Мудрый Юрист

Не провоцировать, а пресекать взяточничество

Мальцев Василий Васильевич, профессор кафедры уголовного права Волгоградской академии МВД России, доктор юридических наук, профессор.

В статье предлагается установить уголовную ответственность за предложение дачи или получения взятки, обосновывается необходимость раннего уголовно-правового предупреждения взяточничества, представлена модель гипотетической нормы.

Ключевые слова: пресечение взяточничества, предложение дачи или получения взятки, уголовно-правовое предупреждение.

Do not provoke, but prevent bribery

V.V. Maltsev

The article proposes to impose criminal liability for bribe-giving or bribe-taking, demonstrates the need of early criminal prevention of bribery, presents the model of a hypothetic legal provision.

Key words: suppression of bribery, bribe-giving or bribe-taking, criminal law prevention.

Шестнадцатилетний опыт применения Уголовного кодекса 1996 г. показал, что он точнее, чем УК РСФСР 1960 г., определил такой вид общественно опасного поведения, как взяточничество. Введение Федеральным законом от 4 мая 2011 г. N 97-ФЗ в УК ст. 291.1 (посредничество во взяточничестве), установившей ответственность уже за "обещание или предложение посредничества во взяточничестве" (ч. 5 этой статьи), казалось бы, восполнило все законодательные пробелы криминализации взяточничества.

Вместе с тем в этом отношении остался нерешенным исключительно важный (особенно с точки зрения охраны конституционных прав и свобод человека) вопрос о недопустимости проведения оперативных экспериментов, направленных на провоцирование граждан к совершению преступлений. Его нерешенность фактически размывает нормальную основу предупреждения взяточничества. Ведь не секрет, что нередко, не сумев законным путем выявить крупных или по крайней мере заметных представителей теневого бизнеса и коррупции, правоохранительные органы начинают лихорадочно повышать свои показатели за счет всякого откликнувшегося на предложение их сотрудников дать взятку.

Начавшееся было обсуждение проблемы разграничения оперативного эксперимента и провокации взятки <1> вскоре завершилось с появлением Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", в п. 25 которого разъяснялось, что "не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе". Однако и сейчас разрешение этой проблемы для практики судебно-следственных органов весьма актуально. Ведь, создавая благоприятные доступные условия посредством Интернета, разного рода слухов и подставных лиц для дачи или получения взятки, правоохранительные органы, таким образом, вольно или невольно склоняют другое лицо к совершению преступления (ч. 4 ст. 33 УК). Потому никакими благовидными предлогами нельзя оправдать их деяния, связанные с организацией или подстрекательством дачи или получения взятки. Эти деяния преступны, и лица, их совершившие, должны отвечать по закону. Иначе попирается один из основополагающих конституционных принципов - равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции России), создается благоприятная атмосфера для коррупции: незаконный оперативный эксперимент - идеальное прикрытие контактов с потенциальными клиентами. Взяточники имеют возможность крупную сумму положить в карман, а на малой - продемонстрировать свою честность, неподкупность и преданность делу.

<1> См.: Капитонов Н. Эксперимент или подстрекательство? // Законность. 1996. N 5. С. 34 - 35; Котин В.П. Провокация взятки // Государство и право. 1996. N 1. С. 82 - 88; Селезнев М. Эксперимент или провокация? // Российская юстиция. 1996. N 5. С. 50 - 51.

Это утверждение касается еще одного практического аспекта обсуждаемого вопроса. Как оградить следователя, прокурора, судью от граждан, назойливо предлагающих им взятку, чтобы тень провокатора, подстрекателя не легла на указанных лиц? Так, адвокат Т., много лет до этого проработавший в прокуратуре и МВД, потому вхожий почти во все "должностные двери" Волгограда, осуществляя защиту вымогателей, оказавших сопротивление работникам милиции Ф. и Д., за прекращение против них уголовного дела неоднократно предлагал крупные взятки прокурору района и его заместителю. По оперативным данным, такие взятки предлагались им буквально всем должностным лицам, которые хоть как-то были способны повлиять на судьбу Ф. и Д. В конце концов, используя свои бывшие связи, деньги и узнав адрес потерпевшей, запугав и подкупив ее, дело, связанное с организованной преступностью, он "развалил".

Как бороться с таким явлением? Вроде бы наивный вопрос. Привлекать Т. за приготовление к даче взятки, и все тут. Однако не все так просто. По Определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда еще от 24 марта 1978 г. по делу Дадашева (который покушался на убийство Хатуева на почве кровной мести, а при задержании в кабинете оперативной части предлагал оперативным работникам за свое освобождение взять себе изъятую у него при обыске значительную сумму денег) в таких ситуациях нет умышленного действия, непосредственно направленного на дачу взятки <2>. Наивно полагать, что адвокат Т. вообще будет просто так носить значительные суммы денег с собой. Значит, для привлечения такового к ответственности по нормам о коррупции его надо ловить, притворно соглашаясь на получение взятки. А если у предлагающего взятку включен диктофон и он тотчас побежит в средства массовой информации, жаловаться начальству о вымогательстве взятки и т.д.? К тому же, чтобы переиграть коллегу, нужен талант, а следователи, прокуроры и судьи у нас далеко не всегда им обладают. Допустим, даже все получилось, заманили защитника в заранее подготовленное для фиксирования передачи взятки место. Как с моральной точки зрения будет выглядеть эта операция? Не безупречно. Вряд ли уважающий себя следователь, прокурор, судья согласится на проведение такой операции. Во всяком случае честь дороже одного выловленного взяточника.

<2> См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1978. N 7. С. 6.

Если правоохранительная деятельность в таких ситуациях все же защищена уголовным законом (при наличии цели воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования предложение дачи взятки может быть квалифицировано по ст. 294 УК <3>), то функционирование всех других ветвей власти и должностных лиц от подобных притязаний не ограждено вообще. Эффективному предупреждению коррупции мешает отсутствие правового механизма, направленного на разобщение взяткодателей и взяткополучателей, выработку у них страха перед разоблачением уже при сговоре на получение или дачу взятки. Такая норма была бы оправданна и с точки зрения достаточности социального основания криминализации (ведь криминализованы же угрозы: убийством или причинением тяжкого вреда здоровью - ст. 119, в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования - ст. 296, насилием в отношении представителя власти - ч. 1 ст. 318 УК), и в плане восприятия положительного российского исторического опыта.

<3> Подробнее см.: Мальцев В. Ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования // Законность. 1997. N 12. С. 12 - 16.

Предложения дачи или получения взятки в современных условиях не менее опасны, нежели уголовно наказуемые угрозы. По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. наказывалось как мздоимство, если "чиновник или иное лицо, состоящее на службе государственной, по делу или действию, касающемуся до обязанностей его по службе, примет, хотя и без всякого в чем-либо нарушения этих обязанностей, подарок, состоящий в деньгах, вещах или в чем бы то ни было ином..." (ст. 372), так и лихоимство, высшей степенью которого являлось вымогательство взятки (ст. 377). Примечательно, что требование подарка расценивалось в качестве "действия, составляющего существенный признак вымогательства" и потому признавалось "покушением на вымогательство, за которое виновный подлежал ответственности" <4>. При "царизме", следовательно, не церемонились с чиновниками, получающими "некриминальные" подарки и обнаруживающими умысел на их получение.

<4> Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. Петроград, 1916. С. 487, 483, 494.

Очень важно и то, что, по существу, установив ответственность за обещание и предложение посредничества во взяточничестве, законодатель сделал первый шаг к его ранней уголовно-правовой профилактике. Необходимо сделать и второй шаг: установить уголовную ответственность за предложение получения или дачи взятки. Помимо всего прочего просто нелогично по закону наказывать посредников за предложение содействия в даче или получении взятки, не возложив при этом ответственности на лиц, непосредственно предлагающих ее дать или получить. По-видимому, правильно и то, что предложение о даче или получении взятки должно быть в значительном размере.

Изложенное позволяет предложить примерно такую редакцию соответствующей нормы уголовного закона:

"Статья 291.2. Предложение дачи или получения взятки

Предложение дачи взятки должностному лицу или предложение получения взятки такого лица в значительном размере -

наказывается штрафом в размере от пятнадцатикратной до семидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо принудительными работами на срок до двух лет".

Пристатейный библиографический список

  1. Капитонов Н. Эксперимент или подстрекательство? // Законность. 1996. N 5.
  2. Котин В.П. Провокация взятки // Государство и право. 1996. N 1.
  3. Мальцев В. Ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования // Законность. 1997. N 12.
  4. Селезнев М. Эксперимент или провокация? // Российская юстиция. 1996. N 5.