Мудрый Юрист

Международная научно-практическая конференция "современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства: теория и практика"

Улетова Г.Д., заведующая кафедрой гражданского процесса и трудового права Кубанского государственного университета, кандидат юридических наук.

20 - 23 октября 2004 г. в г. Сочи состоялась Международная научно-практическая конференция на тему "Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства: теория и практика".

На конференции были представлены ведущие научные центры Российской Федерации: Институт государства и права Российской академии наук, Московский государственный университет, Московская государственная юридическая академия, Санкт-Петербургский университет, Российская академия правосудия, Уральская государственная юридическая академия, Красноярский государственный университет, Саратовская государственная академия права, Воронежский государственный университет, Кубанский государственный университет, Кубанский государственный аграрный университет и др. - а также Украины, Беларуси, Казахстана, Литвы и др.

Участниками состоявшейся очной и заочной научной дискуссии стали многие известные ученые, специалисты-практики, а также те, кто делает первые шаги в науке. Организаторы конференции: кафедра гражданского процесса и трудового права юридического факультета Кубанского государственного университета и российская правовая газета "ЭЖ-Юрист" (г. Москва), деканат и ректорат КубГУ - создали условия для серьезной творческой дискуссии, что позволило обсудить широкий спектр проблем современного гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства. Серьезное внимание на конференции было уделено концептуальным изменениям процессуального законодательства в новых АПК и ГПК, различным аспектам обеспечения доступности правосудия, проблеме принципов гражданского и арбитражного процесса, унификации процессуального законодательства, специализации судебной деятельности как средства повышения эффективности правосудия, доказательственному праву в целом и особенностям доказывания по отдельным категориям гражданских дел, альтернативным способам разрешения гражданских споров, международному гражданскому процессу. В ряде выступлений был дан глубокий анализ современного состояния и перспектив развития отдельных институтов гражданского и арбитражного процесса, исполнительного права в России и за рубежом.

Оргкомитет конференции признателен всем авторам, представившим свои доклады, статьи, тезисы для опубликования и принявшим участие в очной и заочной дискуссиях по актуальным проблемам развития гражданского и арбитражного процесса, исполнительного производства, и выражает надежду на продолжение творческого научного сотрудничества.

Выражается благодарность за поддержку идеи проведения конференции ректору КубГУ, академику РАН В.А. Бабешко; декану юридического факультета КубГУ, д-ру юр. наук, проф. И.А. Николайчуку; Председателю ВАС РФ, д-ру юр. наук, проф. В.Ф. Яковлеву; заместителю Председателя ВАС РФ А.А. Арифулину; заместителю Председателя ВС РФ, д-ру юр. наук, проф. В.М. Жуйкову; председателю ФАС СКО, д-ру юр. наук, проф. Ю.В. Романцу; председателю Краснодарского краевого суда, д-ру юр. наук, проф. А.Д. Чернову; прокурору Краснодарского края С.Н. Еремину; председателю Арбитражного суда Краснодарского края Г.А. Мантулу; заместителю председателя Арбитражного суда Краснодарского края Л.Г. Данильченко; Главному судебному приставу Краснодарского края М.И. Рысинову, а также партнерам при проведении конференции "Мясоперерабатывающий комплекс М.А. Холодцова" и ЗАО "Мясокомбинат "Тихорецкий".

Конференция не состоялась бы без творческой поддержки ведущих процессуалистов России д-р юр. наук, проф. Т.Е. Абовой, А.Т. Боннера, М.А. Викут, Р.Ф. Каллистратовой, Е.И. Носыревой, Ю.А. Поповой, И.В. Решетниковой, Т.В. Сахновой, М.К. Треушникова, Л.В. Тумановой, В.М. Шерстюка, В.В. Яркова и др.

Совершенствование законодательства сопровождалось и сопровождается неутихающей научной дискуссией (от призывов вернуться к инквизиционному процессу до необходимости скорейшего перехода к чистому состязательному процессу). Это неудивительно, поскольку разработчикам при подготовке новых кодексов пришлось кардинально пересмотреть многие уже ставшие привычными правовые институты в поисках наиболее эффективной модели правосудия, решить задачу согласования норм АПК и ГПК, УПК, найти институту исполнительного производства оптимальное место в системе российского права, а также учесть большое количество воздействующих факторов и преодолеть глубинные противоречия между конституционными нормами и устаревшими положениями прежнего процессуального законодательства (М.К. Треушников). Сказать, что все удалось, было бы необъективно, но удалось сделать многое. Вместе с тем очевидно и то, что обществу, всем нам предстоит приложить немало усилий, чтобы судебная власть действительно стала влиятельной социальной силой и выполняла в полной мере свое предназначение в правовом государстве. Между предложенной нормативной моделью и реальностью - дистанция огромного размера, эта оценка российского правосудия, данная профессором А.В. Цихоцким в 1997 г., практически не изменилась.

Одной из главных проблем процессуального законодательства остается дифференциация видов судопроизводства в рамках уже функционирующей судебной системы. Подобная тенденция является объективно необходимой ввиду дифференциации отношений, которые подпадают в сферу правового регулирования (В.В. Ярков). Эта проблема на сегодняшний день широко обсуждается и в юридической литературе, и на практике, поскольку именно посредством нахождения оптимального варианта соотношения норм об общеисковом порядке рассмотрения гражданских дел в судах и норм, регулирующих отдельные виды производств, может быть достигнут соответствующий правовому государству баланс публичных и частных интересов в сфере правосудия. Абсолютизация частноправовых начал в гражданском судопроизводстве может негативно сказаться на доступности правосудия, гарантиях прав граждан и организаций на судебную защиту.

С полной уверенностью можно сказать, что задача суда как единственного органа, обладающего полномочиями по рассмотрению и разрешению гражданских дел, заключается в том числе и в осуществлении руководства процессом, поэтому сводить всю его деятельность только к функционированию в качестве некоего арбитра было бы не только неверно, но и опасно для государства, в котором не в полной мере реализуются конституционные нормы о праве каждого на квалифицированную помощь и не решен вопрос о создании муниципальной адвокатуры.

Создателями кодексов ставилась весьма нелегкая задача - найти компромисс между частноправовыми интересами и обеспечением гарантий равенства перед законом и судом, а также равного доступа к правосудию (М.К. Треушников). Представляется, что эту задачу удалось решить вполне успешно через закрепление в новых процессуальных кодексах (как и в ранее действовавших) необходимости совершения всех действий в ходе осуществления правосудия в соответствии с требованиями гражданской процессуальной формы. Именно процессуальная форма является основной гарантией осуществления правосудия в соответствии с требованиями Конституции РФ, и именно она остается определяющей для любого вида производства в рамках ГПК и АПК. Разумеется, в решении всех проблем новеллизация процессуальной формы - не панацея, но лишь одно из эффективных юридических средств (Т.В. Сахнова).

Не менее важная проблема, сохранившаяся и после принятия новых кодексов, - разграничение подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными. Спор этот, как известно, давно из стадии научной дискуссии перешел в практическую сферу, и от его решения зависит дальнейшее совершенствование судебной системы. Заметим, что разделение подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции (и иными ветвями судебной власти) вовсе не означает, что разделилась и сама судебная власть. Более того, все больше и больше внимания привлекает к себе идея "судебного права", формирования "процессуальной суперотрасли" (Э.М. Мурадьян, Ю.А. Попова и др.). Новые процессуальные регламенты несколько иначе и более четко сформулировали критерии определения подведомственности спора, тем не менее проблема остается актуальной, что обусловлено, прежде всего, развитием гражданского оборота, влекущим появление новых, неизвестных ранее категорий дел. Первостепенной задачей исследователей в этой связи представляется обращение к практике правосудия, чтобы оценить эффективность межотраслевого института подведомственности.

Серьезной новеллой стала норма, содержащаяся в п. 4 ст. 170 АПК РФ, о возможности ссылки в решении суда на постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики. Это можно рассматривать как шаг законодателя в направлении признания прецедента в качестве источника права. Вызывает вопросы различный подход законодателя в АПК и ГПК, поскольку подобной новеллы ГПК не содержит. Очевидно, что речь должна идти об унификации норм двух процессуальных регламентов.

Требует осмысления и новых подходов производство о признании и приведении в исполнение решений третейских судов, в первую очередь это связано с толкованием условий третейского соглашения и доктриной публичного порядка. У Европейского суда есть свое видение отдельных проблем, не совпадающее иногда с мнением российских судов. Дебаты относительно тех новелл, о которых говорилось ранее, не только не затихнут в ближайшие месяцы, но и станут острее, особенно после того, как будет наработана практика их применения. Именно практика, как известно, выявляет все пробелы и недостатки нового закона. К сожалению, разработчикам кодексов удалось сохранить лишь общие нормы, направленные на примирение сторон (Т.К. Андреева). Однако большинство специалистов сходятся во мнении, что отказ от процедур посредничества, а также отсутствие в кодексах иных мер, направленных на достижение согласия между спорящими без прохождения всей процедуры судебного разбирательства и вынесения судебного решения, может весьма негативно сказаться на развитии альтернативных судебным форм урегулирования разногласий между сторонами. В конечном итоге это означает возрастание нагрузки на судебные органы и возможное снижение качества правосудия (В.Ф. Яковлев, Т.К. Андреева, Е.И. Носырева).

Сложно прогнозировать тенденции развития альтернативных институтов разрешения гражданских споров, поскольку их востребованность в первую очередь будет зависеть от третейских судей и тех, кто возлагает на себя функцию посредничества.

Немало вопросов вызвала и реформа исполнительного производства. Разработка и принятие Исполнительного кодекса, возможно, разрешит спор о месте исполнительного производства в системе российского права (В.М. Шерстюк, В.В. Ярков, О.В. Исаенкова, Г.Д. Улетова). В настоящее время роль суда в исполнительном производстве весьма значима, что обусловлено незавершенностью формирования института принудительного исполнения. Вместе с тем безусловно, что судебный контроль за исполнительными действиями как одна из основополагающих составляющих права на судебную защиту должен сохраняться.

Несмотря на отдельные недостатки, новые процессуальные кодексы представляют собой образцы весьма высокой юридической техники и результат наиболее кропотливой законопроектной работы за последние 10 лет. По значению для всех граждан России эти документы можно сравнить только с Конституцией РФ, ГК и УК (М.К. Треушников). Уже сегодня можно сказать (и этому есть ряд объективных подтверждений, складывающаяся судебная практика), что новые процессуальные регламенты состоялись, оказались соответствующими основным началам гражданского законодательства и становятся ядром системы нового гражданского процессуального законодательства.

Редакция выражает благодарность Улетовой Галине Дмитриевне за предоставленный материал и выражает надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество.