями для отмены постановленного оправдательного приговора. Тем более что принятое председательствующим решение об оправдании Р. вынесено в пользу подсудимого (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2003 г. N 4-кпо03-82сп <5>).

<1> Кучерена А.Г. Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России. М., 2009; Крюков В.Ф. Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты. Курск, 2010; Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. М., 2009. С. 120 - 130; и др.
<2> Александров А.И. Участие граждан в производстве по уголовным делам в свете демократизации современной уголовно-процессуальной политики России // Российский судья. 2012. N 11. С. 14 - 15; Быков В.М., Митрофанова Е.Н. Причины вынесения присяжными заседателями необоснованных оправдательных вердиктов // Российская юстиция. 2010. N 2. С. 8 - 9; Колоколов Н.А. Реакция присяжных заседателей на текст и контекст вопроса // Уголовное судопроизводство. 2008. N 1. С. 2 - 5; Колобашкина С.С. Особенности реализации защитительной позиции адвокатом в суде присяжных // Адвокатская практика. 2009. N 4. С. 10 - 11; Конин В.В. Суд с участием присяжных заседателей: дискуссия продолжается // Российский судья. 2009. N 2. С. 44; Кухтяева Е.А. Присяжные заседатели в системе судебного разбирательства // Администратор суда. 2009. N 3. С. 21 - 22; Суханова Н.Н. Постановление оправдательного приговора на основании оправдательного вердикта, вынесенного коллегией присяжных заседателей // Российский следователь. 2008. N 21. С. 10 - 11; Чурилов Ю.Ю. Причины отмены оправдательных приговоров судов с участием присяжных заседателей // Российская юстиция. 2008. N 9. С. 8 - 9; и др.
<3> Безлепкин Б.Т. Настольная книга судьи по уголовному процессу. М., 2008; Суд присяжных: квалификация преступлений и процедура рассмотрения дел: Научно-практическое пособие / Под ред. А.В. Галаховой. М., 2006; Коряковцев В.В., Питулько К.В. Руководство адвоката по уголовным делам. СПб., 2006; Судебное производство в уголовном процессе Российской Федерации: Практическое пособие / Под ред. А.И. Карпова. М., 2008; и др.
<4> Сомов О. Право обвиняемого на защиту в уголовном процессе. М., 2011. С. 156.
<5> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Согласно ч. 2 ст. 347 УПК РФ при вынесении присяжными заседателями оправдательного вердикта исследуются и обсуждаются лишь вопросы, связанные с разрешением гражданского иска, распределением судебных издержек, вещественными доказательствами. По мнению А. Зайцевой, если в ходе исследования доказательств прокурор придет к выводу о несостоятельности обвинения, то при обсуждении вердикта он вправе от него отказаться. Ход рассуждений А. Зайцевой логически ошибочен. По смыслу норм ст. 246 УПК РФ при обсуждении последствий обвинительного вердикта государственный обвинитель не вправе отказаться от обвинения либо изменить его, поскольку таким правом он может воспользоваться лишь до удаления коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату. Таким образом, заявленный государственным обвинителем в деле Быковцева, Прачева, Семикина частичный отказ от обвинения по ч. 2 ст. 325 и ч. 2 ст. 326 УК РФ после оглашения (оправдательного в этой части) вердикта присяжных заседателей, не имеет правовых последствий (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 августа 2011 г. N 14-011-27сп <6>). Совершенный по правилам ч. ч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения исключает повторное привлечение подсудимого к уголовной ответственности за то же деяние (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 ноября 2007 г. N 93-007-16сп <7>).

<6> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<7> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Формально-юридическое содержание нормы является постоянно работающим регулятором, критерием правомерности поведения. Лишение жизни посягающего в состоянии необходимой обороны (если не были превышены ее пределы) - не преступление (ст. 37 УК РФ). Иное дело - убийство при превышении пределов необходимой обороны: такое деяние является общественно опасным и противоправным, хотя и наказывается по сравнению с другими видами убийств менее сурово. Володин обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ. В ходе судебного разбирательства государственный обвинитель пришел к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, изменил его в сторону смягчения путем переквалификации содеянного Володиным на ч. 1 ст. 108 УК РФ. Как следует из обвинительного вердикта, присяжные сочли, что потерпевший Я. не совершал действий, которые можно было расценить как общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни оборонявшегося, он не угрожал Володину словесно или иным способом, не имел оружия; в момент производства выстрела в потерпевшего оружие находилось только у подсудимого. В итоге присяжные признали: Володин лишил жизни Я., не имея к этому законных оснований. Считая, что деяние подсудимого не содержит состава преступления, председательствующий, вопреки обвинительному вердикту коллегии присяжных, постановил, ссылаясь на ч. 4 ст. 348 УПК РФ, оправдательный приговор. Какую цель преследовал судья, постановив незаконный, необоснованный, несправедливый судебный акт, - нам неизвестно. Ясно лишь, что участники процесса для достижения своих целей вправе использовать только законные средства. "Приведенное правило, - справедливо указывает Н.А. Колоколов, - не только предельно очевидно, это - аксиома. К сожалению, даже непреложные истины воспринимаются далеко не всегда и не всеми" <8>. Как результат - оправдательный приговор отменен Верховным Судом РФ (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам от 1 ноября 2012 г. N 88-о12-56сп <9>).

<8> Колоколов Н.А. Еще раз о праве на "справедливую войну" в судопроизводстве // Адвокатская практика. 2011. N 4. С. 5.
<9> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

По вопросу о гражданском иске законодатель сформулировал два альтернативных решения: отказ в его удовлетворении или оставление без рассмотрения. Но судебная практика оказалась богаче строгих законодательных форм и обнаружила еще один вариант: неразрешение судом заявленного гражданского иска. Приговором Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 июня 2010 г. Кубагугиев оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей. В кассационной жалобе потерпевшая просила оправдательный приговор отменить и указала, что суд, помимо прочих нарушений, не разрешил вопрос по заявленному ею гражданскому иску. Неудовольствие потерпевшей понятно: вряд ли оправдательный приговор соответствует ее представлению о справедливости, да еще и заявленный ею гражданский иск судья не рассмотрел. В данной связи весьма актуальным представляется замечание Г.М. Резника: "...понятия законности и справедливости в нашем обществе не совпадают" <10>.

<10> Цит. по: Горшкова О. Справедливость сильнее закона // Ваш тайный советник. 23.06.2008. N 23(301).

Председательствующий действительно нарушил требования ст. ст. 299, 305, 306, 309 УПК РФ об обязательном разрешении вопроса о судьбе гражданского иска при постановлении приговора. Однако это нарушение УПК РФ самостоятельным и единственным основанием к отмене приговора не является. В то же время среди таких оснований законодателем в ч. 2 ст. 385 УПК РФ, действующей на момент рассмотрения уголовного дела <11>, назывались нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Следовательно, указание потерпевшей в жалобе на одно или несколько перечисленных нарушений и установление кассационной инстанцией факта их наличия при рассмотрении уголовного дела - основание к отмене приговора. Неустановление таковых, как это и произошло в деле Кубагугиева, привело к отказу в удовлетворении кассационной жалобы потерпевшей (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 сентября 2010 г. N 35-О10-25СП <12>).

<11> Попутно заметим, что ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ фактически сохранила ранее существовавший в ст. 385 УПК РФ "набор" оснований отмены оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.
<12> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Отказ в удовлетворении гражданского иска возможен при постановлении судом оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (ч. 2 ст. 306 УПК РФ, п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве"). Приговором Северо-Кавказского окружного военного суда от 22 ноября 2011 г. на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Морозов оправдан по п. п. 2 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Судьба гражданского иска разрешена председательствующим правильно: в его удовлетворении отказано (Кассационное определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 20 марта 2012 г. N 205-О12-3СП <13>). Аналогичным образом в точном соответствии с законом при оправдании подсудимого по тем же основаниям разрешен гражданский иск по делу Вараева (приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с участием присяжных заседателей от 29 апреля 2011 г. <14>).

<13> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<14> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

В остальных, не перечисленных в ч. 2 ст. 306 УПК РФ случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения, что не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению иска в порядке гражданского судопроизводства. Так, оставлен без рассмотрения гражданский иск в деле Корсакина, обвиняемого по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ и оправданного Московским городским судом с участием присяжных заседателей по п. п. 3 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2004 г. N 5-О04-28сп <15>). В развитие сказанного следует обратить внимание на п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре", в котором сформулированы немаловажные разъяснения: гражданский иск может быть оставлен без рассмотрения при неявке в судебное заседание гражданского истца или его представителя, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 250 УПК РФ: если об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель; иск поддерживает прокурор; подсудимый полностью согласен с предъявленным иском.

<15> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Как справедливо подчеркнул Е.В. Семеняко, в настоящее время в адвокатуре работают тысячи молодых юристов, обладающих творческим мышлением, инициативой, умением решать сложные правовые проблемы на высоком профессиональном уровне <16>. "Это, конечно, не значит, что нет среди адвокатов людей слабо подготовленных" <17>. Собственный опыт защиты интересов потерпевших в суде с участием присяжных заседателей позволяет утверждать, что некоторые коллеги-адвокаты, стремясь сделать жалобу, приносимую на оправдательный приговор, более "увесистой", включают в нее доводы, не соответствующие действительности. Скажем больше: не секрет, что позиция потерпевшего в судебном разбирательстве и после его окончания (в случае обжалования приговора), как правило, обусловлена позицией его адвоката. Потерпевший резонно рассуждает: адвокат - профессионал, он знает, что делает, и, несмотря на вынесение судьей "нежелательного" оправдательного приговора, подскажет, как далее правильно поступить. В данной связи в не меньшей мере странным представляется мнение потерпевшего, отраженное в кассационной жалобе на приговор Ставропольского краевого суда от 9 февраля 2004 г. в отношении Андрейчука, Гладкова, Кандратова, Кудинова, Мецельского, Романюка, оправданных по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 263 УК РФ: суд неправильно разрешил вопрос о гражданском иске, отклонив его, в то время как должен был отказать в его удовлетворении. Анализ резолютивной части приговора позволяет прийти к выводу о несостоятельности этого довода потерпевшего, поскольку суд в соответствии со ст. 306 УПК РФ отказал в удовлетворении иска, а не отклонил его (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 2004 г. N 19-О04-35сп <18>).

<16> Интервью с президентом Федеральной палаты адвокатов Е.В. Семеняко "Самое трудное - расстаться с предубеждениями" // Юрист. 2010. N 7. С. 5.
<17> Интернет-конференция президента Федеральной палаты адвокатов Е.В. Семеняко // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2009. N 2. С. 3.
<18> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 133 УПК РФ подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, имеет право на реабилитацию. При этом процессуальные издержки, связанные с производством по его уголовному делу, возмещаются за счет федерального бюджета (ч. 5 ст. 132 УПК РФ). Анализ судебных актов Верховного Суда РФ показывает, что судьи в целом правильно применяют нормы уголовно-процессуального закона о присуждении процессуальных издержек <19>, а допущенные ими нарушения УПК РФ немногочисленны. Например, приговором Верховного Суда Республики Коми с участием коллегии присяжных заседателей от 26 августа 2008 г. Холопов оправдан за непричастностью к совершению преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. С оправданного взысканы в доход государства процессуальные издержки. Однако, поскольку эти издержки были связаны с возмещением расходов потерпевшим и свидетелям по их явке в суд по эпизоду обвинения, по которому постановлен оправдательный приговор, они не могли быть взысканы с Холопова, а подлежали принятию на счет государства. Как результат - приговор в части взыскания с оправданного процессуальных издержек в доход государства отменен (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 октября 2008 г. N 3-О08-28СП <20>).

<19> См.: Кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 августа 2011 г. N 75-О11-9СП, от 27 апреля 2011 г. N 60-О11-7СП, от 24 марта 2011 г. N 41-О11-26сп, от 2 сентября 2010 г. N 66-О10-118сп, от 12 февраля 2009 г. N 92-О09-1сп, от 2 сентября 2008 г. N 67-О08-56СП, от 17 марта 2008 г. N 41-О08-15сп, от 6 февраля 2008 г. N 43-О07-40сп, от 15 сентября 2004 г. N 52-О04-5сп // СПС "КонсультантПлюс" (документы не опубликованы).
<20> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Стороны обвинения и защиты при обсуждении вопроса о вещественных доказательствах в порядке ч. 2 ст. 347 УПК РФ, а судья и при постановлении приговора должны строго следовать нормам ст. 82 УПК РФ. По обыкновению именно так и бывает, о чем свидетельствуют многочисленные, проверенные Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ и "устоявшие" в части разрешения судьбы вещественных доказательств судебные акты нижестоящих судов <21>. Тем не менее в числе распространенных нарушений уголовно-процессуального закона следует назвать принятие решений об уничтожении или передаче вещественных доказательств заинтересованным лицам при оправдании подсудимого ввиду его непричастности к совершению преступления. Причины этих ошибок также коренятся в стадии обсуждения последствий оправдательного вердикта. По правилам ч. 3 ст. 306 УПК РФ суд должен решить вопрос о направлении руководителю следственного органа уголовного дела для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Следовательно, вещественные доказательства должны остаться при уголовном деле, поскольку они имеют доказательственное значение.

<21> См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 апреля 2013 г. N 6-АПУ13-2СП, Кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 января 2013 г. N 41-О13-5СП, от 14 декабря 2012 г. N 41-О12-80сп, от 11 октября 2012 г. N 49-О12-58СП, от 27 июня 2012 г. N 64-О12-4СП, от 7 июня 2012 г. N 89-О12-19сп, от 20 марта 2012 г. N 205-О12-3СП, от 11 января 2012 г. N 34-О11-25сп, от 9 июня 2011 г. N 41-О11-61сп, от 31 мая 2011 г. N 37-О11-9СП, от 12 мая 2011 г. N 71-О11-13сп, от 8 декабря 2010 г. N 7-О10-29сп, от 26 апреля 2010 г. N 47-О10-17сп, от 19 февраля 2010 г. N 5-О10-23сп // СПС "КонсультантПлюс" (документы не опубликованы).

Некоторые сложности возникают при решении судьбы вещественных доказательств - денежных средств, использовавшихся при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Органами предварительного следствия Агафонова обвинялась в покушении на получение должностным лицом взятки за незаконные действия, состоящие в оказании ею помощи в получении И. высокого итогового балла по результатам сдачи ЕГЭ. Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 18 июня 2012 г. признано недоказанным совершение Агафоновой указанного преступления, изъятые по делу денежные средства обращены в доход государства. Это решение верное, соответствующее требованиям ст. 81 УПК РФ и ст. 104.1 УК РФ, поскольку данные денежные средства в установленном законом порядке выбыли из владения УМВД России, которое финансируется в полном объеме из федерального бюджета (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 августа 2012 г. N 13-О12-8сп <22>).

<22> Документ не опубликован. СПС "КонсультантПлюс".

Будучи стесненными рамками статьи, мы лишь отдельными мазками наметили контур дальнейшего исследования проблем обсуждения последствий оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, которое, надеемся, обязательно продолжится.