Мудрый Юрист

Проблемы раскрытия и расследования убийств, осложненных суицидом подозреваемого

Ардашев Роман Георгиевич, соискатель кафедры уголовно-правовых дисциплин факультета права, социологии и СМИ Иркутского государственного технического университета.

Китаев Николай Николаевич, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин факультета права, социологии и СМИ Иркутского государственного технического университета, кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист РФ.

Статья посвящена вопросам раскрытия и расследования убийств, по которым виновное лицо совершило посткриминальный суицид.

Ключевые слова: посткриминальный суицид убийц, установление и розыск подозреваемых, расследование убийств.

Problems of investigation and detection of murders complicated with suicide of suspects

R.G. Ardashev, N.N. Kitaev

The article deals with the issues of detecting and investigating murders that involved post criminal suicide of suspects.

Key words: post criminal suicide of murderers, identification and search for suspects, investigation of murders.

За последние 15 лет в России защищены 3 докторские и более 20 кандидатских диссертаций, посвященных различным аспектам раскрытия и расследования убийств. Несмотря на большой объем проведенных исследований, многие важные вопросы расследования преступлений против жизни остаются без должного освещения, в частности убийства, осложненные посткриминальным суицидом (самоубийством). Суицид не является преступлением, отчего по большинству таких случаев следственные органы не возбуждают уголовные дела, ограничиваясь сбором минимального объема материалов, по которым выносятся постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Ежегодно в нашей стране совершаются сотни убийств, сопряженных с последующим суицидом подозреваемых <1>. Однако в рамках действующих форм федерального статистического наблюдения и ведомственных форм статистической отчетности в системе МВД РФ сбор и обработка информации по фактам суицида лиц, совершивших убийства, не предусмотрены. Отсюда следует, что даже когда убийства с последующим суицидом виновного лица совершаются в условиях очевидности, то статистических сведений о таких деяниях нет ни в региональных информационных центрах, ни в ГИЦ МВД РФ.

<1> Фалалеев М. Стрелялись // Российская газета. 12.01.2012.

В тех случаях, когда признаки убийства очевидны, уголовное дело должно возбуждаться немедленно, независимо от того, известна или нет личность преступника <2>. Отказ в возбуждении дела об убийстве должен иметь место только в случае достоверного установления отсутствия события преступления <3>.

<2> Протопопов А.Л. Прокурорский надзор за расследованием убийств. СПб., 2006. С. 137.
<3> Тарасов М.Ю. Расследование уголовных дел об убийствах: процессуальные и криминалистические вопросы: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 2003. С. 16.

Изучение практики правоохранительных органов в России показывает, что далеко не всегда уголовные дела возбуждались в ситуациях посткриминального суицида убийц. Так, Ш., будучи в состоянии алкогольного опьянения, застрелил из охотничьего ружья трех членов своей семьи, а затем - себя. Следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела "в связи со смертью лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого" <4>. Другой следователь аналогично отказал в возбуждении уголовного дела в отношении Виктора А., который 30 октября 2012 г. по мотивам ревности убил выстрелом из ружья свою жену, после чего застрелился сам <5>.

<4> Архив СО по г. Твери СУ СК РФ, 2008. Материал проверки N 580.
<5> Архив СО по г. Якутску СУ СК РФ по Республике Саха (Якутия), 2012. Материал проверки N 1417.

В подобных случаях факты убийств не отражаются в соответствующих разделах уголовной статистики, поскольку расследований по ним не проводится. Мы солидарны с мнением А.Л. Протопопова, который дает следующую оценку таких процессуальных нарушений: "Это не что иное, как попытка скрыть тяжкое преступление от учета или полнейшая профессиональная непригодность сотрудника органа дознания, следователя" <6>. Процессуальный закон однозначно требует, чтобы все случаи выявления убийств, осложненных посткриминальным суицидом правонарушителя, влекли возбуждение уголовного дела и проведение качественного расследования, которое может выявить совершенно иную картину случившегося (например, инсценировку суицида) <7>. Не исключается и заказной характер такого деяния, когда оплату получает сам будущий суицидент либо иные лица, связанные с ним (родные, знакомые).

<6> Протопопов А.Л. Указ. соч. С. 144.
<7> Рывкин С.Ю. Особенности расследования и предупреждения убийств, совершенных военнослужащими: Автореф. дис. ... к.ю.н. Волгоград, 2005. С. 18 - 22.

По делам об убийствах, когда правонарушитель скрылся с места происшествия, а к суициду прибегнул позднее, возможны два варианта: 1) личность убийцы установлена, и он объявлен в розыск; 2) личность преступника неизвестна <8>. В последнем случае факт самоубийства такого лица может быть воспринят правоохранительными органами без связи с нераскрытым убийством, которое в названной ситуации раскрыто никогда не будет.

<8> Ардашев Р.Г. О качестве протоколов осмотра трупа и места происшествия при убийствах, сопряженных с посткриминальным суицидом правонарушителей // Закон и право. 2012. N 10. С. 85.

Чтобы оценить значимость сказанного, достаточно привести некоторые статистические данные МВД РФ за 2009 - 2011 гг. Так, в 2009 г. в Российской Федерации по причине неустановления лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности (ст. 105 УК РФ), приостановлено производством 1841 дело, в 2010 г. - 1810 дел, в 2011 г. - 1791 уголовное дело.

В 2009 г. в связи с розыском скрывшихся преступников (ст. 105 УК РФ) приостановлено 258 дел, в 2010 г. - 224 дела, в 2011 г. - 245 дел <9>. Есть все основания полагать, что определенная часть неустановленных убийц впоследствии прибегла к суициду, как и некоторое количество преступников данной категории, находящихся в розыске.

<9> Письмо заместителя начальника управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и СМИ МВД РФ О.М. Ельникова N 23/2067 от 5 октября 2012 г. // Личный архив Р.Г. Ардашева.

В 2012 г. одним из авторов был проведен опрос руководителей структур уголовного розыска в 41 субъекте РФ <10>. Полученные нами ответы позволили сделать вывод, что ни в одном из подразделений уголовного розыска не уделяется должного внимания моделированию такого поведения скрывшегося виновного лица, как его возможный посткриминальный суицид, при составлении планов оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию убийств и розыску скрывшихся подозреваемых. С другой стороны, в ряде мест наблюдались случаи, когда скрывшийся убийца спустя весьма длительное время после содеянного, находясь в другом районе или субъекте РФ, прибегает к суициду (сведения из 9 регионов страны).

<10> Опрос проведен Р.Г. Ардашевым. - Прим. авт.

Так, 19 февраля 2011 г. в двух квартирах Ленинского района г. Саранска были обнаружены трупы проживавших там Т., К. и Г. с колото-резаными и рублеными ранами. По данным фактам возбудили два уголовных дела. 22 февраля 2011 г. в с. Кривозерье Лямбирского района Республики Мордовия нашли висевший в петле труп Х. При проверке обстоятельств суицида Х. выяснилось, что вышеназванные три убийства совершены им в состоянии алкогольного опьянения на почве личных неприязненных отношений. Уголовные дела были соединены в одно производство. Расследование прекращено в связи со смертью подозреваемого Х. <11>.

<11> Архив СО по Ленинскому району г. Саранска СУ СК РФ по Республике Мордовия, 2011. Уголовное дело N 18015.

Пятого ноября 2011 г. в одном из жилых домов села Большой Антибес Мариинского района Кемеровской области неизвестный преступник застрелил из охотничьего гладкоствольного ружья потерпевших Ч. и Ш. С места происшествия были изъяты отпечатки пальцев рук. 14 ноября 2011 г. в подъезде одного из жилых домов г. Тайги Кемеровской области обнаружили труп Валерия О. с огнестрельной раной головы и обрез охотничьего ружья 20-го калибра, находившийся рядом с телом. Установили, что отпечатки рук на месте убийства Ч. и Ш. принадлежат Валерию О., который совершил данное преступление, а затем - посткриминальный суицид <12>.

<12> Архив СО по г. Мариинску СУ СК РФ по Кемеровской области, 2012. Уголовное дело N 11141053.

В апреле 2008 г. в своей квартире (г. Набережные Челны Республики Татарстан) был обнаружен труп Адили Х. с колото-резаными ранами сердца и органов брюшной полости. По горячим следам сотрудники уголовного розыска установили, что преступление совершил ранее судимый Ильгизар Г., скрывшийся с места происшествия. Он был объявлен в розыск, но план оперативно-розыскных мероприятий не предусматривал проверку трупов лиц, покончивших суицидом. Только в конце июня 2008 г. оперативные работники узнали, что тело Г. обнаружено на берегу реки Камы и что подозреваемый покончил с собой еще в апреле, бросившись в реку с моста Нижнекамской ГЭС <13>.

<13> Архив Набережночелнинского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Республике Татарстан, 2008. Уголовное дело N 204753; Архив Автозаводского РОВД г. Набережные Челны, 2008. Розыскное дело N 10373.

Ежегодно более 30 тыс. неизвестных трупов поступают в судебно-медицинские морги России, из них устанавливают личность лишь в 20 - 25% случаев <14>. Нет сомнений, что среди указанных объектов находится немало тех, кто был объявлен в розыск как правонарушитель или пропавший без вести, в том числе убийцы, прибегнувшие позднее к суициду. Решение важной проблемы идентификации таких трупов требует совершенствования организационных мер, начиная с качественного осмотра трупа на месте его обнаружения, координации усилий судебно-медицинских экспертов с медико-криминалистами системы МВД России, создания новых нормативных межведомственных документов, а также продолжения научных исследований и внедрения их в практику судебно-медицинских идентификационных экспертиз <15>.

<14> Акопов В.И. Некоторые вопросы идентификации личности неопознанного трупа // Судебно-медицинская экспертиза. 2001. N 2. С. 33 - 35; Исаенко В.Н. Идентификация неопознанных трупов // Законность. 2001. N 6. С. 25 - 29.
<15> Ардашев Р.Г. Розыск трупов людей в водоемах. Иркутск, 2013. С. 29 - 31; Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. М., 1997. С. 226 - 370; Шухнин М.Н. Применение технико-криминалистических и судебно-экспертных методов установления личности по неопознанному трупу при расследовании преступлений: Автореф. дис. ... к.ю.н. Саратов, 2000. С. 11 - 21.

В диссертационных работах, посвященных проблемам розыска лиц, имеющих различный статус, ситуация посткриминального суицида разыскиваемого вообще не рассматривается <16>, хотя такие случаи в практике имеют место <17>.

<16> Есин С.Н. Криминалистическое обеспечение розыска лиц, скрывшихся от следствия и суда: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 2009; Кагин Е.К. Криминалистические основы розыска лиц, скрывшихся от следствия и суда: Автореф. дис. ... к.ю.н. Свердловск, 1982; Качур А.М. Организация розыска лиц, пропавших без вести: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 1981; Олейник П.А. Тактика розыска скрывшихся преступников: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 1973; Решняк М.Г. Деятельность следователя и органа дознания по розыску и установлению местопребывания обвиняемого: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 1998; Цильвик В.П. Правовые и организационно-тактические проблемы розыска пропавших без вести лиц (по материалам Украинской ССР): Автореф. дис. ... к.ю.н. Киев, 1987.
<17> Китаев Н.Н. Посткриминальный суицид убийц как улика поведения // Социально-экономические и правовые проблемы Восточно-Сибирского региона на пороге третьего тысячелетия. Иркутск, 1998. С. 70 - 72.

Практика современного сыска в России свидетельствует о том, что при ведении дел оперативного учета (МВД РФ) планы оперативно-розыскных мероприятий шаблонны, содержат однотипные версии, которые в полном объеме не проверяются, розыскные мероприятия малоэффективны <18>. Такое снижение качества розыскной работы объясняется отсутствием у многих оперативных работников необходимых знаний и стремления улучшить процесс розыска. Указанные негативные явления касаются не только сотрудников оперативно-розыскных органов. Исследователи справедливо отмечают "низкую профессиональную квалификацию значительной части следователей" <19> современной России.

<18> Бобров В.Г. К вопросу о делах оперативного учета // Оперативник (сыщик). 2007. N 3(12). С. 19 - 22; Железняк Н.С. Ну кому это надо? (некоторые размышления об уровне работы по делам оперативного учета в России) // Оперативник (сыщик). 2012. N 2(31). С. 11 - 15.
<19> Гармаев Ю., Хориноев А. Алгоритм проверки материалов уголовного дела // Законность. 2009. N 2. С. 16.

С учетом изложенного представляется перспективным при раскрытии и расследовании убийств учитывать фактор возможного посткриминального суицида скрывшегося преступника, что требует соответствующей проверки самоубийц (в первую очередь в районе совершенного нераскрытого убийства) на предмет причастности к расследуемому преступлению. Одним из направлений такой проверки является установление индивидуальной социально-психологической характеристики суицидента <20>, а также определение факта его возможного контакта с потерпевшим (родственник, сослуживец, знакомый и т.п.), с использованием криминалистических аспектов пространственно-временных связей <21>.

<20> Глонти Г.Ш. Влияние повода на механизм мотивации преступного поведения // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности советской милиции. М., 1983. С. 167 - 172.
<21> Пятницин К.Е. О временной связи между судебными доказательствами // Сибирские юридические записки. Омск - Иркутск. Вып. 5. 1975. С. 135 - 142.

Так, в октябре 2004 г. неизвестный преступник совершил разбойное нападение на П. - жителя села Озерки Петровского района Саратовской области. Потерпевший был убит тремя ударами ножа, у него похищены деньги, а также калоши (свои ботинки убийца оставил на месте преступления). Последнее обстоятельство особо учитывалось работниками уголовного розыска в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий. 8 ноября 2004 г. в лесном массиве Аткарского района Саратовской области был обнаружен висящим в петле труп М., на котором находились калоши потерпевшего П. В процессе расследования были получены весомые доказательства вины М. в совершении данного разбойного нападения, сопряженного с убийством <22>.

<22> Архив Петровской межрайонной прокуратуры Саратовской области, 2004. Уголовное дело N 15970.

Очевидно, что раскрытие и расследование убийств, по которым возможен суицид неустановленного или скрывшегося известного преступника, являются неэффективными, а зачастую и просто нереальными без применения всей совокупности предусмотренных законом оперативно-розыскных методов. Поэтому одним из условий успешной работы по делам названной категории является целенаправленная и согласованная деятельность следственных и оперативных работников, которую надлежит рассматривать в качестве "динамично развивающейся структуры тактического комплекса соответствующих действий" <23>.

<23> Бертовский Л.В. Проблемы теории и практики выявления и расследования преступного нарушения правил экономической деятельности: Автореф. дис. ... д.ю.н. М., 2005. С. 40.