Мудрый Юрист

Международно-правовые стандарты производства допроса по уголовному делу

Машовец Асия Океановна, доцент кафедры уголовного процесса Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена имплементации международно-правовых стандартов, разработанных Организацией Объединенных Наций и Советом Европы, в российское уголовно-процессуальное законодательство, регулирующих процедуру производства допроса по уголовному делу в условиях состязательного правосудия.

Ключевые слова: международно-правовые стандарты, Европейский суд по правам человека, прямой допрос, перекрестный допрос.

International legal standards of examination of criminal proceedings

A.O. Mashovets

The article is devoted to the implementation of international legal standards developed by the United Nations and the Council of Europe to the Russian criminal procedural law governing the procedure of examination of criminal proceedings in an adversarial justice system.

Key words: international legal standards, European Court of Human Rights, direct examination, cross-examination.

Стандарты состязательного правосудия хорошо известны еще со времен афинской демократии: разделение судебного допроса на прямой и перекрестный, передопросы, неукоснительное выполнение требования о предоставлении права на перекрестный допрос подсудимому, дозированное вмешательство председательствующего в судебный допрос, запрет на использование производных доказательств при наличии реальной возможности непосредственного исследования личных доказательств в суде.

Это вроде бы простые истины, но они с громадным трудом проникают в отечественное правосознание, несмотря на решения Европейского суда по правам человека <1> и Конституционного Суда Российской Федерации. Отсюда и качество нашего уголовного процесса, которое, судя по многочисленным жалобам наших сограждан и по решениям Европейского суда, не отвечает стандартам справедливого уголовного судопроизводства.

<1> Далее - Европейский суд.

Российское уголовно-процессуальное законодательство архаично не только в части регулирования досудебного производства, но и судебного разбирательства, которое является состязательным в той мере, в какой ему позволяют следственные институты и их производное в виде следственных же доказательств. Юридическая техника Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации <2> устарела еще в момент его вступления в законную силу. Не помогли и сотни поправок, дополнений и изменений, впоследствии внесенных в текст закона. Структуры судебного допроса, спецификации судебных допросов, правил состязательного ведения судебного допроса у нас как не было, так и нет. Даже по Уставам уголовного судопроизводства (1864 г.) судебный допрос был регламентирован лучше, чем сейчас. Ввиду общего падения правовой культуры надо ли говорить, что в наших судебных учреждениях большинство участников не имеют представления о том, каковы роли субъектов доказывания и способ их действий при ведении допросов, представлении и исследовании личных доказательств.

<2> Далее - УПК РФ.

Несмотря на определенные достижения в разработке проблематики судебного следствия (в т.ч. проблематики судебных вопросов), которые были достигнуты в последнее время <3>, в нашей стране до сих пор не сформулированы хотя бы на концептуальном уровне нормативно-правовая модель состязательной структуры судебного допроса, правила проведения отдельных этапов (видов) судебного допроса. В отечественной науке отсутствует система представлений о должном нормативном урегулировании прямого, перекрестного допросов, передопроса, шахматного допроса и прочих следственных действий по получению и исследованию личных доказательств.

<3> См.: Александров А.С., Гришин С.П. Перекрестный допрос в суде (объяснение его сущности и порядка проведения, а также практическое наставление к употреблению). М.: Юрлитинформ, 2007; Гришин С.П. Судебное следствие в смешанном уголовном процессе (гносеологический, процессуальный и тактико-криминалистический аспекты). М.: Юрлитинформ, 2008; Александров А.С., Гришин С.П. Перекрестный допрос в уголовном суде // Российская юстиция. 2005. N 11. С. 25 - 30; Александров А.С., Гришин С.П. О некоторых процессуальных правилах перекрестного допроса в уголовном суде // Уголовное судопроизводство. 2006. N 4. С. 25 - 30.

Вполне очевидно то, что, с одной стороны, институт судебных допросов сформировался у нас в условиях следственного процесса и до настоящего времени носит на себе отпечаток следственной идеологии, а с другой стороны, что демократизация всех форм государственно-юридической деятельности, строительство правового государства требуют усиления состязательности, в т.ч. на уровне регламентации отдельных следственных действий - судебных допросов. Отказ от канонов советского уголовно-процессуального права означает рецепцию и творческую переработку западноевропейских уголовно-процессуальных образов ведения судебных допросов. Именно в этом видится ключ к решению проблемы реформирования российского уголовного судопроизводства.

Международно-правовые стандарты справедливого уголовного судопроизводства предполагают состязательную структуру судебного допроса, проведение прямого, перекрестного допросов. Право стороны защиты на перекрестный допрос основных свидетелей обвинения является общепризнанным, его нарушение считается Европейским судом существенным ограничением права на защиту от обвинения. Это право признано в таких международно-правовых актах, как Конвенция о защите прав человека и основных свобод (подп. "d" п. 3 ст. 6) <4>, Международный пакт о гражданских и политических правах (подп. "e" п. 3 ст. 14) <5>. Проведение перекрестного допроса закреплено в "Правилах процедуры и доказывания", применяемых всеми органами международной уголовной юстиции, действующими на основании Римского статута Международного уголовного суда <6>.

<4> Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) // СЗ РФ. 08.01.2001. N 2. Ст. 163. Бюллетень международных договоров. N 3. 2001.
<5> Международный пакт о гражданских и политических правах, принят Резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 г. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml.
<6> Римский статут Международного уголовного суда, принят в г. Риме 17.07.1998 Дипломатической конференцией полномочных представителей под эгидой ООН по учреждению Международного уголовного суда. Российская Федерация подписала Статут согласно распоряжению Президента РФ от 8 сентября 2000 г. N 394-рп // СПС "Гарант".

Примером могут служить правила 87(B), 145(A) (B), 155, 156, 161 "Правил процедуры и доказывания" Специального трибунала по Ливану <7>, предписания ст. 140 "Правил процедуры и доказывания", применяемые Специальным трибуналом по Сьерра-Леоне <8>, положения ст. ст. 71, 85, 90, 90, 92-бис, 94-бис "Правил процедуры и доказывания" Международного трибунала по бывшей Югославии (МУТБЮ) <9>.

<7> Rules of Procedure and Evidence (amended on 8 February 2012) / The Special Tribunal for Lebanon. URL: http://www.stl-tsl.org/en/documents/rules-of-procedure-and-evidence/rules-of-procedure-and-evidence.
<8> Rules of Procedure and Evidence / The Special Court for Sierra Leone. URL: http://www.icc-cpi.int/NR/rdonlyres/F1E0AC1C-A3F3-4A3C-B9A7-B3E8B115E886/284955/RPE4thENG08Feb1200.pdf.
<9> Rules of Procedure and Evidence (As Amended 28 August 2012) / International Tribunal for the Prosecution of Persons Responsible for Serious Violations of International Humanitarian Law Committed in the Territory of the former Yugoslavia. URL: http://www.icty.org/x/file/Legal%20Library/Rules_procedure_evidence/it032rev46e.pdf.

На Россию распространяют свое действие общепризнанные международно-правовые принципы и нормы, регулирующие проведение допросов в ходе уголовного судопроизводства. Игнорирование российским законодателем проблемы должного нормативного закрепления процедуры судебных допросов, отсутствие понимания этой проблемы и со стороны многих российских судей делает уязвимыми акты правосудия перед критикой в Европейском суде и других международных правовых инстанциях <10>. Можно даже сказать, что российское уголовное правосудие отчасти выпадает из европейского и международного правового пространства, где давно и твердо утвердились стандарты проведения судебных допросов, перекрестного допроса в частности. Ссылки на некую "особенную" состязательность нашего уголовного процесса не совсем уместны <11>.

<10> Как известно, Россия является рекордсменом по числу поданных против нее и, главное, удовлетворенных жалоб. В десятках решений, вынесенных по жалобам против Российской Федерации, Европейский суд по правам человека признавал Российскую Федерацию в той или иной степени ответственной за нарушение требований ст. 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), выразившееся в отказе заявителю в возможности допросить свидетелей обвинения. См., например: п. 193 Постановления Европейского суда по правам человека от 25 сентября 2008 г. по делу "Полуфакин и Чернышев (Polufakin and Chernyshev) против Российской Федерации". Жалоба N 30997/02. URL: http://www.echr.ru/documents/doc/12069355/12069355-011.htm.
<11> См.: Князев С.А. Мнимая состязательность // Российская юстиция. 2006. N 7. С. 56 - 58.

Состязательность должна существовать не только на словах, а по-настоящему - в конкретных процедурах и институтах уголовного судопроизводства. В том числе она должна определять структуру судебного допроса, являющегося главным средством формирования из личных судебных доказательств фактов. Состязательная структура судебного процесса, включающая три обычных стадии - прямой допрос, перекрестный допрос и передопрос, обеспечивает надлежащий способ представления и исследования показаний, а также соблюдение права подсудимого на защиту.

В этой связи можно только похвалить украинского законодателя, который не только закрепил на законодательном уровне понятия "прямой допрос", "перекрестный допрос", но и определил основные правила их проведения. Так, в соответствии с ч. 6 ст. 352 Криминально-процессуального кодекса Украины свидетеля обвинения первым допрашивает прокурор, а свидетеля защиты - защитник, если обвиняемый взял защиту на себя - обвиняемый (прямой допрос). Во время прямого допроса не разрешается задавать наводящие вопросы, т.е. вопросы, в формулировке которых содержится ответ, часть ответа или подсказка к нему. В ч. 7 ст. 352 Криминально-процессуального кодекса Украины говорится: "После прямого допроса противоположной стороне уголовного судопроизводства предоставляется возможность перекрестного допроса свидетеля. Во время перекрестного допроса разрешается задавать наводящие вопросы". Таким образом, в принципиальном плане проблема организации состязательного порядка проведения судебных допросов в украинском уголовном судопроизводстве решена.

В связи с тем что УПК РФ не разрешил проблему создания состязательной структуры судебного допроса, отсутствует правовой механизм реализации ст. 15 УПК РФ при проведении допросов во время судебного следствия по уголовному делу, фактически оправдывается авторитарный стиль ведения судебного следствия (и судебного допроса) председательствующим. По этому поводу один из идеологов современной судебной реформы профессор И.Л. Петрухин писал: "Судебное следствие четко не расчленено на представление доказательств обвинением и защитой. Этот процесс не разделен на этапы, не предусмотрен перекрестный допрос обвиняемого, потерпевшего, свидетелей и передопрос их вызвавшей стороной, нет правила "обвинение не стоит ответа", согласно которому уголовное дело может быть прекращено судьей за недостаточностью доказательств, представленных обвинением, без предъявления доказательств защитой. Допросы желательно вести по принципу "вопрос - ответ". Необходимо ввести в УПК нормы, регулирующие в судебном заседании порядок допроса, перекрестного допроса, передопроса" <12>.

<12> Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 270 - 271.

Мы вполне разделяем позицию тех ученых, которые предлагают законодательно закрепить правила проведения прямого и перекрестного допросов в судебном заседании <13>. Прямой и перекрестный допросы являются неотъемлемыми элементами справедливого судебного разбирательства. Разделение судебного допроса на отдельные части, которые ведутся противоборствующими сторонами, - это общепризнанный стандарт процедуры представления и исследования личных доказательств, используемый международной уголовной юстицией, закрепленный в решениях Европейского суда, и потому он должен быть предусмотрен в российском уголовно-процессуальном законодательстве.

<13> См.: Александров А.С., Гришин С.П. Перекрестный допрос в уголовном суде // Российская юстиция. 2005. N 11. С. 25 - 30; Гришин С.П. Судебное следствие в смешанном уголовном процессе (гносеологический, процессуальный и тактико-криминалистический аспекты). С. 211; Ермакова Т.А. О применении перекрестного допроса в судебном следствии // Уголовный процесс. 2009. N 10. С. 28 - 32; Осодоева Н.В. Перекрестный шахматный допрос в Российском уголовном процессе // Вестник Оренбургского государственного университета. 2011. N 3. С. 112 - 117.