Мудрый Юрист

Применение коллизионных норм международного права судами канады *

<*> Doncov P.V. International law conflict rules application by the Canadian courts.

Донцов Павел Владимирович, доцент кафедры международного и европейского права Воронежского государственного университета, судья Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда, кандидат юридических наук.

В статье рассмотрены вопросы разрешения коллизий, возникающих в ходе реализации норм международного права в Канаде. Проанализирована судебная практика канадских судов.

Анализируется понятийно-категориальный аппарат рассматриваемой сферы права. Устанавливаются ее современная система и структура.

Ключевые слова: соотношение международного и национального права, наука международного права Канады, трансформация, адопция, теория международного права, коллизионные нормы.

The article deals with questions of collision settlement that arised in the course of international law implementation in Canada. Canadian court practice is analyzed in the article.

Concept, contemporary system and structure of the considered sphere of law are ascertained.

Key words: relation between international and national law, international law science in Canada, transformation, adoption, international law theory, conflict rules.

Трансформационная модель реализации международного договорного права в Канаде означает, что суды не будут применять даже договор, согласие на обязательность которого выражена надлежащим образом, а будут применять лишь имплементирующее внутреннее законодательство. В соответствии с основным положением о том, что международные договоры сами по себе не имеют прямой юридической силы в рамках правовой системы Канады, исторически сложилось так, что суды Канады вообще отказывались осуществлять не введенные в действие международные договоры. Часто цитируемым примером такого жесткого подхода является дело Francis v. The Queen <1>. Франсис - гражданин Канады, обладающий статусом индейца на основании Indian Act <2> и постоянно проживающий в индейской резервации Сент-Реджис в провинции Квебек, отказался платить таможенные пошлины и налог с продаж на бытовые приборы, приобретенные в Соединенных Штатах. Государство конфисковало приборы, в связи с чем Франсис вынужден был заплатить пошлину и налог, чтобы вернуть приборы. После этого он обратился с заявлением в суд, в котором просил возвратить соответствующую денежную сумму, мотивируя это тем, что согласно ст. III Договора о дружбе, торговле и мореплавании (Договор Джея) (Treaty of Amity, Commerce and Navigation) 1794 г. он был освобожден от уплаты пошлины. Это соглашение, заключенное между Великобританией и Соединенными Штатами Америки, действительно освобождало индейцев от уплаты пошлин и налогов такого рода. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, главный судья Кервин отметил, что Договор Джея не был реализован в канадском законодательстве, и поэтому придерживался мнения, что:

<1> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/6944/index.do.
<2> Indian Act, R.S.C. 1985. P. 1 - 5.

"...в Канаде такие права и привилегии, которые были внесены одной из сторон международного договора, приводятся в исполнение судами только тогда, когда этот договор введен в действие или утвержден законодательством" <3>.

<3> Там же.

К такому же результату привело решение суда, утвержденное большинством голосов, по делу Capital Cities Communications <4>. В данном судебном деле Американская телевизионная компания подвергла сомнению решение Канадской комиссии по телерадиовещанию (CRTC), разрешающее стирать коммерческие рекламные объявления с поступающих сигналов из Соединенных Штатов. В Канаде эту рекламу заменили местными объявлениями об общественных услугах.

<4> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/2586/index.do?r.

В основе данной проблемы частично лежит конфликт между решением Канадской комиссии по телерадиовещанию (CRTC) и условиями Договора межамериканского радиообмена (Inter-American Radio Communications Convention), в котором Канада принимала участие <5>. Главный судья Ласкин в Верховном суде Канады отклонил довод телевизионных компаний, применив основное правило о том, что:

<5> Inter-American Radio Communications Convention, 13 December 1937, 7 Int'l Leg. N 503 (entered into force 1 July 1938).

"Никаких внутригосударственных последствий быть не может, пока они сами не возникнут в результате действия имплементирующего законодательства, которое бы наделило настоящий Договор юридической силой внутри Канады" <6>.

<6> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/2586/index.do?r.

Главный судья отклонил и довод о том, что при отсутствии регламентации в имплементирующем законодательстве тех или иных отношений или ее неясности следует согласиться с верховенством норм договора:

"Я не нахожу никакой неясности, из-за чего бы потребовалось обратиться к настоящему Договору, который, так или иначе, нигде в Акте о радиовещании (Broadcasting Act) не упоминается, и разумеется, Договор как таковой не может обладать большей юридической силой, чем прямая норма Акта" <7>.

<7> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/2586/index.do?r.

В последнее время описанный подход к международным договорам, особенно там, где их условия входят в противоречие с внутригосударственным законодательством, становится менее жестким <8>. Так, например, договор может быть введен в действие в результате законодательства, которое существенным образом повторяет или перефразирует в своем содержании условия этого договора. Другой способ, применяемый в настоящее время, - принятие положений международного договора полностью или частично, включая их путем приложения к имплементирующему законодательству <9>.

<8> R. v. Canada Labour Relations Board (1964), 44 D.L.R. (2d) 440 at 453-56 (Man. Q.B.).
<9> Foreign Missions and International Organizations Act, S.C. 1991, c. 1991, c. 41, s. 3; J.M. Keyes & R. Sullivan, "A Legislative Perspective on the Interaction of International and Domestic Law" in Fitzgerald, above note 18, 277 at 311-18.

Важную роль в этих изменениях сыграла судебная практика. Поводом послужили дела, по которым суды стали сталкиваться с существенными трудностями, связанными с тем, что условия или даже значение международного договора были изменены в процессе трансформации таким образом, что внутригосударственное законодательство переставало соответствовать международному договорному обязательству. Возникла дилемма: игнорировать этот факт и просто применять внутригосударственное законодательство или попытаться путем толкования или интерпретации сблизить положения международного и национального права.

В ряде последних судебных решений Верховный суд Канады пришел ко второму выводу <10>.

<10> National Corn Growers Assn. v. Canada (Import Tribunal), (1990), 2 S.C.R. 1324 (National Corn Growers); Canada (A.G.) v. Ward, (1993), 2 S.C.R. 689; Thomson v. Thomson, above note 64; Pushpanathan, above note 34; GreCon Dimter inc. v.) R. Normand inc., (2005), 2 S.C.R. 401 (GreCon Dimter}.

Например, в деле National Corn Growers <11> Канадский трибунал по внешней торговле (Canadian Import Tribunal) обратился в суд за разъяснением ст. 42 Акта "О специальных импортных мерах" (Special Import Measures Act).

<11> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/674/index.do?.

С учетом несоответствий между этими международными обязательствами Канады в рамках ВТО и ст. 42 возник вопрос: обязан ли был национальный суд применять внутригосударственное законодательство или он может прибегнуть к лежащему в основе Генеральному соглашению о тарифах и торговле, для того чтобы содействовать пониманию внутреннего законодательства <12>?

<12> General Agreement on Tariffs and Trade, 30 October 1947, 55 U.N.T.S. 187; Import Measures Act, R.S.C. 1985. C. S-15.

В некоторых судебных актах отсылка к международному договору не ограничена ситуациями, где внутригосударственное законодательство по форме является двусмысленным или противоречащим международным обязательствам, как было описано Ласкином в судебном решении по делу Capital Cities Communications <13>. В настоящее время допускается ссылка на международный договор в самом начале судебного разбирательства с целью выявления устранения противоречий во внутригосударственном законодательстве <14>.

<13> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/2586/index.do?r.
<14> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/674/index.do?.

В деле GreCon Dimter inc. v. J.R. Normand inc. <15> Верховный суд столкнулся с задачей определения, какое из двух противоречащих положений Гражданского кодекса Квебека (Civil Code of Quebec) <16> должно иметь приоритетное значение в определении, обладают ли суды Квебека юрисдикцией в отношении действия гарантий, предоставленных квебекскими импортерами для немецких производителей. Отметив, что Канада (а тем самым и Квебек) принимает участие в Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Convention on the Recognition and Enforcement of Foreign Arbitral Awards) <17>, и то, что "законодательство включило принципы Нью-Йоркской конвенции... в право Квебека путем принятия основных положений этой Конвенции", Лебель пришел к выводу, что "Нью-Йоркская конвенция является формальным источником объяснения положений внутригосударственного права" <18>. Данная позиция совпадает с вышеупомянутым решением суда по делу National Corn Growers. Однако Лебель пошел еще дальше в определении роли, имеющей отношение к договорным положениям в объяснении внутригосударственного права:

<15> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/2279/index.do?.
<16> S.Q. 1991. C. 64, arts. 3139 and 3148(2).
<17> 10 June 1958, 330 U.N.T.S. 3, (1986), Can. T.S. N 43 (New York Convention).
<18> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/2279/index.do?r.

"Объяснение этих положений в вопросе и разрешении конфликта между ними непременно должно сочетаться с международными обязательствами Канады и Квебека" <19>.

<19> URL: http://scc.lexum.org/decisia-scc-csc/scc-csc/scc-csc/en/item/2279/index.do?r.

В деле National Corn Growers изложена презумпция соответствия международным обязательствам, которую суды должны стремиться применить там, "где текст внутригосударственного права дает для этого все возможности". В деле GreCon Dimter это соответствие уже становится обязательным, а международный договор обретает контролирующую силу.

Так или иначе, канадская модель трансформационного взаимодействия международного и национального права претерпела существенные изменения в сторону монистических настроений.

Таким образом, в результате судебного контроля в канадский законодательный процесс вошел принцип, схожий с принципом реализации международного обычного права в Канаде, а именно: международное обычное право является частью общего права до тех пор, пока внутреннее законодательство явно и непримиримо не регламентирует иное.

При этом для толкования норм международного права следует применять правила толкования, принятые в международном, а не внутригосударственном праве.

По вопросу применения норм неимплементированного международного права суды заняли позицию, которую можно охарактеризовать на примере дела Arrow River <20>. В соответствии с законодательством Онтарио <21> компания Arrow River создала систему перемещения древесины вниз по реке Эрроу и ее притокам, включая реку Пиджен, которая проходит вдоль границы Канады и США. Согласно упомянутому закону компания Arrow River имела право взимать пошлину за использование ее системы. В своих исковых требованиях компания Pigeon Timber Co. не согласилась с таким правом, исходя из Договора Вебстера - Ашбертона (Webster - Ashburton Treaty) 1842 г., заключенного между Великобританией и США. Условия договора возлагают на стороны обязанность, что все пограничные водные коммуникации остаются свободными и открытыми для использования гражданами обеих стран.

<20> Arrow River & Tributaries Slide & Boom Co. Ltd. v. Pigeon Timber Co. Ltd., (1932), S.C.R. 495 (Arrow River).
<21> Lakes and Rivers Improvements Act, R.S.O. 1927. C. 43 (now R.S.O. 1990, c. L. 3).

В Апелляционном суде Онтарио Риддель принял решение о том, что, даже если Договор не был введен в действие, существует презумпция о том, что законодательство не вступает в конфликт с международными соглашениями, имеющими обязательную силу. Следовательно, национальное законодательство должно быть истолковано таким образом, чтобы избежать конфликта с договорными обязательствами, имеющими обязательную силу для Канады <22>. Риддель устранил любой конфликт между договором и внутригосударственным законодательством.

<22> Re Arrow River and Tributaries Slide and lioom Co. I.id. (1911), 2 D.1.R. 216 at 217 (Ont. C.A.).

Однако Верховный суд Канады отменил решение нижестоящего суда, в результате чего компании Arrow River было предоставлено право взимать пошлину с реки Пиджен, несмотря на Договор.

После Arrow River в прецедентном праве позиции по этому вопросу разделились <23>. Так, по некоторым делам Верховный суд Канады исходил из презумпции, что внутригосударственное законодательство должно, где возможно, толковаться таким образом, чтобы соблюдать условия международно-правовых обязательств, имеющих обязательную силу для Канады, даже если они не введены в действие <24>. Презумпция является опровержимой, когда условия внутригосударственной нормы не могут посредством интерпретационных приемов сблизиться с международно-правовым обязательством.

<23> Daniels v. White and The Queen, (1968), S.C.R. 517 at 541, Pigeon J., National Corn Growers Assn. v. Canada (Import Tribunal), (1989), 2 EC. 517 (C.A.), aff'd National Corn Growers, above note 104 at 528, lacobucci C.J., Salomon v. Commissioners of Customs and Excise, (1966), 3 All E.R. 871 (C.A.), Francis v. The Queen.
<24> Zingre v. The Queen, (1981), 2 S.C.R. 392 at 409-10, Dickson J.; Ordon Estate v. Grail, (1998), 3 S.C.R. 437; Canadian Foundation for Children, Youth and the Law v. Canada (Attorney General), (2004), 1 S.C.R.

Модель трансформации, которой официально придерживаются канадские суды, скрывает сложные отношения между внутригосударственным правом и международными договорами. Что касается введения в действие договора, существует ясная презумпция о том, что имплементирующее законодательство следует применять, если это возможно, таким образом, чтобы соответствовать договорным обязательствам, которые оно реализует. Прецедентное право разделяет аналогичную презумпцию соответствия установленным требованиям во всем статутном праве с договорными обязательствами, имеющими силу для Канады, независимо от того, введены ли они в действие или нет. При этом между внутригосударственным правом и международным договором возникнет конфликт, который на практике разрешается в пользу первого.

Выводы

  1. Согласно сложившейся судебной практике в Канаде права и привилегии, которые были внесены одной из сторон международного договора, приводятся в исполнение судами только тогда, когда этот договор введен в действие или утвержден законодательством Канады.
  2. В последнее время практикуются и другие, менее жесткие подходы к применению международных договоров: в случаях принятия имплементирующего законодательства, которое существенным образом повторяет или перефразирует в своем содержании условия этого договора; принятия положений международного договора включением их в имплементирующее законодательство.
  3. Разрешение коллизий путем отсылки к международному договору не ограничено ситуациями, где внутригосударственное законодательство по форме является двусмысленным или противоречащим международным обязательствам. Допускается ссылка на международный договор в самом начале судебного разбирательства с целью выявления устранения противоречий во внутригосударственном законодательстве.
  4. Канадская модель трансформационного взаимодействия международного и национального права претерпела существенные изменения в сторону монистических настроений.
  5. В результате судебного контроля в канадский законодательный процесс вошел принцип, схожий с принципом реализации международного обычного права в Канаде, а именно: международное обычное право является частью общего права до тех пор, пока внутреннее законодательство явно и непримиримо не регламентирует иное.
  6. В случае, когда имплементирующее законодательство находится в прямом противоречии с договором, на что указывается во внутренней норме, внутригосударственное законодательство будет иметь приоритетное значение.
  7. Канадская судебная система руководствуется презумпцией соответствия установленным требованиям при рассмотрении дел в области прав человека (которое является частью обычного права, поэтому, согласно адопционной модели, применяется напрямую при любых обстоятельствах). В остальных отраслях судебная практика Канады не является устойчивой.