Мудрый Юрист

Некоторые правовые меры специального характера, направленные на предупреждение незаконного предпринимательства *

<*> Sereda I.M., Sukhanov S.V. Certain legal measures of special character aimed at prevention of illegal entrepreneurship.

Середа Ирина Михайловна, заведующая кафедрой уголовного права и криминологии Иркутского юридического института (филиала) Российской правовой академии Минюста России, доктор юридических наук, профессор.

Суханов Сергей Васильевич, аспирант кафедры уголовного права и криминологии Байкальского государственного университета экономики и права (БГУЭП).

Статья посвящена некоторым проблемам предупреждения незаконного предпринимательства в рамках применения уголовно-правового института освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Ключевые слова: экономические преступления, незаконное предпринимательство, коррупциогенные факторы.

The article concerns certain problems of prevention of illegal entrepreneurship within the framework of application of the criminal-law institute of liberation from criminal responsibility on the cases on crimes in the sphere of economic activity.

Key words: economic crimes, illegal business, korruptsiogenny factors.

Во многом преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ, негативно сказываются на показателях социально-экономического развития Российской Федерации.

Необходимым условием эффективности системы предупреждения преступлений, предусмотренных ст. 171 УК РФ, является своевременная реализация первоочередных направлений, доминирующими в числе которых выступают уголовно-правовые меры. Их результативное применение позволяет сдерживать незаконную предпринимательскую деятельность уже на ранней стадии, так как существование правильно работающего уголовно-правового запрета обусловливает более высокую степень предупредительного эффекта от совершения преступлений <1>.

<1> Середа И.М. Преступления против налоговой системы: характеристика, ответственность, стратегии борьбы. Иркутск, 2006. С. 271.

Важнейшее значение в предупреждении незаконного предпринимательства имеют уголовно-правовые меры специального характера, способные уменьшить тяжесть фактически наступивших последствий или предотвратить их наступление, компенсировать утраты, вызванные преступным поведением, дать возможность лицу, совершившему указанное преступление, устранить его негативные последствия, искупить свою вину перед обществом. Именно этим целям должны служить уголовно-правовой институт деятельного раскаяния и институт освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Законодатель в числе своих последних уголовно-правовых новелл в соответствии с внесенными изменениями в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ предусмотрел в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ возможность освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, согласно которой "лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой статьи 171, частью первой статьи 171.1, частью первой статьи 172, частью второй статьи 176, статьей 177, частями первой и второй статьи 180, частями третьей и четвертой статьи 184, частью первой статьи 185, статьей 185.1, частью первой статьи 185.2, статьей 185.3, частью первой статьи 185.4, статьей 193, частью первой статьи 194, статьями 195 - 197 и 199.2 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере пятикратной суммы причиненного ущерба либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления" <2>.

<2> Уголовный кодекс РФ // СПС "КонсультантПлюс".

При этом возможность освобождения лица, совершившего незаконное предпринимательство, в отношении которого правоприменительные органы будут применять данную правовую норму, связана с соблюдением ряда условий:

во-первых, данное лицо совершило преступление впервые, т.е. не имеет судимости за ранее совершенное преступление и в отношении его нет возбужденного уголовного дела, связанного с совершением преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ;

во-вторых, совершенное лицом преступление относится к основному составу незаконного предпринимательства, предусмотренному ч. 1 ст. 171 УК РФ;

в-третьих, с учетом сумм ущерба (дохода), установленного в примечании ст. 169 УК РФ, такой институт освобождения от уголовной ответственности может быть реализован только в отношении лиц, имеющих возможность уплатить сумму в размере от 9 до 36 млн. рублей.

Вместе с тем в отличие от иных уголовно-правовых мер, направленных на непосредственное предупреждение незаконного предпринимательства, институт освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности имеет свои отличительные особенности.

В частности, действие нормы, закрепленной в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, ограничено только в отношении основного состава незаконного предпринимательства, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ.

Непонятно, как в этом случае быть правоприменителю, если лицо, совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 171 УК РФ, возместит ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, однако не заплатит денежное возмещение в размере пятикратной суммы ущерба, причиненного гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, либо денежное возмещение в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления? В данной ситуации правоприменителю необходимо освободить лицо, совершившее незаконное предпринимательство, от уголовной ответственности в соответствии с нормой, предусмотренной ч. 1 ст. 75 УК РФ, либо учитывать данное обстоятельство только в качестве смягчающего при назначении уголовного наказания.

По мнению ученых, в отдельных случаях императивная обязанность уплатить пятикратный размер ущерба приведет к тому, что преступнику выгоднее будет понести соответствующее уголовное наказание <3>.

<3> Соловьев О.Г., Князьков А.А. Об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (статья 76.1 УК РФ) // Законы России: опыт, анализ практика. 2012. N 7.

Например, законодателем за совершение преступного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ, предусмотрены наказания в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет; обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов; арест на срок до шести месяцев.

Возникает вопрос: какое из этих наказаний наиболее строгое? И готово ли лицо, совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 171 УК РФ, возместить ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислить в федеральный бюджет денежное возмещение в размере пятикратной суммы причиненного ущерба либо перечислить в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления, чтобы избежать ответственности, предусмотренной в санкции нормы за совершенное преступление?

Так, в соответствии с системой наказаний действующего УК РФ арест - более строгое наказание, чем обязательные работы, а обязательные работы строже штрафа.

В этом плане специалисты справедливо отмечают, что максимальные санкции, предусмотренные за совершение преступлений из перечня, и реально назначаемые судами наказания за их совершение могут поставить под сомнение эффективность новых правил прекращения уголовного преследования <4>.

<4> Крылов Е. И вновь гуманизация? // ЭЖ-Юрист. 2012. N 7; СПС "КонсультантПлюс".

И действительно, несмотря на имеющиеся виды наказаний, которые могли быть назначены осужденным за совершенное преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 171 УК РФ, суды в основном назначают штраф. Обязательные работы судами применяются в редких исключениях.

В частности, анализ изученных уголовных дел о незаконном предпринимательстве показал, что из общего числа осужденных за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 171 УК РФ, были назначены следующие наказания <5>:

<5> Исследование проводилось на основе выборочного изучения уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ст. 171 УК РФ, за период с 2008 по 2012 г.
  1. штраф - 98,7%, из них в размере:
  1. обязательные работы - 1,3% (в размере до 180 часов).

При этом если учесть, что средний размер уголовного наказания по ч. 1 ст. 171 УК РФ едва ли достигает 90000 рублей, а среди наказаний назначался только штраф, то получается, что лицу, совершившему незаконное предпринимательство, для того чтобы освободиться от уголовной ответственности по ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, придется уплатить денежную сумму в среднем от 100 до 400 раз больше, как если бы он понес уголовное наказание.

Тогда на что же рассчитывал законодатель, устанавливая столь высокие суммы, подлежащие возмещению? И какими должны быть решающие мотивы, чтобы побудить лицо, совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 171 УК РФ, воспользоваться своим правом на освобождение от уголовной ответственности по ч. 2 ст. 76.1 УК РФ?

Представляется, что уголовное наказание, которое лицо, совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 171 УК РФ, может понести по обвинительному приговору суда, крайне незначительно, чтобы стимулировать его возместить ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислить в федеральный бюджет денежное возмещение в размере пятикратной суммы причиненного ущерба либо перечислить в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления.

Кроме того, проведенный анализ правоприменительной практики по делам о незаконном предпринимательстве не зафиксировал ни одного случая, когда лицо с целью освобождения от уголовной ответственности за незаконное предпринимательство возместило бы причиненный ущерб либо доход, полученный в результате совершения преступления. В основном это были полное признание вины, чистосердечное раскаяние и активное способствование расследованию преступления.

Кроме того, применение уголовно-правового института освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности вряд ли может стать эффективным, поскольку определенным образом нарушает принцип равенства граждан перед законом.

Конституционный принцип равенства граждан перед законом и судом, нашедший свое отражение и в УК РФ, закрепляет право лиц, совершивших преступление, перед законом. Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

В своей нормотворческой деятельности законодатель обязан строго руководствоваться данным принципом, в том числе при построении юридических конструкций статей Общей части УК РФ, не допуская тем самым неравенства между лицами, совершившими аналогичные по своей природе преступления. Однако представляется, что законодатель отошел от данного принципа, предусмотрев специальную возможность освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности <6>.

<6> Середа И.М. Указ. соч. С. 271.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что наказание лицу назначается не в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а только на основании имущественного положения преступника. При этом лица, не имеющие достаточного уровня имущественного положения, должны будут нести уголовную ответственность.

Далее условия освобождения от уголовной ответственности, регламентированные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, являются разновидностью форм деятельного раскаяния с той разницей, что освобождение лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в порядке ч. 2 ст. 76.1 УК РФ является императивным для правоприменителя, соответственно освобождение лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в порядке ч. 1 ст. 75 УК РФ - лишь дискреционным началом.

При этом императивный и дискреционный характер действия уголовно-правовых норм, предусмотренных ч. 2 ст. 76.1 УК РФ и ч. 1 ст. 75 УК РФ, при оценке правоприменителем одних тех же фактов, свидетельствующих об устранении лицом негативных последствий, вызванных преступлением, говорит о наличии коррупциогенных факторов для правоприменителя, поскольку одни и те же обстоятельства не должны по-разному применяться.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов" "коррупциогенными факторами являются положения нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции" <7>.

<7> Федеральный закон от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов" // СПС "КонсультантПлюс".

Данное обстоятельство указывает на то, что норма, закрепленная в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, принята в нарушение действующих нормативных правовых актов Российской Федерации: Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов", Постановления Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. N 96 "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов".

Думается, что в уголовно-правовом институте освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности изначально заложен антипрофилактический эффект.

Дело в том, что общепредупредительное значение уголовного закона связано с психологическим воздействием на сознание людей путем их убеждения с целью недопущения совершения каких бы то ни было преступлений вообще <8>. Однако условия освобождения от уголовной ответственности, регламентированные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, не только не способствуют предупреждению преступлений со стороны законопослушных граждан, но и влекут негативные последствия, поскольку порождают в неустойчивых лицах чувство надежды на то, что уголовной ответственности вполне можно избежать.

<8> Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев и др.; под ред. А.И. Рарога. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби; Проспект, 2008. С. 8.

В силу этого заложенная в законодательстве обязанность принять решение об освобождении лица от уголовной ответственности нейтрализует у него основной мотив общепредупредительного воздействия уголовно-правового запрета и наказания - чувство страха перед возможным наказанием. Данное обстоятельство не позволяет считать, что при фактическом освобождении лица от уголовной ответственности по основанию, установленному ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, могут быть достигнуты общепредупредительные цели.

В целом основания освобождения от уголовной ответственности, установленные ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, содержат более жесткие условия, ограничивая способы устранения негативных последствий, причиненных совершенным преступлением, что не может не повлиять на общее применение уголовно-правовых мер, направленных на непосредственное предупреждение незаконного предпринимательства, и в частности на реализацию уголовно-правового института деятельного раскаяния, который по уголовным делам о незаконном предпринимательстве применятся редко.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что уголовно-правовой институт освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности обладает антипрофилактическим эффектом в предупреждении незаконного предпринимательства.