Мудрый Юрист

К вопросу о видах уголовно-правовых запретов

Маркунцов С.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права НИУ-ВШЭ.

В статье рассматриваются различные подходы к классификации уголовно-правовых запретов. Автор обосновывает вывод о том, что большинство общетеоретических классификаций правовых запретов малоприменимы к уголовно-правовым запретам. В то же время в науке уголовного права существуют собственные классификации уголовно-правовых запретов, имеющие более практическое, прикладное значение.

Ключевые слова: уголовно-правовой запрет, теория права, виды правовых запретов, уголовное право.

The article considers different approaches to the classification of legal prohibition in the criminal law. The author concludes that the most of general theoretical classifications of a legal prohibitions are hardly applicable to a legal prohibition in the criminal law. At the same time in the science of criminal law has its own classification of criminal law prohibitions, having more practical, applied value.

Понятие уголовно-правового запрета является многоаспектным, интегральным термином, характеризующим обозначаемое явление в единстве различных его уровней, качеств и сторон <1>. В силу этого, прежде чем рассмотреть классификации уголовно-правовых запретов, определим разные по своей природе уровни его проявления в контексте уголовно-правового воздействия.

<1> Подробнее об этом, например, см.: Маркунцов С.А. О понимании уголовно-правового запрета в современной криминологии // Российская юстиция. 2012. N 11. С. 25.

Уголовно-правовое воздействие - более широкое понятие, чем уголовно-правовое регулирование: "Любое правовое регулирование... является и правовым воздействием, но не любое правовое воздействие есть правовое регулирование" <2>. В рамках правового воздействия можно выделить два основных уровня действия права: 1) уровень существования; 2) уровень социально-правовых действий (реального функционирования). Каждый из них отражает особенности, формы, способы и механизмы внедрения права в общественную жизнь. Уровень существования отражает главным образом информативное и ценностно-ориентационное действие права, хотя полностью к нему и не сводится. Уровень социально-правовых действий связан с реальным функционированием права, той стадией его бытия, когда право реализует свой потенциал, выполняя свое предназначение в обществе <3>. Аналогичным образом на разных уровнях действия права функционируют и правовые (уголовно-правовые) запреты <4>.

<2> Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. СПб., 2004. С. 33 - 35.
<3> Гойман В.И. Действие права (методологический анализ). М., 1992. С. 94, 102.
<4> По мнению Л.И. Спиридонова, элементами социального механизма действия норм уголовного права являются: 1) сама уголовно-правовая норма, содержащая юридический запрет и санкцию за возможное его нарушение и выражающая с той или иной степенью точности закономерности общественного развития, потребности классов, социальных групп и личности; 2) общественный индивид, отношение которого к уголовно-правовой норме определяется его социальными свойствами и всей совокупностью социально значимых факторов. См.: Спиридонов Л.И. Понятие, предмет и метод уголовно-правовой социологии. М., 1975. С. 7.

Уровень социально-правовых действий или реального функционирования права представляет собой правовое (в данном случае - уголовно-правовое) регулирование в узком смысле этого слова. Т.Н. Радько, не разделяя широкого понимания правового регулирования (уголовно-правового воздействия. - С.М.), пишет о том, что запрет применяется на практике правового регулирования в различных вариантах: как форма словесного выражения правовой нормы (прием правотворчества); как метод воздействия на участников общественных отношений <5>. Таким образом, даже на уровне уголовно-правового регулирования проявляется двойственность (интегральность) природы уголовно-правового запрета. Другой уровень действия права - уровень его существования - в контексте определения уголовно-правового воздействия у разных ученых имеет различное наименование: "превентивное влияние уголовно-правовых норм" <6>, "предупредительное воздействие уголовного закона на других лиц, на общественные отношения в целом и сознание их участников" <7>, "действие" или "влияние" уголовного закона <8> и др. В целом уголовно-правовое воздействие представляет собой уголовно-правовое регулирование плюс превентивное, предупредительное влияние или действие уголовного закона. В последнем случае уголовно-правовой запрет, возможно, даже ближе к категории субъективного права, чем к категории объективного права.

<5> См.: Радько Т.Н. О роли запретов в правовом регулировании // Труды ВСШМ МВД СССР. Вып. 1. Волгоград, 1969. С. 88.
<6> Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теория и практика. М., 2003. С. 28.
<7> Набиуллин Ф.К. Некарательные меры уголовно-правового характера: природа, система и социально-правовое назначение: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2008. С. 11 - 12.
<8> Чучаев А.И., Фирсов А.П. Уголовно-правовое воздействие: понятие, объект, механизм, классификация: Монография. М., 2010. С. 12, 20.

Представляется, что, исходя из такого понимания правового воздействия, А.Г. Братко различает правовой запрет как юридическую норму и как элемент правоотношения или запрет в объективном и запрет в субъективном смысле... Запрет как элемент нормы права и запрет как элемент правоотношения - взаимосвязанные, но не тождественные феномены. Они соотносятся примерно так же, как объективное и субъективное право, или право в объективном и субъективном смысле <9>. Для того чтобы различать их, необходимо ввести, по мнению А.Г. Братко, новое понятие - "субъективный запрет", или запрет в субъективном смысле. Субъективный запрет возникает в результате воздействия юридической нормы на общественные отношения. Под субъективным запретом понимается запрет, противополагаемый норме, т.е. как элемент правоотношения <10>. Понятие "субъективный запрет" позволяет, по мнению ученого, глубже исследовать некоторые аспекты взаимодействия субъективных прав и юридических обязанностей <11>. В целом, соглашаясь с данной классификацией запретов, отметим, что в данном случае речь идет не столько о видах правовых запретов, сколько о различных по своей природе уровнях проявления правовых (уголовно-правовых) запретов.

<9> Братко А.Г. Запреты в советском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1979. С. 6, 15.
<10> Братко А.Г. Правовые запреты и социальное поведение // Вопросы юридической ответственности и деятельность органов внутренних дел: Материалы научной конференции. Волгоград, 1978. С. 5.
<11> Братко А.Г. Запреты в советском праве / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 1979. С. 50, 53.

Определив уровни действия запретов, отметим, что в теории права существует достаточно много классификаций правовых запретов в объективном смысле. Попробуем адаптировать и применить некоторые из общетеоретических классификаций запретов к уголовно-правовым запретам как специфическим правовым предписаниям.

О.С. Иоффе указывал, что по своему содержанию запреты бывают всеобщими и специальными. Всеобщий запрет подлежит соблюдению при всех условиях, т.к. он подлежит постоянному и непрерывному соблюдению, может предполагать только воздержание от какого-либо поведения. Специальный же запрет подлежит соблюдению в строго определенных условиях, так как должен выполняться только в данной конкретной ситуации, бывает связан как с бездействием, так и с действием <12>. Представляется, что по своему содержанию все уголовно-правовые запреты относятся к числу всеобщих.

<12> Иоффе О.С. Юридические нормы и человеческие поступки // Актуальные вопросы советского гражданского права. М., 1964. С. 16.

По функциональному назначению А.Г. Братко различает запреты в широком и узком смысле слова, или, что одно и то же, имплицитные и эксплицитные. Имплицитный запрет, т.е. запрет в широком смысле слова, выполняет превентивную функцию, но поскольку он как бы растворен в правовой норме, эта его функция не является основной, а скорее выступает как вспомогательная управомочивающих и обязывающих норм. Основное значение превентивная функция приобретает только тогда, когда запрет обособляется в самостоятельный вид правовой нормы <13>. Правовой запрет в узком смысле слова (эксплицитный запрет) содержится собственно в запрещающей норме. Данная классификация правовых запретов была воспринята в науке неоднозначно. Если М.М. Султыгов вслед за А.Г. Братко полагает, что в данной классификации правовых запретов более полно раскрывается само понятие правового запрета, его социальное и функциональное назначение <14>, то С.С. Алексеева считает, что подобная широкая трактовка запретов вряд ли имеет достаточные основания <15>. Н.Н. Рыбушкин полагает, что в данной классификации происходит смешение категориальных рядов правовых понятий. Запрет как средство в структуре метода правового регулирования используется законодателем только в запрещающих нормах права при формировании их диспозиций. Трудно согласиться и с тем, что любая правовая норма необходимо предполагает обязанность воздерживаться от нарушения содержащихся в ней требований <16>. Т.Е. Комарова указывает, что классификация запретов на эксплицитные и имплицитные довольно-таки условна <17>. Тем не менее, исходя из данной классификации, все уголовно-правовые запреты, содержащиеся в нормах Особенной части УК РФ, следует отнести к числу эксплицитных запретов.

<13> Подробнее см.: Братко А.Г. Запреты в советском праве / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 1979. С. 90, 34.
<14> Султыгов М.М. Запрет как метод правового регулирования: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1996. С. 50.
<15> Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989. С. 53.
<16> Рыбушкин Н.Н. Запрещающие нормы в советском праве. Казань, 1990. С. 12 - 13.
<17> Комарова Т.Е. Некоторые вопросы теории запретов в гражданском праве // Законодательство. 2007. N 12. С. 12.

По характеру и объему правовой информации А.Г. Братко разделяет запреты на две группы. К первой относятся те, которые содержат информацию о недозволенном поведении (информативные). Ко второй - запрещающие нормы, диспозиция которых не содержит вообще никакой информации, а если и содержат, то в минимальной степени. Их можно назвать элементарными. Особенность этих запретов в том, что они, как правило, не формулируются в статьях нормативных актов, а только подразумеваются. По мнению ученого, большая часть элементарных запретов находится в уголовном праве. Они касаются определенных деяний - краж, грабежей, разбоя и т.д. Диспозиция таких норм содержит минимальную информацию. Каждому ясно, что нельзя убивать, грабить и т.д. <18>. Приведенный пример представляется не вполне убедительным. Действительно, в уголовном праве можно выделить ряд уголовно-правовых запретов, которые с позиции данной классификации можно условно отнести к числу элементарных, например похищение человека. По своему содержанию уголовно-правовой запрет, содержащийся в ст. 126 "Похищение человека" УК РФ, является простым, не раскрывающим признаки преступления. Уголовные кодексы многих зарубежных стран предусматривают ответственность за похищение человека, хотя понятие "похищение" (как и УК РФ) не определяется, оно выработано теорией права <19>.

<18> Братко А.Г. Запреты в советском праве / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 1979. С. 90, 35.
<19> Подробнее об этом, например, см.: Маркунцов С.А. Осознание уголовно-правовых запретов в структуре уголовной ответственности несовершеннолетних / Под общ. ред. А.Э. Жалинского. М., 2007. С. 104.

А.Г. Братко по степени императивности различных правовых запретов предлагает подразделять запрещающие нормы на абсолютные и относительные. Абсолютные правовые запреты полностью запрещают какой-либо вид поведения, не делая при этом никаких исключений из правила. Такие запреты предельно категоричны. В отличие от абсолютного относительный запрет не действует, когда наступают некоторые обстоятельства, указанные в гипотезе правовой нормы. Диспозиция относительной запрещающей нормы заключает в себе два микроправила - основное и неосновное. Основное содержит запрет, неосновное - дозволение (исключение из основного) <20>. М.М. Султыгов, восприняв данную классификацию, иллюстрирует ее примерами из УК РФ. Ученый указывает, что запреты, содержащиеся в ст. ст. 131 и 209 УК РФ, относятся к числу абсолютных, тогда как убийство - к числу относительных правовых запретов, т.к. лишение индивида жизни в результате осуществления акта необходимой обороны не является противозаконным (хотя фактически является убийством) <21>. Представляется, что данная классификация строится на учете особенностей структуры запрещающей правовой нормы, и она не вполне применима к уголовно-правовым запретам как специфическим правовым предписаниям <22>. Диспозиция запрещающей уголовно-правовой нормы всегда заключает в себе только запрет, исключения из него формулируются либо в нормах Общей части УК РФ <23>, либо в некоторых примечаниях к статьям Особенной части УК РФ.

<20> Братко А.Г. Запреты в советском праве / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 1979. С. 39 - 40, 91.
<21> Подробнее см.: Султыгов М.М. Запрет как метод правового регулирования: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1996. С. 58 - 60.
<22> Подробнее об этом см.: Маркунцов С.А. О соотношении понятий уголовно-правовой запрет и запрещающая уголовно-правовая норма // Российский юридический журнал. 2013. N 2. С. 122 - 129.
<23> В теории уголовного права существует точка зрения, что гипотеза запрещающих норм Особенной части УК РФ формулируется в нормах Общей части УК РФ. Об этом, например, см.: Кудрявцев В.Н. Общая теория классификации преступлений. М., 1972. С. 70.

В зависимости от субъектов, которым адресованы запреты, Б.Л. Назаров выделял общие и особенные запреты. Общие запреты обращены ко всем субъектам права, особенные - к определенной группе лиц <24>. В рамках той же классификации правовых запретов Т.Е. Комарова предлагает говорить об универсальных запретах, адресованных всякому и каждому, то есть любому субъекту, и специальных запретах, адресованных конкретным субъектам <25>. Действительно, в теории можно классифицировать правовые запреты в зависимости от субъектов, которым он адресован. Но применительно к уголовно-правовым запретам данная классификация представляется не вполне применимой, так как уголовно-правовые запреты, содержащиеся в Особенной части УК РФ, адресованы единому кругу субъектов. Между учеными существует лишь спор относительно определения круга этих лиц, которым адресованы уголовно-правовые запреты. Так, Н.А. Лопашенко указывает, что ими являются все лица, подпадающие под юрисдикцию уголовного закона, достигшие возраста уголовной ответственности, вменяемые (хотя в ряде случаев и невменяемые), граждане государства и неграждане, наделенные и ненаделенные признаками специального субъекта <26>. Некоторые ученые придерживаются иной позиции. Так, В.К. Дуюнов в определении уголовно-правового воздействия указывает, что это целенаправленное карательно-воспитательно-превентивное воздействие на лиц, совершивших преступление, и превентивное воздействие на т.н. неустойчивых граждан <27> (выделено мной. - С.М.). А.В. Наумов пишет, что уголовно-правовой запрет фактически регулирует поведение не всех членов общества, а некоторой его части. Далее ученый приводит результаты проводимых в различные годы криминологических исследований, в которых предпринимались попытки установить примерную (относительную) численность этой группы <28>.

<24> Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей (развитие взглядов на основные внутренние и внешние связи социалистического права). М., 1976. С. 282.
<25> Комарова Т.Е. Функции запретов в механизме гражданско-правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 16.
<26> Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.А. Лопашенко. М., 2012. С. 28.
<27> Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теория и практика. М., 2003. С. 28.
<28> Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций: В 2 т. М., 2004. Т. 1. Общая часть. С. 14.

М.М. Султыгов предлагает различать общие и конкретные запрещающие предписания. Общие запреты детализируются в конкретных <29>. Данная классификация не вносит ничего нового применительно к теории права в контексте общепринятого деления норм права на общие и специальные.

<29> Султыгов М.М. Запрет как метод правового регулирования: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1996. С. 53.

Итак, большинство рассмотренных классификаций правовых запретов носят достаточно условный характер и малоприменимы к уголовно-правовым запретам. Однако в доктрине уголовного права предлагались и предлагаются также собственные классификации уголовно-правовых запретов как специфических правовых предписаний.

Н.Д. Дурманов указывал на существование ряда уголовно-правовых запретов, являющихся "чисто" уголовно-правовыми и не дублирующими запреты других отраслей права <30>. Исходя из этого, в зависимости от формы выражения уголовно-правовые запреты можно разделить на конкретизированные и неконкретизированные. Под конкретизированным уголовно-правовым запретом следует понимать самодостаточный запрет, содержащийся в запрещающей уголовно-правовой норме, все признаки которого содержатся в уголовном законе. Под неконкретизированным уголовно-правовым запретом следует считать запрет, содержащийся в бланкетной запрещающей уголовно-правовой норме, отдельные признаки которого содержатся в иных нормативно-правовых актах.

<30> См.: Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М., 1967. С. 96; Н.С. Таганцев также писал о том, что в Уголовном кодексе "всегда будут нормы, не нашедшие своего выражения в других отраслях права и обладающие самостоятельной юридической природой". Подробнее см.: Таганцев Н.С. Курс уголовного права. СПб., 1902. С. 10.

В зависимости от структуры уголовно-правовые запреты можно разделить на фактические и формально-юридические. Формально-юридический запрет - уголовно-правовой запрет, содержащийся в статье Особенной части УК РФ, формально связанный с санкцией нормы права (т.е. сколько санкций, столько и запретов). Можно выделить первичные формально-юридические запреты, содержащие модели основных составов преступлений, и соответствующие им вторичные запреты, содержащие модели квалифицированных и привилегированных составов преступлений. В частности, простое убийство, а также все разновидности квалифицированных и привилегированных убийств можно рассматривать как формально-юридический запрет убийства. Фактический запрет шире формально-юридического. Он включает в себя как все формальные запреты (первичные и вторичные), так и запреты неоконченных преступлений. Представляется, что данная классификация уголовно-правовых запретов сможет оптимизировать процесс моделирования уголовного закона.

А.Ю. Кошелева указывает, что охранительная функция уголовного права, как известно, реализуется через уголовно-правовой запрет на совершение определенного рода деяний или через уголовно-правовой запрет на совершение любого деяния, являющегося причиной "запрещенного" последствия <31>. Данная классификация базируется на оценке содержания уголовно-правового запрета как нормативно-правового предписания.

<31> Кошелева А.Ю. Структура науки уголовного права // Закон и право. 2010. N 11. С. 70 - 71.

Как известно, процесс осознания общественной опасности своих действий как признак интеллектуального элемента умысла включает в себя осознание фактического содержания совершаемого деяния и осознание его социального значения. В зависимости от преобладания в содержании фактического (предметного) или социального начала уголовно-правовые запреты можно разделить на две категории: уголовно-правовые запреты, где предметность деяния (способ) выражает его природу, и уголовно-правовые запреты, где социальная значение деяния выражает его сущность <32>.

<32> Подробнее см.: Маркунцов С.А. Уголовно-правовой запрет: теоретический аспект / Под науч. ред. А.Э. Жалинского. М., 2007. С. 31 - 32.

Таким образом, необходимо констатировать, что деление правовых запретов на запреты в объективном и в субъективном смысле отражает различные по своей природе уровни их проявления в реальной действительности. Большинство общетеоретических классификаций правовых запретов малоприменимы к уголовно-правовым запретам. Деление запретов по характеру и объему правовой информации - на информативные и элементарные - является одной из немногих общетеоретических классификаций, которую можно применить и к уголовно-правовым запретам без особых ограничений и оговорок. В то же время в науке уголовного права существуют собственные классификации уголовно-правовых запретов, имеющие практическое значение для целей оптимизации построения уголовного закона.