Мудрый Юрист

Проблемы правовой регламентации процедур пересмотра судебных актов в апелляционном и кассационном порядке

Разинкина Анна Николаевна, старший прокурор Главного уголовно-судебного управления Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

Статья посвящена вопросам и проблемам, возникающим в процессе пересмотра судебных актов в апелляционном и кассационном порядке.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, пересмотр судебных актов, подсудимый, участие, прокурор.

The problems of legal regulation of the procedures to review judical rulings in accordance with appeal and cassation procedures

A.N. Razinkina

The article focuses on the issues and problems arising in the course of review of judicial rulings in accordance with appeal and cassation procedures.

Key words: criminal proceedings, review of judicial rulings, defendant, participation, public prosecutor.

С 1 января с.г. в полную силу начал работать Закон, учредивший новые апелляционные инстанции в уголовном судопроизводстве. Введены в действие и положения УПК РФ, регулирующие пересмотр судебных актов в кассационном порядке.

Нельзя не заметить, что применение нового Закона уже породило немало вопросов и проблем. Эти трудности возникли, в первую очередь, из-за положений УПК, регламентирующих пересмотр как не вступивших, так и вступивших в законную силу судебных решений.

Хотелось бы обратить внимание на проблему, связанную с участием в суде апелляционной инстанции подсудимого (осужденного). Именно проблему, поскольку действующая норма закона (п. 2 ч. 1 ст. 389.12 УПК) позволяет ограничить осужденного в его праве участвовать в судебном заседании при пересмотре дела судом апелляционной инстанции при наличии широких полномочий суда второй инстанции (и прежде всего, возможности усиления наказания или применения закона о более тяжком преступлении). Это можно расценить как нарушение права на доступ к правосудию и права на защиту.

Как представляется, рассмотреть дело в суде апелляционной инстанции без подсудимого (осужденного, оправданного, лица, в отношении которого прекращено уголовное дело) возможно лишь в том случае, если он письменно отказывается от такого участия.

В деле "Синичкин против Российской Федерации" (Постановление ЕСПЧ от 8 апреля 2010 г.) отмечается: "...что касается права на участие в заседании суда кассационной инстанции, то непредставление заявителем ходатайства об участии не составляет ясного и недвусмысленного отказа от этого права". Иными словами, суд второй инстанции должен выяснить, хочет подсудимый участвовать в судебном заседании при пересмотре своего дела или нет.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 ноября 2012 г. N 26 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции" указал, что в постановлении судьи о назначении судебного заседания должен быть решен вопрос о форме участия в судебном заседании лица, содержащегося под стражей, если оно не отказалось от участия в заседании суда апелляционной инстанции либо если суд признал его участие необходимым.

На наш взгляд, этого явно недостаточно. В тех случаях, когда в представлении государственного обвинителя (прокурора) или жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей поставлен вопрос о пересмотре приговора, определения, постановления суда первой инстанции по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело (уголовное преследование) прекращено, апелляционное разбирательство без подсудимого состояться не может. Разумеется, подсудимый вправе выразить отказ от участия в судебном разбирательстве, но ему должны быть разъяснены последствия такого отказа.

В связи с этим п. 2 ч. 1 ст. 389.12 УПК мы в свое время предлагали изложить в следующей редакции: "2) оправданного, осужденного или лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, за исключением случаев, когда они письменно отказались от такого участия".

Закон не закрепляет обязательное участие в суде второй инстанции обвиняемого при пересмотре судебных постановлений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или ее продлении, домашнего ареста (п. 2 ч. 1 ст. 389.12 УПК).

Законодатель вообще обошел своим вниманием регламентацию процедуры апелляционного пересмотра промежуточных судебных решений. Это обстоятельство, кстати, привело на практике к таким ситуациям, когда при решении вопроса, в частности, о мере пресечения суд "переходит" к прениям сторон, а лицу, в отношении которого еще ведется расследование уголовного дела, предлагают выступить с "последним словом".

Общие правила принятия судом решений о мере пресечения в виде заключения под стражу в судебных стадиях регулируются ст. ст. 108 и 109 УПК, согласно которым соответствующее решение принимается в ходе судебного заседания, проводимого с участием подозреваемого или обвиняемого, его защитника и прокурора. Известна и позиция Конституционного Суда РФ <1> по этому поводу, согласно которой обвиняемые, содержащиеся под стражей, имеют право путем личного участия в судебном заседании (или другим предусмотренным законом способом) изложить свое мнение по существу вопросов, связанных с рассмотрением жалобы или представления на промежуточное судебное решение, затрагивающее их конституционные права и свободы.

<1> Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 10 декабря 2002 г. N 315-О; от 25 марта 2004 г. N 61-О; от 22 января 2004 г. N 66-О; от 8 апреля 2004 г. N 132-О; от 29 мая 2012 г. N 1015-О.

Любые вопросы, связанные с мерой пресечения, всегда острые. Какое-либо отступление от общепризнанных подходов и процедур к избранию или продлению срока содержания под стражей, в том числе и при обжаловании, - это повод к обращению в Европейский суд по правам человека, позиция которого по этим вопросам всем хорошо известна.

Поэтому было бы совсем не лишним в УПК закрепить право обвиняемого участвовать в судебном заседании при апелляционном пересмотре вопросов, связанных с мерой пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога, а заодно и регламентировать процедуру апелляционного рассмотрения промежуточных судебных решений.

Широко обсуждался вопрос о статусе прокурора в суде апелляционной инстанции. Кто представляет сторону обвинения - прокурор или государственный обвинитель?

К сожалению, законодатель в главе УПК о производстве в суде апелляционной инстанции не урегулировал полномочия прокурора, а неудачная формулировка п. 1 ч. 1 ст. 389.12 УПК добавляет неопределенности в этом вопросе, поскольку предполагает одновременное участие в заседании суда апелляционной инстанции государственного обвинителя и прокурора. Необходимости в таком тандеме нет никакой.

На наш взгляд, если апелляционное производство связано с разрешением вопросов, в частности, об экстрадиции, исполнении приговора, при рассмотрении материалов в порядке досудебного производства (т.е. при пересмотре промежуточных решений) в этих случаях участвующий в суде второй инстанции сотрудник прокуратуры может именоваться прокурором.

Если суд апелляционной инстанции рассматривает уголовное дело, которое судом первой инстанции было разрешено по существу (когда пересмотру подлежит итоговое судебное решение), тогда участвует государственный обвинитель. Апелляционное производство - это не "старая" кассация, здесь суд вправе исследовать новые доказательства, выносить новое решение, в том числе новый обвинительный приговор.

На наш взгляд, из п. 1 ч. 1 ст. 389.12 УПК соединительный союз "и" необходимо убрать.

Процессуальный статус государственного обвинителя, участвующего в суде апелляционной инстанции, регулируется ст. 246 УПК. В соответствии с ч. ч. 7 и 8 этой статьи если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Он также вправе изменить обвинение в сторону смягчения.

Отказ от обвинения обязателен для суда апелляционной инстанции. Наше мнение основано на положении закона (ч. 1 ст. 389.13 УПК), согласно которому производство в апелляционной инстанции осуществляется по правилам глав 35 - 39 УПК, а также на позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в том числе в Постановлении от 8 декабря 2003 г. N 18-П.

Со вступлением в силу положений уголовно-процессуального закона, регулирующих производство в суде кассационной инстанции, со всей очевидностью подтвердились опасения, которые мы высказывали еще до 1 января 2013 г., о том, что п. 2 ч. 2 ст. 401.3 во взаимосвязи с п. 5 ч. 1 ст. 401.5, ст. 401.7, ч. ч. 2 и 3 ст. 401.8 УПК создают препятствия для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов.

Согласно названным положениям закона постановление судьи областного и равного ему по компетенции суда об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции является окончательным и не подлежащим дальнейшему обжалованию председателю того же суда или в вышестоящий суд. Ни судья Верховного Суда РФ, ни председатель Верховного Суда РФ, ни его заместитель не правомочны рассматривать жалобы на такие решения.

В соответствии со ст. 401.3 УПК вступившие в законную силу судебные решения могут быть обжалованы в Верховный Суд РФ только в том случае, если они были предметом рассмотрения президиума областного или равного ему по компетенции суда.

Таким образом, постановлению судьи суда субъекта Федерации придается большая юридическая сила и значимость (как фактически окончательному решению по уголовному делу), чем постановлению президиума (коллегиального органа) суда того же уровня либо решению судьи Верховного Суда РФ. Судебный контроль Верховного Суда РФ зависит от усмотрения судьи областного суда.

При этом следует учитывать, что основанием отмены или изменения решения суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются неправильное применение уголовного или существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которые привели к неправильному исходу дела. Кассационное оспаривание судебных актов имеет публично-правовое значение, оно способствует тому, чтобы исполнялись лишь законные приговоры и другие судебные решения, что, в свою очередь, соответствует и интересам личности, и интересам государства. Названное правовое регулирование затрагивает интересы всех участников уголовного процесса по делам, рассматриваемым мировыми судьями и районными судами. В общей сложности это около 99% уголовных дел.

В инстанционном порядке кассационного пересмотра созданы препятствия для обращения в Верховный Суд РФ, барьер на пути к восстановлению нарушенных прав в рамках уголовного процесса.

Оспариваемые положения УПК не только не согласуются с общей направленностью уголовно-процессуального законодательства, не отвечают назначению уголовного судопроизводства, но и вступают в противоречие с положением Конституции РФ о праве каждого осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом (ч. 3 ст. 50), поскольку ограничивают возможность проверить законность судебных решений, вынесенных судами первой и апелляционной инстанций.

В соответствии со ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью.

Судьи Верховного Суда РФ имеют опыт и высокую квалификацию, которые позволяют им исправлять ошибки, допущенные нижестоящими судами. Процессуальный контроль Верховного Суда РФ в сфере уголовного судопроизводства оказывает существенное влияние на судебную практику, определяет уголовно-правовую политику в целом в стране, играет решающую роль в обеспечении прав и законных интересов граждан.

Ущербность правового механизма оспаривания названных решений лишает население страны возможности реально получить защиту прав и законных интересов внутри государства, что, помимо прочего, с неизбежностью скажется на числе обращений из России в Европейский суд по правам человека.

В связи с этим мы предлагали дополнить ст. 401.8 УПК новой частью следующего содержания:

"4. Председатель Верховного Суда Российской Федерации, его заместитель, судья Верховного Суда Российской Федерации вправе не согласиться с постановлением судьи верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа об отказе в передаче кассационных жалоб, представлений для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и вынести постановление об отмене такого постановления и о передаче кассационных жалоб, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании соответствующего суда кассационной инстанции".

До того момента, когда необходимые поправки будут внесены в закон, названные положения УПК ввиду их очевидной неконституционности не могут быть препятствием для обращения в Верховный Суд РФ. Такое понимание рассматриваемого регулирования соответствует позиции Верховного Суда, выраженной в Постановлении Пленума от 31 октября 1995 г. N 8, согласно которой судам, учитывая положения ч. 1 ст. 15 Конституции РФ, при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия.

Помимо этого, нуждается в корректировке и положение ст. 401.17 УПК, согласно которому подача и последующее разрешение кассационной жалобы или представления одной из сторон (например, подсудимого) фактически лишает другую сторону (потерпевшего или прокурора) права на обращение в суд кассационной инстанции. Если постановлением судьи жалоба (представление) оставлены без удовлетворения, то эта норма не допускает возможности внесения повторных или новых жалоб теми же или иными лицами и т.д.

Запрет на внесение новых кассационных жалоб, представлений в отношении того же лица в тот же суд кассационной инстанции противоречит принципу состязательности и приведет к существенному нарушению равноправия сторон. Подача кассационной жалобы (представления) одной из сторон фактически лишает другую сторону права на обращение в суд кассационной инстанции.

Взаимосвязанные положения ч. 2 ст. 401.3, п. 5 ч. 1 ст. 401.5, ст. 401.8 и ст. 401.17 УПК противоречат позиции Конституционного Суда РФ, который устанавливает возможность обжалования решения судьи об отказе в удовлетворении надзорной жалобы (представления) председателю областного или равного ему по компетенции суда, Председателю Верховного Суда РФ или его заместителям, которые при несогласии с таким судебным решением выносят постановление о его отмене и возбуждении надзорного производства в качестве дополнительной гарантии права на пересмотр вступившего в законную силу приговора. Помимо того, в целях реализации права на судебную защиту граждан, чьи права нарушены в результате судебной ошибки, в случае ее обнаружения она подлежит исправлению, в том числе если жалоба является повторной (Определение от 8 ноября 2005 г. N 401-О).

В любом случае препятствий для оспаривания судебных решений и исправления судебных ошибок в законе и на практике быть не должно. Об этом в своих решениях неоднократно упоминал Конституционный Суд РФ, согласно правовой позиции которого судебная ошибка должна быть исправлена даже тогда, когда она допущена при рассмотрении дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством признается окончательным в том смысле, что согласно обычной процедуре оно не может быть изменено (Постановление от 2 февраля 1996 г. N 4-П, Определение от 8 ноября 2005 г. N 401-О и др.).

На наш взгляд, статью 401.17 УПК РФ было правильным изложить в следующей редакции:

"Внесение повторных кассационных жалоб или представлений по тому же делу, в отношении того же лица, по тем же основаниям в суд кассационной инстанции, ранее оставивший их без удовлетворения, не допускается".

Руководство Генеральной прокуратуры РФ прилагает значительные усилия к тому, чтобы соответствующие поправки были внесены в уголовно-процессуальный закон как можно быстрее.