Мудрый Юрист

Прекращение действия обеспечительных мер в гражданском и арбитражном процессе

Гонгало Юлия Брониславовна, старший преподаватель кафедры гражданского права Уральской государственной юридической академии, доктор права Франции, кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются проблемные вопросы, связанные с определением момента прекращения действия обеспечительных мер в соответствии с действующим гражданским и арбитражным процессуальным законодательством. На основе анализа практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов выявляются недостатки сложившегося подхода к отмене обеспечительных мер и предлагаются изменения в процессуальное законодательство, позволяющие устранить обозначенные в работе проблемы.

Ключевые слова: отмена обеспечительных мер, вступление в законную силу, изменения процессуального законодательства, отказ в иске.

Termination of injunctive measures in civil and arbitrazh procedure

Yu.B. Gongalo

The article deals with the problematic issues related to the definition of the termination of interim measures in accordance with the civil procedural law and arbitration. Based on the analysis of the practice of courts of general jurisdiction and arbitration courts are drawbacks to the abolition of the existing approach to interim measures and proposes changes in procedural law to obviate the problems outlined in the paper.

Key words: abolition of provisional measures, the entry into force, the changes of procedural law, the denial of the claim.

В практике судов, как общей юрисдикции, так и арбитражных, сложилась однозначная позиция, что отмена обеспечительных мер во всех случаях должна осуществляться посредством вынесения отдельного определения об отмене обеспечительных мер либо указания об этом непосредственно в решении об отказе в иске <1>. Применительно к практике арбитражных судов такое положение прямо закреплено в законе: в случае отказа в удовлетворении иска, оставления иска без рассмотрения, прекращения производства по делу обеспечительные меры сохраняют свое действие до вступления в законную силу соответствующего судебного акта. После вступления судебного акта в законную силу арбитражный суд по ходатайству лица, участвующего в деле, выносит определение об отмене мер по обеспечению иска или указывает на это в судебных актах об отказе в удовлетворении иска, об оставлении иска без рассмотрения, о прекращении производства по делу (ч. 5 ст. 96 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ)).

<1> Определение Красноярского краевого суда от 8 апреля 2013 г. по делу N 33-3226/2013, Апелляционное определение Смоленского областного суда от 16 апреля 2013 г. по делу N 33-1506/2013, Апелляционное определение Смоленского областного суда от 9 апреля 2013 г. по делу N 33-1704/2013, Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 27 марта 2013 г. по делу N 33-2196/2013, Апелляционное определение Московского городского суда от 6 марта 2013 г. по делу N 11-7506 // СПС "КонсультантПлюс". URL: http//www.consultant.ru.

Норма Гражданского процессуального кодекса (далее - ГПК РФ), посвященная вопросу отмены обеспечительных мер, сформулирована несколько иным образом: в случае отказа в иске принятые меры по обеспечению иска сохраняются до вступления в законную силу решения суда. Однако судья или суд одновременно с принятием решения суда или после его принятия может вынести определение суда об отмене мер по обеспечению иска. При удовлетворении иска принятые меры по его обеспечению сохраняют свое действие до исполнения решения суда (ч. 3 ст. 144 ГПК РФ). Тем не менее суды общей юрисдикции толкуют ее так же, как указано в ч. 5 ст. 96 АПК РФ: в случае отказа в иске после вступления решения суда в законную силу выносится определение об отмене обеспечительных мер (крайне редко на это указывается в самом решении).

Вероятно, данная позиция, воплощенная в ст. 96 АПК РФ и последовательно поддерживаемая всеми судами, имеет логические основания.

Во-первых, разумно исходить из того, что отмена обеспечительных мер должна осуществляться тем же субъектом, который их принял (т.е. судом).

Во-вторых, с процессуальной точки зрения принятый судебный акт существует и сохраняет свое действие до тех пор, пока он не отменен, поэтому, для того чтобы обеспечительные меры прекратили свое действие, необходим судебный акт, который устраняет действие первого судебного акта (определение об отмене обеспечительных мер прекращает действие обеспечительных мер, принятых на основании определения о принятии этих мер).

В-третьих, такая позиция исключает возможность решения вопроса о том, прекратилось ли действие обеспечительных мер, органами, в компетенцию которых входит внесение соответствующих ограничений (органы Росреестра, ГИБДД, технического надзора и т.п.), что позволяет устранить субъективизм. Соответствующие сведения об отмене обеспечительных мер могут быть внесены только на основании судебного акта, в котором четко указано на отмену. Такой подход лишает конкретных сотрудников этих органов возможности усмотрения и произвольного решения вопроса о том, прекращены ли обеспечительные меры, в том числе позволяет предотвратить злоупотребления со стороны лиц, уполномоченных вносить сведения о принятых обеспечительных мерах и их отмене.

Вместе с тем подобный подход приводит к значительным негативным последствиям для сторон и излишним процессуальным действиям для суда, которые представляются нецелесообразными.

Юридическим фактом, являющимся основанием для прекращения действия обеспечительных мер при отказе в иске, является вступление в законную силу решения суда об отказе в иске. Принятые обеспечительные меры при вступлении в законную силу решения суда об отказе в иске должны прекращаться автоматически, в силу закона. Основанием для погашения записей о принятых обеспечительных мерах в различных органах (в частности, Росреестре, органах государственного технического надзора, ГИБДД и т.п.) должна служить заверенная копия решения об отказе в иске с отметкой о вступлении в законную силу либо заверенная копия апелляционного определения об оставлении такого решения без изменения. На практике, следуя изложенной позиции, органы, принявшие обеспечительные меры на основании определения суда, требуют такое же определение суда об их отмене, для того чтобы эти обременения снять.

В результате складывается парадоксальная ситуация, когда в защите имущественного интереса, который был обеспечен данными мерами, уже отказано по существу, а фактически этот интерес продолжает сохранять защиту неопределенно длительное время, и момент прекращения этой защиты зависит от массы конкретных обстоятельств (момента, когда заинтересованное лицо обратится в суд с заявлением об отмене обеспечительных мер; момента, когда это заявление будет передано на рассмотрение конкретному судье; момента, когда судья назначит вопрос к рассмотрению, и т.п.). Очевидно, что такая ситуация не может иметь разумного правового основания.

Во-первых, это противоречит существу обеспечительных мер.

"Институт обеспечения иска является средством, гарантирующим исполнение будущего судебного решения. Обеспечение иска состоит в принятии мер, с помощью которых гарантируется в дальнейшем исполнение судебных решений" <2>. Если суд отказал в иске и решение вступило в законную силу, это означает, что суд признал требования необоснованными, а имущественный интерес истца не подлежащим защите. Судебное решение в пользу истца не состоялось (и уже не состоится), соответственно, гарантировать больше нечего. Дальнейшее сохранение обеспечительных мер противоречит их целям и задачам, четко определенным процессуальным законодательством (п. 2 ст. 90 АПК РФ, ст. 139 ГПК РФ) и выделяемым в науке процессуального права <3>. Более того, продолжение действия обеспечительных мер в этом случае означает попросту игнорирование вступившего в законную силу судебного акта. К примеру, если оспаривалось разрешение на строительство и в рамках такого спора было приостановлено действие разрешения на строительство, то при вступлении в законную силу решения об отказе в удовлетворении требований заявителя о признании разрешения на строительство недействительным логично прийти к выводу, что застройщик вправе строить. Однако если исходить из того, что обеспечительные меры сохраняются до их отмены непосредственно судом, следует признать, что фактически ситуация никак не изменилась: решение, которым требования признаны необоснованными, есть, оно вступило в законную силу, а приступать к строительству по-прежнему нельзя.

<2> Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 288 - 289.
<3> "Цель принятия мер обеспечения - сделать возможным исполнение решения суда (ст. 139 ГПК РФ). Однако, учитывая то, что, когда судом решается вопрос о принятии обеспечительных мер, самого решения как такового еще не существует, суд принимает меры для того, чтобы сделать возможным исполнение решения суда, которое будет вынесено судом в будущем. Таким образом, в соответствии с правилами гл. 13 ГПК РФ обеспечивается исполнение именно будущего решения суда" (Ткачева Н.Н. Проблемы обеспечения иска в гражданском судопроизводстве (по материалам практики): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004 // URL: http://lawtheses.com/problemy-obespecheniya-iska-v-grazhdanskom-sudoproizvodstve#ixzz2WReWDYjl).

Думается, что такой подход является неправильным. Обеспечительные меры не должны "переживать" решение об отказе в иске по существу, поскольку в таком случае не реализуется основная функция судебного акта - решение не может быть исполнено. Имущественный интерес, который в силу состоявшегося решения не должен быть обеспечен правовой защитой, сохраняет ее, хотя для этого нет никаких оснований.

Во-вторых, такой подход приводит к существенному нарушению прав ответчика, который даже после вступления в законную силу судебного акта в его пользу лишен возможности осуществлять правомерные действия с объектом, в отношении которого приняты обеспечительные меры, либо вести хозяйственную деятельность (если меры были направлены непосредственно на ограничение его действий).

Оба процессуальных Кодекса предусматривают разрешение вопроса об отмене обеспечительных мер в судебном заседании (ч. 2 ст. 90 АПК РФ, ч. 4 ст. 144 ГПК РФ). Это влечет необходимость дополнительного времени: суд назначает заседание, извещает лиц, участвующих в деле, проводит заседание, и только после этого может быть вынесено определение об отмене обеспечительных мер. Более того, оно подлежит обжалованию (ч. 5 ст. 97 АПК РФ, ст. 145 ГПК РФ), при этом в отличие от АПК РФ ГПК РФ предусматривает, что подача частной жалобы на определение суда об отмене обеспечения иска приостанавливает исполнение определения суда. Если исходить из того, что вступление в законную силу решения об отказе в иске не прекращает действие обеспечительных мер, то для истца, которому уже отказано в иске, создается уникальная возможность (как ни парадоксально это звучит) злоупотребления правом на абсолютно законных основаниях. После того как обеспечительные меры отменены судом первой инстанции, достаточно подать частную жалобу, для того чтобы продлить действие этих мер еще на 1 - 1,5 месяца. Так, по одному из дел о признании установленными границ земельного участка и признании отсутствующим у застройщика права аренды в июне 2012 г. были приняты обеспечительные меры в виде запрета осуществлять строительство. Решением суда от 20 сентября 2012 г. иск был удовлетворен, а 18 января 2013 г. решение отменено Апелляционным определением. Следуя изложенной практике, ответчик обратился с заявлением об отмене обеспечительных мер, Определение суда состоялось 28 февраля 2013 г., после чего истец сразу же обратился с частной жалобой. Апелляционное определение, которым Определение об отмене обеспечительных мер, разумеется, было оставлено без изменения, состоялось только 10 апреля 2013 г. <4>.

<4> Дело N 2-3488/2012, рассмотренное Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга.

Таким образом, с момента вступления в законную силу судебного акта об отказе в иске до момента, когда ответчик получил реальную возможность осуществлять строительство, прошло более двух месяцев. Если учесть, что эти меры в целом действовали в течение девяти месяцев, девять месяцев застройщик не имел возможности вести строительство, после чего суд признал требования истца необоснованными, то нарушение прав ответчика очевидно. И необходимость отдельного решения вопроса об отмене запрета вести строительство после отказа в иске судом апелляционной инстанции влечет лишь дополнительные убытки, вызванные невозможностью осуществлять действия, правомерность которых уже подтверждена судом при решении вопроса по существу.

Немаловажное значение имеет момент прекращения действия обеспечительных мер и в случае, когда они состоят в ограничении распоряжения имуществом. Например, наложен арест на имущество, после чего в иске отказано и имущество отчуждено ответчиком. Определение об отмене обеспечительных мер отсутствует, и истец ставит вопрос о недействительности договора по отчуждению имущества ответчиком в связи с его заключением в период действия обеспечительных мер. По такому спору Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа указал следующее.

Решением Корсаковского городского суда от 21 июля 2005 г., вступившим в законную силу 4 октября 2005, Б.Е. в удовлетворении иска отказано.

Пунктом 3 ст. 144 Гражданского процессуального кодекса РФ установлено, что в случае отказа в иске принятые меры по обеспечению иска сохраняются до вступления в законную силу решения суда.

При таких обстоятельствах обеспечительные меры, принятые Определением Корсаковского городского суда от 13 апреля 2005 г. в виде наложения ареста на часть спорного здания, сохраняли свое действие до 4 октября 2005 г. Следовательно, ООО "А" после 4 октября 2005 г. не было ограничено в правах собственника по распоряжению своим имуществом, в том числе в праве по заключению оспариваемого договора от 23 ноября 2005 г.

Тот факт, что определение об отмене обеспечительных мер, принятых Определением от 13 апреля 2005 г., вынесено Корсаковским городским судом только 2 декабря 2005 г., а постановление о снятии ареста с имущества должника принято судебным приставом-исполнителем 8 апреля 2006 г., правового значения для прекращения действия обеспечительных мер с момента вступления судебного акта об отказе в иске в законную силу не имеет и не лишает собственника права распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению <5>.

<5> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2008 г. N Ф03-А59/07-1/6308 // СПС "КонсультантПлюс". URL: http//www.consultant.ru.

Изложенная позиция федерального арбитражного суда представляется абсолютно правильной. Момент прекращения действия обеспечительных мер не должен зависеть от действий конкретных участников процесса. Если спор уже разрешен по существу и материально-правовой интерес истца признан не подлежащим защите, то нельзя вопрос о прекращении обеспечительных мер ставить в зависимость от того, когда с соответствующим заявлением обратится ответчик, когда суд назначит его к рассмотрению, будет или не будет подана частная жалоба и т.п.

В-третьих, позиция, в силу которой для отмены обеспечительных мер в любом случае требуется определение суда, не соответствует принципу процессуальной экономии. Все участники процесса вынуждены совершать достаточно большое количество процессуальных действий лишь для того, чтобы появился документ, в котором будет прямо указано: "обеспечительные меры отменить" (определение об отмене обеспечительных мер), при этом появление этого документа заранее предопределено (оно не может не состояться, если спор по существу уже решен). Возникает вопрос: для чего все это нужно? Ответчик должен обратиться в суд с соответствующим заявлением, суд должен назначить его к рассмотрению (ч. ч. 1, 2 ст. 97 АПК РФ, ч. ч. 1, 2 ст. 144 ГПК РФ), известить лиц, участвующих в деле (ч. 2 ст. 144 ГПК РФ), провести заседание, вынести мотивированный судебный акт. Если будет подана апелляционная жалоба (ч. 5 ст. 97 АПК РФ), частная жалоба (ч. 3 ст. 145 ГПК РФ), то дело необходимо направить в суд апелляционной инстанции, и по данному вопросу должен высказаться и суд вышестоящей инстанции. Так, по одному из дел суд апелляционной инстанции, установив при рассмотрении частной жалобы отсутствие надлежащего извещения, вынес определение о переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (ч. 5 ст. 330 ГПК РФ), отменил определение суда об отмене обеспечительных мер и вынес такое же новое определение, поскольку решение суда, которым отказано в удовлетворении исковых требований, вступило в законную силу, и необходимость в сохранении мер по обеспечению иска в виде наложения ареста на квартиру отпала <6>.

<6> Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 14 мая 2013 г. по делу N 33-2035/2013. Аналогичное Определение принято Московским областным судом 15 апреля 2013 г. по делу N 33-6781/13 // СПС "КонсультантПлюс". URL: http//www.consultant.ru.

Учитывая загруженность судебной системы, данный подход не служит ни интересам правосудия, ни интересам участников судопроизводства, ни достижению задач судопроизводства, к числу которых относится, в частности, справедливое публичное судебное разбирательство в разумный срок (ст. 2 АПК РФ). Излишние процессуальные действия не способствуют эффективности правосудия, а, напротив, приводят к снижению качества судебных актов, поскольку суды вынуждены находить время для проведения судебного заседания, результат которого предрешен, и выносить судебный акт лишь для того, чтобы соответствующий орган произвел чисто технические действия по погашению записи об обременении.

Таким образом, рассматриваемый подход помимо его несостоятельности с точки зрения теории на практике приводит:

  1. к необоснованному увеличению срока действия обеспечительных мер, а соответственно, к нарушению прав стороны, в отношении которой приняты меры;
  2. к необходимости совершения дополнительных действий участниками процесса (подача заявления об отмене обеспечительных мер, участие в судебном заседании) и судом (назначение судебного заседания, извещение лиц, участвующих в деле, проведение судебного заседания, вынесение определения, а также рассмотрение дела судом апелляционной инстанции при подаче жалобы);
  3. к возможности злоупотребления стороной, которой отмена обеспечительных мер невыгодна, посредством обжалования соответствующего определения. Последнее прежде всего касается судов общей юрисдикции, поскольку по ГПК РФ в этом случае приостанавливается действие определения об отмене обеспечительных мер (если исходить из того, что при вступлении в законную силу решения об отказе в иске обеспечительные меры автоматически прекращают свое действие, его просто не было бы - у стороны не было бы и возможности затягивать необоснованное действие обеспечительных мер).

Думается, что подобный подход, воплощенный в норме ч. 5 ст. 96 АПК РФ и поддерживаемый практикой, основан на подмене материально-правовых оснований процессуальной формой, что неверно и, как указывалось ранее, влечет крайне неблагоприятные последствия на практике. Материально-правовым основанием для прекращения действия обеспечительных мер при отказе в иске служит отказ в защите субъективного права или имущественного интереса (процессуально выражаемый в решении суда об отказе в иске, которое, естественно, должно вступить в законную силу). Этого достаточно. Все дальнейшие действия (вынесение определения об отмене обеспечительных мер) производятся лишь постольку, поскольку состоялся судебный акт по существу, и не могут иметь самостоятельного правового значения. Это всего лишь форма, которая, по сути, нужна только для того, чтобы ни у кого (у компетентных органов, у третьих лиц) не возникало сомнений в том, что обеспечительные меры действительно прекратили свое действие. Но привязывать момент прекращения столь существенного ограничения прав стороны, как обеспечительная мера, к факту наличия (отсутствия) этой формы нецелесообразно ни с экономической точки зрения, ни с правовой.

В связи с этим, как представляется, необходимо устранить изложенные недостатки существующего подхода посредством внесения изменений в соответствующие нормы процессуального законодательства. Целесообразность внесения таких изменений обусловлена и тем, что действующая редакция ч. 5 ст. 96 АПК РФ содержит в себе внутреннее противоречие. С одной стороны, утверждается, что обеспечительные меры сохраняют свое действие до вступления в законную силу соответствующего судебного акта, с другой - устанавливается необходимость вынесения определения об отмене мер по обеспечению иска уже после вступления судебного акта в законную силу. Де-факто это означает, что в случае если в самом решении не указано на отмену обеспечительных мер, то они сохраняют свое действие вплоть до момента вынесения определения об отмене обеспечительных мер.

В целях устранения ситуации сохранения обеспечительных мер уже после того, как вступившим в законную силу решением в иске отказано, ч. 5 ст. 96 АПК РФ предлагается изложить в следующей редакции:

"В случае отказа в удовлетворении иска, оставления иска без рассмотрения, прекращения производства по делу обеспечительные меры сохраняют свое действие до вступления в законную силу соответствующего судебного акта. В указанных случаях суд обязан в резолютивной части решения указать на отмену обеспечительных мер независимо от заявления лиц, участвующих в деле".

Аналогичным образом необходимо сформулировать и ч. 3 ст. 144 ГПК РФ, поскольку нормы процессуальных Кодексов должны одинаково регулировать одни и те же процессуальные вопросы, которые не обусловлены спецификой субъектного состава или характером спора, определяющим существование в Российской Федерации систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов. В вопросе о прекращении действия обеспечительных мер такой специфики нет, поэтому подход должен быть единым.

Внесение предложенных изменений позволит избежать всех изложенных проблем: если решение вступает в силу, то оно само по себе достаточно для прекращения обеспечительных мер и снятия обременений компетентными органами. Нет необходимости обращаться в суд с отдельным заявлением и проводить исключительно для этого заседание, соответственно, это позволит экономить время всех участников процесса и не допустит сохранение обеспечительных мер вопреки состоявшемуся судебному акту.

Если указанные судебные акты отменены, обеспечительные меры сохраняют свое действие, поскольку судебный акт, послуживший основанием для их отмены, в законную силу не вступил.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что отдельное определение об отмене обеспечительных мер требуется лишь тогда, когда этот вопрос не связан с разрешением спора по существу (судебного акта по существу нет или он еще не вступил в законную силу) либо, напротив, судебный акт уже исполнен.

Рассмотрим вопрос на конкретных возможных примерах.

Ситуация первая. Приняты обеспечительные меры, до вынесения решения ответчик обращается в суд с заявлением об их отмене, представляя доказательства, что для их принятия не было оснований (или эти основания отпали впоследствии). В случае если суд приходит к выводу об обоснованности заявления, выносится определение об отмене обеспечительных мер, которое может быть обжаловано. В случае подачи жалобы момент прекращения действия обеспечительных мер решается по-разному в соответствии с ГПК РФ и АПК РФ:

<7> Столь существенное различие правового регулирования одного и того же вопроса ГПК РФ и АПК РФ в данном случае не вполне понятно, однако данный вопрос заслуживает отдельного внимания и не может быть разрешен в рамках данной статьи.

Ситуация вторая. Приняты обеспечительные меры, затем решением в иске отказано. До вступления в законную силу решения ответчик обращается в суд с заявлением об их отмене. В случае если суд приходит к выводу об обоснованности заявления, выносится определение об отмене обеспечительных мер. Поскольку оно подлежит самостоятельному обжалованию, постольку его судьба на данном этапе (до тех пор, пока не вступило в силу решение) никак не связана с судьбой решения.

В соответствии с АПК РФ оно подлежит немедленному исполнению, и подача апелляционной жалобы не приостанавливает его исполнения, поэтому в случае внесения сведений об обеспечительных мерах в соответствующие реестры на основании данного определения эти записи должны быть погашены.

В соответствии с ГПК РФ, как и в первой ситуации, обеспечительные меры будут сохраняться до рассмотрения вопроса судом апелляционной инстанции (ч. 3 ст. 145 ГПК РФ). Однако если сложится ситуация, что принятое решение вступило в силу до рассмотрения вопроса об отмене обеспечительных мер судом апелляционной инстанции (например, жалоба на решение не была подана), обеспечительные меры следует считать прекратившими действие с момента вступления в силу решения суда (исходя из предложенной редакции в нем должно быть указано на отмену обеспечительных мер). В этом случае судебный акт суда апелляционной инстанции об оставлении определения об отмене обеспечительных мер без изменения будет иметь лишь правоподтверждающее значение, а основанием для прекращения их действия необходимо считать факт вступления в законную силу решения суда об отказе в иске.

Ситуация третья. Приняты обеспечительные меры, затем решением суда исковые требования удовлетворены. В силу положений ч. 3 ст. 144 ГПК РФ, ч. 4 ст. 96 АПК РФ при удовлетворении иска принятые меры по его обеспечению сохраняют свое действие до исполнения решения суда. Соответственно, юридическим фактом, прекращающим действие обеспечительных мер, должен являться факт исполнения решения суда, который может подтверждаться, в частности, постановлением судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства с указанием на исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе (ч. 3 ст. 47 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Вместе с тем, учитывая, что вопрос о том, исполнено ли решение, требует исследования фактических обстоятельств, оценки доказательств его исполнения, и далеко не всегда очевиден, он не может решаться какими-либо иными органами, кроме суда. В этом случае заинтересованное лицо должно обратиться в суд с заявлением об отмене обеспечительных мер, и отдельное определение об отмене обеспечительных мер требуется.

Ситуация четвертая. Между сторонами заключено мировое соглашение. Если любая из сторон обращается с заявлением об отмене обеспечительных мер, суд отменяет их отдельным определением об отмене обеспечительных мер. Если с заявлением никто не обращается, обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения мирового соглашения, после чего, как и в предыдущей ситуации, по изложенным причинам требуется определение об отмене обеспечительных мер. В литературе по гражданскому процессу предлагается "расширить нормы главы 13 ГПК РФ и сделать их универсальными и применимыми не только для обеспечения исполнения будущего решения суда, но и для обеспечения будущего определения суда об утверждении мирового соглашения" <8>. Если исходить из этой точки зрения, то предлагаемый подход к вопросу об отмене обеспечительных мер при заключении мирового соглашения представляется разумным и обеспечивает баланс интересов сторон. Поскольку заключение мирового соглашения свидетельствует о достижении сторонами согласия, устранении спора, постольку логично исходить из того, что и вопрос об отмене обеспечительных мер должен решаться по их усмотрению: если поступило заявление об отмене, их необходимо отменить; если такое заявление не поступило, вопрос должен решаться в общем порядке, как это имело бы место в случае вынесения решения.

<8> Ткачева Н.Н. Указ. соч.

Во всех остальных случаях отдельного определения об отмене обеспечительных мер не требуется, вопрос должен решаться непосредственно в решении об отказе в иске.

С теоретической точки зрения определенные сомнения в последовательности предложенной позиции возникают в случае, если по истечении срока на апелляционное обжалование лицо обратилось с жалобой и суд, признав причины пропуска срока уважительными, восстановил его (ст. 112 ГПК РФ, ст. 117 АПК РФ). В силу ч. 1 ст. 209 ГПК РФ решения суда вступают в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование, если они не были обжалованы <9>. Соответственно, последовательное применение изложенной позиции приводит к выводу о том, что в момент истечения срока на апелляционное обжалование обеспечительные меры прекратились. Однако как следует решить их судьбу в случае, если апелляционная жалоба была подана по истечении срока на обжалование, который восстановлен (очевидно, что они не могут автоматически восстанавливаться)? Вместе с тем маловероятно, что подобный теоретический дефект может повлечь серьезные проблемы практического свойства, тогда как противоположная позиция как раз их имеет. Так, если в качестве основания для снятия обременения представлено решение об отказе в иске и указание на отмену обеспечительных мер с отметкой о вступлении в законную силу, но при этом нет сведений о его обжаловании, то у органа, в компетенцию которого входит погашение обременения, всегда есть возможность при наличии сомнений установить, не подана ли на данное решение апелляционная жалоба, не было ли оно отменено впоследствии, уже после истечения срока на обжалование в связи с его восстановлением. Представляется разумным исходить из общего правила о том, что отметка о вступлении в законную силу на решении соответствует действительности, чем из предосторожности учитывать все возможные исключительные случаи и на этом основании в качестве общего принципа сохранять обеспечительные меры уже после того, как основания для их действия отпали. К тому же у лица, заинтересованного в сохранении обеспечительных мер, также есть возможность поставить соответствующий орган в известность о подаче апелляционной жалобы и, соответственно, отсутствии оснований для снятия обеспечительных мер в связи с тем, что судебный акт не вступил в законную силу.

<9> Аналогична норма ч. 1 ст. 180 АПК РФ.