Мудрый Юрист

Основания и момент приобретения процессуального статуса участниками уголовного судопроизводства *

<*> Medvedev E.V. Grounds and moment of acquisition of a procedural status by participants of criminal judicial proceeding.

Медведев Евгений Валентинович, заместитель декана юридического факультета по научной работе, доцент кафедры уголовного права и криминологии ФГБОУ ВПО "Ульяновский государственный университет", кандидат юридических наук, доцент.

Автор статьи рассматривает основания и момент приобретения статуса участниками уголовного судопроизводства, исходя из фактического возникновения отношений по осуществлению уголовного преследования и отправления правосудия.

Ключевые слова: Уголовно-процессуальный кодекс, участник уголовного судопроизводства, статус, основания и момент приобретения статуса.

The author considers grounds and a moment of acquisition of the status by participants of criminal judicial proceeding coming from actual arising of relations with regard to effectuation of criminal prosecution and administration of justice.

Key words: Criminal Procedure Code, participant of criminal judicial proceeding, status, grounds and moment of acquisition of the status.

Вопрос о моменте приобретения статуса участника судопроизводства имеет важное значение не только с точки зрения возможностей реализации прав и законных интересов потенциального процессуального лица, но и с позиции обеспечения его безопасности. Особенно это касается тех случаев, когда по факту совершения преступления еще только проводится проверка и потерпевшие, свидетели и т.д. пока не определены или когда в расследуемом уголовном или рассматриваемом в суде гражданском деле только устанавливается круг свидетелей. Однако о них уже известно заинтересованным в деле лицам, которые могут оказывать на них давление в целях склонения на свою сторону, предпринимать попытки принуждения к даче заведомо ложных показаний или к отказу от дачи показаний и т.д. Надо сказать, такое нередко встречается на практике, особенно в отношении свидетелей, реально располагающих информацией, имеющей доказательственное значение, но еще не привлеченных в этом качестве к рассмотрению дела. То же самое в полной мере касается и других потенциальных участников судебного разбирательства: потерпевшего, законных представителей, специалистов и др.

По данному вопросу в литературе встречается несколько разных высказываний. Одни ученые считают, что такой статус, например в отношении свидетеля или специалиста, появляется у лица с момента вызова (приглашения) его для участия в судебном разбирательстве в соответствующем качестве <1>. Другие авторы полагают, что свидетель или лицо, обладающее специальными знаниями и привлекаемое для участия в деле в качестве специалиста, приобретают соответствующий процессуальный статус с момента разъяснения им прав и обязанностей, а также ответственности перед началом следственного действия, для участия в котором они привлекаются <2>.

<1> См., например: Рыжаков А.П. Практика применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном процессе: Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 // СПС "КонсультантПлюс". 2010; Срукова А.Х. Отдельные вопросы законодательной регламентации правового положения и уголовно-процессуальной деятельности органов внутренних дел как органов дознания // Российский следователь. 2012. N 15. С. 21.
<2> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского (Качалова О.В. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства). М.: ЭКМОС, 2002. С. 135.

Если исходить из интересов безопасности указанных лиц как потенциальных свидетелей, специалистов и других участников судопроизводства, то момент приобретения ими соответствующего процессуального статуса, на наш взгляд, нецелесообразно связывать ни с вызовом их в соответствующие органы, ни с моментом ознакомления их с правами и обязанностями, ни с другими юридическими фактами подобного рода. Тем более что их временные параметры зачастую не имеют четких границ.

Как правило, вопрос о привлечении лица в качестве того или иного участника процесса не только растянут во времени, но и обременен последовательностью совершения определенных процессуальных действий. Иногда с момента, когда следователь принял решение о привлечении лица в качестве свидетеля, и до его появлении на допросе может пройти неделя, месяц, а то и больше, особенно если последний не желает участвовать в расследовании уголовного или рассмотрении гражданского дела и т.д. и под разными предлогами избегает явки к следователю или в суд. Но значение этой фигуры и той информации, которой она обладает, для установления истины по делу от этого не уменьшается. Представляя интерес для той или иной стороны, они часто становятся объектом насильственного воздействия, шантажа и т.д. со стороны преступников.

Поэтому мы считаем наиболее правильным связывать приобретение статуса тех процессуальных лиц, у которых порядок его возникновения не имеет четких границ, с моментом начала отношений по осуществлению уголовного преследования и отправления правосудия. Такой момент в уголовном процессе ученые, как правило, связывают с возбуждением уголовного дела <3>, в гражданском и арбитражном процессе - с моментом подачи соответствующего заявления в суд <4>. Конечно, это не постулативные утверждения, и по поводу определения данных отправных точек также существуют разногласия среди ученых. Кроме того, нужно учитывать нюансы реализации отдельных форм осуществления правосудия.

<3> См.: Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин А.М. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979. С. 91, 92.
<4> См.: Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2004. С. 52; Сумин А.А. Судебная практика и закон // Адвокат. 2012. N 9. С. 41 - 46.

Так, уголовно-процессуальные отношения по делам частного обвинения, к числу которых относятся, например, дела о клевете, по мнению некоторых ученых, возникают с момента принятия судом заявления потерпевшего, его законных представителей или близких родственников или вынесения прокурором, следователем, дознавателем постановления о возбуждении дела, что является следствием возникновения уголовно-правовых отношений на более раннем этапе <5>. Это, как считает М. Новиков, объясняется тем, что правовая природа института частного обвинения характеризуется совокупностью материально-правового компонента, в качестве которого выступает перечень дел частного обвинения, и компонента процессуального, который заключается в специальном порядке производства по данной категории дел <6>. И таких нюансов в регулировании процессуальных отношений, связанных с осуществлением судопроизводства, немало.

<5> См., например: Шинкарук В.М. Элементы превентивного контроля при возбуждении мировым судьей частного обвинения в совершении преступления против чести и достоинства // Мировой судья. 2012. N 3. С. 3.
<6> См.: Новиков М. Перспективы развития дел частного обвинения по законодательству России // Мировой судья. 2010. N 4. С. 29.

Тем не менее, говоря об уголовном судопроизводстве, нужно учитывать, что довольно значительный комплекс процессуальных действий осуществляется в рамках УПК до вынесения дознавателем или следователем постановления о возбуждении уголовного дела. Стало быть, и уголовно-процессуальные отношения в данной области могут возникнуть, как справедливо отмечают многие специалисты, до возбуждения уголовного дела <7>, например с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступного посягательства. Наличие разумных оснований полагать, что данное лицо совершает или совершило преступление, обусловливает выполнение компетентными должностными лицами функции осуществления уголовного преследования, а именно действий по задержанию этого лица в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ <8>.

<7> См., например: Цоколова О.И. Теория и практика задержания, ареста и содержания под стражей в уголовном процессе: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2007. С. 143.
<8> См.: Зинатуллин З.З., Коржев С.В. Досудебному производству по уголовным делам - надлежащее правовое регулирование // Российская юстиция. 2011. N 1. С. 40 - 42.

Если рассматривать в качестве основания возникновения уголовно-процессуальных отношений (как, впрочем, и любых других правоотношений) юридический факт, то с материально-правовой точки зрения это, несомненно, должен быть факт совершения преступления или начальный момент его осуществления. Однако он не может рассматриваться в данном качестве в уголовно-процессуальном смысле, вопреки мнению некоторых ученых <9>. Раз мы говорим об уголовно-процессуальных отношениях, то основанием для их возникновения должен выступать факт появления информации о совершенном преступлении, или, как еще отмечают в литературе, появление повода к возбуждению уголовного дела <10>. Объективное же выражение начальный этап возникновения указанных отношений получает с момента первого процессуального действия в рамках УПК по появившейся информации о готовящемся или уже совершенном преступлении.

<9> См., например: Кутюхин И.В. Фактический состав правоотношения по возбуждению уголовного дела // Современные проблемы расследования преступлений. Волгоград, 1992. С. 28.
<10> См.: Королев Г. Начальный момент уголовного преследования // Законность. 2005. N 5. С. 23; Деришев Ю.В. Уголовное досудебное производство: концепция процедурного и функционально-правового регулирования: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Омск, 2005. С. 15.

Что касается гражданского и арбитражного судопроизводства, то здесь позиция большинства ученых по интересующему нас вопросу выглядит достаточно убедительной. Процессуальные отношения в этих сферах, как справедливо отмечают специалисты, возникают с момента подачи заявления в суд <11>. Несколько иное выражение на первый взгляд этот момент может иметь при рассмотрении дел, вытекающих из административных правоотношений. Несмотря на отсутствие в настоящее время административного судопроизводства как такового, многие ученые выделяют его в самостоятельный вид процессуальных правоотношений. При этом, по мнению ученых-административистов, процессуальные отношения в этой сфере, как правило, возникают задолго до момента поступления материалов в суд <12>.

<11> См., например: Афанасьев С.Ф., Борисова В.Ф. О возникновении гражданских процессуальных правоотношений на стадии возбуждения гражданского судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 6. С. 7; Гурвич М.А. Структура и движение гражданского процессуального правоотношения // Избранные труды / МГУ им. М.В. Ломоносова, юридический факультет, кафедра гражданского процесса; Кубанский государственный университет, юридический факультет, кафедра гражданского процесса и трудового права. Краснодар: Совет; Кубань, 2006. Т. 2. С. 86 - 87.
<12> См.: Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб.: Издательство юридического факультета С.-Петербургского государственного университета, 2005. С. 452.

Приведенная точка зрения вполне логична и, несомненно, заслуживает внимания. Действительно, те отношения, которые возникают до передачи материалов дела об административном правонарушении в суд, являются процессуальными по своей природе. Однако они относятся к области правоприменительной деятельности и не вписываются в рамки отношений по отправлению правосудия. Нельзя забывать, что дела, вытекающие из административных правоотношений, рассматриваются в порядке, предусмотренном нормами ГПК и АПК, т.е. в рамках гражданского и арбитражного судопроизводства, и только та деятельность, которая ими урегулирована, может составлять содержание отношений правосудия. Следовательно, и момент возникновения отношений по осуществлению административного судопроизводства в данном случае не должен отличаться по существу от момента возникновения гражданско-процессуальных и арбитражно-процессуальных отношений. Конечно, данный вывод выглядит небесспорным, но с таким положением дел придется считаться, по крайней мере до принятия соответствующего административно-процессуального кодекса и появления системы административных судов.

Пока же в интересах потенциальных участников судопроизводства, в том числе и их безопасности, необходимо придерживаться норм действующего законодательства, определяющего порядок отправления правосудия. С учетом особенностей возбуждения судопроизводства по делам, имеющим административно-правовую природу, момент возникновения отношений правосудия, а вместе с тем и приобретения статуса их потенциального участника в данном случае наиболее правильно связывать с моментом поступления постановления прокурора или протокола об административном правонарушении, а также иных материалов в суд.