Мудрый Юрист

Проблемы доказывания мотива преступления

Мешков Михаил Викторович, профессор кафедры предварительного расследования МосУ МВД России, заслуженный юрист России, кандидат юридических наук, доцент.

Гайфуллин Азат Накиевич, начальник кабинета кафедры предварительного расследования МосУ МВД России, соискатель.

В статье кратко рассматриваются сущность мотива преступления и проблемы его доказывания.

Ключевые слова: предмет и процесс доказывания, мотив преступления, реальный мотив, вмененный мотив, предварительное расследование.

The problems of proving the motive of crime

M.V. Meashkov, A.N. Gaifullin

The article briefly examines the essence of the motive of crime and problems of its proving.

Key words: the subject-matter and process of proving, motive of crime, true motive, imputed motive, preliminary investigation.

В контексте положений доказательственного права расследование преступления представляет собой процесс доказывания обстоятельств происшедшего, определенных ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

Этот процесс всегда сопряжен с определенными трудностями, причем наибольшую сложность составляет доказывание тех обстоятельств, которые, как правило, не находят своего непосредственного отражения ни в материальных, ни в идеальных следах преступления и объективируются лишь косвенным образом. Одно из обстоятельств такого рода - мотив преступления (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК).

О проблемах, связанных с доказыванием мотива преступления, убедительно свидетельствуют результаты анализа судебной практики. Так, по данным О. Капинус, доля приговоров и кассационных определений суда, отмененных или измененных из-за неустановления или неверной оценки мотива преступления, может доходить до полутора десятков процентов от общего числа отмененных или измененных судебных решений по уголовным делам <1>.

<1> См.: Капинус О.С. Убийства: мотивы и цели: Монография. М.: ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004. С. 59 - 60.

На наличие значительных сложностей в определении и доказывании мотива преступления указывают и теоретические исследования этой проблемы. Например, классификация мотивов преступлений, предлагаемая К. Бубоном, включает в себя (помимо иных составляющих) "реальный мотив", т.е. истинное внутреннее побуждение лица к совершению соответствующего деяния и противопоставленный ему (и, вероятно, по мнению автора такой классификации, противоречащий реальности) "вмененный мотив", т.е. мотив, который определен и официально продекларирован органом расследования, причем "иногда вопреки... возражениям обвиняемого" <2>.

<2> Бубон К.В. Размышление о мотиве преступления и об истине как конечной цели правосудия // СПС "КонсультантПлюс".

Следовательно, в целях минимизации ошибок в определении и доказывании мотива преступления лицу, производящему расследование (так же как и прокурору и суду), не обойтись без осмысления сущности такого явления, как мотив преступления, и всестороннего анализа закономерностей его формирования и особенностей проявления в процессе совершения преступления. Например, генезиса и психосоматической природы мотива преступления; особенностей влияния мотива на выбор способа подготовки, совершения и сокрытия преступления; форм объективизации мотива преступления (включая особенности его возможного отражения в тех или иных внешних проявлениях преступного поведения); процессуально-правовых форм выявления и фиксации фактических данных, характеризующих мотив преступления, и многого другого.

Четкая профессиональная ориентация в этих вопросах и их правильное понимание может способствовать своевременному прогностическому (т.е. опережающему) выявлению определенного круга возможных проблем, характерных для процесса доказывания мотива преступления, и предотвращению их возникновения либо своевременному определению путей их преодоления.

К числу основных проблем такого рода можно отнести следующие:

  1. мотив как таковой представляет собой явление не материальное, а психологическое, которое в процессе противоправной деятельности, как правило, не находит своего непосредственного отражения во внешних проявлениях субъекта преступления и по этой причине не может наблюдаться как таковое (т.е. путем его визуального или вербального восприятия);
  2. отсутствие в некоторых случаях принципиальной возможности непосредственного аудиовизуального восприятия мотива преступления (в том числе лицами, пострадавшими от преступления, и его очевидцами) существенно ограничивает круг источников информации и объем фактических данных, используемых в процессе доказывания мотива преступления;
  3. ограниченный круг источников информации и объема фактических данных, используемых в процессе доказывания мотива преступления, в свою очередь, ограничивает возможности и снижает результативность применения в процессе расследования процессуальных средств (т.е. процессуальных, в том числе следственных, действий, направленных на собирание, закрепление, проверку и оценку доказательств, имеющих отношение к мотиву преступления);
  4. объективно обусловленное ограничение характера и объема фактических данных, используемых в процессе доказывания мотива преступления, и особенности применения при этом процессуальных средств приводят к необходимости разработки такого научно обоснованного алгоритма деятельности следователя, который был бы специально направлен на доказывание мотива преступления (в настоящее время подобного универсального алгоритма нет);
  5. особенности алгоритма доказывания мотива преступления и его отличие от порядка и правил доказывания иных обстоятельств дела могут быть обусловлены тем, что доказывание мотива, как правило, осуществляется косвенным образом (опосредованно), т.е. путем выявления и доказывания других обстоятельств, входящих в предмет доказывания, например обстановки совершения преступления (его места и времени); характера противоправных действий (их формы, направленности, продолжительности, интенсивности); характера орудий преступления, используемых в процессе совершения противоправного деяния; целей преступного деяния; наступивших последствий <3>; характера посткриминального поведения субъекта преступления; особенностей его характера; особенностей личности потерпевшего; характера взаимоотношений потерпевшего с лицом, совершившим преступление, и других обстоятельств дела;
<3> То есть с учетом существования закономерной взаимосвязи воли индивида с объективными свойствами совершенного им противоправного деяния (см. об этом: Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С. 53).
  1. опосредованный способ доказывания мотива преступления приводит к необходимости получения таких сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, которые, с одной стороны, должны быть достаточны для констатации факта доказанности этих обстоятельств, а с другой - должны давать основания для обоснованного утверждения о наличии соответствующего мотива преступления;
  2. особенности и соответствующие сложности доказывания мотива преступления могут быть обусловлены также возможностью такого характера преступного поведения, при котором преступление бывает вызвано не одной, а несколькими последовательно сменяющими друг друга побудительными причинами (мотивами), причем одна из них может являться катализатором возникновения и проявления других;
  3. другая проблема, прямо противоположная предыдущей, может состоять в том, что гипотетически нельзя исключать возможности совершения "безмотивных" преступлений, т.е. таких ситуаций, при которых преступные действия не были осмыслены, а проявились мгновенно, необдуманно, резким однократным действием, как рефлекторная реакция (т.е. непроизвольная реакция организма) на провоцирующее поведение потерпевшего, например на акт насилия с его стороны, непристойный жест, оскорбительное высказывание и иное подобное действие <4>;
<4> См.: Коробеев А.И., Лун Чанхай. Состав преступления в доктрине уголовного права Китая и России: компаративистское исследование: Монография. М.: Проспект, 2013. С. 47.
  1. не исключено и противодействие доказыванию истинных мотивов преступления и их сокрытие лицами, привлекаемыми к уголовной ответственности.

Другой блок проблем, которые также необходимо учесть в процессе доказывания мотива преступления, обусловлен обстоятельствами правового и теоретического характера. К их числу можно отнести следующие:

  1. в одних составах преступления мотив указан в норме права как один из конструктивных элементов соответствующего состава, т.е. формально определен, что позволяет очертить примерный круг фактических обстоятельств дела, выявление которых может свидетельствовать о наличии соответствующего мотива преступления; в других составах мотив как конструктивный элемент состава преступления нормативно не определен, и это значит, что в такой ситуации лицо, производящее расследование, не имеет какого-либо конкретного, формально определенного ориентира для выявления и доказывания мотива преступления;
  2. в теории и следственной практике нет единого мнения и единообразного подхода к вопросу о принципиальной возможности доказывания мотива преступления, совершенного по неосторожности <5>;
<5> См., напр.: Музюкин А.П. Мотив преступления и его уголовно-правовое значение: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2012. С. 3, 27.
  1. нет необходимой ясности в вопросе о том, надлежит ли в процессе расследования доказывать мотив общественно опасного деяния, совершенного лицом, не способным отдавать отчет в своих действиях и руководить ими (в этом случае проблема состоит в том, что до рассмотрения подобного уголовного дела судом у лица, производящего расследование, нет правовых оснований считать соответствующее лицо невменяемым в отношении инкриминируемого ему деяния);
  2. в нормах права, теории и практике нет однозначного ответа на вопрос о том, подлежит ли доказыванию такой мотив преступления, который: не является конструктивным элементом состава преступления; не указывает на наличие обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК); не указывает на наличие обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК);
  3. существует неопределенность в вопросе о том, является ли факт недоказанности мотива, который не является конструктивным элементом состава преступления, правовым препятствием для окончания расследования с составлением обвинительного заключения (обвинительного акта) и направления уголовного дела в суд для рассмотрения по существу.

Значение и правильное понимание перечисленных проблем может способствовать эффективному поиску путей их преодоления и минимизации потерь в процессе доказывания мотива преступления.

Пристатейный библиографический список

  1. Бубон К.В. Размышление о мотиве преступления и об истине как конечной цели правосудия // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Капинус О.С. Убийства: мотивы и цели: Монография. М.: ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004.
  3. Коробеев А.И., Лун Чанхай. Состав преступления в доктрине уголовного права Китая и России: компаративистское исследование: Монография. М.: Проспект, 2013.
  4. Музюкин А.П. Мотив преступления и его уголовно-правовое значение: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2012.
  5. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957.