Мудрый Юрист

Реорганизация и права и обязанности, возникшие из разрешений

Габов А.В., доктор юридических наук, заведующий отделом гражданского законодательства и процесса ИЗиСП.

Статья посвящена вопросам правовой судьбы прав и обязанностей, принадлежащих юридическому лицу, возникших из различного рода разрешений (лицензий, сертификатов, аккредитаций и пр.) после завершения реорганизации юридического лица.

Ключевые слова: лицензия, разрешение, аккредитация, сертификация, допуск, реорганизация.

The article is devoted to the legal fate of the rights and duties of a legal entity arising from various lands of permits (licenses, certificates, accreditations and other) after the completion of the reorganization of a legal entity.

Key words: license, permission, accreditation, certification, tolerance, reorganization.

ВВЕДЕНИЕ

В процессе своего существования юридическое лицо осуществляет различную деятельность, в том числе и такую, которая требует получения разрешений со стороны государственных органов или уполномоченных ими лиц, выполняющих публичные функции. Анализ правового режима различных разрешений показывает, что в большинстве случаев нормативные акты никакого регулирования влияния реорганизации на судьбу прав и обязанностей, возникших из разрешений, не содержат <1>.

<1> К примеру, существуют некоторые нормативные акты и международные договоры, устанавливающие обязательность для юридических лиц прохождения аттестации (Положение о проведении аттестации аварийно-спасательных служб, аварийно-спасательных формирований, спасателей и граждан, приобретающих статус спасателя (утв. Постановлением Правительства РФ от 22 декабря 2011 г. N 1091); Соглашение о сотрудничестве государств - членов Евразийского экономического сообщества в сфере аттестации и/или аккредитации образовательных организаций/учреждений (образовательных программ) (решение Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 21 мая 2010 г. N 483)). Однако никакого регулирования интересующего нас аспекта отношений они не содержат. Соответственно, и анализировать здесь нечего. Такая же ситуация и со многими другими видами разрешений (квоты, паспорта готовности к ОЗП и пр.).

Нормативные акты, регулирующие правовой режим разрешений, касающихся юридических лиц, к числу наиболее распространенных относят следующие разрешения:

<1> К примеру, в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 30 декабря 2006 г. N 271-ФЗ "О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации" предусмотрена выдача "разрешения на право организации рынка".<1> К примеру, в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" (ст. 92) предусмотрена государственная аккредитация образовательной деятельности.<1> К примеру, в соответствии со ст. 38 Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" одной из основ системы надежного обеспечения потребителей электрической энергией признано наличие на розничных рынках специализированных организаций - гарантирующих поставщиков. Порядок присвоения статуса гарантирующего поставщика определяется основными положениями функционирования розничных рынков, утверждаемыми Правительством РФ (в настоящее время - Постановление Правительства РФ от 4 мая 2012 г. N 442 "О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии").<1> К примеру, в соответствии со ст. 8 Воздушного кодекса РФ обязательной сертификации подлежат юридические лица - разработчики и изготовители воздушных судов и другой авиационной техники; юридические лица, осуществляющие и (или) обеспечивающие коммерческие воздушные перевозки, выполнение авиационных работ; юридические лица, осуществляющие техническое обслуживание и ремонт авиационной техники; аэродромы, аэропорты; образовательные учреждения и образовательные подразделения организаций, осуществляющие подготовку специалистов соответствующего уровня согласно перечням специалистов авиационного персонала; юридические лица, деятельность которых непосредственно связана с обеспечением безопасности полетов воздушных судов или авиационной безопасности.<1> К примеру, ст. 28 Закона РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 "Об образовании" относит к полномочиям федеральных органов государственной власти в сфере образования "утверждение порядка отбора организаций, осуществляющих издание учебных пособий, которые допускаются к использованию в образовательном процессе в имеющих государственную аккредитацию и реализующих образовательные программы общего образования образовательных учреждениях, а также утверждение перечня этих организаций".<1> К примеру, в соответствии со ст. 12 Таможенного кодекса Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27 ноября 2009 г. N 17) юридическое лицо признается таможенным представителем после включения в реестр таможенных представителей.<1> Статья 55.8 Градостроительного кодекса РФ.

В абсолютном большинстве случаев в связи с получением соответствующих разрешений у юридического лица возникает право (которое можно однозначно квалифицировать как "имущественное") осуществлять определенную деятельность на постоянной основе, равно как и ряд обязанностей, главная из которых - соответствие установленным требованиям. Однако это могут быть и права (равно как и обязанности) на осуществление одного действия (к примеру, приобретения какого-либо объекта) или нескольких действий. Примером прав и обязанностей такого рода могут служить права, возникающие в связи с принятием решения антимонопольным органом по результатам рассмотрения ходатайства об осуществлении сделок и иных действий, подлежащих государственному контролю (ст. 33 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции").

Так, если антимонопольным органом принимается решение "об удовлетворении ходатайства, если сделка, иное действие, заявленные в ходатайстве, не приведут к ограничению конкуренции", то у юридического лица возникает право приобрести объект. Однако могут возникнуть и обязанности. К примеру, антимонопольный орган может вынести решение об удовлетворении ходатайства о даче согласия на осуществление сделки, иного действия, при этом одновременно выдать юридическому лицу <1> обязательные для исполнения предписания об осуществлении действий, направленных на обеспечение конкуренции, в случае осуществления указанными лицами заявленных в ходатайстве сделки, иного действия.

<1> Заявителю и (или) лицам, входящим в его группу лиц, и (или) хозяйствующему субъекту, акции (доли), имущество, активы которого или права в отношении которого приобретаются, и (или) создаваемому лицу.

Что происходит с такими правами (и обязанностями) в результате реорганизации? Для ответа на этот вопрос целесообразно рассмотреть правовое регулирование в ретроспективе, а также на современном этапе развития.

Анализ развития законодательства

Судьба лицензий, выданных при лицензировании отдельных видов деятельности, до принятия Федерального закона от 25 сентября 1998 г. N 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности".

Анализ правового регулирования в ретроспективе показывает, что единого подхода к судьбе таких прав и обязанностей законодательство современной России не имело. В качестве примера проанализируем акты, которые определяли правовую судьбу лицензий - наиболее распространенного вида разрешений.

Единого законодательства в области лицензирования отдельных видов деятельности не существовало с момента начала перехода к новой экономической политике и до 1998 г. - когда был принят Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности".

До 1998 г. соответствующие вопросы регулировались на подзаконном уровне. В 1993 г. было принято Постановление Правительства РФ от 27 мая 1993 г. N 492 "О полномочиях органов исполнительной власти краев, областей, автономных образований, городов федерального значения по лицензированию отдельных видов деятельности", которое содержало в качестве приложения Примерный порядок лицензирования отдельных видов деятельности на территориях краев, областей, автономных образований, городов федерального значения. Однако оно регулировало далеко не все вопросы лицензирования и совершенно не регулировало интересующие нас вопросы того, как реорганизация юридического лица влияла на судьбу разрешений <1>.

<1> Пункт 5 этого документа (подп. "д") указывал, что "при изменении наименования, адреса или банковских реквизитов владельца лицензии без изменения видов деятельности лицензия подлежит перерегистрации в органе, который ее выдал", из чего формально следовало, что при реорганизации никакой перерегистрации не было, а лицензия, скорее всего, просто утрачивала силу. Однако никакой прямой нормы не было.

При отсутствии общего документа каждый документ, регулировавший лицензирование, содержал собственную формулу определения судьбы лицензии в результате реорганизации (которая, впрочем, сводилась к трем вариантам: а) перерегистрация (или переоформление, в том числе с определением временного периода действия до переоформления); б) аннулирование; в) утрата юридической силы).

В 1994 г. был утвержден (Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. N 1418) Порядок ведения лицензионной деятельности, в соответствии с которым (п. 6) в случае реорганизации вводилась процедура переоформления лицензии. Лицензиат был обязан в 15-дневный срок подать заявление о переоформлении лицензии; переоформление лицензии производилось в порядке, установленном для ее получения; до переоформления лицензии лицензиат осуществлял деятельность на основании ранее выданной лицензии.

После принятия этого Постановления иные акты Правительства РФ о лицензировании отдельных видов деятельности стали использовать практически типовую формулу для описания судьбы лицензий при реорганизации, которая сводилась к следующему: "В случае реорганизации юридического лица лицензиат обязан в определенный срок подать заявление о переоформлении лицензии. Переоформление лицензии производится в порядке, установленном для ее получения. До переоформления ее лицензиат осуществляет деятельность на основании ранее выданной лицензии". Такую формулу мы находим во множестве постановлений Правительства России (см., например, Положение о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг на территории Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 1995 г. N 344) (п. 19)).

Помимо общих правил (которые общими в полном смысле этого слова не являлись) и типовых формул, которые на их основе включались в нормативные акты, существовали нормативные акты, регулировавшие лицензирование особым образом, в частности:

Определение судьбы лицензий при лицензировании отдельных видов деятельности в соответствии с принятым в 1998 г. Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности".

Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" 1998 г. содержал в ст. 13 правило о том, что лицензия теряет юридическую силу и считается аннулированной с момента прекращения деятельности юридического лица в результате реорганизации, за исключением его преобразования. Как видно из этого правила, никакого правопреемства по лицензиям, выдача которых регулировалась этим Федеральным законом, не предполагалось, исключая случай преобразования, хотя чем отличается именно этот случай от других, данный Федеральный закон не пояснял.

Рассматриваемый Федеральный закон привел к появлению второй типовой формулы, которой описывалась в подзаконных актах судьба лицензий при реорганизации. Она состояла в разделении судьбы лицензий при преобразовании и иных способах реорганизации. Формула эта, соответственно, состояла из двух частей и выглядела примерно следующим образом: "В случае преобразования юридического лица лицензиат - юридическое лицо или его правопреемник обязан незамедлительно подать заявление о переоформлении лицензии; до переоформления лицензии лицензиат осуществляет свою деятельность на основании ранее выданной лицензии и расписки лицензирующего органа о приеме документов на ее переоформление... Лицензия теряет юридическую силу и считается аннулированной с момента прекращения его деятельности юридического лица в результате реорганизации (за исключением преобразования)". Такую формулу (иногда с некоторыми коррективами) мы находим во множестве постановлений Правительства РФ (см., например: Положение о лицензировании торговли транспортными средствами и номерными агрегатами (утв. Постановлением Правительства РФ от 5 ноября 1999 г. N 1227) (п. 21, 24)).

Помимо двух указанных формул, встречаются в этот период и нормативные акты с иным определением судьбы лицензий. К примеру:

  1. Положение о лицензировании образовательной деятельности (утв. Постановлением Правительства РФ от 18 октября 2000 г. N 796) (п. 26, 27) содержало такие положения: а) при реорганизации, связанной с изменением организационно-правовой формы, лицензия теряет юридическую силу и считается аннулированной; б) при реорганизации без изменения организационно-правовой формы лицензиат или его правопреемник обязан в недельный срок подать заявление о переоформлении лицензии и представить соответствующие документы, подтверждающие указанные изменения; переоформление лицензии производится без проведения экспертизы в срок, не превышающий 20 дней со дня регистрации заявления; до переоформления лицензии образовательное учреждение осуществляет образовательную деятельность на основании ранее выданной лицензии, а в случае утраты лицензии - на основании временного разрешения, выдаваемого лицензирующим органом. Как видно, в отличие от типовой формулы (где преобразование позволяло переоформить лицензию), здесь регулирование было построено по совершенно иному принципу: преобразование вело к аннулированию лицензии, а переоформление было возможно во всех иных случаях реорганизации;
  2. Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" в своей первоначальной редакции (1995 г.) никаких специальных положений не содержал. Первые положения о судьбе лицензий при реорганизации появились в его редакции 1999 г. Пункт 8 ст. 19 этой редакции Федерального закона содержал положения о том, что в случае реорганизации организация была обязана в 15-дневный срок подать заявление о переоформлении лицензии, которое проводилось в порядке, установленном для ее получения. Причем до переоформления лицензии организация имела право осуществлять деятельность на основании ранее выданной лицензии;
  3. нормативные акты ФКЦБ России и ФСФР России, регулировавшие вопросы лицензирования профессиональных участников рынка ценных бумаг. Данные документы, принимаемые с 1997 г. <1>, содержат различные положения о судьбе лицензий в результате реорганизации:
<1> Первые документы, регулировавшие лицензирование в этой сфере, - письма Минфина России от 21 сентября 1992 г. N 91 "О лицензировании деятельности на рынке ценных бумаг в качестве инвестиционных институтов" и от 28 декабря 1992 г. N 121 "О лицензировании деятельности на рынке ценных бумаг в качестве инвестиционных фондов и лицензировании деятельности управляющих инвестиционными фондами", Временное положение о порядке лицензирования деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг (утв. Постановлением ФКЦБФР при Правительстве РФ от 30 августа 1995 г. N 6) - данные вопросы не регулировали.

а) Положение о порядке лицензирования различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации (утв. Постановлением ФКЦБ России от 18 августа 1997 г. N 25) (п. 6.4) и Положение о порядке лицензирования различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации (утв. Постановлением ФКЦБ от 19 сентября 1997 г. N 26) (п. 6.4) содержали одинаковые положения, заключавшиеся в следующем: в случаях реорганизации профессиональный участник рынка ценных бумаг обязан в 15-дневный срок с момента внесения соответствующих изменений в учредительные и иные документы подать в лицензирующий орган заявление на переоформление лицензии, которое проводилось в порядке, установленном для выдачи лицензии на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. До переоформления лицензии профессиональный участник рынка ценных бумаг осуществлял профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг на основании ранее полученной лицензии;

б) Положение о лицензировании различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации (утв. Постановлением ФКЦБ от 23 ноября 1998 г. N 50) указывало, что действие лицензии прекращается в случае прекращения юридического лица, осуществляющего профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, в случае его реорганизации, за исключением случаев преобразования;

в) Положение о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, принятое в этом же году (утв. Постановлением ФКЦБ от 19 июня 1998 г. N 24), указывало, что прекращение деятельности юридического лица в результате реорганизации влечет аннулирование лицензии;

г) Порядок лицензирования видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации (утв. Постановлением ФКЦБ от 15 августа 2000 г. N 10) (п. 27) указывал, что "лицензия теряет юридическую силу" в случае прекращения лицензиата в случае реорганизации (за исключением преобразования). Аналогичное правило содержали и последующие документы: Порядок лицензирования видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг (утв. Приказом ФСФР от 16 марта 2005 г. N 05-3/пз-н) (п. 1.7.2); Порядок лицензирования видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг (утв. Приказом ФСФР от 6 марта 2007 г. N 07-21/пз-н) (п. 1.7.2); Положение о лицензионных требованиях и условиях осуществления профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг (утв. Приказом ФСФР от 20 июля 2010 г. N 10-49/пз-н) (п. 1.7.1).

Определение судьбы лицензий при лицензировании отдельных видов деятельности в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности".

В 2001 г. был принят новый Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности". Этот Федеральный закон (вплоть до прекращения его действия) в части реорганизации неоднократно менялся:

  1. в его первоначальной редакции в ст. 13 было указано, что лицензия теряет юридическую силу в случае прекращения деятельности юридического лица в результате реорганизации, за исключением его преобразования, т.е. была сохранена норма прежнего Федерального закона;
  2. в 2005 г. в указанный Федеральный закон были внесены изменения. Теперь вопроса о правовой судьбе лицензий касались, помимо ст. 13, три статьи: 11, 14 и 18. В частности, ст. 11 ("Переоформление документа, подтверждающего наличие лицензии") указывала, что в случае реорганизации юридического лица в форме преобразования юридическое лицо либо его правопреемник обязаны подать заявление о переоформлении документа, подтверждающего наличие лицензии. Такое заявление подавалось в лицензирующий орган не позднее чем через 15 дней со дня внесения соответствующих изменений в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) (каких конкретно "соответствующих", закон не пояснял). В случае реорганизации в форме слияния при наличии на дату государственной регистрации правопреемника реорганизованных юридических лиц у каждого участвующего в слиянии юридического лица лицензии на один и тот же вид деятельности такой правопреемник был вправе подать заявление о переоформлении документа, подтверждающего наличие лицензии, в том же порядке, что и при преобразовании. Во всех остальных случаях, кроме преобразования и слияния с указанной спецификой, лицензирующий орган вносил запись в реестр лицензий о прекращении лицензии в течение трех дней со дня получения от федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, сведений о прекращении деятельности юридического лица в результате реорганизации (ст. 14). Помимо указанных общих правил, ст. 18 содержала некоторые "послабления" для случаев реорганизации в форме присоединения, разделения или выделения, а именно указывалось, что при реорганизации в указанных формах юридических лиц - субъектов естественных монополий, осуществляющих лицензируемые виды деятельности, Правительство РФ наделено правом принимать решения, предусматривающие, что:

Как видно, в редакции 2005 г. законодатель, видя неудачность конструкции полного запрета на переоформление лицензий, пошел на расширение числа случаев такого переоформления;

  1. в 2007 и 2010 гг. некоторые положения, касающиеся судьбы лицензий при реорганизации, также менялись, однако незначительно.

Помимо общего Федерального закона о лицензировании претерпевали эволюцию и отдельные законы, регулировавшие соответствующие вопросы, в частности:

  1. Федеральный закон от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи". Статья 35 этого Федерального закона следующим образом регулировала интересующие нас вопросы: а) лицензия могла быть переоформлена на правопреемника (общее правило); б) при реорганизации в форме слияния, присоединения или преобразования лицензия переоформлялась по заявлению правопреемника; в) при реорганизации в форме разделения или выделения лицензия переоформлялась по заявлению заинтересованных правопреемника или правопреемников. Во втором случае заинтересованные правопреемник или правопреемники, кроме документов, необходимых для переоформления лицензии, были обязаны представить документы, подтверждающие передачу им сетей связи и средств связи, необходимых для оказания услуг связи в соответствии с переоформляемой лицензией, и переоформление на их имя разрешения на использование радиочастот в случае их использования для оказания услуг связи на основании переоформляемой лицензии. Одновременно ст. 39 (она не подвергалась в этой части изменениям) указывала в качестве одного из оснований для аннулирования лицензии прекращение деятельности юридического лица в результате реорганизации, за исключением его реорганизации в форме преобразования;
  2. Закон РФ "Об образовании". В первой редакции этого Закона (1992 г.) содержалось довольно простое общее правило (ст. 34): "При реорганизации (изменении организационно-правовой формы, статуса) образовательного учреждения его устав, лицензия и свидетельство о государственной аккредитации утрачивают силу".

В 2006 и 2007 гг. ст. 34 претерпела изменения. В частности, теперь норма разделяла последствия преобразования и присоединения и иных форм реорганизации. Во втором случае лицензия утрачивала силу, если федеральным законом не было предусмотрено иное. А вот в случае преобразования и присоединения образовательного учреждения ситуация была иной: при преобразовании, а также присоединении к образовательному учреждению юридического лица, не являющегося образовательным учреждением, образовательное учреждение было наделено правом осуществлять определенные в его уставе виды деятельности на основании лицензии и свидетельства о государственной аккредитации, выданных такому образовательному учреждению, до окончания срока действия этих лицензий и свидетельства. В 2009 г. правило снова подверглось изменениям. В частности, в п. 2 ст. 34 была добавлена норма о том, что при реорганизации образовательного учреждения в форме присоединения к нему одного или нескольких образовательных учреждений лицензия и свидетельство о государственной аккредитации реорганизованного образовательного учреждения переоформляются в порядке, установленном Правительством РФ, с учетом лицензий и свидетельств о государственной аккредитации присоединяемых образовательных учреждений на период до окончания срока действия лицензии и свидетельства о государственной аккредитации реорганизованного образовательного учреждения. В соответствии с указанными изменениями 2006, 2007 и 2009 гг. п. 2 ст. 34 действовал до 1 января 2011 г.

А с указанной даты в соответствии с Федеральным законом от 8 ноября 2010 г. N 293-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием контрольно-надзорных функций и оптимизацией предоставления государственных услуг в сфере образования" п. 2 ст. 34 был исключен, и соответствующие вопросы стали регулироваться ст. 33.1 этого Федерального закона. Однако изменилась не только нумерация статей - изменилось и само регулирование, основные положения которого теперь состояли в следующем:

а) возникновение образовательного учреждения, научной организации или иной организации в результате реорганизации в форме слияния в случае наличия лицензии у одного или нескольких реорганизованных юридических лиц, реорганизация образовательного учреждения, научной организации или иной организации в форме присоединения к ним юридического лица в случае наличия лицензии у присоединенного юридического лица. В целях обеспечения осуществления образовательной деятельности образовательным учреждением, научной организацией или иной организацией, возникшими в результате реорганизации лицензиата в форме разделения или выделения, лицензирующий орган предоставлял таким образовательному учреждению, научной организации или иной организации временную лицензию на осуществление образовательной деятельности в соответствии с лицензией реорганизованного лицензиата сроком действия один год;

б) реорганизация лицензиата в форме преобразования;

  1. Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" (1995 г.). В 2005 г. ст. 19 этого Федерального закона была изложена в новой редакции, и теперь уже ее п. 11 содержал новое правило о том, что в случае реорганизации переоформление лицензии осуществляется в порядке, установленном для ее получения, по заявлению организации или ее правопреемника;
  2. Федеральный закон от 7 мая 1998 г. N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах". В первоначальной редакции (1998 г.) вопросы правовой судьбы лицензий не регулировались. В 2007 г. в названный Федеральный закон были внесены изменения, в частности была добавлена ст. 7.2 ("Аннулирование лицензий"), п. 11 которой указывает, что лицензия фонда считается аннулированной с даты реорганизации фонда в форме слияния или разделения; в случае присоединения фонда к юридическому лицу, реорганизуемому в форме присоединения, лицензия присоединяемого фонда считается аннулированной с даты внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении его деятельности;
  3. Закон РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации". В первой редакции этот акт никаких специальных положений не содержал <1>. В 2007 г. в рассматриваемый Федеральный закон вносятся изменения (в ст. 32.5), которые регулируют судьбу лицензий при реорганизации. В частности, указывается, что действие лицензии прекращается в случае реорганизации субъекта страхового дела - юридического лица, за исключением реорганизации в форме присоединения или выделения; действие лицензии субъекта страхового дела - юридического лица, к которому присоединяется или из состава которого выделяется другое юридическое лицо, не прекращается; действие лицензии субъекта страхового дела - юридического лица, созданного в порядке реорганизации в форме преобразования, не прекращается при условии соответствия вновь возникшего юридического лица требованиям законодательства Российской Федерации. Орган страхового надзора был обязан заменить бланк лицензии субъекту страхового дела - юридическому лицу, созданному в порядке реорганизации в форме преобразования;
<1> В части последствий реорганизации можно только отметить здесь положения ст. 19 о том, что при реорганизации страхователя, являющегося юридическим лицом, в период действия договора страхования его права и обязанности по этому договору переходят с согласия страховщика к соответствующему правопреемнику в порядке, определяемом законодательными актами Российской Федерации.
  1. Федеральный закон от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах". Первая редакция этого Федерального закона (2001 г.) соответствующих вопросов не регулировала. Изменения были внесены в 2007 г. Федеральным законом от 6 декабря 2007 г. N 334-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об инвестиционных фондах" и отдельные законодательные акты Российской Федерации". Этим Федеральным законом была введена новая ст. 61.2 ("Аннулирование лицензии"), которая указывает (и до настоящего времени), что действие лицензии прекращается со дня внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности юридического лица - лицензиата в результате реорганизации, за исключением реорганизации в форме преобразования;
  2. Закон РФ от 11 марта 1992 г. N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации". В первоначальной редакции данного Федерального закона соответствующие вопросы урегулированы не были. Первые изменения были внесены лишь в 2008 г., когда в рассматриваемый Федеральный закон была введена ст. 11.4 ("Переоформление документа, подтверждающего наличие лицензии на осуществление частной охранной деятельности"). Основные ее положения состояли в следующем: в случае реорганизации охранной организации документ, подтверждающий наличие лицензии на осуществление частной охранной деятельности, подлежит переоформлению. В этом случае (реорганизации) охранная организация в течение 15 суток с даты внесения соответствующих изменений в ЕГРЮЛ была обязана подать в орган внутренних дел, выдавший лицензию, соответствующее заявление с приложением документов, подтверждающих указанные обстоятельства. Переоформление документа, подтверждающего наличие лицензии, производилось в порядке, предусмотренном для предоставления лицензии, в срок не более 30 дней; при этом на период переоформления действие лицензии не приостанавливалось.

Определение судьбы лицензий при лицензировании отдельных видов деятельности в соответствии с Федеральным законом от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности".

В 2011 г. был принят новый Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности". Данный Федеральный закон регулирует соответствующую проблему в трех статьях: 18, 20, 21, причем подходы, которые были реализованы в прежнем Федеральном законе, сохранены и в этом.

В частности, ст. 18 нового Федерального закона указывает на возможность переоформления лицензии в случае реорганизации юридического лица в форме преобразования (новацией является только появление более подробных требований к заявлению о переоформлении). Аналогичный порядок может быть применен и согласно предыдущему Федеральному закону, и в случае реорганизации в форме слияния при условии наличия у каждого участвующего в слиянии юридического лица на дату государственной регистрации правопреемника реорганизованных юридических лиц лицензии на один и тот же вид деятельности. Во всех остальных случаях реорганизации, кроме преобразования и слияния, действие лицензии прекращается (ст. 20). Соответствующая запись в реестр лицензий вносится лицензирующим органом в день получения от федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, сведений о прекращении юридическим лицом деятельности (ст. 21).

При этом, несмотря на наличие общих правил (этот Закон действующий), остались и положения рассмотренных нами и некоторых других отдельных законов, в которых судьба лицензий регулируется совершенно различно.

Определение судьбы лицензий при лицензировании недро- и природопользования.

Отдельный вопрос - законы, регулировавшие (некоторые действующие) недропользование и природопользование. В них определение судьбы лицензий имело существенные особенности, в частности:

  1. Закон РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 "О недрах". Первоначальная редакция этого документа (1992 г.) никаких положений не содержала. Первые изменения были внесены в интересующей нас части в 1995 г., когда в Закон была введена ст. 17.1 ("Переход права пользования недрами и переоформление действующей лицензии"). В соответствии с указанной статьей право пользования недрами переходило к другому субъекту предпринимательской деятельности (юридическому лицу) в том числе в случаях: а) изменения организационно-правовой формы предприятия - пользователя недр; б) реорганизации предприятия - пользователя недр путем присоединения другого предприятия либо слияния с другим предприятием, если прежнему пользователю недр принадлежит на правах собственности не менее половины уставного фонда вновь созданного предприятия; в) реорганизации предприятия - пользователя недр путем разделения либо выделения из него другого предприятия, когда вновь созданное предприятие продолжает деятельность в соответствии с лицензией на участке прежнего пользователя. При указанном переходе права пользования недрами лицензия подлежала переоформлению (без изменения содержания лицензии). Как можно понять из данного текста, данный Закон в редакции 1995 г. содержал довольно широкий перечень случаев переоформления, который охватывал все способы реорганизации. Указанная статья была еще раз изменена в 2000 г. Применительно к реорганизации изменения коснулись случая присоединения и слияния (были убраны ограничивающие условия);
  2. Водный кодекс РФ от 16 ноября 1995 г. N 167-ФЗ (утратил силу). В соответствии со ст. 46 этого документа право пользования водными объектами приобреталось на основании лицензии на водопользование и заключенного в соответствии с ней договора пользования водным объектом. В случае реорганизации водопользователя - юридического лица принадлежащие ему права пользования водными объектами согласно данной статье переходили в порядке правопреемства. Статья 51 этого же документа устанавливала, что в случае реорганизации водопользователя - юридического лица лицензирующим органом в области водопользования, выдавшим лицензию на водопользование, производилось внесение изменений в лицензию. В свою очередь, внесение изменений в лицензию на водопользование являлось основанием для внесения соответствующих изменений в договор пользования водным объектом;
  3. Лесной кодекс РФ от 29 января 1997 г. N 22-ФЗ (утратил силу). В соответствии со ст. 24 этого Кодекса права пользования участками лесного фонда и права пользования участками лесов, не входящих в лесной фонд, возникали на основании договора аренды участка лесного фонда, договора безвозмездного пользования участком лесного фонда, договора концессии участка лесного фонда, а также лесорубочного билета, ордера или лесного билета. Статья предусматривала общее правило, согласно которому при реорганизации юридического лица - лесопользователя принадлежащее ему право пользования переходит к юридическому лицу - правопреемнику реорганизованного юридического лица в установленном законодательством Российской Федерации порядке. При этом право пользования участком лесного фонда и право пользования участком леса, не входящего в лесной фонд, могло переходить только к одному лицу при условии сохранения цели использования этих участков, наличия у правопреемника необходимых средств для их осуществления, а при необходимости и лицензии на осуществление соответствующей деятельности. Переход права пользования участками лесного фонда оформлялся посредством внесения изменений в договор, лесорубочный билет, ордер, лесной билет.

Как видно из этого обзора, законодательство не имело единого подхода в части определения правовой судьбы различного рода лицензий, получаемых на осуществление какого-либо вида деятельности от уполномоченных государственных (лицензирующих) органов. Единственное, что можно сказать абсолютно точно: законодательство практически допускало правопреемство в части лицензий и иных разрешений, либо ограничиваясь переоформлением лицензии (разрешения), либо указывая на ее аннулирование. Двумя примерами иного подхода, к тому же весьма ограниченного по времени, были положения Водного кодекса РФ 1995 г. и Лесного кодекса РФ 1997 г., прямо признававшие возможность правопреемства в части прав пользования, которые оформлялись лицензией и иными разрешениями. Конечно, нельзя не сказать, что лицензирование в области природопользования и лицензирование отдельных видов предпринимательской деятельности имели определенную специфику, однако нельзя не отметить, что сам по себе подход, предполагающий возможность перехода таких прав (оформленных лицензией), являлся, безусловно, правильным. Нельзя не отметить и то, что одной из тенденций правового регулирования, исключая отдельные ситуации, был более либеральный подход к судьбе лицензий и разрешений при преобразовании. Понять и принять такую логику можно лишь отчасти, ведь преобразование, при том что организация сохраняла при таком способе реорганизации всю имущественную массу - сам по себе переход в иную организационную форму - могло влечь гораздо более серьезные последствия, чем просто потеря имущественной массы. В этом смысле не совсем понятен был иной подход законодателя для случаев реорганизации в форме выделения, поскольку формально организация - обладатель лицензии сохранялась и автоматическое аннулирование, которое часто предусматривало законодательство, нельзя назвать справедливым подходом.

Современное законодательство

Действующее законодательство в части судьбы разрешений при реорганизации (а точнее будет говорить - прав и обязанностей, возникших из таких разрешений) не имеет единых подходов. Даже сами права, возникшие из разрешений разного рода, не объединены ни общим названием, ни общим правовым режимом (уже не говоря о таком элементе правового режима, как их судьба при реорганизации юридического лица).

В сущности, единственные комментарии о природе таких прав делаются применительно к правам, которые возникают из лицензий. К примеру, ст. 131 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" называет соответствующие права "имущественными правами, связанными с личностью должника" <1>. Понятно, что через указание "связи" сделана попытка увязать положения ГК РФ о невозможности передачи прав, неразрывно связанных с личностью кредитора (ст. 383), однако попытка не вполне законченная:

<1> "Из имущества должника, которое составляет конкурсную массу, исключаются имущество, изъятое из оборота, имущественные права, связанные с личностью должника, в том числе права, основанные на имеющейся лицензии на осуществление отдельных видов деятельности, а также иное предусмотренное настоящим Федеральным законом имущество".

В специальной литературе относительно прав, возникающих из лицензий, высказаны мнения о невозможности их перехода в результате реорганизации, в частности:

<1> Корпоративное право: Учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению "Юриспруденция" / Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 190.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.

<2> Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: КНОРУС, 2011. С. 333 - 334.<1> Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 125.<1> Коровайко А.В. Реорганизация хозяйственных обществ. Теория, законодательство, практика: Учебное пособие. М.: НОРМА; ИНФРА-М, 2001. С. 34.<1> Дивер Е.П. Правовое регулирование реорганизации коммерческих организаций: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 16.

Позиции, высказанные А.Е. Молотниковым и Д.В. Ждановым, понятны. Другое дело, что они, на наш взгляд, выглядят как готовые решения, однако нет самой логики рассуждений - того, почему авторы пришли в результате своего исследования именно к таким выводам. Между тем, учитывая время написания упомянутых работ (2002, 2007, 2011 гг.), очевидно, что оба автора не могли не учитывать противоречивую, как видно из анализа, историю регулирования вопроса, положения законодательства о судьбе лицензий при реорганизации. К примеру, неясно, как при предложенном данными авторами подходе объяснить: а) случаи правопреемства в отношении лицензий при природопользовании; б) почему в одних случаях нормативные акты при всех формах реорганизации указывают, что лицензия прекращается, а для преобразования создают иной режим - переоформления лицензии; почему в других случаях (страхование), напротив, переоформление допускается для всех форм реорганизации как общее правило, а для случая преобразования - как правило, "обставленное" массой условий; почему, наконец, в третьих случаях (Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции") переоформление - это общее правило, а о прекращении (аннулировании и т.п.) вообще ничего не говорится. И множество еще других вопросов, начинающихся со слова "почему", можно здесь привести.

А вот мнение А.В. Коровайко о принципиальной непередаваемости прав из лицензий в силу отсутствия таковых и того факта, что лицензия "лишь определяет границы правоспособности", мы не можем принять категорически. Как видно, при обосновании своей точки зрения данный автор ссылается на ст. 49 ГК РФ, которая называется "Правоспособность юридического лица". И в этой статье есть последний абзац следующего содержания: "Право юридического лица осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами". Однако, с нашей точки зрения, наличие этого положения в статье о правоспособности (вне всякого сомнения, абсолютно неудачное; впрочем, с нашей точки зрения, и указание на виды деятельности в этой статье тоже никакого отношения к собственно правоспособности не имеет, относясь, скорее, к ее реализации) не делает наличие лицензии элементом правоспособности.

Мы полностью согласны с Н.В. Козловой в том, что "получение либо утрата (приостановление, аннулирование) лицензии вообще не влияет на их [юридических лиц. - А.Г.] правоспособность или дееспособность, установленную законом или иными правовыми актами" <1>. И это правильно: юридическое лицо (исключая какие-то отдельные случаи) может осуществлять свою деятельность с момента государственной регистрации (этот момент и есть момент возникновения правоспособности; никакой лицензии для ее полноты получать не надо, равно как и не надо получать еще каких-либо решений и документов по этому поводу) и прекращает какую-либо деятельность с момента государственной регистрации факта прекращения. Лицензия не определяет границы правоспособности (поскольку таковые определены самим фактом существования (государственной регистрацией) юридического лица, а также его существования в форме юридического лица, имеющего общую или специальную правоспособность) - лицензия предоставляет юридическому лицу как с общей, так и со специальной правоспособностью право осуществлять какой-то вид деятельности (что отрицает как раз А.В. Коровайко), который в силу существующей системы государственного регулирования требует специального разрешения. Говоря иначе: лицензия не определяет границы правоспособности, а расширяет перечень ("границы") видов деятельности юридического лица (за счет таких видов, которое оно не в состоянии без получения специального разрешения осуществлять), т.е., по существу, является юридическим средством реализации правосубъектности в сферах, где ее реализовать без специального разрешения невозможно. Высказанное А.В. Коровайко мнение противоречит, на наш взгляд, и сущности лицензирования - как барьера, ограничения доступа на определенный рынок определенных субъектов. Обретение правоспособности - это не "снятие" барьера, это рождение нового субъекта права, а вот лицензирование - это попытка существующего субъекта права в установленном порядке преодолеть "барьер", т.е. получить право осуществлять деятельность там, где это невозможно в общем порядке. Допустимо, чтобы обретение правосубъектности и "снятие" барьера проходило одновременно (создание юридического лица в результате реорганизации в закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО) - один из примеров, создание кредитной организации - другой пример). Но это вовсе не общее правило - это исключение, используемое в качестве средства недопущения создания субъектов, которые осуществляют исключительно лицензируемую деятельность или осуществляют деятельность на территории с ограниченным режимом доступа без лицензии. Цель понятна: организация в этом случае уже с момента регистрации должна быть не просто правосубъектна формально, а в действительности должна обладать правами, которые позволяют осуществлять деятельность (или осуществлять ее на режимной территории). К тому же рассуждения А.В. Коровайко касаются только лицензий, а ведь перечень оснований для возникновения прав и обязанностей из специальных разрешений гораздо значительнее лицензирования. К примеру, чего стоит только нормативный массив, касающийся аккредитации, без которой, как и без лицензирования, осуществлять определенные виды деятельности нельзя. Но об аккредитации в ст. 49 ГК РФ не говорится, соответственно, не говорит о ней и А.В. Коровайко. Тогда получается, что по его логике лицензии определяют границы правоспособности, а что определяется в результате осуществления всех остальных разрешительных процедур, неясно вообще, их как бы просто нет. Между тем они есть, более того, существует значительный нормативный массив, в котором определяется судьба прав и обязанностей, возникших из разного рода разрешений при реорганизации.

<1> Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005. С. 28.

Позицию Е.П. Дивер мы поддержать также не можем, поскольку предлагаемый ею принцип (правопреемство есть тогда, когда на это специально указывает закон) нам верным не кажется. Верным, на наш взгляд, является иной принцип: правопреемство есть всегда, за исключением, указанным в законе. Но для того чтобы указанное правило обосновать, посмотрим, как текущее законодательство регулирует вопросы перехода прав и обязанностей, возникших из различного рода разрешений, в результате реорганизации.

Права и обязанности, возникшие из собственно разрешения.

Мир собственно разрешений, как уже было отмечено, весьма разнообразен. Под этим словом понимаются:

В силу совершенно разнообразного характера таких разрешений они не имеют и не могут иметь никакого единого правового режима. В большинстве случаев закон не рассматривает влияние реорганизации на судьбу таких разрешений. К примеру, законодательство совершенно не регулирует вопросы влияния реорганизации на полученные правопредшественником предварительные согласия (разрешения) от уполномоченных государственных органов на совершение сделки или иных юридически значимых действий. Не регулирует оно соответствующие вопросы для случаев разрешения на осуществление постоянной деятельности. К примеру, если ликвидация юридического лица, являющегося организатором азартных игр, названа ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 244-ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" основанием для аннулирования разрешения на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр в игорной зоне, то вот о реорганизации там не сказано ни слова.

Поэтому рассмотрим примеры тех разрешений, где соответствующее влияние (прямо или косвенно) урегулировано:

  1. Градостроительный кодекс РФ (ст. 51). Этот документ регулирует один из наиболее распространенных видов разрешений - разрешение на строительство. Кодекс не регулирует интересующие нас вопросы прямо, однако его положения позволяют вывести правила о судьбе разрешений при реорганизации, в частности основное правило о том, что: а) срок действия разрешения на строительство при переходе права на земельный участок и объекты капитального строительства сохраняется, за исключением специально указанных этим же Кодексом случаев <1>; 2) юридическое лицо, которое приобрело права на земельный участок, вправе осуществлять строительство, реконструкцию объекта капитального строительства на таком земельном участке в соответствии с разрешением на строительство, выданным прежнему правообладателю земельного участка. Таким образом, это общее правило говорит о следующем: права и обязанности, возникшие из разрешения, следуют судьбе имущества. Если в результате реорганизации переходит имущество, переходят и права, возникшие из разрешения. Эту мысль можно выразить и иначе: в сфере строительства судьба разрешения "привязана" не к требованиям (их соблюдению) к субъекту деятельности, а к имуществу.
<1> В частности, действие разрешения на строительство прекращается на основании решения уполномоченных на выдачу разрешений на строительство органов и организаций в случаях: 1) принудительного прекращения права собственности и иных прав на земельные участки, в том числе изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд; 2) отказа от права собственности и иных прав на земельные участки; 3) расторжения договора аренды и иных договоров, на основании которых у граждан и юридических лиц возникли права на земельные участки; 4) прекращения права пользования недрами, если разрешение на строительство выдано на строительство, реконструкцию объекта капитального строительства на земельном участке, предоставленном пользователю недр и необходимом для ведения работ, связанных с пользованием недрами.

Еще одно важное правило связано с действием лицензии на пользование недрами: в случае переоформления лицензии на пользование недрами новый пользователь недр вправе осуществлять строительство, реконструкцию объекта капитального строительства на земельном участке, предоставленном пользователю недр и необходимом для ведения работ, связанных с пользованием недрами, в соответствии с ранее выданным разрешением на строительство. Как видим, здесь можно наблюдать продолжение общего принципа связи с объектом, а не с требованием к лицу, осуществляющему деятельность;

  1. Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. N 271-ФЗ "О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации". Этот Федеральный закон предусматривает разрешения на право организации рынка. В соответствии со ст. 9 допускается переоформление этого разрешения только в случае реорганизации юридического лица в форме преобразования (т.е. такое переоформление - это, по существу, получение нового разрешения);
  2. Федеральный закон "О связи". Данный нормативный акт содержит упоминание о целом ряде разрешений, но самое интересное для анализируемой нами тематики состоит в том, что этот Федеральный закон, в отличие от многих других, содержит развитое регулирование в части определения судьбы таких разрешений после реорганизации.

В частности, он предусматривает следующие виды разрешений (ст. 2, 22), а также устанавливает следующее влияние реорганизации на их судьбу:

а) "выделение полосы радиочастот" - разрешение в письменной форме на использование конкретной полосы радиочастот <1>, в том числе для разработки, модернизации, производства в Российской Федерации и (или) ввоза в Российскую Федерацию радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств <2> с определенными техническими характеристиками;

<1> "Использование радиочастотного спектра" этот Федеральный закон определяет так: "обладание разрешением на пользование и (или) фактическое пользование полосой радиочастот, радиочастотным каналом или радиочастотой для оказания услуг электросвязи и других не запрещенных федеральными законами или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации целей".
<2> "Высокочастотные устройства" в данном Федеральном законе определяются как "оборудование или приборы, предназначенные для генерирования и использования радиочастотной энергии в промышленных, научных, медицинских, бытовых или других целях, за исключением применения в области электросвязи".

б) "присвоение (назначение) радиочастоты или радиочастотного канала" - разрешение в письменной форме на использование конкретной радиочастоты или радиочастотного канала с указанием конкретного радиоэлектронного средства, целей и условий такого использования. Статья 22 указанного Федерального закона говорит о выдаче разрешений на судовые радиостанции или разрешений на бортовые радиостанции.

Оба вида разрешения функционально существуют для того, чтобы согласно ст. 24 данного Федерального закона регулировать "право на использование радиочастотного спектра", которое как раз и предоставляется "посредством выделения полос радиочастот и присвоения (назначения) радиочастот или радиочастотных каналов". Эта же статья регулирует влияние реорганизации на судьбу таких разрешений, устанавливая следующие положения:

Как видно, рассматриваемым Федеральным законом установлен довольно либеральный и неплохо проработанный порядок переоформления разрешений (некоторая неясность существует только в отношении юридического лица, из которого выделились другие лица), а учитывая последнее правило, что "до окончания переоформления" правопреемник "вправе использовать радиочастотный спектр в соответствии с ранее выданными документами", становится очевидным, что данный Федеральный закон косвенно признает возможность перехода прав и обязанностей, возникших из разрешений, в результате реорганизации;

в) "разрешение на судовые радиостанции или разрешение на бортовые радиостанции". Судьба прав и обязанностей, возникших из разрешений на судовые радиостанции <1>, определена подзаконным актом - Порядком выдачи разрешений на судовые радиостанции, используемые на морских судах, судах внутреннего плавания и судах смешанного (река - море) плавания, а также форм бланков таких разрешений (утв. Приказом Минкомсвязи РФ от 12 сентября 2011 г. N 227). В соответствии с его положениями выдача разрешения на судовую радиостанцию производится территориальными органами Роскомнадзора в том числе в случаях: изменения судовладельца; изменения сведений о судовладельце (для юридических лиц - организационно-правовой формы, полного наименования судовладельца). Выдача разрешений на судовые радиостанции при изменении сведений о судовладельце (для юридических лиц - организационно-правовой формы, полного наименования судовладельца), при смене судовладельца, являющегося правопреемником реорганизуемого юридического лица, осуществляется без заключения радиочастотной службы. При этом не допускается других изменений в разрешении на судовую радиостанцию.

<1> А вот Порядок выдачи разрешений на бортовые радиостанции, используемые на гражданских воздушных судах (утв. Приказом Минтранса России от 21 декабря 2010 г. N 290), и Административный регламент Федерального агентства воздушного транспорта предоставления государственной услуги по выдаче разрешений на бортовые радиостанции, используемые на гражданских воздушных судах (утв. Приказом Минтранса России от 26 июля 2012 г. N 275), специальных положений не содержат.

Права и обязанности, возникшие из лицензии:

  1. новый Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности":

Описанный в ст. 18 рассматриваемого Федерального закона институт переоформления по существу представляет собой процесс получения лицензии в усеченном варианте;

  1. Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции":
  1. Федеральный закон "О связи":

а) лицензия по заявлению ее владельца может быть переоформлена на правопреемника;

б) при реорганизации юридического лица в форме слияния, присоединения или преобразования лицензия переоформляется по заявлению правопреемника;

в) при реорганизации юридического лица в форме разделения или выделения лицензия переоформляется по заявлению заинтересованных правопреемника или правопреемников. При оспаривании другими правопреемниками прав заинтересованных правопреемника или правопреемников на переоформление лицензии спор между сторонами разрешается в судебном порядке;

г) переоформление лицензии признано обязанностью юридического лица при реорганизации (как продолжающего существовать, так и вновь созданного (созданных)). В случае реорганизации лицензиат в течение 30 дней обязан подать заявление о переоформлении лицензии. В случае если такое заявление не было подано в установленный срок, действие лицензии прекращается;

д) переоформление по существу представляет собой процесс получения лицензии заново;

  1. Федеральный закон "О негосударственных пенсионных фондах".

Основной постулат данного Федерального закона, который в 2012 г. был подвергнут существенной корректировке, состоит в том, что лицензирование деятельности создаваемых фондов осуществляется в момент проведения реорганизации фондов. Указано, что для получения лицензии фондом, созданным в результате реорганизации, фонд, принявший решение о реорганизации, одновременно с ходатайством о согласовании на проведение реорганизации фонда представляет в уполномоченный федеральный орган заявление о предоставлении лицензии по форме, установленной уполномоченным федеральным органом. Уполномоченный федеральный орган проводит проверку соответствия фонда, который будет создан в результате реорганизации, лицензионным условиям, а в случае необходимости запрашивает информацию и документы, которые подтверждают такое соответствие. Одновременно с решением о согласовании на проведение реорганизации фонда уполномоченный федеральный орган принимает решение о предоставлении лицензии фонду, созданному в результате реорганизации. При этом право на осуществление лицензируемых видов деятельности возникает с даты государственной регистрации созданного в результате реорганизации фонда. В течение пяти рабочих дней с даты получения фондом, созданным в результате реорганизации, документа, подтверждающего факт внесения записи о соответствующем фонде в ЕГРЮЛ, и документа, подтверждающего постановку указанного фонда на учет в налоговом органе, указанный фонд обязан представить в уполномоченный федеральный орган предусмотренные законом документы для получения документа, подтверждающего наличие лицензии. Уполномоченный федеральный орган выдает документ, подтверждающий наличие лицензии, в течение 30 дней с даты приема от фонда документов, если содержащиеся в них сведения о фонде подтверждают соответствие фонда, созданного в результате реорганизации, лицензионным условиям.

Относительно лицензий прекращаемых фондов рассматриваемый Федеральный закон (ст. 7.2) устанавливает следующие правила: лицензия считается аннулированной с даты реорганизации фонда в форме слияния или разделения; в случае присоединения фонда к юридическому лицу, реорганизуемому в форме присоединения, лицензия присоединяемого фонда считается аннулированной с даты внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении его деятельности.

Лицензия фонда, к которому присоединяется или из состава которого выделяется другой фонд, не аннулируется;

  1. Закон РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации":
  1. Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации":
  1. Закон РФ "О недрах":
  1. Положение о лицензировании образовательной деятельности федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова" и федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Санкт-Петербургский государственный университет" (утв. Постановлением Правительства РФ от 16 февраля 2011 г. N 87): при реорганизации университета в форме присоединения к нему юридического лица в случае наличия лицензии у присоединенного юридического лица, при реорганизации университета в форме преобразования осуществляется переоформление документа, подтверждающего наличие лицензии;
  2. Закон РФ "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" (ст. 11.4):
  1. Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 7-ФЗ "О клиринге и клиринговой деятельности". Статья 28 указанного Федерального закона устанавливает, что действие лицензии прекращается со дня внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности клиринговой организации в результате реорганизации (за исключением реорганизации в форме преобразования);
  2. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ "Об организованных торгах". В соответствии со ст. 28 указанного Федерального закона действие лицензии прекращается со дня прекращения деятельности юридического лица в результате реорганизации (за исключением реорганизации в форме преобразования).

Права и обязанности, возникшие из различного рода документов, подтверждающих прохождение аккредитации.

В части различного рода прав, которые предоставляются в связи с прохождением такой разрешительной процедуры, как аккредитация, действующие нормативные акты содержат три модели описания их судьбы при реорганизации:

Посмотрим примеры реализации первой модели:

  1. Федеральный закон "Об образовании в РФ":
<1> Похожие положения содержались в Законе РФ "Об образовании" (ст. 33.2):
  1. Положение о порядке аккредитации физических и юридических лиц на право определения посевных качеств семян лесных растений (утв. Приказом Рослесхоза от 21 апреля 1999 г. N 92) (п. 4.10):
  1. Положение о государственной аккредитации организаций, создавших внутрифирменные программы экспортного контроля (утв. Постановлением Правительства РФ от 29 февраля 2000 г. N 176) (п. 8):
  1. Положение о порядке аккредитации физических и юридических лиц на право определения посевных качеств семян сельскохозяйственных растений (утв. Приказом Минсельхоза РФ от 17 июля 2000 г. N 664) (п. 4.20):
  1. Правила проведения аккредитации метрологических служб юридических лиц на право поверки средств измерений (утв. Постановлением Госстандарта РФ от 17 декабря 2002 г. N 124) (п. 6.11):
  1. Правила аккредитации органов по сертификации, испытательных лабораторий (центров), проводящих сертификационные испытания средств связи (утв. Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2005 г. N 165):
  1. Положение об аккредитации Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии организаций технического учета и технической инвентаризации объектов капитального строительства (утв. Приказом Минэкономразвития России от 5 апреля 2005 г. N 70):
  1. Правила аккредитации юридических лиц на право проведения негосударственной экспертизы проектной документации и (или) результатов инженерных изысканий (утв. Постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2008 г. N 1070) (п. 16):
  1. Правила аккредитации юридических лиц для проведения оценки уязвимости объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств (утв. Постановлением Правительства РФ от 31 марта 2009 г. N 289) (п. 26):
  1. Положение о государственной аккредитации образовательных учреждений Федеральной службы безопасности Российской Федерации и Федеральной службы охраны Российской Федерации, реализующих образовательные программы, содержащие сведения, составляющие государственную тайну (утв. Постановлением Правительства РФ от 18 мая 2009 г. N 414):
  1. Порядок проведения государственной аккредитации Российской Федерацией общественных организаций для наделения их статусом общероссийских спортивных федераций (утв. Приказом Минспорттуризма РФ от 18 августа 2009 г. N 654) (п. 31):
  1. Правила аккредитации граждан и организаций, привлекаемых органами государственного контроля (надзора) и органами муниципального контроля к проведению мероприятий по контролю (утв. Постановлением Правительства РФ от 20 августа 2009 г. N 689):
  1. Правила аккредитации организаций, оказывающих услуги в области охраны труда (утв. Приказом Минздравсоцразвития РФ от 1 апреля 2010 г. N 205н):
  1. Порядок аккредитации рейтинговых агентств и ведения реестра аккредитованных рейтинговых агентств (утв. Приказом Минфина РФ от 4 мая 2010 г. N 37н):
  1. Правила аккредитации медицинских организаций на право проведения клинических исследований лекарственных препаратов для медицинского применения (утв. Постановлением Правительства РФ от 3 сентября 2010 г. N 683) (п. 27):
  1. Правила аккредитации органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров), выполняющих работы по подтверждению соответствия, аттестации экспертов по аккредитации, а также привлечения и отбора экспертов по аккредитации и технических экспертов для выполнения работ в области аккредитации (утв. Постановлением Правительства РФ от 19 июня 2012 г. N 602):
  1. Временный порядок рассмотрения Федеральной службой по аккредитации документов на аккредитацию в области подтверждения соответствия и обеспечения единства измерений (утв. Приказом Росаккредитации от 1 марта 2012 г. N 291):
  1. Порядок аккредитации экспертов и экспертных организаций на право проведения экспертизы информационной продукции (утв. Приказом Роскомнадзора от 24 августа 2012 г. N 824):

Итак, как видно из представленных примеров, в тех случаях, когда в нормативном акте регулируются вопросы судьбы прав и обязанностей, возникших в связи с аккредитацией, никакой общей формулы нет; в полной мере здесь можно сказать, что все государственные органы здесь движутся по траектории, описанной в народной мудрости: "Кто в лес, кто по дрова". В сущности, исходя из этих примеров очень тяжело даже сформулировать какие-то общие тенденции. Говоря о каких-то обобщающих моментах, можно отметить следующее:

а) различный порядок прекращения прав и обязанностей. К примеру, когда говорится о прекращении соответствующих прав, в одних случаях это происходит автоматически ("утрачивает силу"), а в других требует действия аккредитующего органа ("свидетельство об аккредитации аннулируется компетентным органом");

б) различная стилистика документов. К примеру, говоря о том же прекращении прав, документы используют следующие выражения:

Дело здесь, конечно, не в словах - дело в том, что документы говорят то о прекращении (утрате силы) самого документа (свидетельства, аттестации), то о прекращении (утрате силы) аккредитации. Говорить же надо о прекращении соответствующих права и обязанностей, которые возникли в связи с ранее принятым решением об успешной аккредитации;

в) наблюдается полный набор вариантов судьбы прав и обязанностей при различных формах реорганизации;

г) наблюдается активное использование института переоформления, причем в абсолютном большинстве случаев такое переоформление есть не облегчение процесса аккредитации, а по существу новая аккредитация, названная по-иному. Говоря иначе: переоформление в смысле этих документов никаким переоформлением не является. Случаи собственно переоформления редки, из приведенных примеров такой вообще только один - Правила проведения аккредитации метрологических служб юридических лиц на право поверки средств измерений (утв. Постановлением Госстандарта РФ от 17 декабря 2002 г. N 124). Авторы этого документа весьма разумно разграничили повторную аккредитацию и переоформление через критерий "существенного затрагивания выполнения критериев аккредитации".

Две другие модели, выделенные нами, когда нормативные акты не регулируют последствия реорганизации или регулируют их косвенно, также дают почву для вопросов.

Пример косвенного регулирования - Порядок аккредитации организаций, осуществляющих классификацию объектов туристской индустрии, включающих гостиницы и иные средства размещения, горнолыжные трассы, пляжи (утв. Приказом Минспорттуризма РФ от 15 декабря 2010 г. N 1351) (п. 15): "В случае изменения наименования, места нахождения, состава руководящих органов, внесения изменений в учредительные документы аккредитованной организации либо утраты аттестата аккредитации аккредитованная организация обязана в течение 5 календарных дней уведомить об этом орган по аккредитации и подать заявление о переоформлении аттестата об аккредитации". Как видно, в тексте не говорится о реорганизации вообще, но понятно, что поскольку любая реорганизация затронет как минимум один из указанных критериев, то необходимо переоформлять аттестат аккредитации.

А что делать с ситуациями, когда регулирование, даже косвенное, отсутствует? К примеру, ст. 11 Федерального закона от 1 июля 2011 г. N 170-ФЗ "О техническом осмотре транспортных средств и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не указывает реорганизацию в числе оснований для аннулирования аттестата аккредитации. Равным образом в ней ничего не говорится и ни о каком переоформлении в этом случае; документ указывает, что "аттестат аккредитации действует бессрочно". Много и других примеров, когда законы и подзаконные нормативные акты, предусматривая аккредитацию, вообще ничего не говорят о влиянии реорганизации на возникшие из нее права <1>.

<1> Статья 41.3 Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд"; Положение о государственной аккредитации организаций, осуществляющих деятельность в области информационных технологий (утв. Постановлением Правительства РФ от 6 ноября 2007 г. N 758); Положение о государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами (утв. Постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 992); Положение об аккредитации клинико-диагностических лабораторий (утв. Приказом Минздрава России от 21 декабря 1993 г. N 295) и др.

Такая ситуация, как было уже отмечено выше, означает как минимум, что реорганизация никак не влияет на наличие (отсутствие) аккредитации, в случае если реорганизованные юридические лица продолжают существование. Но вот что делать с аккредитацией правопреемникам? На них права и обязанности, из нее возникшие, переходят? На этот вопрос мы ответим ниже при формулировании общих выводов после рассмотрения судьбы всех прав и обязанностей, возникших из разрешений.

Права и обязанности, возникшие из решения о присвоении статуса.

Как было показано выше, нормативные акты хотя и нечасто, но и используют такую разрешительную процедуру, как присвоение статуса. Что она из себя представляет и чем отличается по существу от других разрешительных процедур, ни один закон не поясняет, поэтому целесообразно посмотреть несколько примеров:

  1. Федеральный закон от 28 сентября 2010 г. N 244-ФЗ "Об инновационном центре "Сколково". В соответствии с этим Федеральным законом участникам проекта присваивается статус участника проекта. Статус присваивается управляющей компанией (ст. 8). Юридическое лицо получает статус участника проекта со дня включения его в реестр участников проекта (ст. 10). Решение о включении юридического лица в реестр участников проекта может быть принято при одновременном соблюдении следующих условий: а) юридическое лицо создано в соответствии с законодательством Российской Федерации; б) постоянно действующий исполнительный орган юридического лица, а также иные органы или лица, имеющие право действовать от имени юридического лица без доверенности, постоянно находятся на территории центра; в) учредительными документами юридического лица допускается осуществление им исключительно исследовательской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом; г) юридическое лицо принимает на себя обязательства осуществлять исследовательскую деятельность в соответствии с указанным Федеральным законом и соблюдать правила проекта.

Юридическое лицо утрачивает статус участника проекта по истечении 10 лет со дня включения юридического лица в реестр участников проекта, а кроме истечения срока, помимо прочего, также со дня "реорганизации юридического лица в соответствии с законодательством Российской Федерации (за исключением реорганизации в форме преобразования или слияния при наличии у каждого участвующего в слиянии юридического лица статуса участника проекта на дату государственной регистрации правопреемника реорганизованных юридических лиц)".

Как видно, формула для определения судьбы статуса участника проекта при реорганизации по существу представляет собой подход законодательства о лицензировании;

  1. Федеральный закон "Об электроэнергетике" и Постановление Правительства РФ от 4 мая 2012 г. N 442 "О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии". Указанным Федеральным законом предусмотрен институт присвоения статуса гарантирующего поставщика. Указанным же Постановлением (п. 200) предусмотрены последствия для прав и обязанностей, которые этот статус дает:

Данный документ оставляет открытым главный вопрос: означает ли указание даты присвоения статуса то, что совокупность прав и обязанностей, составляющих статус, переходит в результате реорганизации, а решение лишь подтверждает переход?

Права и обязанности, возникшие из решения соответствующего органа и (или) других документов, подтверждающих прохождение процедуры сертификации.

Процедура сертификации обычно используется в отношении товаров (работ, услуг). Однако в некоторых нормативных актах указанная процедура применяется в отношении юридических лиц.

В частности, в соответствии со ст. 8 Воздушного кодекса РФ обязательной сертификации подлежат: юридические лица - разработчики и изготовители воздушных судов и другой авиационной техники; юридические лица, осуществляющие и (или) обеспечивающие коммерческие воздушные перевозки, выполнение авиационных работ; юридические лица, осуществляющие техническое обслуживание и ремонт авиационной техники; аэродромы, аэропорты; образовательные учреждения и образовательные подразделения организаций, осуществляющие подготовку специалистов соответствующего уровня согласно перечням специалистов авиационного персонала; юридические лица, деятельность которых непосредственно связана с обеспечением безопасности полетов воздушных судов или авиационной безопасности.

Конкретный порядок сертификации устанавливается подзаконными актами - федеральными авиационными правилами. Этими же подзаконными актами в соответствии со ст. 10 Воздушного кодекса РФ устанавливается порядок аннулирования сертификатов.

Внимательное изучение федеральных авиационных правил показывает, что не все из них регулируют влияние реорганизации на судьбу прав и обязанностей, возникших из сертификации. Приведем примеры тех актов, где это влияние урегулировано:

  1. Федеральные авиационные правила "Сертификация авиационных учебных центров" (утв. Приказом Федеральной авиационной службы России от 29 января 1999 г. N 23) (п. 5.5): "В случае реорганизации (изменения организационно-правовой формы, статуса)... сертификат утрачивает силу";
  2. Федеральные авиационные правила "Сертификация юридических лиц, осуществляющих и обеспечивающих аэронавигационное обслуживание пользователей воздушного пространства Российской Федерации" (утв. Приказом Росаэронавигации от 26 ноября 2007 г. N 114) (п. 3.31): "При реорганизации, изменении организационно-правовой формы, места нахождения или наименования держателя сертификата, не повлекших за собой изменений структуры, сферы деятельности, характеристик объекта сертификации, допускается по заявлению держателя сертификата проводить выдачу сертификата взамен ранее выданного".

Как видно, даже в тех случаях, когда соответствующее регулирование в актах присутствует, сами модели регулирования совершенно различны.

Права и обязанности, возникшие из решения соответствующего органа и (или) других документов, подтверждающих прохождение процедуры отбора.

При анализе таких прав надо дифференцировать тот отбор, который хотя и является по существу разрешительной процедурой, но заканчивается заключением гражданско-правового договора <1> (поскольку переходить в результате реорганизации будут права и обязанности из такого договора), и тот отбор, в результате которого юридическое лицо включается в какие-либо реестры, перечни, получает иные документы административного характера <2>.

<1> К примеру, такова ситуация с отбором, регулируемым Постановлением Правительства РФ от 3 марта 2010 г. N 117 "О порядке отбора субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии, оказывающих услуги по обеспечению системной надежности, и оказания таких услуг, а также об утверждении изменений, которые вносятся в акты Правительства Российской Федерации по вопросам оказания услуг по обеспечению системной надежности".
<2> Есть, конечно же, и промежуточные варианты. К примеру, в соответствии с Федеральным законом "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (ст. 48) в целях оказания гуманитарной помощи либо ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера заказчик, уполномоченный орган могут проводить предварительный отбор участников размещения заказа, квалификация которых соответствует предъявляемым требованиям и которые могут в возможно короткий срок без предварительной оплаты и (или) с отсрочкой платежа осуществить поставки необходимых товаров, выполнение работ, оказание услуг. По результатам отбора лица, успешно его прошедшие, включаются в перечень поставщиков. Если впоследствии с таким лицом будет заключен договор, то права и обязанности в процессе реорганизации будут переходить уже из этого договора. Однако до заключения договора мы говорим именно о правах и обязанностях, связанных с нахождением в соответствующем реестре.

Нормативные акты нечасто регулируют соответствующие аспекты. В качестве примера можно назвать Порядок отбора организаций, осуществляющих издание учебных пособий, которые допускаются к использованию в образовательном процессе в имеющих государственную аккредитацию и реализующих образовательные программы общего образования образовательных учреждениях (утв. Приказом Минобрнауки России от 18 марта 2009 г. N 88). Результатом этого отбора является включение организации в перечень. При этом п. 23 указанного документа в качестве оснований исключения из перечня называет решение координационного органа, в свою очередь, основанное на факте того, что организация реорганизована.

Права и обязанности, возникшие из решения соответствующего органа, подтверждающего прохождение процедуры включения в реестр, а также иных документов, подтверждающих успешное прохождение указанной процедуры.

Примером включения в реестр с последующим определением влияния реорганизации на нахождение в таком реестре является Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27 ноября 2009 г. N 17). Этот документ предусматривает целый ряд реестров: реестр таможенных представителей; реестр таможенных перевозчиков; реестр владельцев складов временного хранения; реестр владельцев таможенных складов; реестр владельцев магазинов беспошлинной торговли. Во всех случаях основанием для исключения из указанных реестров Таможенный кодекс (ст. 14, 20, 25, 30, 35) называет "реорганизацию юридического лица, за исключением случаев, установленных законодательством государств - членов Таможенного союза".

Права и обязанности, возникшие из свидетельства о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, выданного саморегулируемой организацией.

В настоящее время требование о получении таких свидетельств содержат несколько законов, например Градостроительный кодекс РФ, Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 190-ФЗ "О теплоснабжении".

К примеру, в соответствии со ст. 55.8 Градостроительного кодекса РФ юридическое лицо вправе выполнять работы, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, при наличии выданного саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к таким работам. Свидетельство о допуске к определенному виду или видам работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, выдается без ограничения срока и территории его действия саморегулируемой организацией при приеме юридического лица в члены саморегулируемой организации, если такое юридическое лицо соответствует требованиям к выдаче свидетельств о допуске к указанным работам. При приобретении некоммерческой организацией статуса саморегулируемой организации юридические лица, являющиеся на дату приобретения указанного статуса членами такой некоммерческой организации, не получают свидетельств о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства. Указанные лица обязаны получить такие свидетельства о допуске в срок не позднее чем через один месяц со дня приобретения некоммерческой организацией статуса саморегулируемой организации в порядке, установленном для внесения изменений в свидетельство о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства.

Прямого указания в законах на то, какое влияние оказывает реорганизация юридического лица - участника саморегулируемой организации на права и обязанности, вытекающие из получения свидетельства о допуске, нет. Законы говорят о том, что действие свидетельства прекращается в случае прекращения членства в саморегулируемой организации (ст. 55.7 Градостроительного кодекса РФ, ст. 27 Федерального закона "О теплоснабжении"). Однако относительно того, как влияет реорганизация на членство в саморегулируемой организации, полной ясности нет. Интересно в этой связи появление письма Комитета по строительству и земельным отношениям Государственной Думы от 2 марта 2011 г. N 3.31-22/162 (размещено в СПС "КонсультантПлюс"). В этом документе в результате проведения аналогии с другими нормами Градостроительного кодекса РФ и положениями нового Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" сделаны следующие рекомендации:

Выводы и предложения

Анализ прав и обязанностей, возникших из различного рода разрешений (в том числе с учетом исторической ретроспективы), дает большой материал для размышления.

Очевидно, что законодательство не содержит здесь никакого общего подхода; скажем даже по-другому: правовое регулирование представляет собой хаотическое смешение многочисленных подходов.

Для ответа на вопрос, могут ли права и обязанности, возникшие из разрешений, переходить в результате реорганизации, посмотрим, для чего эти разрешения выдаются, т.е. что они по существу представляют. Сделаем это на примере аккредитации, посмотрев ее существующие определения <1>. Как можно увидеть (см. сноску), все они выражают одну важную идею: аккредитация - это признание (подтверждение) со стороны уполномоченного государственного органа (организации) компетенции лица.

<1> В частности:

Таким образом, аккредитация предполагает вынесение уполномоченным лицом (органом, организацией) решения о соответствии лица определенным критериям. Несоответствие этим критериям в период после аккредитации является основанием для ее аннулирования. Следовательно, невозможно спорить с тем, что определенные качества лица, связанные с наличием у него персонала, технологий, предыдущего опыта и пр., определяют возможность получения и наличия прав и обязанностей, возникающих из прохождения аккредитации. Но делать однозначный вывод о том, что в силу связи этих прав и обязанностей с качествами лица такие права и обязанности не подлежат переходу при реорганизации, также нельзя. В результате реорганизации лицо, как созданное вновь, так и продолжающее существование (в случае выделения и присоединения, если речь идет о присоединяющем лице), может не утратить таких качеств и соответствовать установленным критериям. А в случае преобразования (если только требования не связаны с существованием организации в определенной организационно-правовой форме) такие качества в принципе не могут быть "утеряны".

Следовательно, модель регулирования должна учитывать несколько возможных ситуаций: и соответствия требованиям, и несоответствия им.

Исходя из этого, можно предложить такую модель регулирования судьбы прав и обязанностей, возникших из разрешений любого рода, при реорганизации:

Реализация предложенных простых правил, как нам кажется, позволит навести порядок в регулировании судьбы прав и обязанностей, возникших из разрешений различного рода.