Мудрый Юрист

Вопросно-ответная форма допроса в современном уголовном процессе *

<*> Sharapova D.V. Question-answering examination form in the modern criminal procedure.

Шарапова Дарья Викторовна, помощник адвоката коллегии адвокатов "Московская городская коллегия адвокатов".

В данной статье автором предложено различать три формы допроса: вопросно-ответная (законодательно признанная), допрос с последующей собственноручной записью допрашиваемым своих показаний, имевший место в РСФСР, и предлагаемый в теории самодопрос. Рассмотрен содержательный аспект вопросно-ответной формы допроса, а именно исследованы виды вопросов, которые допустимо и недопустимо задавать допрашиваемому лицу.

Ключевые слова: допрос, собственноручная запись показаний, самодопрос, недопустимые вопросы.

The author of this article distinguishes three examination forms: question-answering form (it is legally recognized), examination with successor handwriting record of own testimonies existed in RSFSR and the theoretical form of self examination. The article covers substantial aspect of question-answering examination form. That is the author considers admissible and inadmissible questions for examination of an accused person.

Key words: examination, handwriting testimony record, self-examination, inadmissible questions.

Законодательно в настоящее время закреплена форма допроса, при которой следователь проводит допрос путем задавания вопросов. Так, например, в ч. 1 ст. 173 УПК указано: "следователь допрашивает обвиняемого", что подчеркивает выбор законодателем именно такого порядка получения показаний.

УПК РФ не требует начинать допрос по существу дела со свободного рассказа допрашиваемого лица, как это имело место согласно ч. 5 ст. 150 и ч. 5 ст. 158 УПК РСФСР. Существующий закон предусматривает свободный рассказ только для проверки показаний на месте (ч. 4 ст. 194 УПК).

В ст. 152 УПК РСФСР предусматривалась обязанность следователя после дачи обвиняемым показаний предоставить ему возможность по его просьбе собственноручно записать свои показания, о чем в протоколе делалась отметка, удостоверяемая обвиняемым и допрашиваемым. Следователь после ознакомления с собственноручной записью показаний мог задать ему дополнительные вопросы. Эти вопросы и ответы на них записывались в протокол и удостоверялись подписями обвиняемого и следователя.

Действующий УПК не закрепляет подобной обязанности следователя, но следователь сам вправе предложить подозреваемому (обвиняемому) записать свои показания собственноручно. Тем более что в ч. 5 ст. 190 УПК предусмотрено изготовление допрашиваемым самостоятельно наряду с дачей показаний схем, чертежей, рисунков, диаграмм, которые приобщаются к протоколу допроса.

Необходимо отметить, что некоторые ученые выделяют такую форму допроса, как самодопрос свидетеля, определяя его как "порядок собственноручного оформления свидетелем своих показаний, предусмотренный ч. 5 ст. 187 УПК" <1> и предлагая закрепить понятие и процедуру такого действия в УПК РФ.

<1> Чуркин А.В. Не пора ли урегулировать в законодательстве самодопрос и самоопрос граждан с применением новых информационных технологий? // Российский следователь. 2012. N 11.

Автором предложен следующий порядок получения показания в результате самодопроса свидетеля, находящегося в удаленной местности или не имеющего возможности непосредственно приехать к следователю либо дознавателю на допрос: лицо лично излагает свои показания письменно, в том числе в электронном виде, и высылает их в следственный орган либо орган дознания нарочным, обычной или электронной почтой. Составление в таком порядке протокола допроса проводится по общим правилам, установленным УПК. В случае необоснованного отказа или уклонения лица от самодопроса без уважительных причин данное лицо может быть вызвано на допрос, а также подвергнуто приводу по общим правилам.

Необходимо отметить недостатки предложенной формы получения показаний.

Во-первых, остается непонятным, свидетель должен записывать свои показания в порядке свободного изложения известных ему обстоятельств или ему будет прислан бланк допроса, в котором будут указаны вопросы, на которые свидетелю надлежит ответить.

Во-вторых, при существующей процедуре допроса следователь имеет возможность реагировать на показания свидетеля дополнительными вопросами, если, например, свидетель дает неточные или непонятные показания или говорит об обстоятельствах, о которых следователь не предполагал получить показания. При процедуре самодопроса задать дополнительные вопросы следователь получит возможность после получения по почте показания свидетеля и направления ему новых вопросов, что, конечно, скажется на сроках предварительного расследования.

В-третьих, автором не учтено право адвоката участвовать в допросе свидетеля. Каким образом будет урегулировано право адвоката задавать свидетелю вопросы и право давать ему в ходе допроса краткие консультации, остается непонятным.

И наконец, в-четвертых, при непосредственном получении показаний у следователя есть возможность оценить достоверность рассказанных свидетелем сведений, а при самодопросе он не сможет быть уверенным даже в том, самостоятельно ли свидетель излагал свои показания.

В связи с этим введение в УПК процедуры самодопроса неоправданно и не отвечает задачам проведения допроса.

Отдавая предпочтение такой форме допроса, как вопрос-ответ, закон при этом не содержит необходимых правовых норм, которые регулировали бы виды вопросов, которые следователь, защитник, адвокат, прокурор или судья вправе или не вправе задавать.

Следуя логике закона, допрашивающее лицо вправе задавать вопросы, направленные на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, т.е. закрепленных в ст. 73 УПК.

Определение перечня видов вопросов, которые недопустимо задавать допрашиваемому лицу, практически выведено из-под нормативного регулирования. В УПК выделен только один вид вопросов - наводящие вопросы, запрет на задавание которых установлен в ч. 2 ст. 189 УПК.

Под наводящим вопросом понимается вопрос, в котором как в прямой, так и в завуалированной, скрытой форме содержится конкретный, определенный ответ на поставленный вопрос или очерчен вариант такого ответа <2>.

<2> Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. ред. П.А. Лупинская. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2009. С. 696.

В теории выделяют также уточняющий вопрос, который, в отличие от наводящего вопроса, задается допрашиваемому лицу по той информации об обстоятельствах дела, которая прозвучала в его показаниях <3>.

<3> Там же. С. 697.

В ч. 1 ст. 275 УПК законодатель указывает на вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу. Под вопросом, не имеющим отношения к уголовному делу, следует понимать вопрос, который выходит за пределы судебного разбирательства, установленные в ст. 252 УПК. В ст. 299 УПК определен исчерпывающий перечень вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, а в ст. 313 УПК - перечень вопросов, решаемых судом одновременно с постановлением приговора. Поэтому в процессе судебного разбирательства суд должен определять, связан ли задаваемый вопрос с этим перечнем. Если нет, то вопрос следует признавать не относящимся к материалам дела <4>. Некоторые авторы считают, что вопросами, которые не имеют отношения к делу, следует считать вопросы, которые не имеют значения для правильного разрешения дела, а также некоторые вопросы о личной жизни и т.п. <5>. С данной точкой зрения не во всех случаях можно согласиться, так как, например, для допроса несовершеннолетнего подсудимого обязательно установление условий его жизни и воспитания, иных особенностей его личности (ч. 1 ст. 421 УПК).

КонсультантПлюс: примечание.

Монография "Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Практическое пособие" (под ред. В.П. Верина) включена в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2006.

<4> Ворожцов С.А., Давыдов В.А., Дорошков В.В. и др. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: актуальные вопросы судебной практики, рекомендации судей Верховного Суда РФ / Отв. ред. В.П. Верин; Верховный Суд Российской Федерации. М.: Юрайт-Издат, 2008.
<5> Комментарий к УПК РФ / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Юрайт, 2004. С. 598.

В ч. 4 ст. 335 УПК, где регулируется право присяжных заседателей задать вопросы подсудимому, потерпевшему, свидетелям или эксперту, указано на вопросы, не относящиеся к предъявленному обвинению. К таким вопросам следует относить вопросы, выходящие за пределы судебного разбирательства, установленные в ст. 252 УПК. В ст. 446 УПК РСФСР был установлен также запрет присяжным заседателям задавать оскорбительные вопросы. Сейчас подобные рекомендации остались лишь в теории. Так, предлагается считать недопустимыми такие вопросы присяжных, как некорректные, носящие оскорбительный характер, не относящиеся к делу, преждевременные, дублирующие и т.д. <6>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография "Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Практическое пособие" (под ред. В.П. Верина) включена в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2006.

<6> Ворожцов С.А., Давыдов В.А., Дорошков В.В. и др. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Актуальные вопросы судебной практики, рекомендации судей Верховного Суда РФ / Отв. ред. В.П. Верин; Верховный Суд Российской Федерации. М.: Юрайт-Издат, 2008.

В настоящее время судебная практика идет по пути расширения круга вопросов. Так, в Определении от 17 июня 2008 г. N 5-О08-110СП Верховный Суд РФ выделил такие виды вопросов, как некорректные и дублирующие. Следует отметить, что при этом Верховный Суд не определил критерии отнесения вопросов к некорректным или дублирующим, что подтверждает неразвитость практики и нормативного регулирования.

Особого внимания заслуживает выделение в теории недопустимых вопросов. Так, например, Н.С. Гаспарян в своей книге "Недопустимые доказательства" приводит следующие виды вопросов, об отклонении которых сторонам необходимо предоставить право ходатайствовать перед судом <7>:

<7> Гаспарян Н.С. Недопустимые доказательства (теория и систематизированная судебная практика). М.: Информ-Право, 2010. С. 151 - 153.
  1. заданные в некорректной и оскорбительной форме;
  2. не имеющие отношения к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, предусмотренным ст. 73 УПК РФ.

Следует согласиться с такой формулировкой автора, поскольку она больше отвечает целям доказывания в процессе выяснения обстоятельств в ходе допроса;

  1. ранее выясненные в суде - с целью избежать получения разных ответов на вопросы, наполненной одинаковой смысловой нагрузкой;
  2. требующие специальных познаний, которыми очевидно не располагает допрашиваемый (например, когда свидетелю, инженеру по профессии, задается вопрос: "Как вы думаете, могли ли имеющиеся у потерпевшего на лице повреждения образоваться при падении?");
  3. в которых осведомленность свидетелей вытекает из незаконно проведенного следственного действия (например, когда после признания протокола обыска недопустимым доказательством свидетелю-понятому задается вопрос об условиях проведения этого обыска);
  4. связанные с понуждением к даче показаний под угрозами (например: "Вы что, хотите быть привлеченным к даче заведомо ложных показаний?");
  5. основанные на искаженных ответах;
  6. основанные на предположении допрашиваемого, а также на слухах, когда последний не может назвать источник своей осведомленности (например: "А как вы думаете?.."), - вытекает из правила о недопустимости подобных показаний, установленного в п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК;
  7. неконкретные;
  8. касающиеся адвокатской тайны и тайны исповеди (например: "Что вы рассказали своему защитнику?");
  9. основанные на даче стороной правовой оценки тем или иным обстоятельствам (например: "А вам известно, что вы совершили преступление, предусмотренное ст. 158 УК РФ?");
  10. связанные с общеизвестными и не требующими доказывания фактами;
  11. вопросы, не подлежащие выяснению с участием присяжных заседателей (ст. ст. 334 - 335 УПК, п. п. 21 - 24 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2005 г. N 23 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей").

Некоторые (п. п. 1, 2, 4, 6 - 12) из приведенных примеров вопросов недопустимы не только на стадии судебного разбирательства, но и на стадии предварительного расследования.

Следует отметить, что законодатель, не регулируя правовой институт недопустимых вопросов, оставляет эту важную сферу на вольное применение судьям, что зачастую приводит к нарушению принципов законности и презумпции невиновности.