Мудрый Юрист

Юридическое общество при императорском томском университете *

<*> Публикация подготовлена при поддержке Министерства образования и науки РФ в рамках реализации ФЦП "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России" на 2009 - 2013 гг., соглашение N 14.В37.21.0481.

Крестьянников Евгений Адольфович, доцент кафедры отечественной истории Института гуманитарных наук Тюменского государственного университета, кандидат исторических наук, доцент.

Объединение людей разных юридических профессий для решения насущных академических и общественных задач становилось необходимым, когда Россия испытывала мощные импульсы модернизации, переживая опыт становления правового государства и гражданского общества. В статье освещаются некоторые вопросы функционирования ассоциации правоведов в отдельном регионе империи: Томское юридическое общество сыграло роль научного, просветительского учреждения, направлявшего свою деятельность на совершенствование права, сообщества юристов и условий местной жизни.

Ключевые слова: Сибирь, Императорский Томский университет, юристы начала XX в.

The legal society under the Imperial Tomsk university

E.A. Krestiannikov

Association of people of different legal professions became necessary for the decision of essential academic and public problems when Russia endured powerful impulses of modernisation, enduring experience of formation of a lawful state and a civil society. The article takes up some questions of functioning of jurists association in separate region of empire. The Tomsk legal society resolved issues of development of science and education and as a whole the establishment directed activity on perfection of the right and increase of a standard of living in that region. It all was very important for the Siberians.

Key words: Siberia, Imperial Tomsk University, lawyers of beginning of XX century.

В дореволюционной России миссия юридических обществ состояла в содействии развитию юриспруденции, повышении уровня профессиональной культуры юристов, укреплении единства служащих правосудию и усовершенствовании правовых порядков, популяризации знаний о праве. Их генезис связан с либеральными реформами эпохи Александра II и стал следствием обретения российскими подданными известной степени свободы.

Одна из Великих реформ - судебная - создавала юстицию, предъявлявшую новые запросы к судье: допуская к судопроизводству представителей общества, она требовала хороших знаний и права, и самого общества одновременно, тем самым стимулируя юридическое образование и науку. Идея независимости суда, воплощенная в Судебных уставах 1864 г., создание самостоятельной судейской корпорации неминуемо приводили к мысли об автономии юристов вообще, которые тогда, по словам Г.А. Джаншиева, "встрепенулись и воспрянули духом" <1>.

<1> Джаншиев Г.А. Эпоха Великих реформ: В 2 т. Т. 2. М., 2008. С. 216.

Еще накануне преобразований в Российской империи создавались кружки из служащих судебного ведомства или студенчества для обсуждения проблем правовой тематики. Они не отличались устойчивостью и часто распадались <2>. В 1863 г. открылось первое в стране Московское юридическое общество (Устав утвержден в 1865 г.) <3>, в задачи которого входило "содействие распространению юридических понятий и начал в публике" <4>. В 1877 г. юридические общества появились в Киеве и Санкт-Петербурге <5>, а затем в других городах. Всего было учреждено 24 общества <6>. Среди них заметную роль играло Юридическое общество при Томском университете (далее - Общество).

<2> См.: Мойсинович А.М. Юридические общества в России (вторая половина XIX - начало XX в.) // Альманах современной науки и образования. 2009. N 11. Ч. 2. С. 56 - 57; Юртаева Е.А. Система юридического образования в Российской империи // Журнал российского права. 2009. N 3. С. 128.
<3> См.: Тульская С.А. Московское юридическое общество (1865 - 1899 гг.). Из истории развития права и правовой науки в России второй половины XIX в. М., 2011.
<4> Каблуков Н.А. В Московском юридическом обществе // Сергей Андреевич Муромцев: Сб. ст. К.К. Арсеньева, Н.И. Астрова, С.И. Бондарева и др. М., 1911. С. 116.
<5> См.: П.С. Юридическая хроника // Журнал гражданского и уголовного права. 1877. N 1. С. 270, N 2. С. 284 - 285.
<6> См.: Миридонова В.С. Научно-исследовательская деятельность Санкт-Петербургского юридического общества // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Право. 2002. N 1. С. 59.

Развитие Сибири во многих аспектах шло медленнее, чем в других регионах, но и в ней обнаруживались силы, толкавшие к приобретению благ закона. Так, в октябре 1861 г. в Иркутске родилась традиция проведения "юридических вечеров", где присутствовавшие разбирали спорные правовые вопросы, занимались чтением юридических журналов, устраивали пробные судебные слушания с присяжными заседателями, защитниками и обвиняемыми <7>. Правда, с отъездом восточносибирского генерал-губернатора Н.Н. Муравьева-Амурского на этих начинаниях была поставлена точка <8>.

<7> См.: Вологодский П.В. Из истории вопроса о судебной реформе в Сибири // Русское богатство. 1892. N 12. С. 1 - 3; Арефьев Н. За пределами Европейской России. I. В Сибири // Северный вестник. 1896. N 1. С. 48 - 49.
<8> См.: Сибирская жизнь. 1901. 11 апр.

В 1863 г. тоболяки обсуждали возможность учреждения в их городе юридического общества, цель которого, по мнению редактора "Тобольских губернских ведомостей" А.И. Орлова, должна была заключаться "в распространении в Тобольской губернии юридических сведений и в подании наставлений лицам, имеющим дела в присутственных местах" <9>. То есть академическая составляющая объединений юристов в те времена представлялась не такой важной, как практическая - ликвидация правовой безграмотности населения и его консультирование по вопросам права.

<9> Орлов А.И. Мысли об учреждении в Тобольске юридического общества // Тобольские губернские ведомости. Редакторский корпус. Антология Тобольской журналистики конца XIX - начала XX в. Тюмень, 2004. С. 487.

Лишь с введением Судебных уставов Александра II <10> и учреждением при Томском университете юридического факультета в 1897 г. <11>, начало деятельности которого датируется октябрем следующего года <12>, в Сибири сложилась крупная научная единица в окружении квалифицированных судебных деятелей, сознательно и ревностно служащих правосудию. Преподаватели приезжали в край со знанием традиций Европейской России, где действовали разные содружества юристов. Так, первый декан юридического факультета в Томске И.Г. Табашников <13> до своего переезда активно участвовал в работе Одесского юридического общества, в летописях которого остался как крайне критичный оратор <14>.

<10> См.: Крестьянников Е.А. Судебная реформа 1864 г. в Западной Сибири. Тюмень, 2009.
<11> См.: Полное собрание законов Российской империи. Собр. III. Т. 17. N 14841.
<12> См.: Годичный акт в Императорском Томском университете 22 октября 1898 г. Томск, 1899. С. 1 - 3.
<13> См.: Сибирский вестник. 1898. 25 окт.
<14> См.: Хмельницкий И. Из деятельности Одесского юридического общества (1892 - 1893 гг.) // Журнал юридического общества при Императорском Санкт-Петербургском университете. 1894. N 7. С. 36 - 45.

Таким образом, имелись все условия для формирования союза правоведов при единственном сибирском университете. 2 марта 1900 г. профессора И.Г. Табашников, И.А. Малиновский, М.А. Рейснер, С.Г. Сабинин и М.Н. Соболев обратились в университетский совет с ходатайством создать общественное учреждение из лиц, причастных к юриспруденции. По замыслу ученых, оно дало бы "объединение научным стремлениям как самих профессоров, так и судебных деятелей города Томска", способствовало бы "развитию юридических знаний и среди местного населения, получившего драгоценный дар новых судебных учреждений", оказав "весьма благотворное влияние в этом отношении на сибирское общество" <15>.

<15> Государственный архив Томской области (далее - ГАТО). Ф. 102. Оп. 1. Д. 227. Л. 1 - 1 об., 3.

Первое заседание новой организации, Устав которой Министр народного просвещения Н.П. Боголепов утвердил 6 февраля 1901 г., прошло 11 марта 1901 г. в зале университетского совета <16>. Учредители поставили перед организацией следующие задачи: научная разработка теоретических и практических вопросов по наукам, изучаемым на юридических факультетах; сбор материалов по обычному праву Сибири; распространение юридических знаний; издание трудов и сочинений по юридическим вопросам <17>.

<16> См.: ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 227. Л. 15 - 15 об.
<17> Там же. Ф. 3. Оп. 6. Д. 21. Л. 1.

Торжественное открытие Общества состоялось 8 апреля 1901 г. в актовом зале Томского университета в присутствии исполняющего обязанности томского губернатора Д.Н. Дельвига, попечителя западносибирского учебного округа Л.И. Лаврентьева, членов совета Общества, университетских ректора, деканов и профессоров, а также студентов и многочисленной посторонней публики <18>. Важность мероприятия подчеркивалась поступившими и зачитанными в тот день приветственными адресами и телеграммами от Министра народного просвещения и из других обществ <19>. В состав Общества вошли наряду с представителями академической общественности практикующие юристы - члены Томского окружного суда, мировые судьи, прокурорские работники, адвокаты <20>. Их роль в организации стала настолько значимой, что очень скоро возник вопрос об изменении ее устава, с тем чтобы допустить председательствовать в ней, как и в некоторых аналогичных сообществах Европейской России, не теоретиков, а тружеников судебного ведомства, в чем, однако, Министерство народного просвещения категорически отказало <21>. На теснейшую связь с юристами-практиками указывал и тот факт, что устав юридической консультации при Томском окружном суде предусматривал в случае ее роспуска передачу консультационного имущества Обществу <22>.

<18> См.: Сибирская жизнь. 1901. 11 апр.
<19> См.: Дорожник по Сибири и Азиатской России. 1901. N 4. С. 91 - 92.
<20> См.: ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 227. Л. 18 - 19.
<21> Там же. Д. 289.
<22> См.: ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 27. Л. 17а об.

Юридическое общество относилось к тому типу подобных учреждений, которые создавались и состояли под эгидой университетских центров. К ним можно причислить первые общества юристов в Москве, Санкт-Петербурге и Киеве при Университете Св. Владимира <23>, потом они стали появляться в других университетских городах. Так, в Одессе юридическое объединение возникло по инициативе профессоров Новороссийского университета во главе с деканом юридического факультета Ф.И. Леонтовичем <24>. Еще одна разновидность обществ - организации, базировавшиеся при судебных учреждениях, в частности открытое в 1902 г. под покровительством окружного суда Екатеринодарское юридическое общество <25>, в 1903 г. - Саратовское <26>, созданное при судебной палате.

<23> См.: Протоколы Киевского юридического общества за вторую половину 1879 г. Киев, 1880.
<24> См.: Протоколы заседаний юридического общества, состоящего при Императорском Новороссийском университете за 1879, 1880 и 1881 гг. Одесса, 1882. С. 1.
<25> См.: Журнал Министерства юстиции. 1902. N 2. С. 258.
<26> Там же. 1903. N 10. С. 196.

В союзах юристов, аналогичных томскому, опасность представляла возможность "образования двух враждебных партий" из "практических деятелей" и "партии университетской", что продемонстрировала судьба Одесского юридического общества <27>, где из-за "каких-то личных счетов и передряг", "нелепой и грубой выходки" профессоров оно переживало периоды продолжительных перерывов в деятельности или просто "спячки" <28>. Чиновникам Министерства народного просвещения, знакомым с неудачным одесским опытом, подобная ситуация представлялась более возможной в Томске "ввиду исключительных местных условий" <29>, но, наверное, они ошибались. Изолированность региона и сознание общих нужд в условиях Сибири только сближали сибиряков, в том числе юристов, подтверждением чему могут служить уникальное сотрудничество всего состава адвокатуры в томской консультации поверенных, отсутствие между ними розни, в той или иной мере свойственной консультационным заведениям Европейской России <30>.

<27> См.: ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 289. Л. 10 об.
<28> См.: Журнал Министерства юстиции. 1903. N 10. С. 196; Хмельницкий И. Указ. соч. С. 68.
<29> ГАТО. Ф. 102. Он. 1. Д. 289. Л. 10 об.
<30> См.: Крестьянников Е.А. "Подпольная адвокатура" и консультации поверенных в дореволюционной России: из сибирского опыта // Российская история. 2010. N 4. С. 167 - 176.

Годичный опыт функционирования Общества рассеял сомнения о том, что практикующие юристы и правоведы-теоретики не поладят. На заседании 19 апреля 1902 г. член общественного совета и судья Томского окружного суда Д.Г. Бессонов выступил с речью "О взаимодействии практики и теории права в области уголовного процесса", обосновывавшей перспективу "единения" всех представителей юридического корпуса. Он вспомнил про заблуждения тех, кому при открытии учреждения виделись будущие разногласия из-за перевеса юристов-практиков и как результат этого - "извращение задач Общества", утрата им "своего научного характера". "Предсказание, однако, не сбылось, - констатировал судебный чиновник, - никакого наплыва практических веяний не получилось" <31>.

<31> Сибирский вестник. 1902. 25 апр.; Сибирская жизнь. 1902. 23 апр.; Сибирский наблюдатель. 1902. N 5. С. 144 - 145.

Общество, бесспорно, являлось "выразителем научной жизни университета" <32>, но вместе с тем его сотрудники не забывали о самосовершенствовании всей юридической корпорации, просветительской миссии своего содружества, повышении общей правовой культуры, нуждах государственных органов и подданных. Деятельность объединения томских юристов отличалась разнообразием. Она вполне соответствовала тому назначению, на которое указывает В.А. Томсинов: "Соединяя воедино в одном сообществе людей различных юридических профессий, представляющих юридическую теорию, с одной стороны, и юридическую практику - с другой, общественная организация юристов приобретает, помимо прочего, еще и значение учреждения, в рамках которого юристы могут обмениваться и обогащаться опытом и знаниями, накопленными в различных отраслях юриспруденции и юридической деятельности" <33>. В этих целях использовались публичное чтение докладов, дебаты, обсуждение публикаций.

<32> Фоминых С.Ф. Роль Императорского Томского университета в развитии образования и науки (1888 - 1917 гг.) // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2000. Вып. 4. Серия: Гуманитарные науки (спецвыпуск). С. 65.
<33> Томсинов В.А. Московское юридическое общество при Императорском Московском университете // Законодательство. 2012. N 3. С. 88 - 89.

Спектр рассматривавшихся на заседаниях Общества проблем был весьма широк: вопросы теории и истории права, политэкономии, развития отечественного и зарубежного законодательства и др. Названия сообщений свидетельствуют о глубине погружения ораторов в избранную тематику: "Муниципальное движение в Англии", "Спецификация" <34>, "Вопросы права в сочинениях А.П. Чехова" <35>, "Смертная казнь в русской художественной литературе", "Фискальные тенденции в русской таможенной политике", "Особые суды по делам о несовершеннолетних до 17 лет" <36>, "Основные положения проекта в V книге нового Гражданского уложения" <37>, "Политика папы Льва XIII в связи с прошлым папства" <38>, "Роль аристократии в государственном строе Древней Руси" <39> и т.д.

<34> См.: Отчет о состоянии Императорского Томского университета за 1902 г. Год четырнадцатый. Томск, 1903. С. 155.
<35> См.: Малиновский И.А. Вопросы права в сочинениях А.П. Чехова (доклад, читанный на заседаниях Томского юридического общества 9 и 30 октября 1904 г.). Томск, 1905.
<36> См.: Отчет о состоянии Императорского Томского университета за 1910 г. Томск, 1911. С. 40.
<37> См.: Сибирский наблюдатель. 1902. N 5. С. 143 - 144.
<38> См.: Отчет о состоянии Императорского Томского университета за 1903 г. Томск, 1904. С. 164.
<39> См.: Журнал Министерства юстиции. 1903. N 2. С. 239 - 240.

Для сотрудников приоритетным направлением являлось удовлетворение потребностей Сибири, в то время увеличившей темпы развития и потому нуждавшейся в оперативной помощи юридического характера. По словам третьего председателя П.С. Климентова, возглавляемое им Общество стремилось оказывать "большое влияние на правовую жизнь" края, являясь для него "драгоценным" <40>. Многочисленные выступления посвящались региональной проблематике: "Обычное право сибирских инородцев", "О введении земства в Сибири", "О маслоделии в Сибири", "Об уставах маслодельных артелей", "О сибирской податной общине", "О религиозном движении на Алтае" <41>, "К вопросу о бродяжничестве в Сибири в связи с законом об отмене ссылки" <42>, "О правах и нуждах крестьян Енисейской губернии", "Об общественном управлении минусинских кочевых инородцев" <43>, "Очерки развития маслоделия в Западной Сибири за истекшее десятилетие" <44>. Стремление Общества изучить наиболее важные для сибиряков проблемы позволило определить контуры самостоятельного научного поиска Общества. Наблюдая за его деятельностью на протяжении десяти с лишним лет, один из лидеров сибирского областничества Г.Н. Потанин выделил три ведущих направления научно-практических изысканий: исследование вопросов о введении земских учреждений, развитии маслоделия и реформе мирового суда в крае <45>.

<40> См.: Сибирский наблюдатель. 1902. N 5. С. 146.
<41> См.: Потанин Г.Н. Культурно-просветительские организации // Город Томск. Томск, 1912. С. 96.
<42> См.: Отчет о состоянии Императорского Томского университета за 1901 г. Год пятнадцатый. Томск, 1902. С. 150.
<43> См.: Отчет о состоянии Императорского Томского университета за 1903 г. С. 164.
<44> См.: Журнал Министерства юстиции. 1904. N 10. С. 125.
<45> См.: Потанин Г.Н. Указ. соч. С. 96.

В силу широты поставленных задач и их межотраслевого значения правоведы сотрудничали с иными общественными организациями. Знаменитый Томский проект о земских учреждениях стал продуктом совместной деятельности уполномоченных от обществ: юридического, сельскохозяйственного, технического, попечения о начальном образовании, взаимопомощи учащихся и учившихся, практических врачей <46>. Томская профессура не оставила без внимания интересы сибирской деревни. Например, 26 марта 1902 г. состоялось совместное с обществом сельского хозяйства заседание, на котором докладчики от Общества И.А. Базанов и М.Н. Соболев подвергли критике проект устава молочных товариществ, а завязавшаяся дискуссия закончилась лишь в полночь щедрыми аплодисментами публики <47>. В мае 1902 г. Общество начало реализовывать собственную программу статистического изучения сибирского маслоделия <48>, но, так как оно не располагало государственной субсидией <49>, пришлось предпринимать усилия, чтобы найти деньги. Министерство государственных имуществ и земледелия положительно отнеслось к инициативе томских юристов и ходатайствовало перед Министерством финансов о выделении средств на проведение намеченного исследования, а П.С. Климентов отправился в столицу, чтобы отстоять идею о необходимости задуманного мероприятия в главном финансовом ведомстве страны <50>. Из ассигнованных 15 тыс. руб. в декабре 1902 г. была получена лишь треть суммы <51>, остальные после фактического проведения разного рода работ, признанных "несоответственными", не поступили <52>. Тем не менее изучение продолжилось и без финансирования, результатом чего стал выход публикации "Экономическое исследование маслоделия в Сибири" <53>.

<46> См.: Альтшуллер М.И. Земство в Сибири. Томск, 1916. С. 320.
<47> См.: Сибирский вестник. 1902. 28 марта.
<48> См.: Отчет о состоянии Императорского Томского университета за 1902 г. С. 156.
<49> См.: Некрылов С.А. Организация и финансирование научных экскурсий и экспедиций по Сибири в Императорском Томском университете (1885 - февраль 1917 г.) // Вестник Томского государственного университета. 2009. N 318. С. 122.
<50> См.: Сибирский вестник. 1902. 12, 23 мая.
<51> См.: Отчет о состоянии Императорского Томского университета за 1902 г. С. 156.
<52> См.: Журнал Министерства юстиции. 1904. N 10. С. 125.
<53> См.: Экономическое исследование маслоделия в Сибири. Харьков, 1906.

Определение возможностей по совершенствованию сибирского правосудия стало наиболее практическим и близким целям Общества. В 1909 г. при нем была создана Судебная комиссия, занимавшаяся разработкой конкретных рецептов улучшения мирового суда в крае. Комиссия была коллективом юристов-теоретиков (профессора Томского университета И.А. Базанов, С.П. Мокринский, И.Я. Новомбергский) и юристов-практиков (члены Томского окружного суда В.П. Гальперин и Е.А. Семенов, адвокаты С.В. Александровский, В.Н. Анучин, М.Р. Бейлин, П.В. Вологодский и А.М. Головачев, мировой судья И.Л. Усанович). Разработанные ими рекомендации - необходимость выборности и несменяемости мировых судей, безусловное наличие высшего юридического образования и др. <54> - отвечали потребностям сибиряков.

<54> См.: Реформа местного суда в Сибири // Труды Томского юридического общества при Императорском Томском университете. Вып. 2. Томск, 1911. С. 1 - 4.

Главным средством знакомства юридической общественности с научными достижениями и популяризации знаний являлись публикации. Столичные юридические общества при университетах имели собственные периодические издания, провинциальные - научную и просветительскую деятельность продвигали с помощью университетских органов печати при наличии таковых или в местных газетах <55>. Правоведы Томска, объединившись в Общество, сразу озаботились вопросом о необходимости его печатных трудов и ходатайствовали перед Министерством народного просвещения о выделении ежегодного пособия в размере 300 руб., но получили отказ <56>.

<55> См.: Юртаева Е.А. Указ. соч. С. 129.
<56> См.: ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 227. Л. 41.

Несмотря на это, кроме "Известий Императорского Томского университета", публикующих множество материалов на юридическую тематику, сотрудники Общества печатались и в других изданиях. С 1905 г. М.Н. Соболев, И.А. Малиновский и другие издавали и редактировали "Сибирскую жизнь" <57> - самую многотиражную газету края <58>. Работы первого председателя М.А. Рейснера регулярно появлялись в органе Санкт-Петербургского юридического общества - "Вестнике права" <59>, идеи доклада П.С. Климентова "Исторический материализм", зачитанного уже после его ухода из жизни <60>, были опубликованы в "Русской мысли" <61>, доводы И.А. Малиновского о нужности земства для Сибири высказывались на страницах "Вестника Европы" <62>, речь мирового судьи из Томска И.В. Михайловского в память своего великого учителя Б.Н. Чичерина напечатал столичный журнал "Образование" <63> и т.д. Пятидесятилетие уставов Александра II члены Общества отметили публикациями в местной прессе <64> и самых авторитетных российских сборниках, посвященных празднованию <65>.

<57> См.: Крутовский В.М. Периодическая печать в Томске // Город Томск. Томск, 1912. С. 301; Сибирская жизнь. 1905. 8 нояб.
<58> См.: Косых Е.Н. Сибирская жизнь // Томск от А до Я: Краткая энциклопедия города. Томск, 2004. С. 311.
<59> См.: Рейснер М.А. Новое право // Вестник права. 1904. N 5. С. 28 - 90; Он же. Нравственная личность в правовом государстве // Там же. 1903. N 5/6. С. 37 - 48; Он же. Что такое правовое государство // Там же. 1903. N 4. С. 71 - 99.
<60> См.: Сибирский наблюдатель. 1902. N 12. С. 193 - 194.
<61> См.: Климентов П.С. Исторический материализм // Русская мысль. 1903. N 1. С. 71 - 90.
<62> См.: Малиновский И.А. Накануне земства в Сибири // Вестник Европы. 1910. N 12. С. 292 - 304.
<63> См.: Михайловский И.В. Воззрения Б.Н. Чичерина на право и государство (доклад, читанный 28 февраля в заседании Томского юридического общества, посвященном памяти Б.Н. Чичерина) // Образование. 1904. N 7. Отд. 2. С. 24 - 38.
<64> См.: Из истории выборного мирового суда (из доклада, прочтенного проф. С.П. Мокринским 20 ноября в юридическом обществе) // Сибирская жизнь. 1914. 23 нояб.; Тельберг Г.Г. Судебная реформа и русская юриспруденция (по поводу пятидесятилетия Судебных уставов императора Александра II) // Там же.
<65> См.: Мокринский С.П. Выборный мировой суд // Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за пятьдесят лет. Т. 2. Пг., 1914. С. 1 - 64; Он же. Суд присяжных // Там же. С. 115 - 159; Тельберг Г.Г. Влияние судебной реформы на науку права // Судебная реформа. Т. 1. М., 1915. С. 354 - 380.

Между тем Общество трудилось в сложной обстановке. "То было время исключительное, время бурных и быстро сменявшихся переживаний, меньше всего пригодное для правильного и планомерного строительства" <66>. Правительственные либеральные порывы, выражавшиеся хотя бы в представлении на обсуждение юридическим обществам важных законопроектов, в частности Уложения о наказаниях <67>, сменились стремлением ограничивать свободы. Так, в 1899 г. закрывалось Московское юридическое общество, в деятельности которого Н.П. Боголепов усмотрел вред (действительная причина, по словам Г.А. Джаншиева, заключалась в нежелании следовать "реакционному направлению" <68>). Оно восстанавливалось в 1910 г., но почти до самого падения царизма испытывало ограничения, "пагубно сказывавшиеся на его организации и деятельности" <69>. В 1902 г. действиями губернатора, "пожелавшего" пресечь чтение Н.В. Рейнгардтом доклада "Роман гр. Л.Н. Толстого ("Воскресение") и вопросы уголовного права, им возбуждаемые", была парализована деятельность Казанского юридического общества <70>.

<66> Гессен И.В. Адвокатура, общество и государство (1864 - 1914) // История русской адвокатуры. Т. 1. М., 1997. С. 349.
<67> См.: Протоколы заседаний юридического общества, состоящего при Императорском Московском университете. Год двадцать первый (1883 - 1884). М., 1883. С. 4.
<68> См.: Джаншиев Г.А. Указ. соч. С. 219.
<69> Томсинов В.А. Московское юридическое общество при Императорском Московском университете // Законодательство. 2012. N 5. С. 91 - 94.
<70> См.: Из общественной хроники // Вестник Европы. 1902. N 12. С. 885 - 887.

Публичные занятия обществ являлись фактором, расшатывавшим самодержавие, особенно когда симптомы революции превращались в революционный синдром. Юристы-ученые, будучи флагманами прогресса, и юристы-практики, непосредственно служившие праву, больше других видели общественные пороки и государственный произвол. Их объединение неминуемо порождало идеи, пропитанные оппозиционностью и неугодные охранителям. К примеру, 27 декабря 1908 г. И.А. Малиновский на заседании Санкт-Петербургского юридического общества прочитал сообщение "Кровавая месть и смертные казни", в конце выступления огласив приговор самодержавным правовым порядкам: "Необходима ликвидация старого режима и установление такого нового строя, при котором права гражданина признавались бы за всем населением и при котором была бы гарантирована охрана этих прав государством" <71>.

<71> Труды юридического общества при Императорском Санкт-Петербургском университете. Т. 1 (1908 - 1909 гг.). СПб., 1910. С. 51 - 71. О сибирском этапе жизни И.А. Малиновского см.: Некрылов С.А., Фоминых С.Ф. Томский период деятельности профессора русского права И.А. Малиновского // Вестник Томского государственного университета. История. 2012. N 4. С. 21 - 26.

Подъем общественно-политической жизни отразился на деятельности союза томских юристов. Профессура на его заседаниях, напоминавших сходку оппозиционеров, опасаясь проявлять свой либерализм в университетских стенах, громко заявляла о свободах, демократии, законности <72>. Недолгий период последовательного и динамичного становления Общества завершился в 1905 г., когда ему предстояло "ответить на ряд важных государственных вопросов, выдвинутых" той "исторической минутой" <73>. Скандальным получилось собрание 27 марта, состоявшееся для заслушивания докладов адвоката Р.Л. Вейсмана и тогдашнего председателя профессора Н.Н. Розина о печати и цензуре <74>. В духе эпохи ораторы высказали нелицеприятные для властей суждения, взволновавшие публику. Попытки председателя успокоить зрителей вызвали возмущение и язвительные насмешки относительно провозглашенной только что с трибуны "свободы слова" <75>.

<72> См.: Грузинов А.С., Савченко М.М. "История учит" [вступительная статья] // Соболев М.Н. Таможенная политика России во второй половине XIX в. Ч. 1. М., 2012. С. 17.
<73> См.: Сибирский вестник. 1905. 9 окт.
<74> См.: ГАТО. Ф. 3. Оп. 6. Д. 21. Л. 2.
<75> См.: Сибирская жизнь. 1905. 30 марта.

Следующее заседание сделали закрытым, местная пресса охарактеризовала его "неправильным" и "убогим". Зал, где оно прошло, "еще недавно шумный и живой", имел "грустный и печальный вид", "представлял обширную пустыню, и в ней два-три ученых пилигрима вели унылый разговор" <76>. На одном из таких келейных совещаний 9 октября 1905 г. большинство присутствовавших постановили временно приостановить публичную деятельность Общества <77>. В 1909 г. работа возобновилась обсуждением вопросов о реформе местного суда в Сибири <78>; ноябрь 1914 г. ознаменовался двумя собраниями, посвященными юбилею Судебных уставов <79>.

<76> Там же. 12 апр.; Сибирский вестник. 1905. 12 апр.
<77> См.: Сибирская жизнь. 1905. 12 окт.
<78> См.: Некрылов С.А. Томский университет - первый научный центр в азиатской части России (середина 1870-х гг. - 1919 г.): Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Томск, 2009. С. 28 - 29.
<79> См.: Отчет о состоянии Томского университета за 1916 г. Томск, 1917. Отд. 9. С. 2; Сибирская жизнь. 1914. 18 нояб.

В условиях кризиса позднеимперской государственности юристы оказались на острие противоречий между властью, не способной поделиться правами с подданными, и населением, не удовлетворенным объемом данных ему прав. Обстоятельства не позволяли находиться одновременно на стороне и государства, и общества, действуя во благо того и другого. Поляризация правосознания, стремительные разложение самодержавия и рост нетерпимости масс, распространение среди правоведов увлечений, не связанных с отстаиванием существовавшего закона, минимизировали созидательные возможности юридических объединений.

Библиографический список

Альтшуллер М.И. Земство в Сибири. Томск, 1916.

Арефьев Н. За пределами Европейской России. I. В Сибири // Северный вестник. 1896. N 1.

Вологодский П.В. Из истории вопроса о судебной реформе в Сибири // Русское богатство. 1892. N 12.

Гессен И.В. Адвокатура, общество и государство (1864 - 1914) // История русской адвокатуры. Т. 1. М., 1997.

Грузинов А.С., Савченко М.М. "История учит" [вступительная статья] // Соболев М.Н. Таможенная политика России во второй половине XIX в. Ч. 1. М., 2012.

Джаншиев Г.А. Эпоха Великих реформ. Т. 2. М., 2008.

Из истории выборного мирового суда (из доклада, прочтенного проф. С.П. Мокринским 20 ноября в юридическом обществе) // Сибирская жизнь. 1914. 23 нояб.

Из общественной хроники // Вестник Европы. 1902. N 12.

Каблуков Н.А. В Московском юридическом обществе // Сергей Андреевич Муромцев: Сб. ст. К.К. Арсеньева, Н.И. Астрова, С.И. Бондарева и др. М., 1911.

Климентов П.С. Исторический материализм // Русская мысль. 1903. N 1.

Косых Е.Н. Сибирская жизнь // Томск от А до Я: Краткая энциклопедия города. Томск, 2004.

Крестьянников Е.А. "Подпольная адвокатура" и консультации поверенных в дореволюционной России: из сибирского опыта // Российская история. 2010. N 4.

Крестьянников Е.А. Судебная реформа 1864 г. в Западной Сибири. Тюмень, 2009.

Крутовский В.М. Периодическая печать в Томске // Город Томск. Томск, 1912.

Малиновский И.А. Вопросы права в сочинениях А.П. Чехова (доклад, читанный на заседаниях Томского юридического общества 9 и 30 октября 1904 г.). Томск, 1905.

Малиновский И.А. Накануне земства в Сибири // Вестник Европы. 1910. N 12.

Миридонова В.С. Научно-исследовательская деятельность Санкт-Петербургского юридического общества // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Право. 2002. N 1.

Михайловский И.В. Воззрения Б.Н. Чичерина на право и государство (доклад, читанный 28 февраля в заседании Томского юридического общества, посвященном памяти Б.Н. Чичерина) // Образование. 1904. N 7. Отд. 2.

Мойсинович А.М. Юридические общества в России (вторая половина XIX - начало XX в.) // Альманах современной науки и образования. 2009. N 11. Ч. 2.

Мокринский С.П. Выборный мировой суд // Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за пятьдесят лет. Т. 2. Пг., 1914.

Мокринский С.П. Суд присяжных // Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за пятьдесят лет. Т. 2. Пг., 1914.

Некрылов С.А. Организация и финансирование научных экскурсий и экспедиций по Сибири в Императорском Томском университете (1885 - февраль 1917 г.) // Вестник Томского государственного университета. 2009. N 318.

Некрылов С.А. Томский университет - первый научный центр в азиатской части России (середина 1870-х гг. - 1919 г.): Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Томск, 2009.

Некрылов С.А., Фоминых С.Ф. Томский период деятельности профессора русского права И.А. Малиновского // Вестник Томского государственного университета. История. 2012. N 4.

Орлов А.И. Мысли об учреждении в Тобольске юридического общества // Тобольские губернские ведомости. Редакторский корпус. Антология Тобольской журналистики конца XIX - начала XX в. Тюмень, 2004.

П.С. Юридическая хроника // Журнал гражданского и уголовного права. 1877. N 1, N 2.

Полное собрание законов Российской империи. Собр. III. Т. 17. N 14841.

Потанин Г.Н. Культурно-просветительские организации // Город Томск. Томск, 1912.

Рейснер М.А. Новое право // Вестник права. 1904. N 5.

Рейснер М.А. Нравственная личность в правовом государстве // Вестник права. 1903. N 5/6.

Рейснер М.А. Что такое правовое государство // Вестник права. 1903. N 4.

Реформа местного суда в Сибири // Труды Томского юридического общества при Императорском Томском университете. Вып. 2. Томск, 1911.

Тельберг Г.Г. Влияние судебной реформы на науку права // Судебная реформа. Т. 1. М., 1915.

Тельберг Г.Г. Судебная реформа и русская юриспруденция (по поводу пятидесятилетия Судебных уставов императора Александра II) // Сибирская жизнь. 1914. 23 нояб.

Томсинов В.А. Московское юридическое общество при Императорском Московском университете // Законодательство. 2012. N 3, N 5.

Труды юридического общества при Императорском Санкт-Петербургском университете. Т. 1 (1908 - 1909 гг.). СПб., 1910.

Тульская С.А. Московское юридическое общество (1865 - 1899 гг.). Из истории развития права и правовой науки в России второй половины XIX в. М., 2011.

Фоминых С.Ф. Роль Императорского Томского университета в развитии образования и науки (1888 - 1917 гг.) // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2000. Вып. 4. Серия: Гуманитарные науки (спецвыпуск).

Хмельницкий И. Из деятельности Одесского юридического общества (1892 - 1893 гг.) // Журнал юридического общества при Императорском Санкт-Петербургском университете. 1894. N 7.

Экономическое исследование маслоделия в Сибири. Харьков, 1906.

Юртаева Е.А. Система юридического образования в Российской империи // Журнал российского права. 2009. N 3.