Мудрый Юрист

Нормативно-правовое регулирование конституционного правосудия на современном этапе развития РФ: проблемы и пути их решения

Кожевников Олег Александрович, доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного права Уральской государственной юридической академии, начальник отдела правового обеспечения Правового департамента администрации города Екатеринбурга (Екатеринбург).

Статья посвящена исследованию современной нормативной основы конституционного правосудия в РФ. По результатам исследования автор делает вывод о наличии пробелов в законодательстве, особенно в части конституционного (уставного) правосудия субъектов РФ. Предлагаются некоторые пути совершенствования нормативного регулирования в целях максимально возможной реализации конституционного права на судебную защиту.

Ключевые слова: юриспруденция, судоустройство, Конституционный Суд РФ, конституционные (уставные) суды субъектов РФ, судебный процесс, пересмотр судебных решений, право на судебную защиту.

Normative legal regulation of constitutional justice at the present stage of development of the Russian Federation: problems and solutions

O.A. Kozhevnikov

The article investigates the current legal framework of the constitutional justice in Russia. By results of research the author concludes that there are "gaps" in the legislation, especially regarding the constitutional (charter) justice in subjects of the RF. Some ways to improve the normative regulation for the the maximum possible implementation of the constitutional right to judicial protection are suggested.

Key words: law, judiciary, the Constitutional Court of the RF, constitutional (charter) courts of the subjects of the RF, legal process, review of judicial decisions, right to judicial protection.

В современном, весьма сложном и противоречивом конституционном процессе становления Российской Федерации как демократического правового государства одним из правовых "фундаментов", пока не всегда устойчивым, но необратимым, является утверждение конституционного принципа разделения властей и формирование на этой основе судебной ветви власти.

Согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. По смыслу данной статьи во взаимосвязи со ст. 10 Конституции РФ именно суду принадлежит исключительное полномочие принимать окончательные решения в споре о праве, что, в свою очередь, означает невозможность и недопустимость преодоления вынесенного судом решения посредством юрисдикционного акта административного органа.

Особая сила судебных решений предполагает всеобщую и полную обязательность актов судебной власти на всей территории Российской Федерации. Решения, определения и постановления, будучи актами судебной власти, обязательны для любых должностных и иных лиц, учреждений, органов законодательной и исполнительной власти.

Указанные обстоятельства диктуют высокие нормативные требования к самой судебной системе, ее структуре и полномочиям. В связи с этим хотелось бы обратить особое внимание на конституционное судопроизводство, осуществляемое Конституционным Судом РФ и конституционными (уставными) судами субъектов РФ.

Согласно ст. 1 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (далее - ФКЗ о КС РФ) "Конституционный Суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства".

Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ определяются Конституцией РФ и указанным Федеральным конституционным законом. В гл. 7 "Судебная власть" Конституции непосредственно Конституционному Суду посвящена ст. 125, в которой устанавливаются основные полномочия (компетенция) этого органа.

Так, Конституционный Суд РФ вправе по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешать дела о соответствии Конституции РФ:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ;

в) договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, договоров между органами государственной власти субъектов РФ;

г) не вступивших в силу международных договоров РФ.

Кроме того, Конституционному Суду РФ подсудны споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ;

в) между высшими государственными органами субъектов Федерации.

Конституционный Суд РФ рассматривает дела по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

Одним из важнейших полномочий Конституционного Суда РФ является рассмотрение запросов Президента России, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов РФ о толковании Конституции Российской Федерации.

Указанные конституционные полномочия с некоторыми уточнениями нашли отражение и в ст. 4 ФКЗ о КС РФ.

В силу ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" правосудие в России осуществляется не только Конституционным Судом РФ, но и другими судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и указанным Федеральным конституционным законом. В сфере конституционного правосудия к таким судам помимо Конституционного Суда РФ относят конституционные (уставные) суды субъектов Федерации.

Данные суды имеют большое значение в рамках обеспечения законности, единства конституционно-правового пространства, контроля за соблюдением Конституции РФ и законодательства органами государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления. Несмотря на такую высокую важность, необходимо отметить, что в настоящее время далеко не во всех субъектах РФ созданы и действуют органы конституционного (уставного) правосудия. Это связано с тем, что ч. 1 ст. 27 ФКЗ о судебной системе РФ предоставляет субъектам РФ право создавать конституционные (уставные) суды субъектов РФ. Такое право является диспозитивным, поэтому власти субъектов РФ самостоятельно определяют потребность в данных судах и прежде всего финансовую возможность субъекта РФ финансировать названные суды, поскольку ч. 2 указанной статьи содержит императивное правило о том, что финансирование конституционного (уставного) суда субъекта РФ производится исключительно за счет средств бюджета соответствующего субъекта.

Другое весьма важное препятствие для создания конституционных (уставных) судов РФ - это установление примерной компетенции обозначенного уровня конституционного правосудия.

К полномочиям конституционного (уставного) суда субъекта РФ могут быть отнесены дела:

  1. о соответствии законов субъекта РФ конституции (уставу) субъекта РФ;
  2. о соответствии нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта конституции (уставу) субъекта РФ;
  3. о толковании конституции (устава) субъекта РФ.

Часть 1 ст. 27 ФКЗ о судебной системе РФ не препятствует закреплению в конституциях (уставах) субъектов РФ дополнительных, по сравнению с установленным перечнем, полномочий конституционных (уставных) судов, не вторгающихся в компетенцию Конституционного Суда РФ, других федеральных судов и соответствующих компетенции субъекта РФ. Вместе с тем современное процессуальное законодательство довольно четко определяет подсудность и подведомственность споров, рассматриваемых федеральными судами, поэтому какое-либо существенное дополнение полномочий конституционных (уставных) судов предусмотреть трудно, более того, практика деятельности уже существующих конституционных (уставных) судов показывает, что указанный уровень судебной системы не всегда обоснованно расширяет свою компетенцию, предусмотренную ст. 27 ФКЗ о судебной системе РФ.

До настоящего времени неурегулированным является и вопрос о полномочиях участников конституционного (уставного) судопроизводства в субъектах РФ. Если на уровне федерального конституционного судебного процесса мы наблюдаем расширение круга лиц, имеющих право на обращение в Конституционный Суд РФ, то на уровне субъектов РФ вопросы в этой части еще остаются. Так, в ст. 83 Областного закона от 6 мая 1997 г. N 29-ОЗ "Об Уставном суде Свердловской области" предусмотрено, что правом на обращение в Уставный суд с запросом о соответствии Уставу Свердловской области правовых актов, указанных в п. 2 ст. 4 названного Областного закона, обладают губернатор Свердловской области, Правительство Свердловской области, Законодательное собрание Свердловской области, депутаты Законодательного собрания Свердловской области, прокурор Свердловской области, Уполномоченный по правам человека в Свердловской области, Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области, органы местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, федеральные суды и мировые судьи в связи с рассматриваемыми ими делами, граждане, иностранные граждане и лица без гражданства, чьи права нарушаются правовыми актами, примененными или подлежащими применению в конкретном деле, либо их объединения.

При этом в соответствии со ст. 86-2 названного Областного закона правом на обращение в Уставный суд с запросом о пересмотре решения Уставного суда обладают только губернатор Свердловской области, Законодательное собрание Свердловской области, Уполномоченный по правам человека в Свердловской области, Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области. Возникает логичный вопрос об обоснованности сокращения числа лиц, которое вправе обращаться с запросом о пересмотре решения Уставного суда, особенно если указанные лица были участниками уставного судопроизводства. Полагаем, что данное "урезание" числа субъектов не в полной мере соответствует положениям ст. ст. 46 и 55 Конституции РФ.

Как отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 2 февраля 1996 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова", ст. 46 Конституции РФ каждому гарантирует судебную защиту прав и свобод. Причем право на судебную защиту, в целом реализуемое через совокупность различных процессуальных средств, относится к числу прав, не подлежащих ограничению (ч. 3 ст. 56 Конституции РФ). Вместе с тем правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах (ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.; ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.). Справедливость как основополагающая идея находит свое закрепление и во вводных положениях к Конституции РФ. Ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено.

Международный пакт о гражданских и политических правах, исходя из материального содержания правосудия и приоритета в нем прав человека, подчеркивает, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов, "если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки" (п. 6 ст. 14). Данная международно-правовая норма закрепляет более широкие возможности для исправления судебных ошибок, чем действующая редакция Областного закона об Уставном суде Свердловской области, при этом в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ указанная норма является составной частью правовой системы России и имеет приоритет перед внутренним законодательством по вопросам защиты прав и свобод, нарушенных в результате судебных ошибок.

Еще одним из дискуссионных вопросов конституционного правосудия в целом является признание факта окончательности решений конституционных (уставных) судов субъектов РФ в связи с отсутствием законодательной основы для их обжалования. Особое положение решений Конституционного Суда РФ в российской правовой и судебной системе не вызывает сомнений и подтверждено толкованием самого Конституционного Суда РФ <1>. Связано это с тем, что только Конституционному Суду РФ как органу конституционного контроля согласно ст. 125 Конституции РФ принадлежит право проверять на соответствие Конституции РФ нормативные правовые акты и в случае признания их неконституционными лишать их юридической силы (Определения от 13 января 2000 г. N 6-О, от 17 июля 2007 г. N 590-О-О, от 27 мая 2010 г. N 781-О-О, от 26 мая 2011 г. N 735-О-О и др.).

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2012 г. N 25-П "По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Акционерная компания трубопроводного транспорта нефтепродуктов "Транснефтепродукт".

В отношении решений конституционных (уставных) судов такой особенности в части окончательности ни Конституция РФ, ни ФКЗ о судебной системе РФ не предусматривают. В связи с возможностью появления судебных ошибок в практике конституционных (уставных) судов субъектов РФ полагаем, что назрела потребность во внесении изменений в Федеральные конституционные законы "О Конституционном Суде РФ" и "О судебной системе РФ" в части наделения Конституционного Суда РФ полномочием по пересмотру итоговых решений конституционных (уставных) судов субъектов федерации. Такая попытка уже предпринималась депутатами Законодательного собрания Санкт-Петербурга, однако не была поддержана Государственной Думой РФ. Согласно предложенным депутатами Законодательного собрания Санкт-Петербурга поправкам подать жалобу в Конституционный Суд РФ на решение конституционного (уставного) суда субъекта РФ можно было, если заявитель считал, что выявленный этим судом смысл рассмотренного им акта не соответствует Конституции РФ, а также если решение конституционного (уставного) суда затрагивает вопросы, относящиеся к ведению РФ, совместному ведению или ведению субъекта РФ.

С учетом опыта деятельности Конституционного Суда РФ в части невмешательства в компетенцию иных государственных органов, в том числе судебных, указанная редакция поправок могла бы быть приемлемой.

Конечно же, на первом этапе возможно увеличение количества обращений заявителей, недовольных решениями органов конституционной (уставной) юстиции субъектов РФ, но, во-первых, конституционные (уставные) суды рассматривают в несколько раз меньше дел, чем иные судебные органы, к тому же постепенно, с выработкой Конституционным Судом РФ практики в этой сфере судопроизводства, количество таких обращений будет снижаться, а уровень обеспечения соответствия Конституции РФ судебной практики конституционных (уставных) судов субъектов РФ существенно вырастет.

Это лишь некоторые проблемы, возникающие в правовом регулировании современного конституционного правосудия в РФ, однако их решение может заметно повысить эффективность данного вида правосудия, позволит выработать единые конституционно-правовые подходы к пониманию федеральными органами государственной власти, субъектами РФ и их органами государственной власти пределов своей компетенции, исключить возможность разрешения споров неуполномоченными органами государственной власти, в том числе входящими в судебную систему, а это, в свою очередь, увеличит значение правосудия в выполнении государством своей конституционной обязанности по признанию, обеспечению и защите прав и свобод личности в РФ.