Мудрый Юрист

Актуальные вопросы квалификации незаконного помещения в психиатрический стационар *

<*> Avdeev V.A., Avdeeva E.V. Current issues in training of illegal in a psychiatric hospital.

Авдеев Вадим Авдеевич, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии судебно-следственного факультета Байкальского государственного университета экономики и права, доктор юридических наук, профессор.

Авдеева Екатерина Вадимовна, ассистент кафедры уголовного права и криминологии судебно-следственного факультета Байкальского государственного университета экономики и права.

В статье анализу подвергаются спорные вопросы квалификации незаконного помещения в психиатрический стационар. Пристальное внимание авторов уделяется критериям установления элементов состава преступления и образующих их признаков. Осмыслению подлежат проблемы отграничения незаконного помещения в психиатрический стационар от незаконного лишения свободы и вынесения судом заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Ключевые слова: незаконное помещение в психиатрический стационар, незаконное удержание в психиатрическом стационаре, квалификация преступления, теоретические основы квалификации преступления, элементы состава преступления, признаки, образующие элементы состава преступления, конструкция состава преступления, критерии отграничения от сходных составов преступлений.

In this article are analyzed the controversial questions of qualification unlawful confinement in a psychiatric hospital. Careful attention is given to the authors of the criteria to determine the elements of a crime and their constituent features. Understanding the problems of delimitation shall be unlawful confinement to a psychiatric hospital against unlawful imprisonment and the court obviously illegal sentence, decision or a court decision.

Key words: illegal in a psychiatric hospital, illegal detention in a psychiatric hospital, qualification of the crime, the theoretical fundamentals of the offense, the elements of the offense, the signs that form the elements of the offense, the design of the offense, the criteria for distinguishing from similar offenses.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года ориентирует на усиление роли государства в качестве гаранта безопасности личности, совершенствование нормативного правового регулирования предупреждения и борьбы с преступностью, разработку и использование специальных мер, направленных на снижение уровня криминализации общественных отношений <1>. Уголовно-правовая политика РФ, определяя основные направления противодействия преступности, обусловливает разработку и реализацию уголовно-правовых средств обеспечения безопасности личности, общества и государства <2>. Разработка эффективного механизма уголовно-правовой защиты свободы личности представляется немыслимой без решения ряда актуальных вопросов, в том числе связанных с уяснением критериев разграничения указанных видов преступлений <3>.

<1> Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (утверждена Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537) // СЗ РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.
<2> Авдеев В.А. Национальная уголовно-правовая политика в сфере противодействия преступности // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2012. N 4. С. 21 - 28.
<3> Авдеева Е.В. Механизм уголовно-правовой защиты свободы личности в Российской Федерации // Закон и право. 2012. N 12. С. 78 - 79.

Незначительный удельный вес преступлений против свободы личности (0,05%) предопределяется скрытным характером ряда составов, регламентированных гл. 17 УК РФ. Высокий уровень латентности преступлений указанного вида осложняется проблемами, возникающими на правоприменительном уровне в плане установления элементов составов и образующих их признаков <4>. В связи с этим на страницах специальной литературы высказываются точки зрения по поводу целесообразности совершенствования уголовно-правовой регламентации отдельных составов преступлений <5>.

<4> Авдеев В.А., Авдеева Е.В. Проблемы квалификации похищения человека и незаконного лишения свободы // Российский судья. 2013. N 4. С. 26 - 28.
<5> Козаченко И.Я., Авдеева Е.В. Актуальные вопросы уголовно-правовой регламентации торговли людьми и использования рабского труда // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2012. N 4. С. 63 - 68.

В перечне преступлений против свободы личности располагается незаконное помещение в психиатрический стационар, правовое регулирование которого осложняется проблемами обнаружения и точной юридической оценки действий (бездействия) лица, нарушившего установленный законом уголовно-правовой запрет. Латентность незаконного помещения в психиатрический стационар подтверждается наряду с показателями официальной статистики собственными исследованиями авторов. Общая численность зарегистрированных в Российской Федерации преступлений, предусмотренных ст. 128 УК РФ, представляется несопоставимой с истинными масштабами развития анализируемого социально-правового явления.

В связи с этим показательным является период 1997 - 2001 гг., когда за пять лет было зарегистрировано 38 случаев незаконного помещения в психиатрический стационар. Между тем реальные события, нашедшие отражение в средствах массовой информации, дополнительно подтверждают высокий уровень латентности преступлений данного вида <6>. Помимо специфики подобных деяний во внимание следует принимать используемые основания отказа возбуждения уголовного дела, прекращения уголовного преследования, исключения признаков анализируемого состава преступления. Следствием этого становится минимальная численность осужденных за незаконное помещение в психиатрический стационар. В течение 2009 - 2011 гг. суммарный показатель количества осужденных по ст. 128 УК РФ составил три человека <7>. Более того, руководствуясь показателями официальной статистики за 2012 г., следует отметить единичный случай осуждения по ч. 2 ст. 128 УК РФ. Думается, что одной из причин такого подхода являются проблемы квалификации исследуемого состава преступления.

<6> Российская газета. 2005. 5 февраля.
<7> Министерство внутренних дел Российской Федерации. Официальный сайт. URL: http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports/show.

Решению спорных вопросов юридической оценки незаконного помещения в психиатрический стационар способствует совокупность установленных элементов и образующих их признаков. Одним из основных критериев правильной квалификации преступлений является правовая оценка предмета и объекта противоправного деяния. Специфика данного преступления состоит в том, что в качестве потерпевшего выступает больное или здоровое лицо, не нуждающееся в помещении в психиатрический стационар. Посягательство в этом случае осуществляется на личную свободу человека в плане беспрепятственного выбора местонахождения и перемещения в пространстве. Объектом преступления являются социально значимые интересы и отношения в сфере охраны личной свободы человека в праве выбора места своего пребывания и возможности беспрепятственного перемещения в пространстве.

Квалификация незаконного помещения в психиатрический стационар (ст. 128 УК РФ) требует установления противоправности исследуемого деяния, подтверждаемого помещением в указанное учреждение лица, страдающего психическим расстройством, но с нарушением установленных законом правил, либо госпитализацией в психиатрический стационар психически здорового человека. Преступление признается оконченным в момент незаконного помещения человека в психиатрический стационар. Бланкетная диспозиция данной уголовно-правовой нормы требует установления нарушения конкретного пункта правил Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". Подтверждением служит сложившаяся правоприменительная деятельность <8>. Общественная опасность реализованного деяния подтверждается совокупностью следующих факторов: а) оставлением потерпевшего вопреки его воле и установленным законом правилам в психиатрической больнице (стационаре); б) оформлением истории болезни врачом-психиатром на психически здорового человека; в) оформлением истории болезни врачом-психиатром на психически больного человека, не нуждающегося в стационарном лечении. В связи с этим нарушается указание, данное судам, относительно возможности назначения принудительных мер медицинского характера до выхода лица из болезненного состояния с последующим его направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов <9>.

<8> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 3. С. 30.
<9> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 7. С. 19.

Определенного внимания при квалификации заслуживает концентрация внимания на субъективных признаках состава преступления. Уголовной ответственности за незаконное помещение в психиатрический стационар подлежит физическое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 16 лет. Принимая во внимание специфику преступления, регламентированного ст. 128 УК РФ, следует признать, что решение о помещении лица в психиатрический стационар относится к компетенции врача-психиатра. Вследствие этого можно предположить, что виновным в совершении исследуемого преступления признается лицо, наделенное законом соответствующими полномочиями. Анализируемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом, так как виновный осознает, что незаконно помещает человека в психиатрический стационар и желает этого в момент осуществления противоправных действий.

Квалифицирующие признаки исследуемого состава преступления регламентируются ч. 2 ст. 128 УК РФ. Юридической оценки заслуживает совершение данного преступления лицом с использованием своего служебного положения либо повлекшее по неосторожности смерть или иные тяжкие последствия. Незаконное помещение в психиатрический стационар, связанное с использованием лицом своего служебного положения, фиксируется при условии установления особого социального статуса субъекта. В связи с этим на страницах специальной литературы возникает закономерный вопрос относительно возможности привлечения к уголовной ответственности, руководствуясь данной нормой, судьи, вынесшего заведомо незаконное решение. Думается, сложно согласиться с приводимыми аргументами и доводами, так как избранная авторами позиция противоречит разработанным доктриной уголовного права теоретическим основам квалификации преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм. Так, вызывает возражение необходимость квалификации по ч. 2 ст. 128 УК РФ действий судьи, вынесшего заведомо незаконное решение о помещении в психиатрический стационар, учитывая, что это является частным случаем вынесения заведомо неправосудного решения <10>.

<10> Карасева М.Ю. Уголовная ответственность за преступления против свободы личности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 127.

Следует заметить, что нормы ст. 128 УК РФ не могут носить специальный характер по отношению к нормам ст. 305 УК РФ вследствие различных объектов уголовно-правовой охраны и особенностей объективной, субъективной стороны и субъектов преступлений. Специфика указанных составов преступлений в принципе исключает наличие конкуренции исследуемых уголовно-правовых норм. Соответственно, нормы ст. 128 УК РФ не могут носить специальный характер по отношению к нормам ст. 305 УК РФ и применяться в случае конкуренции. В связи с этим отсутствует необходимость производства замены одной нормы на другую при якобы конкуренции двух указанных статей.

Недостаточно убедительным выглядит приводимый в литературе довод относительно целесообразности такой замены. В частности, автор утверждает, что в данном случае действия судьи при вынесении заведомо незаконного решения о помещении в психиатрический стационар направлены прежде всего на ограничение свободы личности, нежели на подрыв интересов правосудия <11>. Избранная позиция вызывает возражение по нескольким основаниям. Во-первых, подобные действия судьи изначально ориентированы на причинение вреда социально значимым интересам и отношениям в сфере обеспечения законности деятельности судов. Во-вторых, специфика объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, заключается в вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Между тем неправосудными считаются приговор, решение или иной судебный акт, вынесение которых не сопряжено с установлением объективной истины по делу.

<11> Казамиров А.И. Уголовно-правовая защита права человека на свободу: Дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2003. С. 115.

Неправосудность приговора может быть связана с неточной юридической оценкой деяния, назначением неадекватной меры уголовно-правового характера. Принятое решение может быть признано неправосудным в силу его противоречия положениям закона либо иного нормативного правового акта. В-третьих, анализируемое преступление может быть совершено только лицами, осуществляющими правосудие. Однако при незаконном помещении в психиатрический стационар внимание следует акцентировать прежде всего на специалистах, непосредственно обеспечивающих формирование заведомо ложного заключения о необходимости госпитализации потерпевшего, фактически не нуждающегося в стационарном лечении. К числу таких лиц нецелесообразно относить судей, подлежащих уголовной ответственности за совершение преступления против правосудия при наличии определенных законом структурных элементов и образующих их признаков состава преступления. Роль таких специалистов могут выполнять руководители различного уровня, непосредственно возглавляющие подразделения психиатрического стационара либо органа здравоохранения.

Вследствие этого к числу лиц, использующих свое служебное положение, могут быть отнесены главный врач-психиатр, его заместители, вышестоящие должностные лица органа здравоохранения, наделенные правом распоряжения о помещении в психиатрический стационар. Подтверждением является сложившаяся правоприменительная деятельность. Так, уголовно-правового регулирования заслуживают общественные отношения, вызванные действиями заведующей отделением психиатрического стационара, незаконно поместившей Л. в психиатрический стационар с использованием своего служебного положения <12>. Таким образом, следует заключить, что судья, вынесший постановление о госпитализации в недобровольном порядке, подлежит ответственности по ст. 305 УК РФ за вынесение заведомо неправосудного судебного акта. Соответственно, иная юридическая оценка реализованного судьей деяния представляется нецелесообразной.

<12> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 3. С. 30.

Незаконное помещение в психиатрический стационар, повлекшее по неосторожности смерть или иные тяжкие последствия, указывает на изменение конструкции состава преступления, момент окончания которого переносится на наступление одного из противоправных последствий. Дополнительным объектом преступления выступают социально значимые интересы и отношения в сфере охраны жизни или здоровья человека. Иные тяжкие последствия включают нанесение материального ущерба в крупном размере, психическое расстройство потерпевшего, его самоубийство <13>.

<13> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 12. С. 6 - 7.

Оптимизации следственно-судебной практики может способствовать совершенствование законодательного оформления незаконного помещения в психиатрический стационар. Систематизация разрозненных постановлений Президиума Верховного Суда РФ и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, очевидно, может оказать неоценимое содействие в решении проблемы правильной квалификации данного состава преступления. Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях против свободы личности" может служить ориентиром для совершенствования правоприменительной деятельности в указанной сфере.