Мудрый Юрист

Российский ученый м.м. Сперанский и его вклад в создание свода законов Российской империи *

<*> Slobodyanyuk I.P. Russian scholar M.M. Speranskij and his contribution into creation of the Code of laws of the Russian empire.

Слободянюк Ирина Павловна, Российская академия правосудия, профессор кафедры истории права и государства и права, кандидат исторических наук, доцент.

Историко-правовой анализ источников подвиг автора статьи показать, какую большую роль сыграл великий российский ученый М.М. Сперанский в формировании и создании Свода законов Российской империи, который востребован и в настоящее время.

Ключевые слова: великий русский ученый М.М. Сперанский, Свод законов, систематизация, кодификация, законодательство, государственное право, гражданское право, административное право, уголовное право, процессуальное право, преступление, санкция, процесс.

Historical-law analysis of various sources prompted the author of the article to show the great role of Russian scholar M.M. Speranskij in formation and creation of the Code of laws of the Russian empire which still remains up-to-date.

Key words: great russian scholar M.M. Speranskij, Code of laws, systematization, codification, legislation, state law, civil law, administrative law, criminal law, procedure law, crime, sanction, procedure.

Проводимая в настоящее время в России правовая, в том числе судебная, реформа сталкивается во многом с проблемами, имевшими место в предшествовавшие исторические эпохи, хотя и на более высокой ступени общественного развития. В свое время В.В. Путин назвал три основных условия для ее успешного проведения: 1) наличие адекватных социально-экономической ситуации в стране законов; 2) судебная практика; 3) кадровое обеспечение [1]. Эти факторы не новы, именно они определяли степень соответствия правовой ситуации времени и в эпоху Российской империи.

Попытки совершенствования законодательства России путем его кодификации предпринимались не один раз в течение XVIII в., но они не увенчались успехом. Очередная такая попытка имела место в первой четверти XIX в., когда комиссия во главе со Сперанским, а затем Розенкампфом подготовила проекты гражданского, уголовного и торгового уложений.

Важное место занимала Комиссия для составления законов, учрежденная еще 16 декабря 1796 г. под руководством генерал-губернатора. 21 октября 1803 г. она была передана в ведение Министерства юстиции, а с 28 февраля 1804 г. стала именоваться Комиссией составления законов при Министерстве юстиции. Ей было поручено подготовить общую книгу законов, состоящую из четырех частей: 1) "Основание прав"; 2) "Законы общие"; 3) "Законы частные"; 4) "Судебные обряды". В состав комиссии входили: Министр юстиции П.В. Лопухин, товарищ министра (с 16 декабря 1808 г. - сенатор) Н.Н. Новосильцев, М.М. Сперанский (с 8 августа 1808 г., с 16 декабря 1808 г. - товарищ министра юстиции). Комиссия включала три экспедиции: 1-я экспедиция занималась составлением книг ("Основание прав", "Общие законы", "Судебные обряды"); 2-я - кодификацией всех частных законов провинций; 3-я - проверкой переводов, редакцией и ревизией работ комиссии.

7 марта 1809 г. произошли изменения в структуре комиссии. Она теперь состояла из Совета, Правления и юрисконсультов, распределявшихся по шести отделениям, которые занимались вопросами изложения законов и составления их планов. Правление контролировало деятельность шести отделений, рассматривало и утверждало план их работы. В его состав вошли: Министр юстиции П.В. Лопухин, товарищ министра М.М. Сперанский и сенатор Н.Н. Новосильцев.

Совет комиссии ведал рассмотрением сложных вопросов кодификации, представляемых ему Правлением, и имел право пересматривать изложение законов в процессе их составления. Совет комиссии включал членов Правления и лиц, назначаемых императором. 1 января 1810 г. Комиссия составления законов при Министерстве юстиции была передана в состав Государственного совета.

В 1821 г. М.М. Сперанский был назначен членом Государственного совета и руководителем комиссии по подготовке нового Уложения. Однако смерть Александра I на некоторое время приостановила работу данной комиссии.

В 1826 г. по указанию императора Николая I Уложенная комиссия была преобразована во второе отделение Собственной канцелярии Его Величества. Император потребовал именно создания Свода законов, а не новой редакции Уложения. Данной работой фактически руководил М.М. Сперанский. В этот период наметились два подхода к кодификации права Российской империи: 1) сведение в единое собрание всех действующих и утративших силу законов без их изменений; 2) составление нового Уложения. В конечном итоге был избран первый вариант, заключавшийся в подготовке Полного собрания законов Российской империи и Свода всех действовавших в то время в стране законов.

В апреле 1830 г. было издано 45-томное Полное собрание законов Российской империи [2], в которое вошло более 30 тысяч законодательных актов с 1649 г. по 12 декабря 1825 г. Одновременно велась и работа по подготовке собрания действовавших в то время законов.

После рассмотрения 10 января 1832 г. Государственным советом 15 томов Свода законов было принято решение опубликовать и ввести в действие Свод законов Российской империи [3] с 1 января 1835 г. Следует отметить, что Полное собрание законов строилось по хронологическому принципу, а Свод законов - хотя и не совсем последовательно, но уже по отраслевому принципу.

Свод законов был издан в 15 томах, объединенных в 8 книг: кн. 1 содержала в основном законы об органах власти и управления, а также государственной службе; кн. 2 - уставы о повинностях; кн. 3 - Устав казенного управления (уставы о податях, пошлинах, питейном сборе и др.); кн. 4 - законы о сословиях; кн. 5 - гражданское законодательство; кн. 6 - уставы государственного благоустройства (уставы кредитных установлений, уставы торговые, уставы о промышленности и др.); кн. 7 - уставы благочиния (уставы о народном продовольствии и общественном призрении, Врачебный устав и др.); кн. 8 - законы уголовные. Они, в свою очередь, подразделялись на разделы, главы и отделения, каждое из которых имело свое заглавие. Главы и отделения делились на статьи, которые содержали соответствующие законодательные нормы. Следует указать, что статьи представляли собой не простое повторение текста источника, а являлись синтезированной их совокупностью. Другими словами, конкретная статья могла быть основана и на определенной части законодательного акта, и на указе Сената, и на распоряжении министерства, которые по тем или иным причинам не вошли в Полное собрание законов Российской империи. Причем никакого различия в сравнительной силе их действия в процессе кодификации законодательства не было проведено.

Власть царя по Своду законов определялась следующим образом: "Император Всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но за совесть сам Бог повелевает" [4. С. 147]. Таким образом был оформлен в российском законодательстве абсолютный, неформальный характер государственной власти.

Важно указать, что развитие гражданского права происходило на основе систематизации старых форм права, что не могло не повлиять на характер этой отрасли: сохранились элементы сословного неравенства, ограничения имущественных и обязательственных прав. Все действовавшее в то время гражданское законодательство было сосредоточено в X томе Свода законов. Особое внимание уделялось в Своде законов укреплению права собственности. Впервые в российском законодательстве в Своде законов нашло отражение понятие права собственности как права "исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться оным (имуществом) вечно и потомственно" [5. Т. X, ч. 1, ст. 262].

Кроме того, в этой же статье получило довольно подробное определение право собственности на землю, которое теперь трактовалось как право "на все произведения на поверхности ее, на все, что заключается в недрах ее, на воды, в пределах ее находящиеся, и, словом, на все ее принадлежности" [6]. Таким образом, право собственности на землю в Своде законов рассматривалось как право на все, что построено на ее поверхности, на все, что находится в ее недрах в пределах данного участка земли.

Обязательственное право занимало также значительное место в Своде законов. Это было обусловлено прежде всего развитием товарно-денежных отношений в России. В соответствии с законом допускалось заключение договоров как в письменной, так и в устной форме. Среди средств, обеспечивавших выполнение договоров, выделялись: поручительство, неустойка, залог недвижимого имущества и заклад движимого имущества.

В Своде законов предусматривались следующие виды договоров: 1) договор мены; 2) договор купли-продажи; 3) договор запродажи; 4) договор имущественного найма; 5) договоры поставки и подряда; 6) договор займа; 7) договор личного найма; 8) договор товарищества.

В Своде законов нашло отражение развитие семейно-брачных отношений в исследуемый период. В соответствии с законом устанавливался следующий брачный возраст: для мужчин - 18 лет, для женщин - 15 лет. Кроме того, запрещалось заключать брак лицам, чей возраст превышал 80 лет. Причем заключение брака находилось в зависимости не только от воли вступавших в брак, но и от согласия их родителей, опекунов или попечителей. Если же брак заключало лицо, находившееся на военной или гражданской службе, обязательно требовалось письменное согласие руководства. Без разрешения помещика не имели права вступать в брак крепостные. Браки христиан с представителями других конфессий не разрешались. Под запрет также попадали четвертый брак и любой новый без предварительного расторжения предыдущего. Только церковный брак рассматривался в качестве законного. Поэтому право на его расторжение могла предоставить только церковь.

В семье главное место отводилось мужу. Жена находилась в неравном, подчиненном положении по отношении к нему. Она должна была повиноваться ему как главе семейства. Кроме того, оставалась значительной власть отца по отношению к детям независимо от их возраста.

Имущественные отношения супругов были независимы: приданое жены, а также приобретенное законным способом, даренное или полученное по наследству имущество признавалось отдельной собственностью каждого из супругов, которые могли распоряжаться им по своему усмотрению. Дети, рожденные вне брака, считались незаконными и не имели права носить фамилию отца и наследовать его имущество.

В соответствии с законом принципы наследственного права в первой половине XIX в. получили свое развитие. Имущество должно было переходить к наследникам по завещанию или по закону. Для того чтобы завещание было признано действительным, оно должно было составляться в здравом уме и твердой памяти, т.е. во вменяемом состоянии, лицами, достигшими 21-летнего возраста. Причем единственно обязательной формой завещания признавалась только письменная форма. Если же завещание отсутствовало, то имущество переходило к наследникам по закону, т.е. сыновьям умершего. При отсутствии сыновей наследниками становились внуки, при отсутствии внуков - правнуки и т.д. Если наследников мужского пола не было, то имущество наследовали лица женского пола: дочери, внучки и др. В случае отсутствия нисходящих наследников право наследования имели родственники боковой линии. Если же не было и таких родственников, то наследство переходило к родителям. В целом, как отмечает И.В. Ружицкая, гражданское законодательство в Своде законов явилось отражением недостатков, прежде всего "с точки зрения юридической техники: они отличались казуальностью и неопределенностью формулировок, неуклюжестью формулировок" [7. С. 44].

Следует указать, что до принятия в 1845 г. Уложения о наказаниях уголовных и исправительных источниками уголовного права в России были Соборное уложение 1649 г. и Воинский артикул 1716 г., основное содержание которых и было сосредоточено в книге первой XV тома Свода законов. Книга содержала 11 разделов, подразделявшихся на главы, которые, в свою очередь, делились на статьи. В целом книга, в которой впервые были выделены Общая и Особенная части, включала 765 статей.

Несмотря на большое значение представленного в XV томе в систематизированном виде уголовного законодательства, в нем встречалось много противоречивых норм и статей, которые в значительной степени отставали от насущных потребностей общественного развития.

Процесс в исследуемый период в основном оставался инквизиционным. Хотя в соответствии с Указом 1801 г. были запрещены пытки в ходе расследования судебных дел, они довольно широко применялись в следственной практике.

Свыше 800 статей Свода законов (кн. II, т. XV) посвящались уголовному процессу. Главная роль отводилась в них полиции, которая отвечала за производство следствия и исполнение приговора. В соответствии с законом следствие делилось на предварительное и формальное. Дело открывалось обычно на основе доноса, жалобы отдельных лиц или по инициативе прокурора, стряпчих или полиции. Надзорные функции за производством следствия выполняли прокуроры и стряпчие. После завершения следствия дело передавалось в суд.

Необходимо подчеркнуть, что судебное следствие как составная часть судебного разбирательства не проводилось. Как правило, один из членов суда или секретарь докладывал о существе дела. Обвиняемого вызывали в суд только для формального выяснения вопроса, применялись ли к нему в процессе следствия неразрешенные законом методы и приемы. А свидетели и эксперты в суд и вовсе не вызывались. Таким образом, можно констатировать, что обвиняемый являлся не субъектом, а объектом процесса.

Следует отметить, что в Своде законов была закреплена существовавшая еще со времен "Краткого изображения процессов или судебных тяжеб" (1716 г.) система формальных доказательств, которые делились на совершенные и несовершенные. В соответствии с законом совершенные доказательства включали: собственное признание обвиняемого; заключение медицинских экспертов; письменные доказательства, признанные обвиняемым; идентичные показания двух свидетелей. К несовершенным доказательствам были отнесены: внесудебное признание обвиняемого, подтвержденное свидетелями; оговор обвиняемым посторонних лиц; повальный обыск; показания одного свидетеля; улики.

Необходимо сказать, что решения по наиболее тяжким уголовным делам судом первой инстанции направлялись в палату уголовного суда для вынесения окончательного приговора. Хотя приговоры по таким сложным делам довольно часто рассматривались в ревизионном порядке в вышестоящих судах. Причем осужденные, которые не располагали правом освобождения от телесных наказаний, могли обжаловать приговор только после его исполнения, предусматривавшего телесные наказания. Если же жалоба оказывалась необоснованной, то подававший ее снова подвергался телесному наказанию или тюремному заключению.

В случае недостаточного количества улик судом не выносился обвинительный или оправдательный приговор, а подсудимый оставался под подозрением. Крестьян и мещан, как правило, подвергали в такой ситуации выселению в Сибирь, основываясь на приговорах местных обществ. В соответствии с официальной статистикой исследуемого периода большинство уголовных дел завершалось принятием решения об оставлении обвиняемых под подозрением.

Дела по наиболее опасным для государства преступлениям - государственным и против веры - должны были рассматриваться, как отмечается в ст. 1241, без малейшего промедления. Они должны были рассматриваться на основании указа императора особыми верховными уголовными судами. Персональный состав таких судов определялся монархом. Такой верховный уголовный суд рассматривал под непосредственным контролем Николая I, в частности, дела декабристов. Кроме того, существовал особый порядок рассмотрения дел крепостных крестьян, организовавших выступления против своих помещиков. Их дела рассматривались военным судом. Следует заметить, что приговоры военного суда, утвержденные губернатором или министром внутренних дел, приводились в исполнение незамедлительно.

Что касается дел, связанных с незначительными преступлениями (мелкие кражи с ущербом до 20 руб., пьянство, легкие побои и др.), то решения по ним принимали полицейские чиновники.

Свод законов оставлял за помещиками право производить судебное разбирательство по маловажным преступлениям, совершенными крепостными крестьянами.

Следует заметить, что в исследуемый период в судах продолжало процветать взяточничество, а образовательный уровень судей был довольно низким. Некоторые дела в судах рассматривались в течение многих лет.

Таким образом, в уголовном законодательстве Свода законов (т. XV) были впервые выделены Общая и Особенная части, сформулированы понятия преступления и видов соучастия в нем, а также многие другие институты. Однако для него, как указывает И.В. Ружицкая, "была характерна недостаточная определенность составов преступлений и санкций: вместо определения наказаний том содержал выражения "поступить по законам", "наказать по всей строгости законов", "наказать по мере вины", "судить как ослушника законов" [8].

Систематизация права в России имела большое значение, так как она привела к формированию гражданского, уголовного и других специальных отраслей законодательства. Это способствовало завершению процесса формирования основных отраслей отечественного права: государственного, гражданского, административного, уголовного и процессуального. Большую роль в осуществлении этой масштабной работы сыграл М.М. Сперанский. Этот факт признается в полной мере многими правоведами и историками. Однако имеются и такие исследователи, которые полагают, что составление Свода законов Российской империи являлось для Сперанского ответственейшим делом, но "звездный час этого государственного реформатора пришелся на 1809 - 1811 гг. и закончился вместе с ними" [9. С. 79]. Думается, такое категоричное утверждение является неправомерным, так как успешное осуществление кодификации российского законодательства в начале 30-х годов XIX в. под руководством и при непосредственном участии М.М. Сперанского, попытки которого неоднократно предпринимались в XVIII - первой четверти XIX в., свидетельствуют об обратном. "Законодательство, деятельность административных и судебных органов, юридические процедуры, оформление документов - все это должно было, по мысли Сперанского, гарантировать, - отмечает А.А. Александров, - свободу воли индивида, его права и право собственности прежде всего" [10. С. 114]. "Свод законов Российской империи отвечал общей идее равенства и преемственности законности, которые очень быстро распространились, - как отмечает французский исследователь А. Безансон, - в русском обществе и обозначили дистанцию между его правительством и восточными режимами" [11. P. 25].

Литература и примечания

  1. URL: http://www.Strana.ru/stories/01/11/22/2076/156891.html.
  2. Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. С 1649 по 12 декабря 1825 года. СПб., 1830. Т. 1 - 45.
  3. Свод законов Российской империи, повелением государя императора Николая Павловича составленный. СПб., 1832. Т. 1 - 15.
  4. Цит. по: История России с древнейших времен до XX в. М., 1997. Ч. 3.
  5. Свод законов Российской империи, повелением государя императора Николая Павловича составленный. СПб., 1832. Т. 10.
  6. Там же.
  7. Ружицкая И.В. Судебное законодательство Николая I (работа над уголовным и гражданским уложениями) // Отечественная история. 2001. N 4.
  8. Там же.
  9. Коваленко В.И. Михаил Михайлович Сперанский // Вестник Моск. ун-та. Серия 12. Полит. науки. 1999. N 6.
  10. Александров А.А. Философия реформ в России и Западной Европе: взгляды М.М. Сперанского // Новый исторический вестник. 2001. N 2.
  11. Besancon A. Present sovietigue et passe russe. P., 1986.