Мудрый Юрист

Проблемы защиты прав и законных интересов институциональных инвесторов *

<*> Konovalov V.V. Problems of protection of rights and legitimate interests of institutional investors.

Коновалов Владимир Владимирович, Российская академия правосудия, аспирант кафедры гражданского права.

Автор статьи, исследуя проблемные вопросы предпринимательской деятельности в сфере инвестиций, приходит к выводу о том, что новый Гражданский кодекс, используя положительный опыт зарубежных стран, сможет не только увеличить приток иностранных инвестиций, но и решить многие проблемы защиты прав и законных интересов институциональных инвесторов.

Ключевые слова: предпринимательская деятельность, новый Гражданский кодекс, инвестиции, иностранные инвестиции, инвестиционное законодательство.

The author of the article on investigating the controversial issues of entrepreneurial activities makes a conclusion that the new Civil Code using a positive experience of foreign countries will be able not only to increase the inflow of foreign investments, but also to solve a lot of problems of protection of rights and legitimate interests of institutional investors.

Key words: entrepreneurial activities, new Civil Code, investments, foreign investments, investment legislation.

15 мая 2013 г. в городе на Неве открылся 3-й Международный юридический форум, который в особенности интересовал около 3 тысяч присутствующих представителей различного бизнеса иностранных государств, о том, можно ли защитить иностранные инвестиции в России.

Выступивший премьер-министр РФ Д.А. Медведев подтвердил иностранным гостям и приглашенным слушателям, что в последние годы значительно укрепляется корпоративное законодательство и усиливаются механизмы защиты и охраны инвестиций, вложенных иностранными компаниями в России.

Д.А. Медведев подчеркнул, что "недостатком международного права можно считать ситуацию, когда внешний инвестор оказывается в наиболее привилегированном положении, чем внутренний". "Мы рассчитываем, - пояснил Д.А. Медведев, - в ближайшее время привести нормы гражданского права об инвестициях в соответствие с международными с тем, чтобы защита была равной <1>.

<1> Российская газета. 2013. 16 мая. N 102(6078).

Способ защиты права, в том числе и инвестиций, - категория материального (регулятивного) права. Способы защиты права перечислены в Гражданском кодексе РФ (ст. 12). Статья 12 ГК РФ предусматривает следующие способы защиты гражданских прав: признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; применение последствий недействительности ничтожной сделки; возмещение убытков; взыскание неустойки; иные способы, предусмотренные в ГК РФ, а также в других законах. В юридической литературе <2> неоднократно отмечалось, что приведенный примерный перечень способов гражданско-правовой защиты едва ли можно признать научно обоснованным, ввиду того что некоторые из указанных в нем способов защиты взаимно перекрывают друг друга, а форма защиты (самозащита) признана одним из ее способов. Он не носит систематизированного характера и приводится без учета классифицирующих признаков, поэтому "данная норма не дает представления о качественных параметрах гражданско-правовой охранительной системы". Вместе с тем такой перечень гражданско-правовых способов защиты не является препятствием для их систематизации. Наиболее распространенным является их подразделение на меры защиты и меры ответственности, которые различаются между собой по основаниям применения, социальному назначению и выполняемым функциям, принципам реализации и некоторым другим моментам.

<2> См., например: Треушников М.К. Формы защиты прав инвесторов в сфере рынка ценных бумаг. М.: Городец, 2000; Комментарий к Федеральному закону "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" (постатейный) / Под ред. В.А. Вайпана. М.: Юстицинформ, 2004; Голованов А., Сидоров А. Защита прав инвестора при выполнении инвестиционных договоров // ЭЖ-Юрист. 2006. N 29; Особенности рассмотрения дел в арбитражном процессе: Практическое пособие / Отв. ред. А.А. Арифулин, И.В. Решетников. М.: Норма, 2005; Щербинин С.С. Способы и формы защиты прав инвесторов // Право и экономика. 2004. N 12; и др.

Законодательство об инвестиционной деятельности содержит различные способы защиты прав инвесторов. Так, в ст. 26 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" (в ред. Федеральных законов от 28.12.2002 N 185-ФЗ, от 27.07.2006 N 138-ФЗ) говорится о таком способе защиты права инвесторов, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права (двусторонняя реституция): "В случае признания выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг несостоявшимся или недействительным все ценные бумаги данного выпуска (дополнительного выпуска) подлежат изъятию из обращения, а средства, полученные эмитентом от размещения выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, признанного несостоявшимся или недействительным, должны быть возвращены владельцам. Федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг для возврата средств владельцам вправе обратиться в суд".

Некоторые статьи федерального законодательства посвящены возмещению ущерба инвестору эмитентом, независимым оценщиком, аудитором и другими лицами, подписавшими проспект эмиссии за предоставление недостоверной и (или) вводящей в заблуждение инвестора информации (например, ст. 5 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг").

В нормах указанного Закона нашел отражение и такой способ защиты прав инвесторов, как пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения о запрещении проводить профессиональными участниками отдельные операции на рынке ценных бумаг на срок шесть месяцев, о приостановлении и/или аннулировании выпуска ценных бумаг, о приостановлении и/или аннулировании лицензий на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. В Законе говорится о таком способе защиты прав инвесторов, как признание сделок недействительными, применение последствий недействительности ничтожной сделки; возможность признания недействительными постановлений федерального исполнительного органа по рынку ценных бумаг.

В случае существенного нарушения контрагентами инвестора срока выполнения обязательств (например, срока строительства и ввода в эксплуатацию здания) целесообразно предъявить иск о расторжении договора, взыскании убытков, упущенной выгоды. Согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

  1. при существенном нарушении договора другой стороной;
  2. в иных случаях, предусмотренных Кодексом, другими законами (поскольку инвестиционный договор не предусмотрен гражданским законодательством, расторжение по этому подпункту невозможно) или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. При заключении договора инвестор рассчитывал получить в собственность объект, однако не получил его, что нарушило его имущественные права, причинило ему ущерб. В силу этого инвестор может настаивать на расторжении договора судом в силу существенного нарушения контрагентом договора (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ). Таким образом, основанием для предъявления иска о расторжении договора является существенное нарушение обязательств контрагентом, в частности ввиду несоблюдения срока предоставления объекта.

В этой связи необходимо обратить внимание на следующее. Согласно п. 10 информационного письма ВАС РФ от 25 июля 2000 г. N 56 "Обзор практики разрешения споров, связанных с договорами на участие в строительстве" если обязательство по передаче квартир по договору на участие в строительстве жилого дома не может быть исполнено, по требованию истца могут быть взысканы убытки в сумме, необходимой последнему для покупки аналогичных квартир.

Возможность требовать убытки в сумме стоимости аналогичного объекта гарантирует инвестору возможность приобрести равноценный объект. То есть согласно ст. 393 ГК РФ инвестору необходимо настаивать на взыскании убытков в размере стоимости объекта на день вынесения решения, как если бы он был построен.

Кроме убытков в виде стоимости равноценного объекта, следует требовать взыскать иные убытки, как реальные, так и упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ). Согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

Так, при отказе от передачи в собственность инвестора объекта инвестирования целесообразно предъявлять в суд иски о признании права собственности за инвестором на объект инвестирования.

При предъявлении такого иска следует учитывать следующее. В соответствии со ст. 209 ГК РФ право собственности может быть признано только на индивидуально-определенное имущество (например, здание). Если здание на момент рассмотрения спора не построено (отсутствует акт госкомиссии о приемке дома в эксплуатацию), то отсутствует имущество, на которое можно признать право собственности.

В ситуации, когда инвестору известно, что у его контрагентов нет никакого имущества, на которое можно обратить взыскание, он может предъявить иск о признании права долевой собственности на незаконченный объект инвестиционной деятельности. Согласно п. 3 ст. 7 Закона РСФСР "Об инвестиционной деятельности в РСФСР" незавершенные объекты инвестиционной деятельности являются долевой собственностью субъектов инвестиционного процесса до момента приемки и оплаты инвестором (заказчиком) выполненных работ и услуг. Как указал арбитражный суд в одном из своих решений, "поскольку объект инвестиционной деятельности не принят в эксплуатацию, субъекты инвестиционной деятельности вправе лишь определить свои доли в имуществе, находящемся в общей долевой собственности" <3>.

<3> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 ноября 2004 г. N А56-12568/04 // СПС "КонсультантПлюс".

Если в нарушение инвестиционного контракта объект инвестирования был передан (пусть даже многократно) иным лицам, инвестору следует предъявить иск об истребовании объекта инвестиционной деятельности. Однако согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. То есть указанный иск может быть заявлен только собственником, но не инвестором. Вместе с тем, поскольку инвестор имеет право долевой собственности на объекты инвестиционной деятельности, он наделен правом заявлять такие иски.

От понятия "способ защиты права" отличается понятие "форма защиты права".

Под формой защиты права понимается определяемая законом деятельность компетентных органов по защите права, т.е. по установлению фактических обстоятельств, применению норм права, определению способа защиты права и вынесению решения. Перечисленные в законодательстве способы защиты права, т.е. определенные способы принуждения к нарушителю права, осуществляются несколькими формами защиты права.

Различают юрисдикционную и неюрисдикционную формы защиты права. Юрисдикционная форма защиты - это защита гражданских прав государственными или уполномоченными государственными органами. Такая форма защиты означает возможность защиты прав в судебном или ином процессуальном порядке.

Неюрисдикционная форма защиты гражданского права - защита гражданского права самостоятельными действиями управомоченного лица без обращения в суд общей юрисдикции, арбитражный суд, третейский суд.

Несудебная форма защиты позволяет предотвратить нарушения или ограничения прав или законных интересов либо восстановить нарушенные права путем взаимодействия с исполнительными органами эмитента, государственными регулирующими органами, профессиональными ассоциациями, саморегулирующими организациями, средствами массовой информации и др.

Одной из несудебных форм защиты является самозащита прав инвесторов, под которой понимается совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав.

Самозащита прав инвесторов не получила должного законодательного урегулирования в инвестиционном законодательстве.

Федеральный закон "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" предусматривает, что нарушение требований, касающихся предоставления информации инвестору в связи с обращением ценных бумаг, в том числе предоставление недостоверной, неполной или вводящей в заблуждение инвестора информации, является основанием для изменения или расторжения договора между инвестором и профессиональным участником по требованию инвестора в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации. Статья 451 ГК РФ предусматривает изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств. В случае отказа эмитента добровольно изменить или расторгнуть договор инвестор может потребовать изменения или расторжения договора в судебном порядке путем предъявления иска.

Одним из способов самозащиты инвесторов является блокирование заинтересованными инвесторами решений общих собраний акционеров, влекущих или потенциально предрасположенных повлечь нарушения или ограничения их прав или законных интересов.

Необходимо отметить и возможность инвестора осуществлять контроль за целевым использованием вложенных средств. Поскольку инвестор является лицом, заинтересованным в эффективном осуществлении инвестиционной деятельности и получении прибыли от ее проведения, он вправе контролировать целевое использование вложенных средств. Методы такого контроля - анализ отчетной документации, представляемой другими субъектами инвестиционной деятельности, проведение выездных проверок, экспертных исследований и др. Нарушение порядка целевого использования инвестированных средств является основанием для расторжения заключенных договоров и предъявления требований о возвращении произведенных вложений и взыскании убытков в соответствии со ст. 15 ГК РФ.

В настоящее время все большее значение приобретают общественные формы защиты прав участников инвестиционной деятельности. Так, предусмотрены общественный контроль за деятельностью коммерческих организаций на рыке ценных бумаг, а также создание компенсационных и иных фондов саморегулирующих организаций (СРО) в целях возмещения понесенного инвесторами ущерба в результате деятельности профессиональных участников, состоящих в СРО. Надзор за деятельностью СРО, контроль за их созданием в России осуществляет Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР).

Деятельность СРО призвана обеспечить своевременную защиту интересов владельцев ценных бумаг и иных клиентов - профессиональных участников рынка ценных бумаг.

Вместе с тем законом не предусмотрена возможность создания местных общественных объединений инвесторов. Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" дает понятие общественного объединения, которым является добровольное самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения.

Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется посредством обращения к вышестоящему органу или должностному лицу.

Административную защиту прав участников инвестиционной деятельности осуществляют органы, контролирующие рынок ценных бумаг, антимонопольные органы.

В п. 2 ст. 11 ГК РФ указано, что защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. В отдельных случаях закон предусматривает альтернативную возможность защиты гражданских прав, как в административном, так и в судебном порядке, по выбору управомоченного лица.

Решение, принятое в административном порядке, в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК РФ).

Органом, осуществляющим административную форму защиты на рынке ценных бумаг, в том числе по жалобам и заявлениям инвесторов, является федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг - Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР).

В компетенцию ФСФР России входит прямое регулирование деятельности большинства участников рынка ценных бумаг. Прежде всего на ФСФР, а также на Центральный банк Российской Федерации (ЦБ РФ) возложен государственный контроль за деятельностью профессиональных участников рынка ценных бумаг.

Так, ФСФР осуществляет контроль за соблюдением эмитентами и профессиональными участниками рынка ценных бумаг требований законодательства РФ о ценных бумагах, стандартов и требований, утвержденных ею. В целях защиты прав и интересов инвесторов ЦБ РФ предоставлены права проверки операций банков, установления объемов и сроков предоставления бухгалтерской и статистической отчетности, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений законодательства и установления экономических нормативов.

В основе регулирования всех видов профессиональной инвестиционной деятельности лежит лицензирование. Лицензирующий орган контролирует деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг и может отозвать лицензию при нарушении законодательства РФ.

При национализации иностранному инвестору или коммерческой организации с иностранными инвестициями возмещаются стоимость национализируемого имущества и другие убытки (ст. 7 Закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации").

Споры о возмещении убытков разрешаются в порядке, предусмотренном ст. 10 настоящего Федерального закона. В целях обеспечения стабильности правового режима иностранных инвестиций, обусловленного налоговым, валютным и таможенным законодательством, иностранным инвесторам и коммерческим организациям с иностранными инвестициями предоставляются гарантии от неблагоприятного для них изменения законодательства Российской Федерации (ст. 9 Закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации").

В юридической литературе также встречается при описании такой отговорки указание на то, что в оговоренный период новые нормы права, ухудшающие положение инвестора, не действуют, однако это утверждение представляется спорным. Всякий акт нормативного характера действует в нескольких измерениях: во времени, в пространстве и по кругу лиц. Законодательство, ухудшающее экономическое положение инвесторов, с точки зрения его действительности абсолютно полноценно, за исключением возможности применить его в настоящий момент, в данное время <4>.

<4> См.: Измайлов А.Б. Государственная правовая политика и отдельные правовые вопросы защиты прав инвесторов (на примере защиты права собственности) // Собственность и государство. 2005. С. 53 - 55.

Стабилизационная оговорка предусмотрена в отношении иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями, осуществляющих приоритетные инвестиционные проекты за счет иностранных инвестиций, при условии, что товары, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации, используются в целях реализации приоритетных инвестиционных проектов.

Мы считаем, что общим принципом правового регулирования инвестиций должно являться обеспечение равной защиты прав иностранным и российским инвесторам. Принцип равной защиты предполагает наряду с защитой прав инвесторов обеспечивать защиту государственных интересов, предоставлять защиту всем инвесторам в равной степени вне зависимости от формы осуществления инвестиций (имеются в виду корпоративные и договорные формы инвестиций) и их национальной принадлежности (иностранным и российским инвесторам). В основе реализации принципа равной защиты прав инвесторов лежат рыночный характер экономики с его основным требованием предоставления равных условий конкуренции участникам рынка и правовое обеспечение этого требования - антимонопольное законодательство и метод антимонопольного регулирования. Антимонопольное законодательство определяет условия, при которых государство может воспрепятствовать совершению предпринимателем тех или иных действий, в том числе и действий по осуществлению инвестиций. Принятие мер антимонопольного регулирования не может рассматриваться как ограничительная мера, носящая дискриминационный характер. Меры, принимаемые антимонопольным органом, направлены на защиту рынка и слабой стороны в рыночных отношениях. В инвестиционных отношениях такой слабой стороной является инвестор.

Между тем анализ международных договоров РФ позволяет сделать вывод, что иностранным инвесторам предоставляется в Российской Федерации режим наибольшего благоприятствования. Такое же положение отражено в п. 4 Обзора практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2001 N 58).

Однако как в таком случае относиться к положению ст. 4 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" о предоставлении иностранным инвесторам режима не менее благоприятного, чем режим, предоставленный российским инвесторам? Означает ли такая формулировка Закона равенство иностранных инвесторов с российскими лицами при осуществлении предпринимательской деятельности в РФ?

Действительно, национальное законодательство РФ нацелено на предоставление иностранным инвесторам максимально благоприятного режима деятельности, что отражено в ст. 4 упомянутого Закона. Законодательство предельно приближает статус иностранного инвестора к статусу инвестора российского, делая ссылку на национальный режим. В соответствии с этим, казалось бы, иностранные инвесторы могут осуществлять свои капиталовложения, заниматься коммерческой деятельностью напрямую, через свои филиалы или организации с иностранным участием наравне с российскими лицами.

Тем не менее та же ст. 4 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" предусматривает возможность определенных изъятий в отношении правового режима деятельности иностранных инвесторов на основе федеральных законов в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Также устанавливаются изъятия ограничительного характера для иностранных инвесторов и для группы лиц, в которую входит иностранный инвестор, при их участии в уставных капиталах хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства <5>.

<5> Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства".

Фактически же такие изъятия существуют в правовом поле РФ в сферах страхового, банковского дела, а также согласно земельному, валютному законодательству РФ. Определенные изъятия установлены и законодательством об автомобильных перевозках в РФ. Исходя из этого можно сделать вывод, что в России в отношении иностранных инвесторов действует режим наибольшего благоприятствования, хотя и максимально приближенный к национальному режиму.

При осуществлении международного экономического сотрудничества государства заключают между собой разные по своему характеру международные договоры. Двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений или двусторонние инвестиционные соглашения (ДИС) среди них занимают особое место. Как указывалось в зарубежной литературе, не осознав и, соответственно, не оценив роли двусторонних соглашений о поощрении и взаимной защите инвестиций, нельзя понять значение многосторонних международных договоров в области регулирования инвестиций <6>.

<6> Waelde T. International Law of Foreign Investment: Towards Regulation by Multilateral Treaties // Business Law International. 1999. September. Issue 1. P. 51.

История развития двусторонних международных соглашений о поощрении и защите капиталовложений (инвестиций) началась после Второй мировой войны. Первые ДИС появились в 1959 - 1969 гг. Их появление было продолжением первых проектов многосторонних конвенций, разработанных в рамках ОЭСР. Проект Конвенции Абс-Шоукросса об инвестициях за рубежом 1959 г. и проект Конвенции о защите частной собственности за рубежом 1967 г. были первой попыткой обеспечить защиту прав иностранных инвесторов многосторонними международными договорами <7>. Однако в связи с разногласием промышленно развитых стран - экспортеров капитала с развивающимися странами - реципиентами инвестиций проекты первых многосторонних международных договоров так и остались недействующими. В то же время разработанные в этих договорах нормы и принципы правовой защиты иностранных инвестиций и инвесторов были реализованы в двусторонних соглашениях о поощрении и взаимной защите инвестиций.

<7> См.: Доронина Н.Г. Иностранные инвестиции и современное международное право // Правовые проблемы иностранных инвестиций в СССР. Тезисы докладов научно-практической конференции. М., 1991. С. 116 - 126.

Указанные многосторонние конвенции касаются проблем, связанных лишь с устранением неблагоприятных последствий, вызванных действиями государства, но не самого порядка регулирования инвестиций. Каждая из указанных конвенций касается отдельного аспекта защиты иностранных инвестиций, и обе конвенции так или иначе связаны с двусторонними соглашениями о поощрении и взаимной защите инвестиций, образуя единый международный механизм защиты инвестиций.

Среди форм защиты права ведущая роль принадлежит судебной форме. Согласно Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

При нарушении интересов инвесторов на рынке ценных бумаг в споре участвуют несколько лиц. Гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность защиты неопределенного круга лиц (групповые иски). Несколько человек, пострадавших от деятельности одного и того же ответчика, подают иск в суд в своих интересах и интересах всех тех, кто пострадал от действий ответчика. Всем инвесторам не требуется приходить в суд, судебное решение распространяется на всех пострадавших, чьи права восстанавливает данное судебное решение. Однако возникает возможность того, что удовлетворение своих требований получат не все инвесторы в связи с отсутствием средств у ответчика <8>.

<8> См.: Краснов Е.А. Защита прав инвесторов на рынке ценных бумаг. М., 2003. С. 34 - 36.

В Российской Федерации споры, связанные с инвестиционной деятельностью, разрешаются в порядке, установленном международными договорами и законодательством Российской Федерации. Споры разрешаются в арбитражном, гражданском, а также конституционном судопроизводстве.

Гарантия прав, ответственность субъектов инвестиционной деятельности и защита инвестиций могут с полным правом считаться частью процесса регулирования инвестиционной деятельности государством.

Анализ арбитражной практики разрешения инвестиционных споров приводит к выводу о том, что если спор возник в связи с нарушением принимающим государством или иностранным инвестором гражданско-правовых обязательств по инвестиционному контракту (contract claim), то в первую очередь должно применяться право, избранное сторонами инвестиционного контракта, если иное не предусмотрено законом. При этом сфера действия избранного сторонами права не охватывает отношения публично-правового характера, возникшие между принимающим государством и иностранным инвестором на основании инвестиционного контракта, а также отношения, имеющие иное, чем инвестиционный контракт, правовое основание <9>.

<9> См.: Алиева А., Крупко С., Трунка А. Правовые аспекты инвестиционных договоров. М.: Норма, 2012.