Мудрый Юрист

Односторонние правоохранительные меры и способы обеспечения обязательств

Южанин Николай Вячеславович, доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Академии ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент.

Представленная статья посвящена проблемам теории и практики применения односторонних правоохранительных мер в гражданском праве России, соотношению с понятием способов обеспечения обязательств.

Ключевые слова: самозащита, односторонние сделки, меры оперативного воздействия, правоохранительные меры, способы обеспечения обязательств, удержание, субъективное гражданское право, защита, исполнение обязательств.

Unilateral law-enforcement measures and means of securing of obligations

N.V. Yuzhanin

The article concerns the problems of theory and practice of application of unilateral measures in the civil law of Russia, correlation with the concept of means of securing of obligations.

Key words: self-defense, one-sided deal, measure operational impact, law enforcement measures, ways of making commitments, retention, subjective civil law, protection, fulfillment of obligations.

Все односторонние правоохранительные меры в механизме гражданско-правового регулирования проявляют себя как самостоятельные, особые инструменты, имеющие свою специфику, в то же время в них проявляются признаки уже устоявшихся цивилистических категорий и понятий <1>. Главной проблемой соотношения и анализа понятия односторонних правоохранительных мер и способов обеспечения обязательств является терминология, разность подходов в обосновании, по сути, одних и тех же правовых явлений. Кроме того, мы не должны забывать, что некоторые юридические термины могут содержать в себе полностью другие, как более широкие. Одна и та же правоохранительная мера может относиться к более широкому юридическому понятию в силу совпадения части своих признаков, другой своей частью такая мера может образовывать самостоятельный правовой институт, некое общее образование с другими правоохранительными мерами. Односторонние правоохранительные меры можно отнести к способам обеспечения обязательств, используя широкий подход в этом понятии. В настоящее время отсутствует исчерпывающий перечень таких способов, при более детальном анализе такого юридического понятия мы можем обнаружить, что не все односторонние правоохранительные меры имеют даже часть признаков уже достаточно определенного в теории гражданского права понятия способа обеспечения обязательств. Прежде чем приступить к подобному анализу, необходимо также разобраться с понятием обеспечения обязательств. Это понятие шире понятия способа обеспечения исполнения обязательства, поскольку не все обеспечительные меры в обязательствах направлены на стимулирование надлежащего исполнения обязательства, хотя и являются правоохранительными, обеспечивающими интерес кредитора. Например, неустойка и задаток непосредственной целью имеют стимулирование должника к исполнению обязательства, обеспечивается именно исполнение обязательства, т.е. права кредитора посредством создания условий, повышающих вероятность надлежащего исполнения обязательства. Другие обеспечительные меры непосредственного отношения именно к исполнению обязательства не имеют, поскольку они предназначены для защиты имущественного интереса кредитора в случае неисправности должника. К таким обеспечительным мерам относится: поручительство, банковская гарантия. Компенсационные выплаты являются мерами, обеспечивающими имущественный интерес, но не являются мерами, способствующими к исполнению непосредственно обязательства. Таким образом, если выделять такой институт частного права, как способы (меры) обеспечения исполнения обязательств, точнее использовать понятие "обеспечительные меры" или "способы обеспечения обязательств". Ученые-юристы дореволюционной России именно так и именовали обеспечительные способы в обязательствах, рассматривая их несколько шире, нежели их направленность только на исполнение обязательства. Так, Г.Ф. Шершеневич утверждал: "Обязательство дает право требовать, но не принуждать к исполнению действия, обещанного должником. Если с этой стороны нет и не может быть никакого обеспечения в том, что установленное обязательство будет в точности исполнено, то, по крайней мере, необходимо обеспечить верителю тот имущественный интерес, который для него связывается с обязательством" <2>. Таким образом, в широком смысле под обеспечительным интересом ученым понималось обеспечение в целом имущественного интереса кредитора, который состоит не только в том, чтобы требовать четкого и неуклонного исполнения обязательства, но и компенсировать весь имущественный интерес из этого обязательства. Д.И. Мейер понимал под обеспечением договорных обязательств "искусственные приемы для доставления обязательственному праву той твердости, которой недостает ему по его существу" <3>. Таким образом, обеспечение выражается в том, что обязательство становится более тягостным, нежели в силу основного договора, например, при наличии неустойки или возникает право требовать продажи вещи, в случае залога. Ссылаясь на известных корифеев цивилистической науки царской России, можно сделать вывод, что под мерами обеспечения обязательств следует понимать некую более широкую, многофункциональную субстанцию, нежели направленную только лишь на исполнение обязательства. Однако не следует и чрезмерно расширять эту правовую категорию до межинституционального понятия, в которое входят обеспечительные меры иных, не только обязательственных прав. Так получится, что эта правовая категория будет чрезвычайно размытой и в ней не будет никакой практической целесообразности, заключающейся прежде всего в нормальном функционировании обязательства и выполнении цели, ради которой оно возникло. Обязательственные права непрочны изначально по своей природе, в отличие от вещных, и нуждаются в различных средствах их утверждения, поскольку судьба любого обязательства тесно связана с волей контрагента, в котором в конечном счете усматривается некое личное начало. Таким образом, следует отделять понятия "обеспечительные меры" от "меры обеспечения обязательств". Первое понятие более широкое, чем второе, поскольку первая категория применяется для охраны прав и защиты законных интересов участников любых правоотношений, не только обязательственных. Исходя из вышесказанного, необходимо осмыслить и определить, как соотносятся любые односторонние правоохранительные меры в механизме гражданско-правового регулирования с понятием обеспечительных мер и мер обеспечения исполнения обязательств. Поскольку мы анализируем правоохранительные средства, проявляющие себя односторонней волей, находя их определенную связь между собой и общий характер их применения в гражданско-правовом регулятивном механизме, то логично предположить, что их можно рассматривать входящими, по крайней мере, в понятие "обеспечительные меры". Логичного и четкого раскрытия подобного широкого понятия в цивилистике пока не существует. Вопрос о возможности отнесения односторонних правоохранительных мер к мерам обеспечения обязательств спорен, однако большинство односторонних правоохранительных мер в договорных обязательствах может относиться и к этому юридическому понятию. Проанализируем это соотношение несколько позже, коснувшись некоторых аспектов теории обеспечения исполнения обязательств, сложившейся уже в России в XIX в.

<1> Ранее в своих работах мы неоднократно выделяли особую категорию правоохранительных средств в гражданском праве, обозначив их односторонними правоохранительными мерами. Считаем, что такое понятие, как "односторонние правоохранительные меры", включает в себя все односторонние самостоятельные проявления субъектов гражданского права, причем не только в договорных, но и в правоохранительных обязательствах, а также при защите вещных и других гражданских прав.
<2> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: СПАРК, 1995. С. 290.
<3> Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 2. По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. М.: Статут, 1997. С. 231.

Некая непрочность присуща любому обязательству, поскольку стабильность его зависит от воли обязанного субъекта, нет возможности всегда использовать механизм принуждения для достижения реального результата, особенно это утверждение подтверждается на примере обязательств, в которых личность контрагента имеет существенное значение. Хозяйственный оборот призвал к жизни использовать некие искусственные приемы, побуждающие к надлежащему исполнению обязательства. Поэтому обеспечивающими обязательства можно назвать любые юридические конструкции, которые тем или иным способом помогают побудить должника к надлежащему исполнению обязательства. Такую широкую трактовку обеспечительных механизмов использовали Д.И. Мейер в своих лекциях по гражданскому праву и К.Н. Анненков в своем курсе гражданского права. Д.И. Мейер указывал, что "вообще все то, что по правилам благоразумия может побудить должника к точному исполнению договора, будучи совместным с существующими юридическими определениями, может служить к его обеспечению" <4>. К.Н. Анненков отмечал, что "под обеспечением следует понимать средства и способы, направленные на укрепление обязательства, то есть на придание им большей верности в отношении, разумеется, ничего иного, как получения по ним удовлетворения верителем" <5>. Таким образом, конструкция способов обеспечения обязательств не обладала четкими юридическими признаками еще на заре возникновения юридической мысли в России, являясь, скорее, неким общим элементом для характеристики всех защитных, стимулирующих механизмов, направленных на побуждение обязанного субъекта к надлежащему поведению в рамках обязательства. Позже в трудах отечественных цивилистов механизмы обеспечения обязательств были подробно проанализированы на различных этапах существования отечественной правовой надстройки. Сложилось понимание способов обеспечения обязательств на основе двух главенствующих признаков, а именно защитного и стимулирующего. Именно два этих признака являются необходимыми для любой искусственной конструкции, обеспечивающей существование обязательства, тем более построенного на взаимной воле, где механизм принуждения играет второстепенную роль в этом частном механизме. Конструкция способов обеспечения обязательств рассчитана прежде всего на договорные обязательства, поскольку внедоговорное обязательство, как правило, связано с публичным правонарушением, не предполагает существование взаимной воли субъектов такого правоотношения, а следовательно, не предполагает наличие длящейся правовой связи и сложной структуры взаимных прав и обязанностей. Защитный признак отражает свойства способов обеспечения договорных обязательств, он компенсирует либо предотвращает неблагоприятные последствия для кредитора (обеспеченной стороны), которые возникают либо могут возникнуть в случае нарушения должником условий обеспеченных обязательств. Стимулирующий признак отражает свойства способов обеспечения обязательств, направленные на понуждение должника исполнить обеспеченное обязательство надлежащим образом под страхом наступления для него невыгодных последствий, в основном материального характера. В различных обеспечительных средствах трудно определить, какой из признаков является доминирующим, они действуют в динамике и неразрывно связаны между собой. Таким образом, обеспечительные механизмы в обязательстве носят вспомогательный характер. В теории гражданского права наличие двух этих признаков в совокупности стали рассматривать в качестве необходимых атрибутов любого способа обеспечения исполнения обязательств, отсутствие одного из них не позволяет квалифицировать правовой институт в качестве способа обеспечения <6>. Например, перевод должника на аккредитивную либо инкассовую систему расчетов не может рассматриваться как способ обеспечения обязательств по обозначенной выше причине.

<4> Мейер Д.И. Там же. С. 179.
<5> Анненков К. Система русского гражданского права. Т. III: Права обязательственные. СПб., 1901. С. 231.
<6> См.: Латынцев А.В. Обеспечение исполнения договорных обязательств. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 8.

В теории способов обеспечения обязательств стали выделять и иные дополнительные признаки, которые необходимы для отождествления различных мер именно со способами обеспечения исполнения обязательств. Так, традиционным признаком и одним из ключевых в характеристике способов обеспечения исполнения обязательств стали выделять признак акцессорности обязательства, которое образуется в результате возникновения оснований для действий обеспечительных механизмов. Исключая такой признак как догматический при характеристике способов обеспечения исполнения обязательств, поскольку, как уже было отмечено, ключевыми признаками являются стимулирующий и защитный, многие правоохранительные меры одностороннего характера вполне могут считаться обеспечительными способами (мерами), особенно те, что ныне принято именовать оперативными мерами в договорных обязательствах. Такие односторонние меры, как перевод неисправного плательщика на аккредитивную форму расчетов, удержание имущества должника, односторонний отказ от исполнения договора в случае его существенного нарушения контрагентом, могут рассматриваться как обеспечительные меры в обязательствах, тем более что главная их роль в регулятивных обязательствах состоит в том, чтобы повлиять на динамику правоотношения, возможно, косвенным образом принудить контрагента к надлежащему его исполнению, повлиять на его волю. Волевое воздействие является ключевым в механизме способов обеспечения обязательств, их цель прежде всего в сохранении самого обязательства в изначальном проявлении воли, а поэтому такое воздействие является ключевым в содержании этих односторонних правоохранительных мер.

В.А. Хохлов отмечает такие ключевые признаки способа обеспечения исполнения обязательства. Во-первых, способ обеспечения исполнения обязательства направлен на побуждение должника к точному и неуклонному исполнению обязательства, т.е. обеспечительная функция, и, во-вторых, это акцессорный, дополнительный характер обеспечительных обязательств, выражающийся, например, в том, что:

Все перечисленные признаки больше раскрывают признак акцессорности как таковой, нежели догматически отражают особенность института обеспечения обязательств, поскольку неакцессорные способы также присутствуют в законодательстве, хоть и являются исключением, о чем справедливо отметил автор <7>.

<7> См.: Хохлов В.А. Обеспечение исполнения обязательств. Самара, 1997. С. 4 - 6.

Проблема подобного включения части односторонних правоохранительных мер к понятию способов обеспечения обязательств состоит еще в том, что под способами обеспечения обязательств понимаются традиционные способы, применимые в договорных обязательствах, известные еще нашему дореволюционному праву, такие, как залог, поручительство и др. Через призму анализа этих традиционных способов обеспечения обязательств весьма проблематично поставить в одну правовую категорию с ними хотя бы часть односторонних правоохранительных мер, поскольку они носят двусторонний, договорный характер. Своим появлением в обязательстве они обязаны встречному проявлению воли двух контрагентов, заботящихся о твердости обязательства. Односторонние же правоохранительные меры изначально проявляют себя по-иному - внезапно и оперативно, лишь в результате внутренне созревшей индивидуальной воли защищающегося субъекта. Таким образом, признак акцессорности обеспечительных способов, построенный на двусторонней воле, отсутствует у большинства односторонних правоохранительных мер, применяемых в договорных обязательствах, хотя он и не является догматическим для самого понятия обеспечения обязательств. Однако удержание имущества должника проявляет себя по-особенному, предполагая возможность реализации имущества по залоговым правилам, таким образом, состоит из двух взаимозависимых частей, первая предполагает фактический односторонний вариант поведения контрагента (односторонняя правоохранительная мера), вторая часть этого действия (меры) предполагает возможность обращения взыскания на имущество при посредстве суда по залоговым правилам. Подобный раздвоенный характер этого правового института делает его особо сходным с договорными способами обеспечения обязательств, построенными на встречной воле, имеющими признак акцессорности.

Таким образом, односторонние правоохранительные меры проявляют обеспечительную функцию в обязательствах. На примере права удержания первая его часть (односторонняя, оперативная), заключающаяся в самом фактическом действии по удержанию вещи, может характеризоваться как обеспечительная, поскольку цель по удержанию имущества должника направлена прежде всего на понуждение к исполнению обязательства (стимулирующий признак) и защищает кредитора (защитный признак) от возможных негативных последствий неисполнения обязательства, поскольку удержанием имущества обеспечивается не только предмет обязательства, но и санкции, в связи с его ненадлежащим исполнением. Все односторонние обеспечительные меры, направленные на надлежащее исполнение обязательства, можно поделить на акцессорные и неакцессорные. Большинство оперативных правоохранительных мер в договорных обязательствах может быть охарактеризовано именно как неакцессорные и односторонние способы обеспечения обязательств, характеризующиеся главным обособляющим признаком - их односторонностью в противовес двусторонним договорным способам обеспечения обязательств.

Е.А. Суханов полагает, что, если исходить из опыта развития специального торгового законодательства, отсутствуют препятствия для признания ряда, например, таких мер, как перевод неисправного плательщика на аккредитивную форму расчетов, удержание товаров до их полной оплаты, односторонний отказ от исполнения договора в случае его грубого нарушения контрагентом, бесспорное (безакцептное) списание штрафов и убытков с неисправного должника, в качестве самостоятельных способов обеспечения надлежащего исполнения обязательств, особенно в коммерческом (торговом) обороте <8>. Действительно, если проанализировать некоторые односторонние правоохранительные меры в договорных обязательствах, то их стимулирующий и защитный эффект имеет прямое сходство с эффектом большинства устоявшихся в теории способов обеспечения исполнения обязательств, например с залогом, поручительством. Ключевое отличие состоит лишь в самом механизме их реализации, первые носят односторонний характер и не основаны на взаимной воле и взаимном акцессорном обязательстве.

<8> См.: Гражданское право: В 2 т. Т. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. М.: БЕК, 1993. С. 28.

М.С. Карпов, проанализировав некоторую западную научную литературу по проблемам оперативных мер, отметил такие особенности функционирования односторонних правоохранительных механизмов, например, в английском праве <9>. Джеффри Самуэл (Geoffrey Samuel) и Джек Ринке (Jack Rinkes) считают меры самопомощи основным правовым средством, используя которое потерпевшая сторона может оказать непосредственное воздействие на контрагента, нарушившего обязательство. Тем не менее, по мнению авторов, идея самопомощи может иметь более глубокий смысл: посредством данных мер одна из сторон оказывает дополнительное правовое воздействие на другую сторону, дабы заставить последнюю исполнить обязательство надлежащим образом, т.е., по сути, речь идет о восприятии угрозы применения мер самопомощи в качестве одного из способов обеспечения надлежащего исполнения обязательства (Samuel G., Rinkes J. Law of obligationis and legal remedies. Cavendish publishing limited, 1996. P. 101). Аналогичные мысли можно встретить и в трудах Патрика Сэлима Эйтайя (Patrick Selim Atiyah), утверждающего, что в отдельных случаях угроза одностороннего расторжения договора или применения иных мер самопомощи может использоваться для получения от контрагента компенсации большей, чем та, на которую можно было бы рассчитывать при возмещении убытков (Atiyah P.S. An introduction to the Law of contract. Fifth edition. Oxford: Clarendon Press, first published 1995, paperback reprinted 1996, 1998, 2000. P. 424).

<9> См.: Карпов М.С. Гражданско-правовые меры оперативного воздействия. М., 2004. С. 41.

Таким образом, бессмысленно отрицать обеспечительную роль односторонних правоохранительных мер в обязательствах и попытки сделать эксклюзивным и закрытым для новых включений хоть и не молодое понятие способа обеспечения обязательства, тем более вполне можно назвать любую одностороннюю правоохранительную меру, используемую не только в обязательствах, обеспечительной мерой (способом), т.е. широким межотраслевым юридическим понятием.