Мудрый Юрист

Вина в составе незаконного получения кредита *

<*> Balyabin V.N. Wine in the composition of illegal reception of the credit.

Балябин Василий Николаевич, старший преподаватель кафедры уголовного права ФГКОУ ВПО "Московский университет МВД России", кандидат юридических наук.

Статья посвящена анализу признаков субъективной стороны незаконного получения кредита по уголовному законодательству России. Особое внимание уделено ключевому признаку - вине в форме прямого или косвенного умысла.

Ключевые слова: преступление, банк, кредит, вина, умысел, субъективная сторона преступления, мошенничество.

The article is devoted to the analysis of characteristics of the subjective aspect of illegal reception of the credit under the criminal law of Russia. Special attention is paid to key basis - fault in direct or indirect willfulness.

Key words: crime, bank, credit, wine, intent, subjective aspect of a crime, fraud.

Кредитно-финансовая сфера является "кровеносной системой" общественного экономического организма, она управляет развитием денежных рынков, организует переток капитала из одних секторов экономики в другие, создает и определяет инвестиционный климат и инвестиционную активность в различных отраслях производства, поэтому ее отлаженное действие под контролем государства является необходимым условием для развития экономики страны.

Между тем в России в этой сфере сложились наиболее острые проблемы, характерные для всей российской экономики переходного периода: отставание законодательного процесса от реалий, складывавшихся в хозяйственных отношениях, несовершенство банковских технологий и структур обеспечения собственной безопасности кредитных организаций по сравнению с принятыми в мире, активное внедрение в данную сферу преступных элементов. По мнению специалистов, в 1990-х гг. наибольший ущерб экономике России причинялся именно преступлениями в кредитно-банковской сфере <1>. В интересах правовой охраны сферы государственного и негосударственного кредитования в уголовное и административное законодательство России были включены соответствующие нормы. В Уголовном кодексе Российской Федерации это ст. 176, предусматривающая уголовную ответственность за незаконное получение кредита, льготных условий кредитования, а также незаконное получение и нецелевое расходование государственного целевого кредита.

<1> Лопашенко Н.А. Экономическая преступность: понятие, состояние и проблемы борьбы // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сборник научных статей / Под ред. Н.А. Лопашенко, В.М. Юрина, А.Б. Нехорошева. Саратов: СЮИ МВД России, 1999. С. 18.

Среди основных элементов состава преступления особенную роль играет его субъективная сторона. Субъективную сторону преступления можно определить как предусмотренную уголовным законом совокупность признаков состава преступления, характеризующих психическую деятельность лица по поводу совершаемого им общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом в качестве преступления. Недоказанность ее признаков в уголовном деле исключает наличие состава преступления в деянии лица, а их точное установление обеспечивает правильную квалификацию конкретного деяния и, как следствие, законную и обоснованную ответственность виновного <2>. Особенность субъективной стороны преступления состоит в том, что она, во-первых, предшествует исполнению преступления, проявляясь в виде замысла, мотива, плана преступного поведения, и, во-вторых, "сопровождает" его от начала и до самого конца преступного деяния, представляя собой своеобразный самоконтроль субъекта за совершаемыми действиями.

<2> Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2011. С. 134.

Субъективную сторону преступления характеризуют в различных сочетаниях вина, мотив и цель. В соответствии с уголовно-правовым принципом вины (ст. 5 УК РФ) и законодательным определением преступления (ч. 1 ст. 14 УК РФ) вина представляет собой неотъемлемое свойство преступного деяния и обязательный признак любого состава преступления. Ее неустановление в ходе расследования преступления исключает уголовную ответственность лица.

Н.И. Ветров справедливо указывал, что все преступления в сфере экономической деятельности совершаются с умышленной формой вины <3>. Представляется, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 176 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого либо косвенного умысла.

<3> Ветров Н.И. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебное пособие. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Книжный мир, 2002. С. 148.

В первом случае интеллектуальный момент умысла характеризуется осознанием виновным, во-первых, того, что он незаконным, т.е. не предусмотренным или прямо запрещенным нормативными правовыми актами способом получает кредит или льготные условия кредитования, во-вторых, что он совершает это деяние путем представления кредитору заведомо ложных сведений (при этом заведомость является обязательным признаком, характеризующим субъективную сторону преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, а способ совершения преступления является обязательным дополнительным признаком, характеризующим объективную сторону рассматриваемого деяния), а кроме того, предвидением неизбежности причинения имущественного ущерба в размере не менее 1500 тыс. руб. Волевой момент прямого умысла в данном случае характеризуется желанием виновного совершить соответствующие действия и причинить в результате крупный ущерб, размер которого определен в примечании к ст. 169 УК РФ. Следует отметить, что при незаконном получении кредита виновный не преследует с самого начала цель похитить кредитные средства, обратить их в свою пользу или пользу третьих лиц, он лишь намеревается использовать эти средства для удовлетворения своих финансово-хозяйственных нужд. Более того, в большинстве случаев недобросовестный заемщик будет доказывать, что при определенных обстоятельствах он собирался погасить кредиторскую задолженность, но позже указанного в договоре срока. Именно так объяснял причину своего преступления осужденный Басманным районным судом г. Москвы по ч. 1 ст. 176 УК РФ В.И. Ленчук <4>.

<4> Уголовное дело N 245523. Т. 2. Л.д. 264 // Архив Басманного районного суда г. Москвы.

Во втором случае интеллектуальный момент умысла характеризуется осознанием виновным того, что он обманным способом, а именно путем представления кредитору заведомо ложных сведений, незаконно получает кредит или льготные условия кредитования, а также предвидением возможности причинения в результате этих его действий ущерба в размере, превышающем 1500 тыс. руб. Волевой момент в данном случае образуется желанием виновного совершить указанные действия, а также сознательным допущением им возможности причинения вреда, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, либо безразличным отношением к этой возможности. Во всех этих случаях у виновного должна отсутствовать цель хищения полученных средств, иначе деяние будет квалифицировано как мошенничество по ст. 159.1 УК РФ.

Мотив совершения обманных действий при незаконном получении кредита почти всегда корыстный, ведь во всех подобных случаях недобросовестный заемщик стремится обманным, противозаконным путем получить в свое распоряжение средства, на которые не имеет прав. Это действие виновный совершает в целях получения выгоды для себя. Исходя из смысла уголовного закона, для квалификации преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ, мотив и цель совершения деяний значения не имеют, но должны учитываться судом при назначении наказания.

Что касается незаконного получения государственного целевого кредита, предусмотренного ч. 2 ст. 176 УК РФ, то оно также совершается с прямым или косвенным умыслом.

Если данное преступление совершается с прямым умыслом, то его интеллектуальный момент должен включать в себя осознание виновным того, что он незаконным, т.е. не предусмотренным или прямо запрещенным действующим законодательством способом получает государственные денежные средства и предвидение неизбежности причинения в результате этих его действий крупного ущерба (свыше 1500 тыс. руб.) гражданам, организациям или государству. Волевой момент должен включать в себя желание виновного совершить соответствующие действия и желание наступления предусмотренных УК РФ общественно опасных последствий. По нашему мнению, так как виновный предвидит именно неизбежность (а не возможность) причинения вреда в результате своих действий, то, следовательно, желает наступления указанных общественно опасных последствий. Таким образом, преступление совершается с прямым умыслом.

Интеллектуальный момент косвенного умысла при незаконном получении государственного целевого кредита включает в себя осознание виновным того, что он именно незаконным способом получает государственные кредитные средства в размере, не меньшем 1500 тыс. руб., а также предвидение им возможности причинения в результате этих его действий крупного ущерба (в смысле примечания к ст. 169 УК РФ) гражданам, организациям или государству. Следует еще раз обратить внимание на то, что противоправность способа получения кредита в данном случае должна обязательно осознаваться виновным. Волевой момент умысла включает в себя желание совершить указанные действия при сознательном допущении возможности наступления определенных в ч. 2 ст. 176 и примечании к ст. 169 УК РФ общественно опасных последствий либо безразличном отношении к возможности их наступления.

В обоих рассмотренных случаях в сознании виновного должно отсутствовать намерение обратить получаемые средства в пользу свою или третьих лиц, т.е. должен отсутствовать признак умысла на хищение кредита.

Использование государственного целевого кредита не по прямому назначению, предусмотренное ч. 2 ст. 176 УК РФ, также может совершаться с виной в форме прямого либо косвенного умысла.

В случае совершения этого преступления с прямым умыслом интеллектуальный момент должен включать в себя осознание виновным того, что он использует полученные государственные кредитные средства в размере не менее 1500 тыс. руб. на цели, не предусмотренные кредитным договором или правовым актом о выделении данных средств, и предвидение неизбежности причинения в результате этих своих действий крупного ущерба гражданам, организациям или государству. Волевой момент прямого умысла в данном случае характеризуется желанием виновного совершить соответствующие действия и желанием наступления общественно опасных последствий.

Нецелевое использование государственного целевого кредита признается совершенным с косвенным умыслом, если волевой момент этого умысла включает в себя осознание виновным того, что он использует полученные кредитные средства вразрез с целями, обусловившими их предоставление, и предвидение им возможности наступления общественно опасных последствий в виде причинения ущерба в размере свыше 1500 тыс. руб. гражданам, организациям или государству. Волевой момент характеризуется желанием совершить эти действия и сознательным допущением возможности наступления указанных последствий либо безразличным отношением виновного к возможности их наступления. Мотивы и цель совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 176 УК РФ, так же как и в ч. 1 ст. 176 УК РФ, могут быть любыми. Они не влияют на квалификацию содеянного, но будут учитываться судом при назначении наказания.