Мудрый Юрист

О конкуренции экологических и иных прав человека и гражданина *

<*> Nikishin V.V. On competition of environmental and other rights of man and citizen.

Никишин В.В., профессор кафедры правовой охраны окружающей среды Санкт-Петербургского государственного университета, доктор юридических наук.

В статье исследуются возможности достижения баланса экологических и иных конституционных прав и ценностей. Анализируется проблема конкуренции права собственности и права на благоприятную окружающую среду.

Ключевые слова: природные ресурсы, право на благоприятную окружающую среду, ограничения права собственности, конкуренция прав.

The opportunities of achieving the balance of ecological and other constitutional rights and rules are investigated in this article. The problem of competition of right of property and the right to favorable environment is also analyzed.

Key words: natural resources, right to favorable environment, restriction of property right, competition of rights.

Представители эколого-правовой науки сходятся во мнении о том, что право каждого на благоприятную окружающую среду, закрепленное в ст. 42 Конституции Российской Федерации <1>, является одним из фундаментальных и всеобъемлющих, важнейших, непосредственно действующих естественных прав человека и гражданина, определяет смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием <2>.

<1> См.: Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. N 237. 1993. 25 декабря.
<2> См.: Бринчук М.М. Безответственность в современном экологическом праве // Государство и право. 2010. N 11. С. 58 - 59.

Однако специалисты иных отраслей правового знания полагают, что "состояние российской теории права не позволяет говорить о наличии разделяемого большинством авторитетного для практики учения о праве, которое увязывало бы естественно-правовые основания Конституции страны с базовыми правовыми конструкциями действующей догмы права". Более того, все более заметной становится тенденция к усилению ослабевшего "системоцентристского подхода" к праву, получающего в последнее время активное идеологическое подкрепление со стороны набирающих силу течений политической философии, основанных на идеях соборности, евразийства, византийства, державности, управляемой или суверенной демократии и т.д. Все эти направления социально-политической мысли так или иначе оспаривают универсальный характер прав человека и пытаются обосновать авторитарную самобытность российского права <3>.

<3> См.: Лапаева В.В. Проблемы правопонимания в свете актуальных задач российской правовой теории и практики // Государство и право. 2012. N 2. С. 5, 11.

Присутствуют и попытки рассматривать в качестве "настоящих" прав человека лишь личные (гражданские) и политические права, все же прочие, в том числе и социально-экономические, - суть что угодно, но только не право. "Неправовой характер" прав второго и третьего поколений (к которым относят и право каждого на благоприятную окружающую среду) аргументируется тем, что им не хватает основополагающих черт права (эквивалентности, взаимности и т.п.), кроме того, эти права своим источником имеют государство <4>.

<4> См.: Гафуров З.Ш. Социально-правовое государство и право человека на достойное существование // Государство и право. 2008. N 5. С. 14.

Отметим, что подобного рода сомнения, присущие классической доктрине прав человека XIX в., как и в целом частое обращение к проблеме естественного права, характерны для российских правоведов в периоды реформ, обусловлены определенным состоянием общественного сознания, продиктованы необходимостью преодоления кризиса правосознания <5>. Современный же период развития российского общества и его правовой системы, включая экологическое право, являет множество противоречий, сомнений в эффективности правоприменения, достижения с помощью права общественно полезных результатов <6>. Идет поиск соответствующих общественно-экономическим реалиям потенциально эффективных правовых средств, способных удовлетворить ожидания общества в преодолении кризисных явлений, обеспечить стабильность и благополучие.

<5> См.: Куницын А.С. Б.Н. Чичерин как поборник идеи естественного права // Государство и право. 2010. N 11. С. 89.
<6> Признается, что по многим положениям Конституция Российской Федерации не исполняется - в части создания эффективного эколого-правового механизма не исполнена ст. 18. На сегодняшний день ни один из элементов этого механизма не урегулирован удовлетворительно. См.: Бринчук М.М. Указ. соч. С. 59.

В условиях превалирования насущных (порой сиюминутных) потребностей преимущественно экономического содержания неизбежно возникает конкурирующая правовая среда, где происходит сопоставление правовых средств достижения целей, имеющих краткосрочный (значимый для сегодняшнего этапа развития российской экономики и государственности) характер, и целей долговременного устойчивого развития. В России решение проблемы усложняется низким уровнем жизни значительной части населения. По мнению Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькина, "сейчас вряд ли возможно всерьез говорить о сбережении ресурсов для будущих поколений", "вопрос, куда направлять сырьевую ренту, пока что будет решаться, исходя из краткосрочных прагматических задач" <7>.

<7> Зорькин В.Д. Правовое будущее России // Журнал российского права. 2011. N 10. С. 14.

Требуется полноценное осознание не только обществом, но и законодателями, правоприменителями проблем признания и соблюдения естественных прав настоящего и будущего поколений. В итоге придет понимание того факта, что "для любой страны проблема прав будущих поколений перерастает экологические рамки и становится важным аспектом проблемы выбора стратегии социально-экономического развития в целом", земля и другие природные ресурсы будут признаны основой жизни и деятельности всех поколений народов, проживающих на российской территории, появится и соответствующий субъект правовых отношений - "будущие поколения россиян" <8>.

<8> Там же. С. 13.

Решению этой задачи будет способствовать оценка генезиса становления и развития права каждого на благоприятную окружающую среду в совокупности с иными естественными правами, их системном единстве, взаимодействии.

В Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина, неотчуждаемые и принадлежащие каждому от рождения (ст. 17 Конституции Российской Федерации). Общее международное признание права каждого на благоприятную окружающую среду - процесс длящийся, имеющий давнюю историю и продолжающийся в современности.

Первые попытки обосновать существование экологических прав человека были предприняты в доктрине международного права в 70 - 80-е годы XX в., они выводились путем расширительного толкования положений Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, которые закрепили право человека "на такой жизненный уровень, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи". Другим способом утверждения экологических прав было расширительное толкование права на здоровье <9>. Следует учитывать и исторические особенности формирования прав человека первого поколения, когда экологические проблемы в мире не имели той остроты, которые они приобрели впоследствии. Этим зачастую объясняется реакция мирового сообщества, которое в плане официального закрепления экологических прав человека ограничилось полумерами <10>.

<9> См.: Копылов М.Н., Солнцев А.М. Экологические права в системе международно признанных прав человека // Государство и право. 2010. N 3. С. 23.
<10> См.: Шемшученко Ю.С. Экологическая конституция Земли: концептуальные подходы // Государство и право. 2008. N 6. С. 24.

Отношение к охране окружающей среды по мере усиления антропогенного воздействия на нее менялось. Исторически складывалась конкуренция права собственности и ограничивающего его права на сохранение природы, в современном понимании - права на благоприятную окружающую среду, состояние которой должно оцениваться с учетом количественных и качественных параметров <11>.

<11> К экологическим правам относят как универсальное право на благоприятную окружающую среду, так и права человека на использование природных ресурсов, функционально объединяя их в группу прав, направленных на удовлетворение потребностей человека за счет ресурсов природы. См.: Бринчук М.М. Благоприятная окружающая среда - важнейшая категория права // Журнал российского права. 2008. N 9. С. 43.

По признанию китайских исследователей, желание владеть собственностью у человека древности полностью не сформировалось, присвоения еще не произошло. Лишь к временам цивилизованным появилось сознание "обладания". Наметилась тенденция: с одной стороны, постоянно усиливалась роль экономических свойств и экономической ценности природы, с другой - непрерывно ослабевало значение ее духовных и экологических свойств. Наличие экологических проблем стало очевидным с нарушением равновесия экологической системы, когда общество осознало истинную значимость экологических атрибутов: "...экологические свойства теоретически и фактически значительнее свойств экономических, так как, если бы природа не обладала экологическими свойствами, то человечество не смогло бы продолжать существовать" <12>. Неоспоримо, что после экологической функции экономическая функция природы - наиболее существенная. Однако если экологическая функция является "вечной" по отношению к человеку, то экономическая появилась, когда человек начал создавать первые орудия труда, строить себе жилье, шить одежду <13>.

<12> Лю Хунянь. Концепт и взгляды на природу в экологическом праве // Государство и право. 2010. N 3. С. 90 - 91.
<13> См.: Бринчук М.М. Указ. соч. С. 46.

Показательна связь термина "собственность" со словами "особый" и "обособленный". Собственность, как отмечает Б.Н. Алейников, предполагает "обособленность, отделенность какого-то объекта от чего-то, что оказывается или становится внешним по отношению к нему", такое обособление предполагает "противостояние отделившегося объекта с внешней средой и одновременно взаимодействие с нею. Оно превращает обособившийся объект в элемент субстанции, начинающий выполнять какую-либо функцию относительно субстанции-среды" <14>. Как результат в контексте отношений собственности предметы социальной среды существенно отличаются от объектов природы, в аспекте исследования вопроса о частной собственности острой называется проблема отношений по поводу природы как операционного базиса и естественного средства производства, необходимых для осуществления социально значимой предпринимательской деятельности <15>.

<14> Алейников Б.Н. Социальное государство и собственность // Государство и право. 2008. N 1. С. 6.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья М.М. Бринчука "Частная собственность и природа" включена в информационный банк согласно публикации - "Экологическое право", 2012, N 3.

<15> См.: Бринчук М.М. Частная собственность и природа // Государство и право. 2011. N 9. С. 29 - 30.

Актуализируются и проблемы должного, справедливого в праве. Так, справедливость в экологическом праве призвана "разграничивать значение справедливости поколения (эпохи) и справедливости между поколениями (эпохами)". Первая - "справедливость в плане обладания людьми одной эпохи системой природы как основным условием существования", вторая - "не только справедливость в смысле обладания природной системой людьми разных поколений, но и справедливость в смысле обладания данным и последующим сообществом людей ресурсами как богатством". Современное же гражданское право почти все обладающие индивидуальностью факторы природы абстрагировало, принизило до единственного понятия "вещь". В экологическом праве, в свою очередь, проявилась обратная тенденция, которая абстрактную вещь конкретизирует как природный атрибут, имеющий индивидуальность и своеобразие <16>.

<16> См.: Лю Хунянь. Указ. соч. С. 95.

Представления о природе собственности и ее роли в развитии общества также не были неизменными. Если философы Древней Греции считали, что частная собственность ставит интерес личности выше общего интереса, "каждый хочет владеть собственностью только для себя", то в Древнем Риме ей отдавали предпочтение, возникали представления о "человеке экономическом", складывалась теория гражданского общества и классового государства, учение о частной собственности как естественном праве, а понятие "свобода личности" было сведено к понятию "человек, владеющий собственностью" <17>.

<17> Алейников Б.Н. Указ. соч. С. 6 - 8.

Сегодня одни продолжают говорить о том, что "собственность является тем объектом, грамотное использование которого дает человеку возможность без вмешательства государства самостоятельно решать свои жизненные проблемы, не опускаться, но наоборот, подниматься по социальной лестнице, пополнять свое благосостояние" <18>, другие считают, что "каждый член общества без единого исключения имеет право на ту или иную часть общественного богатства", его огромной частью в той или иной мере, актуально или потенциально, распоряжается государство. Оно обязано предоставить индивиду возможность воспользоваться причитающейся ему долей общественного богатства по мере необходимости: такие возможности очевидны при распределении доходов от реализации природных ресурсов (их отличительная особенность состоит в том, что они не являются "делом рук человеческих", но дарованы людям свыше, от природы, должны принадлежать всем). Подобное право стоит на первом месте, имеет нравственный приоритет перед созданными человеком законами и институтами <19>. Эта позиция находит отражение и в трудах специалистов эколого-правовой науки. Считается, что "аксиологическая характеристика права граждан на доступ к природным ресурсам позволяет включать в его содержание право на равный и справедливый доступ к природным ресурсам как природному капиталу и право свободного доступа к природным ресурсам для удовлетворения личных потребностей граждан. Сегодняшнее "неправо" заключается в использовании "основ жизни и деятельности народа" во благо подавляющего меньшинства на совершенно неадекватной компенсационной основе, что нарушает основополагающие правовые ценности - формальное равенство и справедливость и подрывает веру в право". Не менее важно признание права граждан на доступ к природным ресурсам сопоставимым с правом граждан на благоприятную окружающую среду, когда и то и другое представляет собой "центры совокупностей субъективных прав граждан в сферах соответственно природопользования и охраны окружающей среды, родственных с точки зрения типологии прав человека и гражданина" <20>.

<18> Там же. С. 12 - 13.
<19> См.: Гафуров З.Ш. Указ. соч. С. 16.
<20> Васильева М.И. Право граждан на доступ к природным ресурсам (общетеоретическое и межотраслевое обоснование) // Журнал российского права. 2012. N 3. С. 6 - 14.

Правоведы-экологи обоснованно утверждают, что с учетом генезиса, социально ориентированных вечных функций, публичного интереса, всеобщей общественной полезности природа в праве должна быть оформлена как политико-правовая концепция общественного достояния <21>, отношения собственности, независимо от ее форм, соподчинены отношениям более высокого порядка - тем, в которых природные ресурсы являются основой жизни и деятельности населения <22>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья М.М. Бринчука "Частная собственность и природа" включена в информационный банк согласно публикации - "Экологическое право", 2012, N 3.

<21> См.: Бринчук М.М. Частная собственность и природа. С. 33.
<22> См.: Васильева М.И. Право граждан на доступ к природным ресурсам (общетеоретическое и межотраслевое обоснование). С. 6.

Право на благоприятную окружающую среду принадлежит к числу тех прав и свобод, совокупность которых дает возможность судить о положении личности в обществе, характеристиках государства, успешная реализация этого права создает необходимые условия для осуществления всех других прав, свобод и интересов граждан <23>. К признакам же социально-правового государства, которые наиболее полно выражают его принципиальную специфику, относят: преобладание определяемых правящей элитой "общих дел" по защите интересов общества над функциями защиты частных интересов; тенденцию к усилению роли публичного права по сравнению с частным; существенное ограничение прав и свобод собственников во имя общего блага; противоречивое единство правового и социального начал функционирования государства. При этом суть противоречия между правовым и социальным началами видится в том, что первое означает неприкосновенность и неотчуждаемость прав человека, а второе - возможность и необходимость их ограничения, главным образом ограничения права частной собственности в интересах целостности социума <24>.

<23> См.: Васильева М.И. Публичные интересы в экологическом праве. М., 2003. С. 120 - 121.
<24> См.: Гафуров З.Ш. Указ. соч. С. 12.

Основания ограничения права частной собственности заложены в Конституции Российской Федерации: в соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами; тем не менее владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц (ст. 36 Конституции России).

Ограничение права не означает умаление его ценности. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (ст. 55 Конституции Российской Федерации), о чем свидетельствуют правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации.

По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, конституционное положение о том, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, в единстве с провозглашенными в преамбуле Конституции Российской Федерации целью обеспечения благополучия нынешнего и будущих поколений и ответственностью перед ними, определяет взаимообусловленность права каждого на благоприятную окружающую среду и обязанности сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам, выражая тем самым "один из основных принципов правового регулирования отношений в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности - принцип приоритета публичных интересов". Такая конституционная обязанность имеет всеобщий характер и, будучи частью обеспечительного механизма реализации экологических прав, распространяется как на граждан, так и на юридические лица. Правовые основы государственной политики в сфере природопользования "должны устанавливаться таким образом, чтобы при решении социально-экономических задач обеспечивался баланс интересов субъектов хозяйственной и иной деятельности, связанной с воздействием на окружающую среду, и интересов человека и общества в целом и гарантировались соблюдение и защита экологических прав граждан" <25>.

<25> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2013 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 16 Федерального закона "Об охране окружающей среды" и Постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Тополь" // СЗ РФ. 2013. N 11. Ст. 1164.

Конституционный Суд Российской Федерации полагает, что, осуществляя соответствующее регулирование, законодатель обязан обеспечивать защиту конституционно значимых ценностей и соблюдать баланс конституционных прав <26>. В дополнение к тому законодатель призван руководствоваться целями обеспечения баланса конституционных ценностей, в том числе осуществлять правовое регулирование конституционно закрепленных прав и обязанностей, определять объем их нормативного содержания, механизмы реализации <27>.

<26> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2004 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы" // СЗ РФ. 2004. N 18. Ст. 1833.
<27> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2009 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности положения подпункта "б" пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" в связи с запросом Верховного суда Республики Татарстан" // СЗ РФ. 2009. N 22. Ст. 2752.

Нарушение такого баланса в угоду бескомпромиссного следования цивилистической логике может привести к подчинению публичного права частному <28>, игнорированию принципа непосредственного действия как естественных (неотчуждаемых и принадлежащих каждому человеку от рождения), так и позитивных (признанных за гражданином государства) прав и свобод. Значимой становится угроза передачи будущим поколениям такой системы духовных ценностей и основанных на них социальных институтов, которая чревата подрывом основ поступательного развития общества, потерей истинных правовых ориентиров устойчивого развития.

<28> С юридико-догматической точки зрения социально-экономические права считаются субъективными публичными правами, обладают всеми признаками последних. Констатируется эволюция современного права в части стирания непреодолимых границ между публичным и частным правом и все большее распространение норм публичного права в сферы, где в прошлом доминировали частные интересы. См.: Гафуров З.Ш. Указ. соч. С. 17 - 20.