Мудрый Юрист

Права потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве

Семенцов Владимир Александрович, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета (Краснодар).

Лошкобанова Яна Валерьевна, аспирант кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета (Краснодар).

Обосновывается, что в досудебном соглашении о сотрудничестве существенно ограничиваются права потерпевшего вопреки нормам международного права, предписаниям Конституции РФ и общим положениям уголовно-процессуального закона. Предлагается возложить на органы уголовного преследования обязанность принимать меры по возмещению вреда, причиненного преступлением, путем внесения соответствующего дополнения в ч. 2 ст. 21 УПК РФ; предусмотреть в ст. 317.3 УПК РФ обязанность следователя сообщать потерпевшему о принятом решении прокурора о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а также указать потерпевшего в числе лиц, имеющих право обжаловать это решение вышестоящему прокурору и в суд.

Ключевые слова: досудебное соглашение о сотрудничестве, потерпевший, постановление прокурора, право обжалования.

Rights of the victim at the conclusion of the pretrial cooperation agreement

V.A. Sementsov, Ya.V. Loshkobanova

It is proved that the pre-trial cooperation agreement substantially restricts the rights of the victim contrary to international law norms, provisions of the Constitution and general provisions of the criminal procedure law. It is proposed to entrust the prosecuting authorities to take measures on compensation for harm caused by crime, by making appropriate amendments to p. 2 of art. 21 of CCP of the RF; to provide in art. 317.3 of CCP of the RF duty of the investigator to report to the victim on the prosecutor's decision on conclusion of the pre-trial cooperation agreement and indicate the victim in the number of persons entitled to appeal the decision to a higher prosecutor and the court.

Key words: pre-trial cooperation agreement, victim, decision of the prosecutor, right to appeal.

Досудебное соглашение о сотрудничестве - сравнительно новый уголовно-процессуальный институт, предназначенный для эффективного раскрытия и расследования преступлений, введенный Федеральным законом от 29 июня 2009 г., который включил в текст УПК РФ главу 40.1 "Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве". В современной науке уголовного процесса придается большое значение этой компромиссной форме производства, допускаемой законодателем при расследовании и судебном разрешении уголовных дел.

В литературе справедливо подчеркивается, что названный правовой институт "предоставляет правоохранительным органам возможность привлекать к сотрудничеству со следствием лиц, состоящих в организованных группах и преступных сообществах, на условиях значительного сокращения им срока уголовного наказания и распространения на них мер государственной защиты, предусмотренных законодательством для потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" <1>.

<1> Шаталов А.С. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве: правовая регламентация, достоинства и недостатки // Журн. рос. права. 2010. N 5. С. 35 - 36.

В связи с недостаточной теоретической разработанностью, пробелами либо фрагментарностью нормативного регулирования досудебного соглашения о сотрудничестве на практике возникают трудности при его применении и недооценка значения. Весьма дискуссионным является вопрос о правах потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ досудебное соглашение о сотрудничестве заключается между сторонами обвинения и защиты. При этом следует учитывать, что к стороне обвинения отнесены не только властные участники уголовного судопроизводства, но и частный обвинитель, потерпевший, гражданский истец и их представители (п. 47 ст. 5 УПК РФ). Вместе с тем законодатель включает в число участников досудебного соглашения о сотрудничестве только прокурора, руководителя следственного органа и следователя, выводя за рамки этого производства других участников стороны обвинения и тем самым не обеспечивая в должной мере их права и законные интересы.

В то же время одна из целей досудебного соглашения о сотрудничестве - розыск имущества, добытого в результате преступления, - достигается в интересах потерпевшего и гражданского истца для возмещения вреда, но почему-то без их участия. Здесь следует согласиться с О.В. Карповым и И.В. Масловым, которые считают, что возможность заключения соглашения не ставится в зависимость от возмещения вреда, причиненного преступлением <1>.

<1> Карпов О.В., Маслов И.В. Досудебное соглашение о сотрудничестве: проблемы правового регулирования и вопросы порядка применения // Уголовный процесс. 2009. N 9. С. 6.

Особую озабоченность вызывает отсутствие потерпевшего в числе участников досудебного соглашения о сотрудничестве (в отличие от особого порядка судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением), что противоречит нормам международного права с отраженной в них общей концепцией о защите прав и интересов жертв преступлений, а также ст. 52 Конституции РФ, где закреплено, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 11 мая 2005 г. указал, что гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является предоставляемая сторонам реальная возможность довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан" // Рос. газ. 2005. 20 мая.

В одном из решений Пленума Верховного Суда РФ отмечается, что важной гарантией реализации лицом, пострадавшим от преступления, конституционного права на доступ к правосудию, судебную защиту и компенсацию причиненного ему ущерба служит право потерпевшего на участие в уголовном судопроизводстве <1>.

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" // Рос. газ. 2010. 7 июля.

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ корреспондирует с положениями Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью <1>, предусматривающим, что жертвам преступлений должна обеспечиваться возможность "изложения и рассмотрения мнений и пожеланий на соответствующих этапах судебного разбирательства в тех случаях, когда затрагиваются их личные интересы, без ущерба для обвиняемых и согласно соответствующей национальной системе уголовного правосудия".

<1> Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (принята Резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 г.) // URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations.

Требования Декларации совпадают с нормами Рекомендации Комитета министров Совета Европы N R(85)11 "Относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса" от 28 июня 1985 г., где подчеркивается "необходимость обращать больше внимания на причиненный потерпевшему физический, психологический, материальный и социальный ущерб и рассмотреть меры, которые целесообразно принять в связи с этим для удовлетворения его потребностей" <1>.

<1> Международные акты по вопросам уголовного судопроизводства: Хрестоматия / Сост. З.Д. Еникеев, Е.Г. Васильева, Е.В. Ежова, Л.М. Аширова, Р.М. Шагеева. Уфа, 2008. Т. 3: Документы Совета Европы. С. 108.

Таким образом, вопреки нормам международного права, предписаниям Конституции РФ и общим положениям УПК РФ имеет место очевидное и существенное ограничение права потерпевшего на участие в досудебном соглашении о сотрудничестве. Объяснение этого решения законодателя находим в литературе.

Так, А.С. Александров, И.А. Александрова пишут, что цель института досудебного соглашения о сотрудничестве в конечном счете публичная - борьба с преступностью. Поэтому некоторые права и законные интересы потерпевшего оказались жертвой достижения этой цели <1>. Одновременно с этим ученые совершенно справедливо ратуют за создание компенсаторного механизма, в рамках которого ущерб, причиненный преступлением потерпевшему, возмещался бы за счет средств государства <2>.

<1> Александров А.С., Александрова И.А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. 2009. N 8. С. 10.
<2> Там же.

Действительно, проблема компенсации потерпевшему вреда, причиненного преступлением, сегодня весьма актуальна, поскольку, по данным статистики, каждый десятый житель России ежегодно становится жертвой того или иного преступления, однако из присуждаемых судами сумм возмещения ущерба реально взыскивается не более одной трети. Кроме того, потерпевший не может рассчитывать на возмещение вреда, причиненного преступлением, если преступник не установлен или установлен, но скрывается от следствия и не может быть привлечен к уголовной ответственности <1>.

<1> Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений: Спец. доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // Рос. газ. 2008. 4 июня.

Еще на пятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Женева, 1 - 12 сентября 1975 г.) отмечалось, что символическое возмещение вреда вряд ли сможет хотя бы частично компенсировать боль и страдания, перенесенные потерпевшими и их семьями <1>, а в ст. 4 Европейской конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений (Страсбург, 24 ноября 1983 г.) предусматривалась государственная компенсация, которая "должна покрывать по крайней мере в зависимости от случая следующие части ущерба: потерю дохода, затраты на медикаменты и госпитализацию, затраты на похороны и относительно иждивенцев, алименты" <2>.

<1> Издание ООН. NR.76.IV.2.
<2> Международные акты по вопросам уголовного судопроизводства: Хрестоматия. Т. 3. С. 30.

Отсутствие в числе участников досудебного соглашения о сотрудничестве потерпевшего еще в большей мере ограничивает его право на возмещение вреда, причиненного преступлением, в связи с тем обстоятельством, что законодатель не ставит перед органами уголовного преследования задачу принятия мер по обеспечению гражданских исков. Анализ ст. ст. 21 и 73 УПК РФ позволяет сделать вывод, что эти органы обязаны лишь установить характер и размер вреда, причиненного преступлением, что не способствует защите права на его возмещение. Решение проблемы видится в возложении на органы уголовного преследования обязанности принимать соответствующие меры. Для этого необходимо дополнить ч. 2 ст. 21 УПК РФ словами "а также по возмещению вреда, причиненного преступлением".

При производстве в суде первой инстанции судья вправе, но не обязан вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, по ходатайству потерпевшего, гражданского истца или их представителей либо прокурора (ст. 230 УПК РФ). В случае необходимости производства дополнительных расчетов, связанных с гражданским иском, требующего отложения судебного разбирательства, судья может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 309 УПК РФ). Пассивность суда при подобном правовом регулировании вопроса о возмещении вреда, причиненного преступлением, предугадать нетрудно.

А вот в Англии после того, как законодательно было установлено, что судьи обязаны указывать в своем вердикте причины, по которым они не выдали так называемое распоряжение о компенсации, количество этих распоряжений значительно возросло. Поэтому заслуживает внимания предложение И.Б. Тутынина предусмотреть в УПК РФ обязанность дознавателя, следователя и суда аргументировать в процессуальных документах (обвинительном акте, обвинительном заключении, приговоре), почему своевременно не были использованы возможности по обеспечению приговора в части гражданского иска <1>.

<1> Тутынин И.Б. К вопросу об обеспечении исполнения приговора в части гражданского иска // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения (к 5-летию УПК РФ): Материалы Междунар. науч.-практ. конф. М., 2007. С. 302.

Наряду с этим ученые-процессуалисты высказывают мнение о предоставлении потерпевшему права давать согласие на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. Например, А.В. Смирнов полагает, что условием заключения соглашения о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым должно быть согласие потерпевших от преступления. Это прямо вытекает из законодательного определения данного соглашения, предполагающего участие в нем сторон <1>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья А.В. Смирнова "Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве" включена в информационный банк.

<1> Смирнов А.В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2009. N 10. С. 8.

В.Н. Парфенов предлагает дополнить УПК РФ нормами, предусматривающими обязательное согласие потерпевшего на проведение особого порядка судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, установление позиции потерпевшего в судебном заседании, а также определяющее для судьи мнение потерпевшего при принятии судебного решения в результате рассмотрения уголовного дела по существу <1>.

<1> Парфенов В.Н. Проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при особом порядке принятия судебного решения в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве // Рос. судья. 2009. N 11. С. 16.

А.В. Пиюк пишет: "Учитывая наличие в уголовном процессе любого государства такой задачи, как восстановление нарушенных прав лица, потерпевшего от преступления, исключать его согласие на применение упрощенной процедуры неправильно" <1>.

<1> Пиюк А.В. Проблемы применения упрощенных форм разрешения уголовных дел в судопроизводстве Российской Федерации в свете типологии современного уголовного процесса. Томск, 2011. С. 159.

За необходимость наделения потерпевшего правом давать согласие на проведение особого порядка судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве высказались 35% из числа опрошенных нами респондентов: судей, прокуроров, следователей и адвокатов.

Вместе с тем исходя из целей и сущности досудебного соглашения о сотрудничестве следует признать, что получение согласия потерпевшего способно существенно затруднить данную форму производства по уголовному делу по причине, например, того, что потерпевший может отказаться давать согласие на заключение соглашения, основываясь на своих частных интересах. На наш взгляд, отсутствие у потерпевшего права давать согласие на заключение досудебного соглашения имеет объективные основания, обусловленные решением таких публичных задач, как "снижение уровня преступности, повышение раскрываемости преступлений, противодействие организованным формам преступности путем привлечения правоохранительными органами к сотрудничеству подозреваемых или обвиняемых лиц, состоящих в организованных группах и преступных сообществах" <1>.

<1> Головинский М.М. Досудебное соглашение о сотрудничестве: нормативно-правовое регулирование и практика применения: Дис. ... канд. юрид. наук. Владимир, 2011. С. 6.

Подтверждение этому находим в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г., где указывается, что возражение потерпевшего (его законного представителя, представителя), гражданского истца и его представителя против особого порядка проведения судебного заседания в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, само по себе не является основанием для рассмотрения дела в общем порядке <1>.

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 16 "О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве" // Рос. газ. 2012. 11 июля.

Но при решении задач уголовного судопроизводства публичного характера в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве не должны страдать законные интересы потерпевшего. Думается, что в качестве процедурного правила заключения досудебного соглашения о сотрудничестве следует предусмотреть обязанность следователя сообщать потерпевшему о принятом решении. Нашу позицию по этому вопросу разделяют 57% респондентов из числа опрошенных практических работников, деятельность которых связана с применением института досудебного соглашения о сотрудничестве. Для этого необходимо дополнить ст. 317.3 УПК РФ новой частью четвертой следующего содержания: "О заключении досудебного соглашения о сотрудничестве следователь сообщает потерпевшему, его представителю, гражданскому истцу или его представителю".

Обретение потерпевшим права знать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в результате предлагаемого дополнения уголовно-процессуального закона - это первый шаг по защите его законных интересов. Дело в том, что потерпевший не указан законодателем среди участников, обладающих правом обжаловать факт и содержание заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, что опять же не способствует защите его законных интересов. Поэтому вторым шагом в этом направлении послужит дополнение ст. 317.3 УПК РФ новой частью пятой: "Постановление прокурора об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано потерпевшим, его представителем, гражданским истцом или его представителем вышестоящему прокурору и в суд".

Bibliography

Aleksandrov A.S., Aleksandrova I.A. Soglashenie o dosudebnom sotrudnichestve so sledstviem: pravovaya sushhnost' i voprosy tolkovaniya norm, vxodyashhix v glavu 40.1 UPK RF // Ugolovnyj process. 2009. N 8.

Golovinskij M.M. Dosudebnoe soglashenie o sotrudnichestve: normativno-pravovoe regulirovanie i praktika primeneniya: Dis. ... kand. yurid. nauk. Vladimir, 2011.

Karpov O.V., Maslov I.V. Dosudebnoe soglashenie o sotrudnichestve: problemy pravovogo regulirovaniya i voprosy poryadka primeneniya // Ugolovnyj process. 2009. N 9.

Mezhdunarodnye akty po voprosam ugolovnogo sudoproizvodstva: Xrestomatiya / Sost. Z.D. Enikeev, E.G. Vasil'eva, E.V. Ezhova, L.M. Ashirova, R.M. Shageeva. Ufa, 2008. T. 3: Dokumenty Soveta Evropy.

Parfenov V.N. Problemy obespecheniya prav i zakonnyx interesov poterpevshego pri osobom poryadke prinyatiya sudebnogo resheniya v svyazi s zaklyucheniem dosudebnogo soglasheniya o sotrudnichestve // Ros. sud'ya. 2009. N 11.

Piyuk A.V. Problemy primeneniya uproshhennyx form razresheniya ugolovnyx del v sudoproizvodstve Rossijskoj Federacii v svete tipologii sovremennogo ugolovnogo processa. Tomsk, 2011.

Shatalov A.S. Zaklyuchenie dosudebnogo soglasheniya o sotrudnichestve: pravovaya reglamentaciya, dostoinstva i nedostatki // Zhurn. ros. prava. 2010. N 5.

Smirnov A.V. Osobyj poryadok prinyatiya sudebnogo resheniya pri zaklyuchenii dosudebnogo soglasheniya o sotrudnichestve // Ugolovnyj process. 2009. N 10.

Tutynin I.B. K voprosu ob obespechenii ispolneniya prigovora v chasti grazhdanskogo iska // Aktual'nye problemy ugolovnogo sudoproizvodstva: voprosy teorii, zakonodatel'stva, praktiki primeneniya (k 5-letiyu UPK RF): Materialy Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. M., 2007.