Мудрый Юрист

К проблеме объективного условия возбуждения группового производства

Долганичев Владимир Вениаминович, аспирант кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии.

В статье автор рассматривает понятие "единое правоотношение" в качестве объективного условия возбуждения группового производства через призму материального права, анализирует подобные условия в законодательстве США и Англии.

Ключевые слова: гражданский процесс, групповое производство, единое правоотношение, суд.

On the problem of objective condition of initiation of group proceeding

V.V. Dolganichev

In article the author examines theoretical and practical issues concept "joint legal relation" as objective prerequisite of instituting of group litigation through the prism of substantive law and analyzes same institutions in civil procedure legislation of England and the USA.

Key words: civil procedure, group litigation, joint legal relation, court.

Введение. Институт "группового иска" в современном российском законодательстве появился сравнительно недавно - с принятием Федерального закона от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ в Арбитражный процессуальный кодекс введена гл. 28.2 "Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц". Также был разработан и внесен на рассмотрение в Государственную Думу законопроект <1> о дополнении Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации новой гл. 22.2 "Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц".

<1> См.: проект Федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части урегулирования порядка рассмотрения споров между гражданами, общественными объединениями и органами государственной власти, органами местного самоуправления)" // URL: http://minjust.ru/node/2421. В первоначальном варианте проекта Закона глава имела номер 38.1.

Однако следует признать, что в настоящее время данный институт практически не работает.

Часть 1 ст. 225.10 АПК РФ закрепляет следующее положение: юридическое или физическое лицо, являющееся участником правоотношения, из которого возникли спор или требование, вправе обратиться в арбитражный суд в защиту нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов других лиц, являющихся участниками этого же правоотношения.

Таким образом, арбитражное процессуальное законодательство закрепляет объективное условие возбуждения группового производства.

В судебной практике под указанной формулировкой понимается "единое правоотношение". По справедливому мнению В.В. Яркова, решение вопроса об определении этого понятия носит не только сугубо доктринальный характер, но и практический - "понимание правоотношения как простого или как единого сложного правоотношения, объединяющего множество элементарных правоотношений и основанного на многосубъектности" <2>.

<2> Ярков В.В. Групповой иск: краткий комментарий главы 28.2 АПК РФ // Вестник ВАС РФ. 2010. N 9. С. 15.

К сожалению, ни законодательство, ни доктрина не объясняют, что же такое "единое правоотношение". В практике арбитражных судов категория "единое правоотношение" толкуется следующим образом: "Под единым правоотношением понимаются общественные отношения, урегулированные нормами права, возникающие по поводу одного и того же предмета между одними и теми же участниками. При этом право на обращение в суд в защиту прав и законных интересов группы лиц принадлежит лицу, являющемуся участником правоотношения, из которого возник спор, при условии что лица, о защите прав и интересов которых заявлены требования, являются участниками этого же правоотношения. В свою очередь, единство предмета иска означает, что лица, присоединившиеся к требованию, являются участниками одного спорного правоотношения" <3>.

<3> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 мая 2011 г. N А46-5540/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

В юридической литературе неоднократно подчеркивалась неудачная формулировка закона, которая в значительной мере сужает возможности использования института группового иска, если не делает практически невозможной <4>.

<4> См.: Ходыкин Р.М. Некоторые вопросы применения новых положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о групповом производстве // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. 2010. N 1. С. 139; Он же. К вопросу о групповом производстве // Судебная реформа и проблемы развития гражданского и арбитражного процессуального законодательства. М.: РАП, 2012. С. 385.

Далее мы сделаем попытку анализа проблемы "единого правоотношения", существующей как в общей теории права, так и в отраслевых науках.

Понятие единого правоотношения. С.С. Алексеев говорит, что в зависимости от содержания правоотношения можно выделить правоотношения с простой и сложной структурой. "Каждое структурно сложное правоотношение может быть в результате анализа расчленено на ряд правоотношений с простой структурой. Однако структурно сложное правоотношение не есть механическое соединение элементарных правоотношений. Последние тесно связаны между собой, взаимообусловлены, образуют нераздельное целое - единое правоотношение со сложной структурой" <5>. Автором в качестве примера приводятся отношения по охране труда.

<5> Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М.: Юридическая литература, 1981. Т. 2. С. 136 - 137.

Действительно, интересной для целей нашего исследования представляется концепция трудового правоотношения. Традиционно оно рассматривается как единое правоотношение, но не с точки зрения деления правоотношений на виды - единство рассматривается здесь как сущностная неотъемлемая черта трудового отношения. В частности, профессор Б.К. Бегичев пишет: "Объективно существуют не самостоятельные правовые связи по выполнению меры труда, заработной плате, дисциплине и т.п., а неразрывная совокупность прав и обязанностей, образующих единое правоотношение со сложной структурой. Основная черта структурной сложности заключается в том, что трудовое правоотношение покоится на сложном развивающемся фактическом составе" <6>.

<6> Бегичев Б.К. Трудовая правоспособность советских граждан. М., 1972. С. 96. Цит. по: Лушников А.М., Лушникова М.В. Курс трудового права: Учебник: В 2 т. М.: Статут, 2009. Т. 1. С. 708.

Трудовое правоотношение является структурно сложным, единым правоотношением, однако, очевидно, оно не удовлетворяет условию "возникшее по поводу одного и того же предмета между одними и теми же участниками". Групповое производство невозможно, поскольку в трудовых отношениях всегда находятся только два субъекта: работник и работодатель.

И.А. Приходько считает, что ст. 225.10 АПК РФ имеет в виду "любые споры, если они отвечают названным условиям, то есть речь идет о любых спорах с множественностью участников спорного правоотношения" <7>.

<7> Приходько И.А. Изменения в АПК РФ: плюсы и минусы нового регулирования // Хозяйство и право. 2009. N 9. С. 19.

Но если общим условием является именно "многосубъектность правоотношения", то что именно под ним понимают разработчики закона? С.А. Алехина, Д.А. Туманов указывают, что в данном случае, если за основу взять, например, деление правоотношений на абсолютные и относительные, обнаруживается, что в первых из них связи субъектов существуют по модели "один к каждому", а во вторых - "один к одному". Но получается, что в каждом из указанных видов связь возникает только между носителем права и противостоящим ему субъектом, но не между теми субъектами, которые противостоят правообладателю. В свою очередь, наличие правовой связи между ними говорит о существовании самостоятельного правоотношения <8>.

<8> См.: Алехина С.А., Туманов Д.А. Проблемы защиты интересов группы лиц в арбитражном процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 1. С. 38 - 40.

Поэтому в чистом виде многосубъектное правоотношение может существовать лишь в общем праве, когда, например, каждый из сособственников имеет с другим сособственником правовую связь <9>. Так, И.А. Приходько приводит пример группового иска с требованием одного из участников права общей собственности о защите общего права, в том числе о признании права, виндикационные или негаторные требования <10>.

<9> См.: Там же. С. 38 - 40.
<10> См.: Приходько И.А. Указ. соч. С. 19. Предметом большинства положительно разрешенных групповых исков является требование признания правового титула на общую собственность (см., например: дела N 400107502/10-85-954, А40-26092/10-155-207, А40-152425/10-155-1237).

В силу ст. 225.12 АПК РФ в порядке, установленном гл. 28.2, могут быть рассмотрены дела по корпоративным спорам. Однако, несмотря на единство в корпорациях очевидно, трудно сказать, что все существующие внутри них связи представляют собой единое правоотношение. Так, например, несмотря на частую множественность акционеров, каждый из них находится в самостоятельном обязательственном правоотношении с акционерным обществом, но не в отношениях друг с другом <11>. А следовательно, указанные дела не могут подпадать под условие, установленное ст. 225.10 АПК РФ, в указанном понимании арбитражных судов.

<11> См.: Алехина С.А., Туманов Д.А. Указ. соч. С. 38 - 40.

Е.А. Суханов отмечает, что структура содержания гражданских правоотношений может быть комплексной, включать в себя структурные образования, которые могут существовать и в качестве самостоятельных правоотношений. Такую структуру, например, имеет правоотношение, возникшее на основе договора на проведение опытно-конструкторских работ по созданию оборудования, его поставки, осуществлению его монтажа и проведению пуско-наладочных работ <12>. Но получается так, что структурная сложность указанного обязательственного правоотношения обусловлена соответствующим условием договора, таким, как предмет.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права" (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

<12> См.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. Т. I. С. 116 - 117.

В науке гражданского процесса вопрос о гражданских процессуальных отношениях является спорным <13>. Приведем лишь некоторые точки зрения.

<13> См., например: Ванеева Л.А. Гражданские процессуальные правоотношения. Владивосток, 1974; Гурвич М.А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия // Вопросы гражданского процессуального, гражданского и трудового права: Труды. М., 1965. Т. III; Елисейкин П.Ф. Гражданские процессуальные правоотношения. Ярославль, 1975; Зейдер Н.Б. Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов, 1966; Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения. Л., 1962; Чечот Д.М. Участники гражданского процесса. М., 1960; Юков М.К. Структурно-сложное содержание гражданских процессуальных правоотношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1972.

Профессор М.А. Гурвич называл право и обязанность суда рассмотреть дело в связи с правомочиями сторон и других лиц, участвующих в деле, а также обязанностями других участников процесса и их правами комплексным гражданским процессуальным отношением <14>. По мнению М.А. Гурвича, комплексное гражданское процессуальное правоотношение охватывает целую систему элементарных правоотношений.

<14> См.: Гурвич М.А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия // Вопросы гражданского процессуального, гражданского и трудового права: Труды. М., 1965. Т. III. Избранные труды; Краснодар: Советская Кубань, 2006. С. 45 - 46.

Н.А. Чечина говорила, что гражданские правоотношения в отличие от иных правоотношений существуют всегда как составные части определенной системы, т.е. все они находятся во взаимной и обязательной связи друг с другом. Число процессуальных правоотношений зависит от количества лиц, участвующих в процессе, и от содержания действий, совершаемых этими лицами <15>.

<15> См.: Чечина Н.А. Указ. соч. С. 56, 61.

К.И. Комиссаров указывал, что процессуальное правоотношение - сложное явление не потому, что оно будто бы состоит из неограниченного множества себе подобных, но более узких, элементарных правоотношений, а потому, что в нем "собираются" в единый комплекс различные процессуальные правомочия и соответствующие процессуальные действия. По своему составу оно многосубъектно <16>.

<16> См.: Комиссаров К.И. К теории гражданско-процессуальных правоотношений // Проблемы применения норм гражданского процессуального права: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1978. Вып. 65. С. 75 - 76.

Как видно, несмотря на то что теория процессуальных отношений в науке гражданского процесса имеет высокую степень проработки, вопрос о том, является ли процессуальное правоотношение единым со множеством элементарных правоотношений или же представляет собой сложно-структурное образование, остается нерешенным.

Поэтому следует признать, что существует проблема, что такое "единое правоотношение". К сожалению, специальные исследования, посвященные указанной проблеме, как в общей теории права, так и в отраслевых науках, не проводились.

Таким образом, практически все реально существующие материальные отношения не подпадают под условие о едином правоотношении. И лишь некоторые из них могут ему соответствовать. Как следствие - положительное разрешение вопроса о возбуждении группового производства является большой редкостью в практике арбитражных судов. Следовательно, необходимо выработать иной критерий, иное условие для возбуждения производства о защите прав и законных интересов группы лиц.

Закрепление объективного условия возбуждения группового производства в США и Англии. В Англии Правила гражданского судопроизводства предусматривают две разновидности группового производства: 1) представительское разбирательство (representative proceedings); 2) групповые иски в соответствии с "приказом о групповом разбирательстве" (group litigation order) <17>. Данные формы имеют ряд существенных различий, в том числе и в условиях возбуждения производства по делу.

<17> См.: Эндрюс Н. Система гражданского процесса Англии: судебное разбирательство, медиация и арбитраж. М.: Инфотропик Медиа, 2012. С. 311.

Для представительского разбирательства действующее законодательство <18> предусматривает, что если более чем одно лицо имеет аналогичную (такую же) заинтересованность в иске, то: a) иск может быть подан; или b) суд может выдать приказ о предъявлении иска от имени лиц, имеющих аналогичную заинтересованность, одним или несколькими лицами, действующими в качестве представителей прочих лиц, имеющих указанную заинтересованность.

<18> Civil Procedure rules, part 19, rule 19.6 // URL: http://www.justice.gov.uk/courts/procedure-rules/civil/rules/part19#IDAGYMCC.

В Англии камнем преткновения было буквальное и узкое толкование судами формулировки закона "если несколько лиц имеют такую же заинтересованность в иске". Так, в деле Markt and Co Ltd v. Knight SS Co Ltd (1910) Апелляционный суд постановил, что, если предполагаемая группа истцов подает иск с одним и тем же основанием, этого все же недостаточно, как и того, что их иски касаются крайне схожих фактов и, возможно, связаны с одним и тем же происшествием. Наличие или даже возможность разных возражений на иск исключала возможность предъявления представительского иска <19>.

<19> См.: Эндрюс Н. Указ. соч. С. 320 - 321.

В указанном случае нетрудно провести аналогию с нормой ст. 225.10 АПК РФ, где закреплено подобное положение. И как следствие, представительское разбирательство не популярно в Англии. Но, как указывают авторы, возможно, с принятием Правил гражданского судопроизводства суды стали делать акцент на понятии общего интереса (common interest) и отличать его от идентичности исковых требований <20>.

<20> См.: Там же. С. 324 - 332.

Вторая и главная форма группового производства в английской правовой системе - это групповые иски в соответствии с "приказом о групповом разбирательстве". В силу правила 19.10 ПГС: "Приказ о групповом разбирательстве означает приказ, обеспечивающий управление делом в отношении исков, которые касаются общих или взаимосвязанных вопросов права и факта ("вопросы по приказу о групповом разбирательстве")". "Общие вопросы" в приказе о групповом разбирательстве могут быть основаны на любых формах гражданских правонарушений и недобросовестных действий. Необходимо лишь показать наличие "общих или взаимосвязанных вопросов права и факта" <21>.

<21> Там же. С. 340.

Таким образом, объективное основание ("общие вопросы") возбуждения дела по групповому иску в соответствии с приказом о групповом разбирательстве является более простым и гибким, и, следовательно, указанная процедура широко используется для предъявления различных исков о возмещении чисто финансового ущерба к крупным компаниям.

В США в соответствии с правилом 23 Федеральных правил гражданского процесса <22> относительно объективных условий закреплены следующие положения:

<22> Federal Rules of Civil Procedure USA, Rule 23 // URL: http://www.law.cornell.edu/rules/frcp/rule_23.

В применении указанного положения суды ориентируются не на количественные, а на качественные характеристики и считают их достаточными, если имеется хотя бы один общий вопрос <23>.

<23> См.: Гражданское процессуальное право зарубежных стран: Учебник. 2-е изд. М.: Проспект, 2004. С. 508.

Критерий типичности присутствует, если требования и возражения представителей остальных членов группы основаны на одном событии или на одной и той же правовой концепции <24>. Индивидуальные исковые требования всех участников многочисленной группы лиц могут не быть абсолютно идентичными, но общая их схожесть должна быть очевидной для суда <25>. Существенные различия в сумме требований могут рассматриваться как "нетипичность", но это не препятствует групповому производству <26>.

<24> См.: Там же. С. 509.
<25> См.: Аболонин Г.О. Массовые иски. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 120.
<26> См.: Елисеев Н.Г. Указ. соч. С. 509.

Таким образом, законодательство США закрепляет достаточно четкие объективные условия (критерии) для возбуждения группового производства. Это обстоятельство предопределило широкое использование института группового иска в США.

Пути решения проблемы. Для того чтобы институт группового иска стал действительно работающим в России, представляется необходимым законодательное закрепление более четких условий, позволяющих отнести спор к категории групповых исков, исключающих оценочные понятия и использующих устоявшиеся термины <27>, имеющие однозначное толкование и понимание судами. При этом следует учесть зарубежный опыт. По нашему мнению, было бы правильным использовать устоявшиеся в законодательстве и судебной практике США категории "вопросы права и факт, общие для группы" и "типичные требования".

<27> См.: Ярков В.В., Тимофеев Ю.А., Ходыкин Р.М. О проекте главы 38.1 ГПК "Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц" // Арбитражный и гражданский процесс. 2012. N 8. С. 17.

Поэтому следует присоединиться к высказанному мнению о том, что применительно к российскому гражданскому процессу в качестве вопросов права можно отнести однородность предмета требования и один используемый способ защиты, а в качестве общих вопросов факта следует закрепить однородность фактических оснований, из которых возникли требования.

Следует отметить, что указанные замечания уже были восприняты разработчиками законопроекта, и уже в измененном виде он поступил на рассмотрение в Государственную Думу. Очевидно, что аналогичные поправки с учетом специфики регулируемых отношений необходимо внести и в гл. 28.2 АПК РФ.

Заключение. Таким образом, в настоящее время институт группового иска в России является неэффективным и практически не работающим. Одной из основных причин, способствующих этому, является отсутствие четких объективных критериев возбуждения группового производства. К сожалению, используемая в судебной практике категория "единое правоотношение" и ее толкование нельзя признать удачными. Представляется, для решения указанной проблемы необходимо обращение к зарубежному опыту законодательного регулирования института группового производства. Следует отметить, что положительным является момент, что критические замечания к проекту Закона о включении в ГПК РФ главы "Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц" восприняты авторами, и уже с учетом этих замечаний он внесен на рассмотрение в российский парламент.