Мудрый Юрист

Обеспечение руководителем следственного органа прав и законных интересов обвиняемого в ходе производства следственных действий *

<*> Olejnik P.M. Ensuring by the head of an investigatory agency of rights and legitimate interests of the accused person in the course of proceeding of investigatory actions.

Олейник Павел Михайлович, аспирант кафедры уголовно-правовых и специальных дисциплин юридического факультета Московского гуманитарного университета.

В статье рассмотрены теоретические и правовые вопросы, касающиеся процессуальных полномочий руководителя следственного органа по обеспечению прав и законных интересов обвиняемого в ходе досудебного производства по уголовному делу; в этой связи исследованы проблемы реализации гарантии конституционных прав и свобод человека и гражданина в ходе выполнения таких существенно ограничивающих неприкосновенность личности, жилища и частной жизни граждан следственных действий, как обыск и выемка в жилище.

Ключевые слова: руководитель следственного органа, процессуальные полномочия, следователь, следственные действия, права и законные интересы, обвиняемый, обыск и выемка в жилище, досудебное производство по уголовному делу, конституционные права и свободы человека и гражданина.

The article considers theoretical and legal issues related to procedural powers of the head of an investigatory agency with regard to ensuring the rights and legitimate interests of the accused person in the course of the prejudicial proceeding on a criminal case; in this connection the author investigates the problems of realization of guarantees of constitutional rights and freedoms of man and citizen in the course of execution of actions as search and seizure in the living accommodation which considerably limit immunity of a person, living accommodation and private life of citizens.

Key words: head of investigatory agency, procedural powers, investigator, investigatory actions, rights and legitimate interests, accused person, search and seizure in living accommodation, prejudicial proceeding on a criminal case, constitutional rights and freedoms of man and citizen.

В реализации назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ), а также в решении основных задач предварительного расследования основная роль отведена уголовно-процессуальному доказыванию, которое согласно положениям ст. 85 УПК РФ заключается в собирании, проверке и оценке доказательств. Собирание и проверка сведений, имеющих доказательственное значение, осуществляются путем производства следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Установленные законом условия, порядок и последовательность проведения регламентированных законом следственных и иных процессуальных действий являются важной гарантией обеспечения прав и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства, включая обвиняемого. В то же время, как показывает судебно-следственная практика по уголовным делам, вероятность возникновения ситуаций, когда могут быть незаконно и необоснованно ограничены права и законные интересы обвиняемого, больше всего существует именно при производстве следственных действий.

В целях обеспечения контроля деятельности следователя по уголовным делам, организации качественной следственной работы и руководства ею с помощью процессуально-правовых средств, а также недопущения и пресечения нарушений со стороны следователя законодателем был введен в уголовное судопроизводство такой субъект правоотношений, как руководитель следственного органа.

В числе разрешаемых им процессуальных и административных задач присутствует и такая серьезная проблема, как обеспечение правильного понимания следователем предписаний закона, согласно которым любое несоблюдение (независимо от побудительных причин) процессуальной формы производства следственных действий влечет за собой признание полученных доказательств недопустимыми и рассматривается как нарушение прав и законных интересов участвующих лиц, в том числе обвиняемого.

Непосредственное участие в следственных действиях позволяет обвиняемому полнее и качественнее реализовать свои процессуальные права и защитить законные интересы. По сравнению с ранее действовавшим законодательством объем его полномочий, которыми можно воспользоваться при производстве процессуальных действий, в том числе следственных, значительно расширился.

В числе вновь предоставленных обвиняемому процессуальных прав можно указать такие, как получение копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемого и применении к нему меры пресечения; участие с разрешения следователя в следственных действиях, производимых по ходатайству обвиняемого или по ходатайству его защитника либо законного представителя; копирование материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств за свой счет, и др.

При осуществлении контроля производства по уголовному делу руководитель следственного органа должен учитывать, что гарантии обеспечения прав и законных интересов обвиняемого основываются на конституционных предписаниях, в том числе регламентирующих неприкосновенность личности, жилища и частной жизни граждан. В этой связи одним из обстоятельств, требующих пристального внимания со стороны руководителя следственного органа при обеспечении соблюдения прав и законных интересов обвиняемого, является производство обыска и выемки в жилище (ст. ст. 182, 183 УПК РФ).

При производстве указанных следственных действий предъявляются повышенные требования к гарантиям обеспечения прав человека, охраны чести и достоинства личности, поскольку это сопряжено с серьезным ограничением конституционных прав и свобод граждан.

"Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения", - говорится в ст. 25 Конституции РФ. Поэтому нарушение неприкосновенности жилища (в том числе посредством проведения обыска или выемки) без наличия достаточных оснований квалифицируется как преступление (ст. 139 УК РФ).

В соответствии со ст. 12 УПК РФ принцип неприкосновенности жилища заключается в следующем: 1) осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения; 2) обыск и выемка в жилище могут производиться на основании судебного решения.

В свете рассматриваемых проблем, по нашему мнению, спорным и недостаточно обоснованным представляется суждение, изложенное некоторыми авторами по поводу того, что если граждане занимают жилище с нарушением требований закона, то они однозначно лишаются права на неприкосновенность жилища <1>.

<1> См., например: Куликов В.А. Личная неприкосновенность как право человека и принцип российского уголовного процесса: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 19.

Представляется, что реализация указанного принципа уголовного судопроизводства должна быть обеспечена не только в тех случаях, когда проживающий является собственником жилого помещения или занимает его по договору найма, аренды или на других законных основаниях. Это конституционное положение подлежит реализации и в ситуациях, когда лицо фактически пользуется жилищем, поскольку право на жилище может возникнуть только на законном основании, а право на его неприкосновенность может вытекать и при отсутствии такого права.

В этой связи руководителю следственного органа в рамках обеспечения гарантии прав и законных интересов обвиняемого необходимо правильно понимать и оценивать, какие именно нарушения предписаний закона лишают конкретного гражданина права на неприкосновенность жилища. Так, например, если жилое помещение занято с согласия его хозяев, однако при этом проживающими были нарушены правила регистрации, то данное обстоятельство, по нашему мнению, не может служить основанием для ограничения права на его неприкосновенность.

Фактическим основанием для производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 182 УПК РФ) <2>. Такие сведения чаще всего являются содержанием процессуальных доказательств, имеющихся в материалах дела, однако они могут быть получены в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий.

<2> В соответствии с ч. 1 ст. 183 УПК РФ при необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, если точно известно, где и у кого они находятся, производится выемка.

В связи с этим следует отметить, что до настоящего времени в научном мире и в судебно-следственной практике неоднозначно разрешается вопрос о правомерности использования данных, полученных оперативно-розыскным путем, в качестве оснований производства следственных действий, в том числе обыска и выемки в жилище. Между тем потребность в повышении эффективности уголовно-процессуального доказывания посредством более широкого использования результатов ОРД обусловила повышенный интерес ученых к этой проблематике <3>.

<3> См., например: Бедняков Д.И. Использование информации, полученной из непроцессуальных источников при возбуждении и в процессе расследования уголовных дел о хищениях государственного и общественного имущества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: ВНИИ МВД СССР, 1986. 25 с.; Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М.: Спарк, 1996. 112 с.; Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Дис. ... канд. юрид. наук. М.: МЮИ МВД России, 1998. 175 с.; Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. М.: Щит-М, 1999. 80 с.; Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам: Методическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2000. 152 с.; Громов Н.А., Пономаренков В.А., Гущин А.Н., Францифоров Ю.В. Доказательства, доказывание и использование результатов оперативно-розыскной деятельности: Учеб. пособие. М.: Приор, 2001. 208 с.

В свете рассматриваемых проблем представляется достаточно обоснованной научная позиция, изложенная В.И. Зажицким, которым в качестве самостоятельных направлений использования материалов ОРД выделены следующие: использование в качестве повода и основания для принятия решения о возбуждении уголовного дела, а также использование в качестве оснований для принятия процессуальных решений о производстве следственных действий <4>.

<4> См.: Зажицкий В.И. Научные основы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2002. С. 18 - 19.

По нашему мнению, при оценке наличия или отсутствия оснований для производства обыска (выемки) в жилище руководитель следственного органа должен исходить из следующих условий. Если сведения, полученные оперативным путем, являются единственным основанием для производства указанного действия, то целесообразно отказаться от его проведения, так как исходных данных, указывающих на необходимость немедленного проведения обыска (выемки) в жилище, явно недостаточно.

Если сведения, полученные в результате проведения ОРД, хотя бы в какой-либо части нашли свое подтверждение имеющимися в уголовном деле доказательствами, то они могут послужить основанием для принятия процессуального решения о производстве обыска (выемки) в жилище. Кроме того, указанные сведения должны быть учтены руководителем следственного органа при разработке тактики производства обыска в жилище для определения наиболее перспективных направлений поиска объектов, имеющих значение для уголовного дела <5>.

<5> О документировании результатов ОРД в уголовном процессе см.: Глушков А.И. Реализация в уголовно-процессуальном доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности // Вестник Московского университета МВД России. 2012. N 2. С. 67 - 69; Глушков А.И. Взаимодействие следователя и оперативных сотрудников в рамках оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия "Юридические науки". 2008. N 1. С. 68 - 73.

В свете рассматриваемых проблем целесообразно отметить, что при осуществлении своих уголовно-процессуальных полномочий руководитель следственного органа должен исходить из того, что любые меры уголовно-процессуального принуждения, применяемые в отношении обвиняемого и ограничивающие его права и свободы, должны быть обусловлены конкретными обстоятельствами уголовного дела.

Они могут быть реализованы лишь в том объеме, который достаточен для получения желаемого результата. На это указывают, например, положения, регламентированные ч. 6 ст. 182 УПК РФ, согласно которым запрещено при производстве обыска причинять имуществу повреждения, не вызываемые необходимостью.

Помимо однозначных запретов, уголовно-процессуальный закон предусматривает ряд положений, которые также связаны с необходимостью обеспечения прав и законных интересов обвиняемого при выполнении следственных действий и подлежат неукоснительному исполнению следователем в ходе производства по уголовного делу.

В этой связи в целях обеспечения охраны личных интересов обвиняемого руководитель следственного органа должен обратить внимание следователя на необходимость заблаговременного принятия мер по недопущению разглашения выявленных в ходе обыска (выемки) в жилище обстоятельств частной жизни лица, в помещении которого проводился обыск, его личной или семейной тайны, а также обстоятельств частной жизни других лиц (ч. 7 ст. 182 УПК РФ).

Поскольку законодателем не определены сущность и содержание таких мер, в каждом конкретном случае следователю необходимо разрешать эти вопросы самостоятельно в зависимости от складывающейся обстановки и имеющихся в его распоряжении людских ресурсов и средств. В частности, такие меры могут быть выражены в том, что в качестве понятых не станут привлекать соседей обвиняемого по квартире или коллег по работе, а пригласят сторонних незнакомых ему людей.