Мудрый Юрист

К вопросу об особенностях конституционных правоотношений

Миронов Д.Н., доктор юридических наук, профессор, Председатель Конституционного суда Республики Саха (Якутия).

По мнению автора, правильное понимание конституционных правоотношений может быть достигнуто, если исходить из единства духа конституции, конституционных норм, конституционных принципов, практики их реализации, а также правовых позиций органа конституционного правосудия. Особенности конституционных правоотношений - это их приоритетность, универсальность, единство, связанность с социально-экономическими отношениями и многоаспектность содержания.

Ключевые слова: принцип верховенства Конституции Российской Федерации, конституционно-правовые отношения, конституционные правоотношения, особенности конституционных правоотношений, приоритетность, универсальность, единство, связанность и многоаспектность.

According to the author, their correct understanding can be achieved if to proceed from the unity of the spirit of the Constitution, constitutional norms and constitutional principles, practice of their implementation, as well as legal positions of the body of constitutional control. Peculiarities of constitutional relationships is the essence of priority, unity, coherence with the social and economic relations and multi-dimensionality of the content.

Конституционно-правовые отношения, связанные с конституционным законодательством, должны оставаться средством обеспечения принципа верховенства Конституции, а не размывать границы конституционности. "Чистота" конституционных отношений имеет не только прикладное, но и методологическое значение <1>. Необходимость обеспечения развития конституционных правоотношений в соответствии с истинными требованиями Конституции ставит перед теорией и практикой ряд вопросов <2>. Сопоставимы ли реализуемые в стране конституционные правоотношения с целями и задачами Конституции Российской Федерации? Соблюдается ли тождество конституционных правоотношений с конституционными нормами? Как отражается конкуренция конституционных и отраслевых норм на состоянии конституционных правоотношений? Выдерживается ли роль норм главы первой Конституции Российской Федерации в реализации конституционных правоотношений?

<1> Это подчеркивается в литературе. См.: Карапетян Л.М. Когда воля "партии власти" ставится выше конституции // Конституционное муниципальное право. 2007. N 5. С. 25 - 27; Малько А.В., Трофимов В.В. Правовая политика в современной России: проблемы доктринального понимания и формирования // Государство и право. 2013. N 2. С. 11; и др.
<2> Обзор выступлений участников круглого стола "Модернизация конституционного законодательства на Европейско-Азиатском правовом пространстве" // Вестник Уставного суда Свердловской области. 2011. N 1(13). С. 53, 1155.
  1. Теоретическая и практическая значимость таких вопросов несомненна. Так, правоотношения, основанные на нормах главы первой Конституции Российской Федерации, по логике всегда должны иметь приоритет. В целом выдерживается принцип тождества конституционных правоотношений и конституционных норм. Однако не всегда развитие законодательства может пойти так оптимистически. На этот счет имеются различные примеры <3>.
<3> Попов Е.А. Конституционная риторика двадцатого столетия // Правовая политика. 2010. N 5. С. 915; Гришковец А.А. К вопросу о служебном праве // Государство и право. 2013. N 4. С. 12.
  1. Авторы, изучающие конституционно-правовые отношения, ограничиваются перечислением общих и специфических черт конституционных правоотношений <4>. Рассматривая конституционные правоотношения как вид конституционно-правовых отношений, подчеркивают, что они отличаются своеобразным составом субъектов и объектов; что эти правоотношения касаются существенных общественных отношений. Т.В. Мокина выделяет две группы особенностей конституционных правоотношений. В первую группу она относит те из них, которые свойственны собственно правоотношениям как форме социального взаимодействия субъектов права, а во вторую группу - свойственные данной категории правоотношений <5>. Однако ценность такого разграничения не обосновывается.
<4> Карташов В.Н. Инновационные и традиционные подходы к исследованию конституционных правоотношений // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 3. С. 12.
<5> Мокина Т.В. Конституционно-правовые отношения как особый вид публичных правоотношений // Общество и право. 2010. N 5. С. 13 - 14.
  1. Разумеется, на практике субъекту права приходится иметь дело с конституционно-правовыми отношениями. Именно они олицетворяют единство конституционного законодательства. Но в этих отношениях конституционные правоотношения, обладая качеством первичности, обеспечивают высокое положение Основного Закона. Законодательство, основанное на положениях Конституции, развивается с учетом первичных по своему статусу конституционных правоотношений. К примеру, в ст. 2 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" прямо указывается, что полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации определяются Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом. Здесь видно, что в системе конституционно-правовых отношений конституционные правоотношения играют ведущую роль.

К пониманию природы конституционных правоотношений, по сути, обнаруживаются различные подходы. Схематично они предстают так. Для одной группы авторов, учитывающих преимущественно формально-юридическую сторону бытия конституционных правоотношений, особенности их связаны с составом субъектов и объектов. Другие авторы, руководствуясь "деятельностным" подходом (В.Н. Карташов) к вопросу, стараются определять структурные начала конституционных отношений. Встречается и комплексное рассмотрение особенностей конституционных правоотношений (Т.В. Мокина). Конституционные правоотношения в силу их непосредственной связи с Конституцией находятся во взаимодействии со многими отношениями. Конституционные правоотношения связаны с духом конституции, конституционными нормами, интерпретационной практикой, а также с практикой реализации права <6>. Конституционные правоотношения - феномен правового порядка. Этот факт определяет их внутренние правила бытия и действия. Конституционные правоотношения, не будучи изолированными, взаимодействуют со всеми отношениями. Значит, особенности конституционных правоотношений, как справедливо подчеркивают, наиболее полно могут быть выявлены, если учитывать их внутренние и внешние связи <7>.

<6> Единство конституционной нормы и соответствующей правовой позиции Конституционного Суда России, как полагает профессор Н.С. Бондарь, является результатом того, что посредством правовой позиции происходит приращение содержания конституционных норм. (Бондарь Н.С. Судебный конституционализм в России в свете конституционного правосудия. М., 2011. С. 122). Конституционные правоотношения, основанные на конституционных нормах, отражают не только конституционные нормы, но и соответствующие приращения. В их содержании оказывается "доля" приращенных конституционных правоотношений. Не случайно Конституционный Суд оценивает при вынесении постановления как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием.
<7> Гревцов Ю.И. Проблемы теории правового отношения. Л.: ЛГУ, 1981. С. 3 - 4.
  1. К особенностям конституционных правоотношений следует отнести следующие положения: приоритетность, универсальность, организационное единство, связанность с социальными отношениями и многоаспектность содержания и формы.

Конституционные правоотношения возникают, существуют и функционируют на основании конституционных норм. В данном контексте понятие "конституционные нормы" - это не собственно конституционные нормы, но и правовые позиции, выработанные органом конституционного правосудия; правовые позиции органа конституционного правосудия, представляющие толкование конституционной нормы, которые образуют ее неотъемлемую часть <8>.

<8> Витрук Н.В. Конституционное правосудие. М., 1998. С. 320. Содержание конституционных правоотношений конкретизируется и развивается посредством правовых позиций Конституционного Суда. При этом Конституционный Суд уточняет перечень субъектов, пользующихся данным видом правоотношений. Например, в отношении ст. 33 Конституции Российской Федерации Суд уточнял перечень субъектов обращений и перечень обязанных субъектов (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 09.11.2010 N 1483-О-О), а в отношении ст. 35 Конституции - понятие имущества (Постановление от 16.05.2000 N 8-П).

В Российской Федерации конституционные правоотношения связаны с нормами Конституции Российской Федерации, конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации <9>. Например, в ст. ст. 120 и 121 Конституции России закреплены независимость и несменяемость судьи. В Постановлении от 7 марта 1996 г. N 6-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что судья призван осуществлять свои полномочия независимо от чьих-либо пристрастий и посторонних влияний.

<9> Указывают, что толкование учредительных актов субъектов Российской Федерации направлено на раскрытие подтекста конституций (уставов). См.: Конституционный судебный процесс / Под ред. М.В. Саликова. М., 2003. С. 14. Однако, осуществляя толкование конституционной нормы, нельзя уходить в область подтекста. Оставаясь в пределах текста, орган конституционного контроля добивается толкования как текста, так и логических связей, как самого текста, так и связей одного текста с другим (другими) текстом (текстами). Значит, речь идет не о подтексте, а скорее о логике текста.

Универсальность конституционных правоотношений выражает системность фактических отношений, регулируемых Конституцией. В универсальности конституционных норм отражаются делимость конституционных отношений, их уровни, а также их многофункциональность. Так, конституционные правоотношения могут возникнуть в связи с правотворчеством, применением права и в связи с разъяснительной деятельностью. Конституционные правоотношения могут существовать как при направленности воли участников процесса друг к другу, так и при противоположности воли сторон. В работах Ю.И. Гревцова и В.Н. Карташова специально подчеркивается многофункциональность конституционных правоотношений <10>.

<10> Гревцов Ю.И. Содержание и формы правоотношений // Советское государство и право. 1980. N 6; Карташов В.Н. Теория правовой системы общества: В 2 т. Ярославль. 2005. Т. 1. С. 398; и др.

Надо сказать, что Конституционный Суд Российской Федерации рассматривает конституционные права, закрепленные в нормах Конституции, в качестве универсальных <11>. Например, Суд исходит из того, что право на судебную защиту носит универсальный характер. В Постановлении от 24 января 2002 г. N 3-П Конституционный Суд Российской Федерации напомнил, что право на универсальную судебную защиту подтверждено Европейским судом по правам человека.

<11> Постановления от 6 июня 1995 г. по делу о проверке конституционности абзаца второго части седьмой ст. 19 Закона РСФСР "О милиции"; от 23 февраля 1999 года по делу о проверке конституционности положений части второй ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" и др.

Для определения действия конституционных правоотношений важное значение имеет то, как понимается предмет конституционного права. К предмету конституционного права относят всю область публичного властеотношения <12>. В другой интерпретации предмет конституционного права охватывает две сферы общественных отношений: отношения между человеком и государством; отношения устройства государства и государственной власти <13>. Следовательно, конституционные правоотношения непосредственно или опосредованно влияют на все действующие в обществе и государстве общественные отношения. Этим подчеркивается способность конституционных правоотношений выступать в качестве посредника в вопросах управления, т.е. эффективность управления, в том числе государственного, зависит от связанности его с конституционными правоотношениями. Универсальность конституционных правоотношений распространяет свои полезные свойства как на упорядочение общественных отношений посредством "вторичного" регулирования, так и на реализацию его результатов <14>.

<12> Конституционное право России / Под ред. А.Н. Кокотова, М.И. Кукушкина. М., 2010. С. 21.
<13> Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2007. С. 17. Разумеется, имеются и другие определения предмета конституционного права. Так, во многих работах выделяются виды общественных отношений, которые входят в состав предмета конституционного права.
<14> Между прочим, проявлением универсальности конституционных правоотношений является то, что их содержание раскрывается Конституционным Судом не только в системе связей, но и во времени. Примером может служить развитие регулирования конституционных норм по вопросам налогов и конституционных правоотношений соответствующего профиля (Постановления от 18 февраля 1997 г. N 3-П; от 11 ноября 1997 г. N 16-П; от 23 мая 2013 г. N 11-П).

Организационное единство конституционных правоотношений основано на их интеграционных связях. При этом одни отношения признаются, другие поощряются, третьи охраняются, четвертые нейтрализуются, пятые вытесняются (запрещаются). Конституционные правоотношения уравнивают все конституционные связи независимо от возникновения - в рамках правоотношений или вне их. Во многих случаях они же находятся в системе иерархических связей. Так, например, конституционные правоотношения по правам человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (Конституция России, ст. 18). Универсальность конституционных правоотношений связана с тем, что они воздействуют на правотворчество, применение права и на общественное сознание. Организованность конституционных отношений, предопределяя их согласованность, устраняет хаотичность их зарождения, возникновения, существования и функционирования. В единстве конституционных правоотношений отражается единство конституционного регулирования и единство целей и задач Основного Закона. В этом смысле правовую определенность, ясность и недвусмысленность конституционно-правового регулирования можно представить как выражение единства конституционных правоотношений.

Связанность конституционных правоотношений с социально-экономическими отношениями - гарантия их результативности. Конечно, невозможно говорить о строгом параллелизме (совпадении) между конституционными правоотношениями и социально-экономическими отношениями. Как известно, социально-экономические отношения обладают огромным потенциалом автономности. К тому же правоотношения в принципе определяются законодателем, имеющим дискреционные полномочия. Но при всем этом конституционные правоотношения влияют на характер реализации конституционных провозглашений. Так, принципы верховенства права и юридического равенства, будучи представленными в конституционных правоотношениях, могут влиять на характер социальных отношений. "Здесь принцип юридического равенства означает прежде всего справедливость в распределении социальных благ и общественного благосостояния и конкретизируется в соответствующей системе социальных прав" <15>. Конституция Российской Федерации, провозглашая Россию социальным и правовым государством, гарантирует связь конституционных правоотношений с социально-экономическими отношениями.

<15> Зорькин В.Д. Конституционно-правовое развитие России. М., 2011. С. 264.

Как известно, у отечественных авторов в определении содержания правоотношения нет единства. У одних авторов наблюдается монистический подход, сторонники которого содержание правоотношения видят или в субъективных правах и обязанностях, или в конкретных действиях субъекта права. Другие авторы содержание правоотношений объясняют плюралистически <16>. Конечно, лучше бы придерживаться однозначного определения содержания правоотношения, но поскольку не все правоотношения могут быть объяснены следующим образом, то предпочтительнее предполагать многозначность содержания конституционных правоотношений. Трудно согласиться с мнением сторонников плюралистического подхода, когда они выделяют бесконечное число элементов содержания правоотношения - экономический, политический, психологический, этический, экологический и т.д. <17>. Многозначность содержания конституционного правоотношения выражается в том, что в нем выделяются действия (поведение, поступок), статус и компетенция. Конечно, эти элементы основаны на субъективных правах и обязанностях. Но конституционные правоотношения получают качественную определенность именно в связи с перечисленными видами (элементами) самовыражения субъекта права. Так, в ст. 3 Конституции во взаимосвязи с ее ст. ст. 13, 14, 30 и 32 закреплен принцип свободных выборов. Значит, названные нормы порождают конституционные правоотношения свободных выборов. В определении их содержания Конституционный Суд России использовал статус законодателя, положение политической партии, статус кандидата в депутаты на разных стадиях реализации избирательного права. При этом Суд указывает, что законодатель не должен искажать существо права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления. Политическая партия обязана считаться с тем, что кандидат в депутаты с момента регистрации приобретает официальный статус. С этого момента у кандидата в депутаты "возникают юридически значимые связи с избирателями". А политическая партия утрачивает возможность по своему усмотрению, на основе одной лишь целесообразности, решать вопрос о дальнейшем пребывании гражданина, выдвинутого ею, в списках кандидатов (Постановление КС РФ от 9 ноября 2009 г. N 16-П).

<16> См.: Карташов В.Н. Содержание и форма правоотношений // Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. Серия "Право". 2001. N 1. С. 107 - 110.
<17> Карташов В.Н. Указ. соч. С. 108.

Таким образом, учет в правовом регулировании особенностей конституционных правоотношений призван обеспечивать наиболее полное соответствие конституционного законодательства конституционным нормам, а в области реализации права - осуществление конституционных прав при приоритете основ конституционного строя Российской Федерации.